Template Tools
You are here :  
Todays is : Wednesday, 13 December 2017
Династия Сасаниды и курды Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Administrator   
Wednesday, 30 March 2011

Лятиф Маммад

   

     ImageСасаниды, империя Сасанидов — название третьей иранской династии и второй иранской империи с 224 по 651 год. Сами Сасаниды называли свою державу Eranshahr  «Государством иранцев (ариев)».

     Из анналов истории[1] хорошо известно, что возвышение династии Сасанидов началось в провинции Парс (Фарс) на юго-западе Ирана, в городе Истахре (Истахреадад), у истоков которой стоит жрец – маг храма богини Анахит (хватав Анахит), Сасан[2], принадлежавший к царскому роду Парса. Город Истахр был центром зороастризма, в нём хранились оригиналы текстов Авесты. Во время похода на Персию Александр Македонский сжёг город и все книги Авесты[3]. Территория империи в конце VI-начале VII вв. включала земли нынешних Ирана, Ирака, Закавказья, Афганистана, восточную часть современной Турции и части нынешних Индии, Сирии, Пакистан; частично территория заходила в Центральную Азию и на Аравийский полуостров. Во времена Хосрова II (591-628 гг.), в состав государства Сасанидов вошли также земли нынешних Египта, Иордании, Израиля и Палестины.

      Последним Сасанидским царем был Йездигерд III (632—651), потерпевший поражение в 14-летней борьбе с арабами и в середине VII века империя Сасанидов была поглощена Арабским халифатом.

     До сих пор в научном мире нет единого мнения касательно этнической принадлежности Сасанидов. Большинство источников рассматривает их как «иранскую»,  «персидскую» династию, часть ученных относит к «парфянской», родственной Аршакидам[4].

      Аршакиды (Асканиды, Арсакиды) — название царских династий, правивших в Иране, Армении, Атропатене (гористая область к востоку от озера Урмия — юг современных останов Западный и Восточный Азербайджан и Ардебиль, север остана Курдистан и остан Зенджан), Иберии и Кавказской Албании с 250 г.до н.э. и до 224 гг. н.э.; в Северном Курдистане, Армении и Кавказской Албании — с 62 по 428 гг.н.э.  

       Несмотря на наличие огромного фактического материала в средневековых источниках, устных преданий и курдской письменных источниках, вопрос о  вероятности курдского происхождение династии Сасанидов и их предшественников Аршакидов, в научном мире в прямой постановке не рассматривался. Причину этого можно объяснять не иначе, как исключительно  конюктурными соображениями политико-исторической элиты заинтересованных стран. 

     Так как Область Фарс на юго-западе Ирана стала стартовой площадкой для образования двух Великих империй — Арашкидской и Сасанидской, —  есть настоятельная необходимость в кратком экскурсе в ее историю.

      Следует отметить, что с древнейших времен провинция Парс была местом обитания протокурдов, а позднее и — мидийцев-курдов.

       В научной среде закрепилось мнение, что персы пришли в Иранское нагорье из Средней Азии в VII веке до н.э.  Место их первоначльного расселения  прочно связывается с северным Эламом (Аншан), что к востоку от его центра - города Сузы[5]. Аншан находился на месте современного археологического памятника Талли-Мальян или Тепе-Мальян (холм Мальян) на юго-западе Ирана, в 36 км к северо-западу от города Шираз в Загросских горах, провинция Фарс.

 

 

 

Элам

 

     ImageЭлам (Елам, шум. Ним, аккад. Эламту, самоназвание Haltamti) — историческая область и древнее государство (3 тысячелетие — сер. VI в. до н. э.) на юго-западе современного Ирана (провинции Хузестан и Лурестан).

     Первые сведения о государстве Элам относятся примерно к концу XXVII — первой половине XXVI века до н. э., когда в Северном Двуречье властвовали цари Авана[6]. Awa (awan) - мидийско-курдское слово. В мидийском языке имеется слово «avahana» (дословно awa - строение, благоустроенный и hana - дом, здание: в значении - поселение)[7]. И в современном курдском языке «awa» также сохранило значение как благоустроенный, хани - дом, здание, а на соранийском диалекте курдского языка «awagi» означает «населенный пункт». Среди курдов бытует благожелательное выражение «Malî awa» (Мали ава) - «Будь благословен» (букв. Да благоустроит Бог твой дом»), Существовали и курдские села с названием - «Аван»[8]. То, что ава - именно мидийское слово (свое значение сохранила и на сворменном курдском языке) - приводит и М. Дъяконов в «Истории Мидии»[9].

      Самоназвание Элам — Haltamti (Халтамти), возможно теофорное, имеющее отношение к верховному богу урартийцев  — Халди, которое в свою очередь указывает на  связь с названием курдского родоплеменного союза Халта, объединяющего племена авдои, джалали, джамалдини, геломи[10] и с древнейших времен проживающих между озерами Урмия, Ван, Севан и окресностях горы Агри/Арарат.

      Курдский племнной союз Шеккаков (Шаккаки) свой этноним дал название области Сакасена[11] в Закаквказье. В начале ХХ века на стыке Ирана и Турции это племя фактически образовало курдское государсво под предводительством Симко, вождя племени. О мощи племенного союза Джалали свидетельсвует тот факт, что именно эта племя было ядром Арарартского восстания 1927-1931 гг. в Турции, образовавшее Курдскую Республику, символом Арарата на своем знамени. Племя Геломи (Гелои) отмечено в древнеармянских источниках как род великих князей Гелакуни, где Гела – название племени, куни — на соврменном армянском tun от древнеиранского thauma (дом): «Род (племени) Гела», видимо, восходит к имени собственному - Geli[12]. Эти сведения дают основание предположить, что территория между озерами Ван-Урмия и вплоть до Элама были заселенны этнически близкородственными племенами.    

      По сведениям Шумерских источников, около 2500 г. до н. э. правители (шумерского) города Киш сумели избавиться от эламского господства. Тогда в Аване утвердилась новая династийная ветвь во главе с ее основателем Пели, носящим характерное ирано-курдское имя. И сегодня в курдской среде широко распространено мужское имя собственное - Pale[13].

      Около 2300 г. до н. э. Элам временно был покорён Аккадским государством.  Эламский царь Кутик-Иншушинак[14] представитель Аванской династии (правил около 2190 до н. э.) из города Аван совершал походы в горы Загроса. Одна надпись сообщает о захвате им 81 города (или местностей), все по большей части хурритские и лулубейские поселения. Среди них перечесляются Му-Турран (около совр. Багдада), Шильван, Куту (страна кутиев), Кашшен (страна касситов), Ху[му]ртум, Хухунури (Хухнур), Кимаш (около совр. Киркука).  Далее говорится, что признав его власть, царь Симаша (Симашки) «обнял его ноги». В ходе этих походов Кутик-Иншушинак, значительно раздвинул границы своего государства. Кутик-Иншушинак был последним царем, который использовал туземное (протоэламское) пиктографическое линейное письмо, еще не до конца расшифрованное учеными. Большинство надписей этим письмом происходится именно на временя его правления.

     В XXIII в до н. э. на политичсекую арену выходят племена протокурдов - к(г)утиев, сыгравших наряду с хурритами, касситами и мидийцами ключевую роль в этногенезе современных курдов. С начала XXII века до н. э. кутии вели упорные войны с царями Аккада, завершившиеся падением Аккадского государства и покорением кутиями большой части Междуречья.

    Image С падением Аккада последнему представителю Аванской династии — Кутике-Иншушинаке удалось восстановить независимость Элама, однако в ходе внутридинастийных разборок и междусобиц, Эламское государство распалось на несколько отдельных областей. Только спустя сто лет страна сумела воссоединиться, и началось новое возвышение Элама под властью царей династии Симашки[15], видимо, из кутиев, так как в царском списке правивших в Шумере (2200 – 2109 ? г.г. до н.э.) кутийских царей встречается имя Сиум, девятнадцатого, предпоследнего в списке царей, правившего в течение 7  лет до 2109 г. до н.э.  Это та династия, представитель которой в годы правления Кутик-Ишнуннака, правившего в 2190 г.до н.э., «обнял его ноги».

     Имя Симашки (=Сийамака) упоминается среди легендарных иранских царей, которые приводит Масуди («дехкани…они являются потомками Вахкерта, сына Фердала, сына Сийaмака, сына Нарсе, сына царя Кайoмарса[16]. У Фирдоуси Сиямек — сын дехкана[17] Гаюмарта (Кайoмарса) – авестийского первочеловека на земле[18]. Область (город) Симашки — поздний Ас-Симакан арабских источников ученые локализуют юго-восточнее Джура — Фирузабада (Мукаддаси, 422; Йакут, III, 444). В современом Иране собственное мужское имя Сиямак (Сийамак) — с персидского языка переводят как «Черноволосый человек», что однако ставит под сомнение ее перевод, поскольку среди иранцев люди с темными волосами и пигментацией — не исключительная редкость, как и светловолосость (русость) среди тех же славян и англосаксов. С другой стороны, персы более смуглые, чем курды. Среди курдов распросранены  с.м.и. Simeh[19], своим значением как теофорное, восходящей к кутийско-шумерийскому Sin (Син) — Богу Луны и означает «Посвященный Богу Син (Луны)», так как на соврменном курдском языке Si – тень (Луна как тень — отражение Солнца). В курдском языке широко распространено и мужское имя Siabend (Сиа-банд). Первоначально это имя писалось и читалось кака Zi(y)a-bend («Укротитель Дракона», где zia – дракон, bend – веревка, пояс, узел, связывать, скреплять, удерживать).  Со временем в звук z трансформировался на звук s и имя стало звучать как Siabend.

      В курдском языке max (mah) — «луна»; «mahi-zerd» – горный пик (этот  компонент mah (мах) содержиться и в собственных именах — к примеру, курдская поэтесса и историк XIX века Мах Шараф-Ханум Курдистани). Таким образом, имя Сийамак (Zi(y)a-mak с курдского будеть переводиться и как «Великий Змей (Дракон)».  

      В первой половине XIX века до н. э., в результате междоусобной борьбы, власть над Эламом перешла к новой, родственной Симашкам династии «Суккаль-махов», во главе с ее основателем — Эпарти. В стране существовало одновременно три правителя:

1) суккаль Суз,

2) суккаль Элама и Симашки,

 3) суккаль-мах.

 

     Фактическим царем страны считался суккаль-мах (Верховный-Мах[20]), его резиденция находилась в Сузах.

     Скорее, «суккаль-мах» — не этноним, а титулатура власти, которую по недорозумению выдают за название династии. Значение титулатуры суккал расшифровывается через современный курдский язык:

kal (gal) — «старец, старик»;

sûkan (sûk-an; sû-kan) — «рулевое колесо».

     ImageВидимо, компонент sû имеет непосредственное отношение к ирано-курдской царской титулатуре şa — царь.    Как понятийный язык, в курдском языке слова şa означает «высокий, счастливый», а şe (ша) — «расческа», «гребенка» (от слова «грести», то есть управлять, наводить порядок). Поэтому, уместно будет корни этого слова şa (царь) поискать в далеком прошлом курдской истории.

Участие кутийцев в этногенезе современного курдского народа не подлежит сомнению. В культовых песнях из Ура (конец III-го тыс. до н. э.), где уже правила кутийская династия, упоминается имя одного из ее царей — Шу-Суэна (Шу-Син-а — «Копье (Пика, Дротик) Бога Син (Луны)». 

      Эта титулатура имеет прямое отношение и к современному «Шудж». И в настоящее время среди курдов сохранилось собственное мужское имя Şûçа (Шу-джа)[21].  Примечательно, что имя Шудж присутсвует и во многих курдских династийных именах, к примеру, Буидов (Бувейхидов) «…сын Сасанхурры, сына Шузиля (искаженное от Шуджа, сына Сасанзара…»), основателя династии Бувейхидов —  Абу Шудж Бувейха[22], в имени Шуджа-уд-доуле, правителя Кучанского ханства в Хорасане, расположенного в XIX веке вблизи персидско-русской границы[23]. Имя и титулатура Суджа широко встречается кроме курдов среди и других иранских народов (афган, персов). От иранцев эта имя бытует в Индии, что указывает на иранские корни этого этнонима и слова.

      Начальной  ячейкой  сельского  хозяйства,  объединяющей  всю  территорию  древнего  Элама,   была – домашняя  община,  отмеченная  в  эламских  документах  через  шумерскую  идеограмму – исконно  курдским  именем – Эдуа. В  современном  курдском – ода  «помещение» в доме главы родовой общины[24]. Во главе ода в Эламе стоял Атта — отец, имя, восходящее к ведийско-арийскому tata – отец, предок. Все цари Элама носили титул Атта[25]. И в настоящее время многие курды своим отцам или дедам по матери обращаются не иначе, как ete. Есть и курдское собственное мужское имя Eto[26].

 В эламском языке, как и в современном курдском, показателем единственного числа служит суффикс — k. И если в курдском этот суффикс-показатель восходить к существительному yek  (йек) — один, то в эламском — к числительному — один – ki (ки)[27]. Совпадают и местоимения первого лица единственного числа xwe – я – в курдском и – хu – я – в эламском языках. 

       Таким образом, вышесказанное позволяет предположить об ирано-курдском характере населения и титулатуры суккаль и суккал-мах в Эламе.

       Среди потомков Эпарти, сумевших укрепить царскую власть и усилить Эламское государство, историками особенно выделяется царица Шильхаха, имя которой до сих пор без искажений(!) бытует в курдской среде как имя собственное женское - Şilxa (Шилха)[28]. Это, несомненно, наиболее славный период эламской истории, оставивший также наибольшее количество археологических памятников. Один из них знаменитый зиккурат Дур-Унташ (ныне Чога-Замбиль), построенный при царе Унташ-Напирише.  Названия «зиккурат» (в современном курдском – зиярат) и дур (der, дер — храм), также указывает на ираноязычность – протокурдский характер населения Элама.

      Непосредственно у северо-западных пределов Элама жили ираноязычные Касситы (аккад. кашшу) — обитавшие в горных местностях Западного Ирана, в верховьях реки Диялы и ее притоков, которые также сыграли важную роль в этногенезе соврменных курдов. Касситам в 1518 до н. э. удалось свергнуть аморейскую династию и установить контроль над Вавилоном и править им в XVI-XII вв. до н.э.

      Античные источники, в том числе и Ксенофонт указывают, что в XV в. до н.э. касситский царь Улам-Буриаш захватывает южную Месопотамию и нарекает себя «царем Вавилона, царем Шумера и Аккада, царем касситов и царем Кар-Дуниаша» (Кордуены), позже ставшей ядром этнографического и географического Курдистана.  

В связи с завованием касситов, Элама «династия» Суккаль-махов в начале XV века оборвалась. Только в XIV в. Элам смог вновь вернуть себе независимость уже под властью царей Аншана и Суз. Но, население Элама попрежнему остается ираноязычным.

       Анналы ассирийского царя Ададнерари I, правившего в 1307—1274 гг. до н.э., сообщают о его походе в Элам и  упоминают о родственных эламитам луллубеях, о персах - нет ни слова. В более поздних надписях ассирийского царя Салманасара III в 836 г. до н. э. впервые отмечена страна Parsuaš — названия одной из областей южнее озера Урмия. Надпись Ассрийского царя Тиглатпаласара III (745 — 727 гг. до н. э.) повествует как он в 744 г. до н. э. совершил поход на восток — в страну «далеких мидян». Поднявшись вверх по долине реки Диялы, ассирийцы вступили на территорию Парсуа, и подвергли разгрому ряд мидийских государств, которые в анналах указаны, по-видимому, по имени основателей династий — Бит-Затти, Бит-Капси, Бит-Санги (или Бит-Сакки) и Бит-Таззакки[29], однако, при этом нет упоминая о пребывании персов на этих землях. К этим родо-племенным мидийским названиям, особенно «Бит-Сакки» («Дом Саки») восходят названия таких курдских племен, как — саки[30], сакентли[31] в конфедерации курдского племени лур, саки[32], сагванд (рода сагванде-Рахимхан, Сагванде-Алихан, Сагванде-Азизоллах)[33], сакари в конфедерации бильбасы-рузаки[34], шаккаки[35], шеккаки[36], джалалы-саканлы[37] о которых ученые сообщают довольно подробно.

       В обращении Саргона II (722-705 г. до н.э.) к Богу Ашшуру, датированному 714 г. до н.э., «Парсуаша» выступает как вассалная от Ассирии «страна», где правит его доверенное лицо — «областеначальник Парсуаша»[38]. А в 639 г. до н. э. Парсуа и Аншан упоминаются уже как союзники Ассирии против Элама. Такую враждебность к Эламу со стороны Аншан, видимо, следует объяснить размещением там персидских племен (даев, керман и др.).

     Соврменные ученые на основе изученного материала находят оседлое население Парсуаша родственным протокурдам — маннеям, луллубеям, кутиям, касситам и эламита но только не персам[39].

      Эламский царь Хумпанникаш (742-717) в 720 г. разбил ассирийцев у Дера, после чего походы ассрийцев в Элам прекратились и собственно начался закат ассирийской державы. Элам усилил позиции в Загросе. От Шутрук-Наххунте II (717-699) дошли эламские надписи, свидетельствующие о его завоеваниях в районах до Диялы. Эллипи, уже тогда значительное царство на северных границах Луристана, бывшее несколько десятилетий союзником и данником Ассирии, с конца VIII в. стало выступать против нее, опираясь на помощь Элама. 

     Ассирийцы в 640-х годах несколько раз опустошали земли Элама, но некоторые эламские княжества сумели избежать этой участи. Этот период отмечен историками началом усиления мидийцев, которые в союзе с Нововалинским царством совместно выступали против Ассирии добившись ее полного разгрома в 612 г. до н.э. Статуи божеств, как  символ независмости и государственности, были возвращены в Сузы, где уже по большей вероятности, правила местная  мидийско-курдская династия.

     По библейским данным, в  конце VII в. до н. э. Элам был завоеван вавилонянами: в 596/95 г. Навуходоносор II взял Сузы, а многих эламитов, согласно своей обычной практике в отношении покоренных стран, выселил в другие области Нововавилонского царства. Об этих изгнанниках и сокрушении Эламского царства пророчествовал библейский пророк Иеремия (Книга пророка Иеремии, 49:39) в 590-х годах: «Но в последние дни возвращу плен Елама, говорит Господь». Древнееврейская Библейская традиция под Эламом подразумевал курдское государство[40]. 

     Общеизвестно, что ТАРГУ́М (תַּרְגּוּם, «перевод»), в раввинистической литературе обозначает как перевод Библии на арамейский язык, в первую очередь Таргум Онкелос, так и части текста Библии, включая отдельные слова, написанные по-арамейски (например, Быт. 31:47; ср. Шаб. 115а; Яд. 4:5). Таргум так тесно ассоциировался с арамейским языком, что курдские евреи, говорящие на арамейском языке, называют свой язык лешон таргум («язык Таргума»). Согласно Талмуду, во II в. н. э. два прозелита — Онкелос и Аквила, перевели Библию соответственно на арамейский и греческий языки. Таргум Онкелос сохранился полностью, а перевод Аквилы — частично.

            Эти переводы в определенной степени свидетельствуют в пользу наличия курдского этноса и курдского языка уже к началу II века нашей эры. В то время большинства курдов владели арамейским языком. Таргум специально был переведен на арамейский язык для принявших иудаизм курдов. В истории эти обращенные в иудаизм курды в большей степени известны как «курдские евреи».

       В дальнейшем Сузиана принадлежала Мидии. После покорения Киром в 539 г. Вавилонии Элам был включен в державу Ахеменидов, а выселенные туда эламиты вместе с идолами их богов были возвращены на родину, в Сузиану (как об этом сообщается в «цилиндре Кира»).

 После того, как Кир отвоевал власть у своего деда мидийца-курда Астиага, правящие мидийские роды, как в империи, так и в Сузах, сохраняли свои привилегии. Об этом свидетельствует и Бехистунская  надпись Дария I,  сообщающая об антиперсских выступлениях в Эламе, что указывает на неперсидский характер населения этой области:

 

      Бехистунская  надпись,  V столбец

      1-14. «Говорит  Дарий-царь:  вот  что  я  сделал  во  втором  и  третьем  году,  после  того  как  стал  царем. Страна  по  названию  Элам  стала  мятежной. Эламитянина  по  имени  Атамаита  они  сделали  начальником. После  этого  я  послал  войско. Перса  по  имени  Гобрий,  моего  раба,  я  сделал  их  начальником. Затем  Гобрий  отправился  с  войском  в  Элам. Он  дал  бой  эламитянам. Тогда  Гаубрува  разбил  и  сокрушил  эламитян  и  захватил  начальника  их,  привёл  ко  мне,  и  я  убил  его. После  этого  страна  стала  моей»[41].

      Надпись высечена на скале в местности Бехистун (Бисутун), что юго-западнее Экбатан (древней столицы Мидии), около г. Керманшаха, возле которой проходил путь из Ирана в Двуречье (в настоящее время проходит дорога из Тегерана в Багдад, в Восточном (Иранской части) Курдистане.

      Согласно курдским преданиям, на этой местности некогда стоял царский дворец, фронтон которого удерживался на 20 колоннах (опорах), от которого местность и получила свое название— bist stun (бист стун) по курдски.

      Империя Ахаменидов не была однородной и говорить о жесткой центральной власти не приходится, а отсуствие информации о мидийско-персидском противостоянии означает, что Ахаменидская держава зарождалась не иначе как  мидийско (курдско) - персидский союз.       

      В 331 г. до н. э. после судьбоносной битвы при Гавгамелах (Арбела/Эрбиль, столица Южного Курдистана в Ираке) между  македонским царем Александром Великим и Дарием III (336-330 гг. до н.э.), последний потерпел поражение и  империя Ахеменидов[42] прекратила свое существование. В итоге, почти все страны бывшей империи вошли в состав державы Александра Македонского.

      При Александре Македонском и его приемниках местные царки сохраняли свою номинальный власть, ограничиваясь данью и участием в боевых действиях эллинов. Согласно средневековым арабским источникам, «после того, как Александр, сын Филиппа, убил Дария, сына Дария, все наместники областей узурпировали верховную власть в своих областях»[43]. Проводя в политике принцип «разделяй и властвуй», Александру Македонскому удалось «посеять между ними рознь, разъединить их, с тем чтобы каждый наместник [изолированно] узурпировал власть в управляемой им области, чтобы единый строй государства рушился и государство не подчинялось одному царю, объединяющему их всех, а [в конечном итоге] власть перешла к нему самому»[44].

      Это положение распространялось собственно и в Мидии (Джибала), где власть принадлежала «царям племен» (мулук ат-тавa'иф)[45]. Арабские источоники  выделяя этих «царей племен» из окружающих народов, в то же время писали о существующих разногласиях среди людей относительно происхождения этих «царей племен» (мулук ат-тавa'иф) «от персов, от набатейцев[46] или от арабов» (подобные споры относительно о происхождении курдов, в том числе от персов и арабов у некоторых исследователей встречаются и до сих пор), но при этом отмечали, что «большинство этих правителей подчинялось Ашканидам[47], которые правили в Джибале, т. е. области городов Динавера, Нахавенда и Хамадана и в областях Масабадана[48] и Азербайджана. А так как все правители указанных областей носили общее имя Ашгaн (Ашкaн), то и остальные «цари племен» (мулук ат-тавa'иф), подчинявшиеся им, по их имени назывались Ашканидами[49].

      Видимо, сообщаения Масуди восходят к Абу Ханифа ад-Динавери, курдскому историку IX в из мидийского города Динавер: «Говорят, что среди «царей племен» на территории Ирана не было царя с более обширным царством и более многочисленным войском, чем Ардавaн, сын Ашаха, сына Ашгaна, владетеля Джибaля; ему же были подвластны Махан[50], Хамадан, Масабадан[51], Михрджанкадак[52] и Хулван[53], тогда как из остальных царей каждому был подвластен только отдельный округ или город, и если кто из них умирал, то у кормила правления становился его сын или родственник. И все эти «цари племен» признавали главенство Ардавана, царя Джибаля, так как Александр отличил его по сравнению с ними большими размерами царства; столицей Ардавана был старый город Нехавенд[54]»[55].  

 

 

  Image   Карта Джибаля, между Шахрезур[56] и Сухраварда. Древняя карта о курдских поселениях, составленная великим путешественником и географом Ибн Хаукаль (Ibn Hawqal) во второй половине X века. Выделенные на карте зеленым цветом левее дороги Хамадан — Рей территории Ибн Хаукаль указал, как: «Летовья и зимовки курдов». Аратта («Горная Страна» шумерских источников) и есть Джибаль (с курдского çî (джи) — «место», bal — «высокое», то есть «Возвышенность» («Высокогорье», «Нагорье»), перенятое арабскими источниками.

 

            Джибаль исторически всегда была заселена мидийцами. В среднеперсидском сочинении, относящемуся к VI веку, говорится о семи горных владыках (родах): Висемаган из Демавенда, Нихаган, Весутун, Денаваран, Масруган, Балоджан и Маринджан. «Это и были (те), которые получили от Аждахака  горы во владение»[57]. Очевидно, что речь идет о тех же «горных владыках поселений» ассирийских  источников - мидийских вождях.

      На территории мидийского племенного союза общество состояло из отдельных, независимых или полузависимых племен, во главе которых стояли племенные вожди, правители, пользующиеся непререкаемым авторитетом светской  и духовной власти.  Ассирийские источники называли их «владыками поселений», или же «горными владыками поселений страны могучих мидиян». Надписи Асархаддона (680 - 669 гг. до н.э.) говорят следующее: «Ассирийские войска совершили поход на «страну далеких мидян», на краю соленой пустыни (Дешт-и-Кевир) у горы Бикни (Демавенда), в область Патуш’арра  (курдский Патишхвар,  недалеко от Хамадана - Экбатаны, столица Мидии - Л.М.)… При этом были захвачены двое «владык поселений»[58].

     

Image
Мидиец
ImageОбщеизвестно, что ранние письменные источники, в частности, древнеармянские, последнего мидийского царя Астиага называли Аждахак («Дракон»), а всех мидийцев - рожденными от змей — марами. Армянский исследователь второй половины ХIХ века  К. Хачатуров,  продолжая эту традицию, пишет об «Астиаге (Аждахаке), царе курдов»[59]. Другой армянский исследователь второй половины XIX в. Худобашев, опираясь на  высокий авторитет других армянских историков (Чамчьян. «История Армении»; Индиджян. «Географическое описание всей земли армянской и ее жителей»), пишет, что «курды произошли от мидян, известных между армянами под общим названием МАРКЬ. Курдами они  называются потому, что, во времена существования древнего Армянского царства, жили в той части  Армении, которая называлась тогда Кордрик или Корд, а ныне называется Курдистаном»[60]. Далее автор сообщает, что эти курдские племена, пришедшие в Армению под «предводительством Мидийских князей», а «именно, в Кордрик и Мокк, поселились в них и были названы курдами[61]». Далее он пишет, что «Мидяне пришли в Армению в царствование Багратуни, — и жили в нынешних «пашалыках — Ванском, Мушском, Баязидском», «управляясь своими эмирами или беями». Они живут, и до настоящего времени, на тех же «местах и называются курдами»[62]. Армянские историки годами правления династии Багратуни (Багратиды) указывают ок. 220 – 1045 гг. Хотя, из истории  хорошо известно, что в 595 гг. до н.э. територрия Урарту уже была подконтрольна мидийцам-курдам. Эти мидийцы-курды, вопреки утверждениям поздних — современных армянских источников, не сплошь «дикие кочевники», а делятся на «оседлых – живущих в городах и деревнях, и — неоседлых или кочующих». Главное занятие кочевников состоит в скотоводстве и разведении пчел[63]. Оседлые курды занимаются земледелием, промышленностью, торговлею[64]. Курды «очень любят сказки и поэзию, что, «предмет их песен — любовь к свободе, сражения, разные достопамятные происшествия и пр.»[65]. В ареале своего обитания курдские племена известны своими курдскими названиями: живущие в Баязидским пашалыке, называют себя не Баязидли, а Сливанлы, потому что весь этот округ известен у них под именем Сливан; в Богеш, Муш, Сассунн и проч., называют себя Рошки и сам округ — Рошкан»[66]. А. Худабашев, со ссылкой на Индиджияна, среди родоначальников этих двух племен в качестве наследственных правителей, согласно повествованиям «армянских бытописаний» (летописям), назначенными Вагаршаком — основателем «армянской династии Аршакидов», — называет в Баязете «Силана, который и мог быть родоначальником Сливанлы или Силькуниев. А племя Рошки точно также, происходить от Рыштуни, котрый был не менее моущественен, как сам Вагаршак»[67]. Он же пишет, что представителей курдских племен Мамыкан («Маникли»)  и Мандеки («Мандекли») следует считать «родоначальниками своих армянских князей — первые Мамиконянов, а вторые — Мантакуниев[68]».  В качестве «доказательства» приводит цитату из Индиджяна о том, что «Можно доказать историческими актами, что действительно в Курдистане осталось много древних родов князей армянских. Даже армяне, исповедующие религию христианскую, и живущие до настоящего времени, в Курдистане, поражают каждого путешественника сходством обычаев,  одежды, образа жизни и чертами лица с курдами»[69].

          Image 

Image
Курд в национальном повседневнем мужском костюме
Конечно, всему можно найти объяснение: и смене языка и религии, и смене характерного уклада жизни, обычаям и традициям, но, чем тогда объяснить наличие у этих «асорбированных в курдской среде армян», исконно курдского же облика, которых от окуружающих народов отличают «большие и красивые глаза, их орлиный нос, белизна лица, высокий стан»[70]. Или, почему у этих «ставших курдами, да еще вдобавок —мусульманами армян», сильно развит один из самых богатых и мощных на Ближнем Востоке и Передней Азии фольклор, в отличие от тех, оставшихся в армянском и христанском лоне армян? Что послужило причиной такого физического и духовного упадка «христанской» части армян? Не понятно и другое утверждениям тех же армянских источников: каким непостижимым образом носители высочайшей иранской культуры в лице представителей династии Аршакидов ассмилировались и полностью растворились в армянской среде, восприняв армянский язык, культуру и традиции. И тут же привордят протвоположное, встречное утверждение о том, что эти высококультурные армяне ассимилировались среди «диких кочевых курдских масс»?!

            Тот же А. Худабашев вынужден признать, что «Не многие из языков восточных, не говорим уже о новейших, Европейских, представляют такую неполноту в своей письменности и столь исключительный характер в своей литературе, как язык Армянский»[71] и в качестве такого низкого уровня армянской литертуры оправдывается тем, что «эта страна» (Армения) с принятием христанства и «обратясь в вере Евангелия, уничтожила все, что относилось к древности ее идолопоклоннического состояния. Все древние памятники исторические и поэтические, сохранившиеся в книгах и в народных песнях…были уничтожены действием пламенной ревности во вере христовой»[72]. Абсурдность подобного утверждения очевидна и как бы оправдываясь, далее он же вынужден признать, что «Но с другой стороны, весьма вероятно, что, до просвещения, Армении христанством, и умственное образование в ней находилось на весьма низкой степени развития, и что если бы она имела какие либо, достойныя памяти потомства, произведения, то, без сомнения, они не утратились бы, подобно тому как не утратились и древние бессмертные произведения греков и римлян; следы бы их не могло не остаться в творениях, хотя некоторых, по крайней мере, писателей»[73].

       Вот в этих признаниях А. Худабашева как раз и заключается простая истина о том, что Аршакиды-иранцы с их сильной военно-племенной структурой,  по тем временам передовым религиозным учением - Зороастризмом, богатейшей культурой никак не могли ассимилироваться в малочисленной и культуроно-отсталой армянской среде.     

     И в армянских письменных источниках, которые однозначно подразумевают под мидийцами/марами этнических курдов, мы находим подтверждения факта, что Аршак был сыном «царя маров», то есть курдом: «…Аршак Храбрый. Шестьдесят лет спустя после смерти Александра, он отложился от Македонян и воцарился в земли Кушанов в царственном Балхе…господствовал над всем Востоком и Аccирией, убил Антиоха, изгнал Македонян из Вавилона и из земли Халдеев. Говорят, он — сын Аршавира, бывшего царем Маркским[74]». …Место его заступает сын его, Аршак, он же Арташес — муж величавый, рослый и гордый воитель. У него-то родился сын Аршак, названный Великим…». Он воцарил брата своего, Вахаршака, над Арменией…»[75].

Греческим источникам Аршак был известен как Арсак. Имя Аршак (Arŝak) происходит от авестийского arәŝa(hirc— в современном курдсом языке) —  «медведь» (в значении тотема), либо как «муж», «герой», из arŝan[76]. Не исключено, имя Аршака восходит к имени мифического мидийско-курдского героя Кави Аршан. Все правители северо-восточного Ирана, включая и Хорасан, пользовались титулом Кави[77].

      У курдов прообразом Мидийского царя Киаксара выступает легендарный кузнец Кава, который освободил курдский народ от злого Зоххака, олицетворяющего собою ненавистную Ассирийскую державу.

      Гробница Аршакидов находилась около г. Нисы в Хорасане, где курды зафиксированы с VI в. до н.э. Существует предание о том, что парфянские цари возводили свой род к Гуштаспу (Виштасп), покровителю Зороастра (Табари, I, 708).

     По сведениям Страбона (Страбон. IV,14,8), правитель Софены Артан, а по Стефану Византийскому - Арсак, был потомком Зариадра. Эти сведения древнегреческих источников подтверждается и археологическими находками. Найденые в районе озера Севан три межевых камня с надписями ’rthšsy MLK BR ZY zrytr rwndkn[78] соврменные ученые признают как арамейское письмо. Именно посредством перевода с курдского языка подтверждается, что Артаксий (Арташес) был племянником Зариадра:

 

’rthšsy — Аршак (Артаксий);

 

MLK — Мелик (арамейское, царь);

 

BR — с курдского bira – брат;

 

ZY — и на современном курдское языке zi– «рожденный». Zi(Za) — вторая часть сложных слов со значением «дитя, потомок, рожденный, происходящий»[79].

Курды племянников по отцовской линии называют bira zi(от брат), по матери — xar zi (от xal-дядя, брат матери);

 

zrytr — Зариадр;

 

rwndkn — можно прочитать как rewandkan (rawandkan, rewendkan). Судя по ирано-курдскому суффиксу принадлежности an, kan, речь идет о принадлежности к роду (клану, племени) Rewend.

 

Поэтому можно предложить такой вариант чтения этой надписи:

 

Царь Аршак (Артаксий), племянник Зариадра из рода (клана, племени) Ревенд.

 

     Значение слова Ревенд (Ревендкан) можно изяснить исключительно на ирано-курдском материале.  Именно в раннепарфянский период был установлены три величайших священных огня зороастризма, а именно Адур-Бурзэн-Михр, Адур-Фарнбаг и Адур-Гушнасп. Считалось, что все три эти огня созданы самим Ахурамаздой «для защиты мира» (Большой Бундахишн, XVIII,8). При парфянском владычестве огонь Адур-Бурзан-Михр занимал, очевидно, особое положение, потому что это был их собственный огонь. По мнению Мери Бойс, этот династийный священный огонь был устроен на горе Реванд «на одном из отрогов Нишапурских гор в Хорасане, т.е. в самой Парфии»[80]. Вис и Рамин в одноименной поэме «Вис и Рамин», по романтической легенде, выступающих как «парфянский» царь и царица, похоронены в царской гробнице в горах Ревенд над огнем Адур-Бурзэн-Михр. Огонь был помещен в храм, как гласит легенда, самим Виштаспой. Парфяне заявляли, что их любимый огонь сыграл в истории обращения царя Виштаспа в веру роль, ранее отводившуюся божеству огня – Атар (Динкард. VII,4,75-8).

       Название божества огня Атар наводить на мысль, что священный огонь Адур-Бурзан-Михр имеет непосредственное отношение к Ардини (Мусасир) урартских и ассрийских источников и поэтому следует ее искать не в предположительных отрогах Нишапурских гор Хорасана, а на территории  Курдистана. Название Ардини (Атар от общеиранского слова ar, atr - огонь), видимо, следует соотнести к Храму Огня в области Мусасир. Возможно, и название Атропатены имеет к этому непосредственное отношение. 

       ImageНа территории Курдистана есть несколько географических названий с этономом Ревенд. В области Барадость (ныне - Somaibaradost или Somai) провинции  Урмия в Восточном (иранской)  части Курдистана есть деревня Ревенд[81]. Барадость свой этноним получил от названия мощного курдского племенного союза Барадость. В средние века существовала и  курдское феодальное княжества Барадость. Шараф-хан Бидлиси в своей книге отвел специальную главу об Эмирах Барадость и Сомаи.

       Этноним Ревенд содержиться и в названии области Ревандуз с ее центральным городом Ревандуз (ду(и)з -  на курдском языке — крепость: «Крепость Реван») на территории нынешнего Южного Курдистана, расположенная непосредственной близости от Барадость.

      Общеизвестно, что для Урартских царей Мусасир (Ардини, Муцацир, урартск. URUar-di-ni) в VII в. до н.э. являлся главным священным городом, своего рода Меккой. В Мусасире  располагался святилище — центр культа бога Haldia (Haldi) Халди, который почитался в Урарту и Севере Ассирии (позже Адиабена, нынешний Южный Курдистан). Супругой Халди, верховной богиней урартцев была Arubа(i)ni (вариант Uarubani). В Мусасире она выступает под иранским названием «Багмашту»[82]. Не только цари Урарту, но и окрестных стран короновались именно в храме Ардини (Мусасира), так как из «древле скиптер и тиара не были носимы подобающие пастырству»[83], если они не будут освящены в главном храме Бога Халди. Кроме того, Храм был и своего рода казнохранилищем для окрестных «царей». Согласно церемонии, «князь, пастырь людей Урарту…приносят ему, и того из его сыновей, кто приемлет его престол» со всей своей казной («с сокровищем дворца его в Мусасир перед Халдию») и приподносят в Храм дары серебром, золотом, драгоценностями, совершают многочисленные жертвоприношения мелким и крупным рогатым скотом, «для всего его города устраивают пир перед Халдией». Только после этого «его венчают тиарой владычества, дают ему носит скиптер царства Урарту, а люди провозглашают его имя»[84].

      Из письма царя Мусасира Урзаны государственному глашатаю[85] Ассирии становиться  известной что, Саргон II также посещал главный Храм в Мусасире и царь Мусасира Урзана откупился выплачиванием дани. Но, Саргон II требовал, чтобы без его разрешения в Храме никто не посмел совершать обряды и короноваться. На это Уразан ответил отказом, что стало поводом похода Саргона на Мусасир, привлекаемый несметными богатствами ее Храма. 

 

      Письмо Урзаны, царя Мусасира: «Письмо Урзаны государственному глашатаю. Да будет мир тебе! О том, что ты писал мне: «Придет ли тебе царь урартский? Где он находиться?» — областеначальник города Уаси и областеначальник уккийской округа приходили и совершали обряд в храме. Он говорит: царь придет, находиться в городе Уаси. Областеначальники встретили его и придут суда, в Мусасире будуть совершать обряд.

     О том, что ты писал мне: Без разрешения ассирийского царя никто пусть не приступает к обряду», — когда приходил сюда царь Ассирии, разве я мешал ему? Что я делал прежде, то сделал и теперь, и отчета на это нет»[86]

 

      В Храме хранились статуи и изображения коронованных некогда здесь царей Урарту – из бронзы статуя Сардури, сына Ишпиуни, из меди изображения Аргишти и Урсы, — которые  перчисляются  среди захваченной добычи Саргоном II.

      Мусасир находился в труднодоступном горном районе близ озера Урмия в стране Гутиум[87]. Известный ассириолог Француа Тюро-Данжен полагал, что Мусасир был расположен на западных склонах Курдских гор, этому же мнению следовал и Пиотровский[88].

   Image   

      Ардини (Мусасир) урартских и ассрийских источников поддается локализации на месте населенный исключительно курдами области Ревандуз.

      В надписи (призмы «А») ассирийского царя Асархаддона (680-669 гг. до н.э.) сообщается, как он рассеял «людей Страны Маннеев, неусмиреных кутиев»[89]. А в текстах «Призмы В» и «Призмы S» этого же царя сообщается, что  «Я рассеял людей Страны Маннеев, непокорного кутия, — а также войска его»[90]. Общеизвестно, что кутии сыграли значительную роль в этногенезе современных курдов.

        Южнее Урмийского озера и с востока непосредственно к стране Манна примыкала область Баршуа с населением URU a-bur-zа-ni-ni[91]. Близость этих стран подтверждается ассирийскими и урартскими источниками, которые под обширной страной кутиев Гутиум подразумевали древнее название области и племен в восточных горах и применяли по отношению к Урарту, Стране Маннеев и мидянам[92]. Таким образом, этническая близость населения Манна - Мусасир - Баршуа не вызывает сомнения. Это, несомненно, указывает на иранский характер населения Мусасира, что подтверждается урартскими, ассирийскими и древнесирийскими источниками.

      Из билинговой надписи урартского царя Русы I (735 — 714 гг. до н.э.) на стеле, находящейся на расстоянии 1,5 км от сел. Топузава, по дороге в сел. Сидикан (в горах к юго-западу от оз. Урмия, на перевале дороги, ведущей из города Ревандуза в Ушне), становиться известной, что царь Ардини (Мусасира) с характерным ирано-курдским именем Бурзан, видимо, имеющее непосредственное отноешение к населению области Баршуа URU a-bur-zа-ni-ni, был его союзником против Ассирии. Царь Бурзан встретив Русы I, оказал ему царские почести: «В том же году я, Руса, сын Сардури, пришел в город Ардини (Мусасир). Урзана на высокий трон своих предков — царей посадил меня... Урзана перед богами в храме богов передо мной совершал жертвоприношения. В то время богу Халди, владыке, храм, жилище его божества, в воротах я построил»[93]. Здесь речь идет не о строительстве храма, ибо царь Урзана уже в храме богов совершал жертвоприношение (по до сих пор существующим курдским обычаям, на пороге дома перед почетными гостями приносять жертвоприношение – режут мелкий или крупный рогатый скот) в честь Русы I. На наличие древности храма и наследственность царственного трона Ардини (Мусасира) намекает и выражение Русы I — «на высокий трон своих предков — царей посадил меня...». Именно у входа на этот Храм Руса I и построил часовную («богу Халди, владыке, храм, жилище его божества, в воротах я построил»)[94].

       

Image
Штурм и взятие войсками Саргона II Мусасира
Из так называемой «торжественной надписи» ассирийского царя Саргона II (722/1 - 705 гг. до н. э.)[95] и его надписи, воздвигнутой на острове Кипр[96], мы узнаем о том, что Саргон II в 714 г, до нашей эры, разгромив Мусасир, захватил царя Мусасира Урзана, «жену его, сыновей его, дочерей его, всякое имущество с 20170 людьми с их скотом, богов его Халди,  Багмашту с их многочисленным богатством».

     О дальнейшей судьбе плененных Саргоном II 20170 человек мы узнаем из древнесирийской хроники города Карка де бет Солох (нынешний город Киркук в Иракском Курдистане)[97].

      В древних письменных  источниках область Аррапха упоминается как Бит-Гармай, т. е. «3емля (или царство) Гармай», а город — не иначе как Карка де Бет Селох — о чем свидетельствует древняя сирийская «Хроника Карки де Бет Селох». В «Хронике» сообщается история основания современного города Киркук Ассириским царем Сардана[98] (? Синаххериб, 705-680 гг.до н.э.). Согласно Хроники, в 15-й год его царствования (690 г. до н.э.) Мидийский царь Арбак[99] восстал против царства ассирийцев, которому был подчинен. Усилившись, Арбак начал захватывать царства, подчиненные царю Ассирии, отобрал у них области, а затем пришел в землю Бет-Гармай[100]. «Государство Гармай, область, в которой он воцарился, простиралось от реки Заб и до реки Деклат (Тигра), от Деклата до реки Атракон, также называемой Тормара, и до земли Ладаб и горы Шеран и до Малого Заба». Столицей области Гармай была одноименная крепость Гармай на горе Урук.

    Область Гармай в указанных границах совпадает с Хурритской Аррапхой[101], а «хурритские племена в целом играли известную роль в качестве субстрата при сложении курдского этноса»[102]. «Царек» Гармая, теснимый царством Арбака, вынужден был искать союзнические отношения с Ассирией.  

      У кочевых курдов существуют понятия «теплый район зимовки» — «гярмсир» и «холодный район кочевий» — «сардисир». И в настоящее время район зимовок ряда курдских племен в долине между хребтами Загроса и хребтом Хамрин носит название Гярмиан. Судя по курдскому названию Гармай, можно судить и о курдском характере ее населения.

      Далее в «Хронике» сообщается, что Саргон (Саргон II) построил там город «и по своему имени назвал город, который построил, и освободил его (букв, «и сделал его сыном свободных»), и дал ему всю область, в которой он был посажен в качестве рабов. Он построил в городе, который он посадил, дворец, переселил в город знатных царства. Один знатный, по имени Бурзан, построил городу маленькую крепость, основав ее в долине, и стену маленькую устроил ему. Вместе со своим родом и большой семьей он собрал и поселил там около тысячи человек из Асура, часть за стеной и часть вне стены[103]».

      Судя по сообщениям сирийской «Хроники города Карка де Бет Селох», эти переселенц оставались огнепоклонниками, так как для них при Дария I (царь государства Ахеменидов в 522 486 до н. э.)  построен «в нем (городе) храм огня рядом с той кумирней (домом идолов), что поставил среди него Сардана, и поклонялся орлу и льву»[104].

      Это сообщение позволяет сделать выводы о том, что Ардини в Мусасире был Храмом Огня.

      Идентичность царя Урзана из Мусасира и «знатного по имени Бурзан» не вызывает сомнения. И «Хроника» прямо указывает на то, что Саргон, построив город, разместил там захваченных в Мусаире пленных. Можно с уверенностью утверждать, что населяющее территорию области в верховьях Большого Заба крупное курдское племя барзан своими корнями восходит именно к этим древним поселениям. На это прямо указывает и русский ученый 0. Вильчевский[105].      

       Поэтому, можно предположить что, и в дальнейшем Храм Огня в Ардини (Мусасире) не должна была терять свое значение для ее обитателей и для династии Аршакидов стал главным династийным храмом огня — Адур-Бурзэн-Михр.

        Возможно, название рода (клана) Ревенд восходит и к собственной мужской имени Рев(а), который встречается в роду Аршакидов. Общеизвестно что, в истории Передней Азии и Закавказья были несколько царей с именем Рева. Царевич Рев I (Рев I — царь,189—216), был сыном Вологеза IV — царя Парфии из династии Аршакидов (правил с 147 по 191 гг. н. э.). Согласно «Картлис цховреба», со смертью царя Аспаруг I (265—284) прекратилась династия, имевшая аршакидское происхождение. Но Аспагур был также последним представителем Картлийской царской династии Фарнавазианов[106], что указывает на их «парфянское» происхождение. Поэтому картлийская знать попросила сасанидского шаха дать им в цари своего сына. Согласившись с этим, шах посадил на картлийский престол своего семилетного сына Михрана, по-грузински Мириана, женив его на дочери Аспаруг I (265—284). Под царством Михрана находились Эгриси, Армения, Рани (Арран, Нагорный Карабах), Мовакани и Эрети. Рев II (345-361), был сыном царя Картли Михрана III (284-361), основателя правившей в Закавказье ветви династии Сасанидов. Тот факт, что Нарсе, шахиншах Ирана и ан-Ирана (с 293 по 302 г.) из династии Сасанидов, также носил титулы шаха Армении с 274 по 293 гг., указывает на то, что Сасаниды правили окрестностями империи посредством отпрысков Сасанидского двора и придерживались строгой династической иерархии.

      И непосредственно в курдском материале, кроме географичсеких (города и области Ревендуз, деревни Ревенд), достаточно много слов в связи со словом «Ревенд». Rewa — распротсраненное в курдской среде собственное мужское имя[107].

      С центром в Тебризе Южным Азербайджаном с 770 по 865 гг. правили правители курдской династии Rewwed по имени родоначальника основателя династии Абдульазиза Реввада[108].

      Есть и курдское племя ревенди, входящие в племенной союз Ревандузи. Эта племя еще за долго до арабского завевания обитала в окрестностях Двина[109]. И в X  веке племя Revan обитало близ нынешнего Еревана и в окрестностях Двина и входила в могущественную    конфедерацию союза племен хазбани. Об этом пишет и Шараф Хан Бидлиси: «Шади б. Марван (дед Салахаддина Аююби — Л.М.) происходит из курдов [племени] раванд Двина[110] в Азербайджане. Ныне то место пребывает в запустении и известно как деревня Гарни [района] Чохур-Саад[111]»[112].

      Именно из этого племени ревенд (у Никитина В. — равади) были и известные в истории Закавказья «династия Шеддадидов, которая была основана в 951 году (340 Хиджры) Мухаммедом Шеддад бен Карту, из племени, к которому принадлежал и Саладин»[113].

       Еще в XIX веке на севере от г. Ревандуз обитала курдское племя Ревендек[114]. Источник сообщают о могущественном курдском племени Ревандузи в одноименной области Ревандуз и относящие к племени Ревенди, в количестве 12 тыс. семей (2000 домов, 90 тыс. человек)[115].   

     В Восточной (Иранской части) Курдистана в Шахрестане Сенендедж есть полностью курдами заселенные одноименные бахш (район) и деревня Равансар[116].

     Название одной из родов могущественного племени кельхур (кельхор) — Раванд[117]. Среди живущих в Дерсиме курдов – носителей диалекта заза также есть племя с названием revanduhi (raveduk)[118].

      В Иранском мире первый день праздниника весны Навроз называют «Новрузи-ревенде». 

     Совсем не случайно, что именно с названием этого племени связаны топонимы городов Revanduz (Ревандуз) в Южном Курдистане и Revan(Раван) — нынешний г. Ереван, столицы Армении.   

      Таким образом, содержащийся в межевом камне надписе ’rthšsy MLK BR ZY zrytr rwndkn Артаксийа компонент rwndkn имеет непосредственное отношение к ирано-курдскому языку и нет оснований отнести ее арамейскому.

      Поэтому, можно предположить, что rewand (rewенд) — название древнего курдского рода (племени), который, возможно,  восходит к  имени Ревы — царя из правивших в Закавказье династии Аршакидов и Сасанидов, родоначальника этого одноименного курдского племени. И курдская династия Эюбидов из племени Ревенд, выходцы из района Гарни под Ереваном в Армении и династия Шеддадидов имеют непосредсвенное отношение к правившим в Закавказье царям династии Аршакидов и Сасанидов.

      

            Персы территории исторического проживания курдов традиционно называли «Марастан». Армянская традиция называть курдов «марами» — потомками Астиага, восходит к древнеперсидской, существовавала вплоть до середины XIX в. О ней русские исследователи отзывались следующим образом: «Курды вообще плохие мусульмане. Я приведу несколько поверий и поговорок, которые ходят о курдах на востоке… В Персии курд…; там не верят ни ему, ни его молитве. Если хотят сказать, что такое-то обещание никогда не сдержится, то говорят, это «Молитва Мора» (Мор одно из названий курдов). Другая поговорка персов, столь же верно характеризует курдов; они говорят: «Мор Казвинский – хороший вор, вор из Кенгавера (деревня курдов близ Хамадана) – отличнейший вор» и так далее»[119].

            Персидская и армянская традиции однозначно под именем Аждахака подразумевают последнего мидийского царя Астиага. Но тогда какая существует связь между Аждахаком и Астиагом, и почему через это древние источники называли курдов еще и «марами»? Есть ли между ними прямая связь? Оказывается, есть и причем, непосредственная. В древнешумерско-кутийской мифологии одно из названий подземного мира — «Кур[120]»[121], где скрывается мифический аждахак — дракон Асага, дьявол болезней. В письменных источниках имя Астиага пишется как Istumegu (Иштумегу). Видимо, Асага-Астиаг (Иштумегу) общего корня и по смыслу означает Аждахак (Дракон). Вот по этой причине и древние  источники позднее стали называть курдов марами, как потомков мидийского царя Астиага, которого называли Аждахаком. Из истории известно, что в 2109 г. до н.э. в результате заговора, который возглавлял энси (правитель) города Урука Утухегаль, был положен конец правлению кутийского царя Трикана[122]  в Шумере. Окрыленный удачей, Утухегаль написал поэму, где он кутиев называет «жалящей змеей гор, насильником (против) богов, унесшим царственность Шумера в горы, наполнившими Шумер враждой, отнимавшим супругу у супруга, отнимавшим дитя у родителей, возбудившим вражду и насилие в стране»[123]. Эхо поражения Тирикана долго жило в истории.

     В документе, составленном в период Селевкидов (312-64 гг. до н.э.), поражение Тирикана  объясняется неудачным для него природным явлением — солнечным затмением. Науке известны многочисленные случаи влияния на ход исторических событий и судеб людей этого явления, например: на судьбу египетского фараона ХХ династии Рамсеса XII; на итог войны между Мидией и Лидией 28 мая 585 г. до н.э., когда мидийский царь Астиаг и лидийский царь Алиатт солнечное затмение приняли за знамение и, остановив боевые действия, подписали мирный договор, скрепив его династическим браком между Астиагом и Ариенией, дочерью Алиатта.

     В случае с Тириканом примечательно обстоятельство, как и на каких языках информация о солнечном затмении, надпись-поэма Утухегаля (где он ирано-язычных кутиев, предков мидийцев, и современных курдов называет «жалящей змеей гор») дошла до периода Селевкидов, и позже до нас? Это можно объяснять тем, что поэма Утухегаля была переведена на аккадско-ассирийские, вавилоно-халдейские, а позже и мидийско-персидские языки, где «змея» на мидийском и персидском языках будет звучать как mar («мар»). Совсем не случаен тот факт, что полковник Генри Кресвик Роулинсон[124] в своей книге «Notes on the Early History of Babylonia» слово Ajdahak (Аждахак) объясняет через «biting Snake», т.е. «ужаливающей змеей», принимая «aj» («аж» — ср. с рус. «уж») за «змей» и dahak  (дахак) — за «ужаливающий»[125].

      «Ужиков» мы встречаем и в древнегрузинских источниках, сообщающих о том, что «Северная страна находится в сто­рону нагорной области Армении, она — страна языческая, подвластная грекам и ужикамъ[126]". Кроме «греков», т. е. Рима, к началу IV века Грузия находилась в сфере политического влияния Сасанидского Ирана. Поэтому под «ужиками» следует видеть мидийцев-курдов.

     Примечательно, что в «Библии» эти «ужики» как мидийцы упоминаются вместе с персами, составляя с ними одно государство (см. Эсфир 1:14, 3:8; 6:12, 10:2,3, 13:1; Иудиф 16:12).

     Древнегрузинский книжник Ефимий Афонский (рубеж Х—XI вв.) «ужиков» принимает за мидиян[127]. А под  «Северной страной»  следует видеть Мцхету, котрую еще называли и как Ариан Картли, то есть «Арийской Картли» от этнонима «курд». Мцхета, расположенная в 20 км от Тбилиси, в месте слияния двух горных рек - Арагви и Куры на невысокой речной террасе, в окружении величественных горных вершин.

Факты истории говорят, что город был основан курдами во второй половине I тысячелетия до н.э., то есть, практически одновременно с созданием на территории царства Картли, столицей которого и являлась Мцхета. В древности на Кавказе курдов называли картами-отсюда и грузинское Сакартвело (Са – Карт – Вело) —  «Страна Картов (Курдов). Видимо, есть непосредственная связь между областями Кирдман и Картли.

     Греки делали четкое разделение между Иберами и Картли. Плутарх (ок. 46-120 г. н. э.), касаясь войн Помпея (род. ок. 106, погиб в 48 г. до н. э.), в М. Азии в начале второй половины I века до н. э., сообщает, что «Иберы не были подвластны ни мидийцам, ни персам» (Плутарх. Помпей, XXXIV), то есть были самостоятельными, что большей частью Передней Азии и Закавказьем, включая Картли, Арран и Арменией, владели мидийцы (курды). Плутарх видел в Иране того периода конфедерацию мидийцев и персов.  

      Таким образом, очевидность того, что древние письменные источники под «марами» подразумевают предков современных курдов, не должна вызывать сомнений: разницы между выражениями «жалящей змеей гор» Утухегаля относительно кутиев и «ужаливающей змеей»  Г. Роулинсона относительно Аждахака нет.

 

 

Фарс

 

     

Image
Территории компактного проживания курдов
Власть Селевкидов, хотя и номинально, распространялось на бывшие под иранским владычеством земли к востоку от Месопотамии, т.е. на все государства, вплоть до Индии и реки Сырдарья. В 305 г. до н.э. Селевкиды вынуждены были отказаться от своих владений в Индии, но они сумели сохранить власть в Восточном Иране.

      В период Селевкидского правления область Фарс (Парс) приобрела некоторую независимость, местные правители чеканили там свои монеты начиная примерно с 280 г . до н.э. Большой популярностью пользовались культы Митры и Анахиты. Именно в раннепарфянский период были установлены три величайших священных огня зороастризма, а именно Адур-Бурзэн-Михр, Адур-Фарнбаг и Адур-Гушнасп. Считалось, что все три эти огня созданы самим Ахуромаздой «для защиты мира» (Большой Бундахишн, XVIII,8). Аршакиды возводили своё происхождению к мидийско-курдскому царю Киаксару (Артахшатре). Артахшатра означает букв. «Владеющий царством истины», и в сасанидское время Аршакиды назывались парафразмом этого имени как те, кто известны истинностью власти» (Большой Бундахишн, XXXVI,9).

      В 246 г. до н.э. греческий правитель Бактрии провозгласил свою независимость. Примерно в то же время поднялось восстание и в Парфии, основное население которого составляли мидийцы-курды. Причиной восстания послужила попытка притеснения селевкидским  наместником власть одного из двух братьев (их имена — Аршак Тиридат). Восставшим братьям удалось положить конец власти селевкидского наместника и приобрести свободу. Источник сообщает, что Аршак правил 2 года, а Тиридат – 37 лет.

      Селевкиды сохранили власть над Мидией, а в 209 г . до н.э. на короткое время восстановили свое владычество и в Парфии. Аршакиды, однако, удержали там господствующее положение, а через несколько десятилетий (летом 141 г .до н.э.) Митридат I (ок. 171-138 гг. до н.э.) вошел победителем в Селевкию-на-Тигре, завоевал восточные сатрапии Селевкидов: Мидию, большую часть Месопотамии, Элимаиду с Сузами, Парсу, часть Греко-Бактрийского царства до Гиндукуша, — и принял титул «царя царей» (шахиншаха). Территория Парфянской империи распростёрлась от Двуречья до реки Инд. Плиний писал, что парфяне владеют восемнадцатью царствами.  Около 155 г. до н.э. Митридат I перенес столицу Парфянского царства в  г. Экбатан, бывшую столицу Мидии (совр. Хамадан в восточной Иранской части Курдистана), а зимней резиденцией стал Ктесифон (Тайсафун, совр. Мадаин вблизи Багдада) на левом берегу Тигра.

     Под властью Митридата II (ок. 123-87 гг. до н.э.) Аршакиды установили свое правление на территории от границ Индии до западных пределов Месопотамии.  

     

    

Image
Vologes IV
После греков власть над Ираном перешла к курдской династии Аршакидов.

     По сообщениям Юстина и Страбона, основателем династии Аршакидов является Аршак, ему же принадлежит главенствующая роль в создании обширной империи. В то же время Арриан и другие источники  возвеличивают роль Тиридата — брата Аршака.

Из анализа текста найденного в Нисе, одного из остраконов (№ 1760) и представляющего собой памятную записку о восшествии на престол одного из парфянских царей, стало известно, что после Аршака II, сына основателя династии Аршака I, власть в Парфии перешла к потомкам Тиридата[128].

      Общеизвестно, что в первой половине I в. до н.э. прямые потомки Аршака попытались вернуть власть своей ветви династии[129]. Осуществить это им удалось только при Сасане и видимо, этим и следует объяснить враждебное отношение между двумя родственными царственными династиями — Сасанидами и Аршакидами — прямыми потомками двух родных братьев.

     В аршакидский период бывший Элам — Парс (поздний Фарс) стала лишь одной из областей империи Аршакидов, большей частью заселенной курдскими племенами (такое соотношение не изменилось и при Сасанидах).

     О курдских племенах Фарса довольно подробно сообщают средневековые арабские источники X века (Масуди, Ибн Хордадбех, Истахри, Ибн Хаукал, Мукаддаси и др.).

Согласно Ибн Хордадбеха[130], области Фарса, их всего 5: Истахр, Сабур, Ардашир Хурра, Дарабаджирд, Аррадджан и Фаса[131].

      В Фарсе — четыре зуммы[132] курдов.

      Из них Зумм ал-Хасан бен Джилуйа — его называют ал-Базанджан[133] (в 14 ф.[134] от Шираза). Ибн ал-Факих (V, 203) именует его раиса Хусайном ибн Джилавайхом. По ал-Истахри (113) и ал-Мукалдаси (447), этот зумм в их время был известен как «зумм Шахрийара». По своему местоположению совпадает с совр. Бадинджаном южнее Шираза.

     Зумм Ардама бен Джуванаха — расположенный в 26 ф. от Шираза. У Ибн ал-факиха (V, 203) отсутствует название этого зумма. По ал-Истахри, зумм Джилувайха был известен как ар-Рамиджан. Эта область находилась между ал-Байдой, Исфаханом, Хузистаном и Сабуром.

     Зумм ал-Касима ибн Шахрабараза, называемый ал-Курийан. Этот [зумм] в 50 ф. от Шираза. У ал-Истахри и у ал-Мукаддаси — ал-Карийан; согласно им раисом этого зумма, расположенного на территории области Ардашир Хурра, был Ахмад б. ал-Хасан. По местоположению вероятна его тожественность с Курдийаном, расположенным между Найризом и Фасой.

     Зумм ал-Хасана ибн Салиха, называют его ас-Суран, он расположен в 7 ф. от Шираза, который территориально относился к Ардашир Хурра.

     Ас-Суран — у ал-Истахри (114) и у ал-Мукаддаси (447) — ад-Диван; ал-Истахри (см. также: Ибн ал-Факих) раисом этой области называет Хусейна ибн Салиха, а ал-Мукаддаси — Ахмада б. Салиха. Последний же считает ад-Диван самым большим зуммом в Фарсе, пределы которого с одной стороны доходили до Ардашир Хурры, а с остальных — до Сабура.

     Соран - историческая область в Курдистане, охватывает современные районы Шахрезур, Гярмисир, Гярмиян (Киркук), Хавлер, (Эрбиль),  Сулеймания, Пешдер (Ранийа, Кала-Диз, Хаджи-Ава и др.), Диян (Диян,  Ревандуз, Хаджи-Имран, Сидикан, Гасре Ширин и др.), Даште Харир, Керманшах, Мукринский Курдистан (Мехабад, Миандуаб, Сердешт, Хакурке, Шаклава, Дукан, Шино и др.), Синэ, Сакккыз, Брадость и др. - эти названия этимологически связаны с  носителями курдского диалекта Соран(и).       

      Пятый зумм, упомянутый ал-Истахри (114) и ал-Мукаддаси (447),— ал-Лавалиджан, раисом которого был Ахмад б. ал-Лайс; располагался он на территории области Ардашир Хурра и с одной стороны примыкал к Персидскому заливу.

       Область Ардашир Хурра в Фарсе названа в честь Ардашира, построившего здесь город, по преданию, названный им «Хурра».

        В 639 году арабы овладели Хузистаном, а в 642 году около Нехавенда произошла вторая большая битва, закончившаяся поражением Йездигерда и он, оставшись без войска, со своим огромным двором кочует от одного местного правителя к другому, с каждым годом удаляясь все дальше и дальше на восток. Владетельные князья один за другим признавали власть арабов.

        В 642 году халифу покорился правитель Азербайджана, в 643 году арабы заняли Хамадан, в 644 году - Исфахан и Рей. Тогда же началось завоевание Фарса (Парса). Поскольку курды составляли ударную силу сасанидской армии, они же приняли на себя основную тяжесть борьбы с арабами. Истахр покорился арабам только после ожесточенного сражения, применения осадных машин и убийства вследствие этого десятка тысяч курдов. Озлобленные арабы, в отместку за самоотверженное сопротивление ополченцев, сожгли город.

        Соглсано Ат-Табари, в 642/43 г. Йездегерд III (632 - 651/52), внук Хосрова II,  последний царь из династии Сасанидов, находясь в Мерве, вступил в переписку с  жителями Фарса с Хурмузаном, которые расторгли мирный договор с арабами и вместе с жителми Джибаля подняли восстание, что  «дало Омару повод разрешить мусульманам поход. Жители Басры и Куфы разлились по стране, совершая избиения»[135]. В результате, как сообщает Ибн аль-Балхи, пять основных курдских племен Фарса были уничтожены во время арабского завоевания. А сам Йездегерд был предательски убит в Мерве в 651 году. Его сыновья продолжили борьбу с арабами, особенно на окраинах бывшей империи.

Одним из очагов сопотивления стал Хорасан. В 655 г. Пероз, сын Йездигерда III, обосновавшийся в Тохаристане, предпринял наступление на Хорасан, где была восстановлена сасанидская администрация. Борьбой с арабами руководила дочь сасанидского царя Йездигерда III [Динавари, с. 163] и видимо, эти сведения связаны с фактом пленения двух дочерей последнего сасанидского царя.

     Касаясь обстоятельства пленения этих двух мужественных курдянок, в истории сохранились сведения о  восстании представителя одного из знатнейших мидийско-курдских семейств доисламского Ирана — Каринов (известны в истории и как «парфянский» род), которое историки рассматривают лишь первым актом борьбы за восстановление Сасанидской державы[136].

     Только с третьей попытки арабам удалось усмирить Хорасан. Первая попытка арабов взять главный город Нишапур не удалась. Сменивший арабского предводителя Абдаррахмана б. Абза Джа'да б. Хубайра также не смог  взять Нишапур. Лишь третьему наместнику — Хулайд б. Курра ал-Йарбу'и удалось уговорить нишапурцев пойти на переговоры и сдать город. В числе пленных, взятых в Хорасане оказалась и дочь Йездигерда III (Динав., с. 163-164) Шахизанан, которую некоторое время опекал иранский аристократ из рода Нарсе, состоявший при Али Абу Талибе (ок. 600 — 24 января 661, двоюродный брат и зять Пророка Мухаммеда). Восхищенный ее умом, красотой и знатным происхождением Али Абу Талиб женил на ней своего сына Гусейна. В исламе культ 12 имамов занимает особое место, так как они считаются прямыми потомками самого пророка от его дочери. Имам Гусейн (Ибн Али — 626-680) был третьим имамом. Шахизанан (арабы ее звали как Шахрбану) была матерью четвертого имама Зейналабдина Ибн Гусейна (658-712 гг.) и прабабушкой последующих 8 имамов, то есть у 8 из 12 имамов в жилах текла курдская кровь[137].

      Из письма Али бин Аби Талиба, адресованное Маскале бин Хубайре аш-Шайбани, наместнику Ардашир Хурры, становиться известно, что область, «добытую их копьями и лошадьми, над коей кровь их пролилась», досталось арабам высокой ценою и там разместилось арабское племя Шайбани[138].  Город Хурра был переименвали в «Джур».   Арабские источники приводят его персидское произношение — Кур (Гур, Гор) в значении «могила». По словам ал-Мукаддаси, якобы именно это значение стало причиной переименования города в Бирузабад (совр. Фирузабад). Видимо, к этому городу имеет отношение и Бахрам Гур.    

     В период ослабления арабского халифата и усиления курдских династий, видимо, эти потери были восполнены.

     В источниках есть упоминание об одном из предводителей хариджитского движения (антиарабское выступление в Хорасане и Систане в VIII в.). Мухаммад б.ал Васил б. Ибрахим ат-Тамими, согласно Табари (III, 1839), курд из Фарса[139].  В 256/870-871 гг. он вместе с курдом Ахмадом б.ал-Лайсом выступил против эмира Фарса Хариса б. Сима, убил его и завладел Фарсом. Во время похода на Фарс Йа’куба б.ал-Лайса — родственника Ахмада б.ал-Лайса, правителя Систана с 861 г. Мухаммад б.ал Васил б. Ибрахим ат-Тамими примкнул к нему, и Йа’куб назначил его наместником Фарса[140].

     В правление Арабсокого Халифата Нехавенд, бывшая столица Ардавана, вместе с городами Динавар, Хамадан, Semgan-Zemxan, Шапур, Йездигерд (Yezdankurd) и другими городами и областями были подвластны курдскому племени Барзикан (Berzikan), во главе которого стоял Хасанвейх б. Хусейн ал-Барзикани, выбравший своей резиденцией построенный им недалеко от знаменитого Бистутуна крепость Сермадж (Sermac/Sermaw).

    Певоначально племя Барзикан контролировало обширную территорию в окрестностях Шахрезура (Шарезора), нынешней Сулеймании[141], Тергевера и Хаккари[142]. Могущество династии эмиров Хасанвейхидов (правившая в Хамадане 959—1015 гг. курдская династия)[143] в Х веке было столь значительным, что даже фактические правители Арабского Халифата из другой курдской династии — Бувейхиды на время оставили их в покое[144].

    Под курдским племенем Барзикан следует подразумевать нынешнюю племенную конфедерацию во главе одноименным известным курдскими родом Барзан о которых и содержаться сведения в сирийской Хронике «Карки де Бет Селох».  

    Согласно Хронике, царь Дарий[145] привел пять родов из области Истахра и поселил их  в городе, имена котрых записаны в архивах царства Персии[146]. В другой части Хроники[147] указывается, что после Дария к власти пришел Селевк[148] и среди им приведенных из «земли Истахра» родов был род Мара Шапурбараза — епископа Карки, который «тот самый, что называется домом Арташира, сына Шапурбараза»[149]. Видимо, здесь речь идет о роде Арташира, основателя династии Сасанидов, поскольку в «Карнамаге» в родословной Арташира, в соответствии с курдской традицией, перчислены представители рода до седьмого колена («царя  царей  Ардашира  сына  Папака,  царя  царей  Шапура   сына  Ардашира,  и  царя  царей  Ормазма  сына  Шапура) дважды по отцовской линии встречается имя Шапура  («Карнамаге», XVIII,2). А Имя Шапурбараз следует рассматривать как  Шапур из племени Бараз (Барзанги).

     Как видно из содержания хроники, в VI в. несколько представителей этого рода проживающих в Киркуке (чей иранокурдский характер происхождения не вызывает сомнений) приняли христианство несторианского толка.

     Один из последних полководцев Дария, оказавший сопротивление Александру Великому был Ариобарзан (Арое Барзан — Аро, из племени Барзан, или сын Барзана) с характерным курдским именем, кторый собрал 40 000 человек на границах своей сатрапии Парса (Фарса) и воевал с эллинами.

    Это еще раз свидетельствует в пользу того, что курды в области Шахрезуре, куда входил и Киркук, живут с древнейших времен и Сасаниды имеют непосредственное отношение к курдскому племенному союзу Барзан.

     

    Только при Буидах (Бувейхидах), правивших в Северном, Западном и Южном Иране и Ираке курдская династия (932-1062 гг.), курдам удалось окончательно выдавить арабов и восстановить свое прежнее господствующее положение. Ветвь Буидов в Фарсе и Хузистане (древней Сузиане) правила с 934 по 1062 гг.:

 

934-949 (322-338) ’Али б. Буйа, ’Имад ад-Даула

949-983 (338-372) Фана-Хусрау б. Рукн ад-Даула Хасан, ’Адуд ад-Даула

983-990 (372-380) Ширзил б. Фана-Хусрау ’Адуд ад-Даула, Шараф ад-Даула

990-998 (380-388) Марзубан б. Фана-Хусрау ’Адуд ад-Даула, Самсам ад-Даула

998-1012 (388-403) Фируз б. Фана-Хусрау ’Адуд ад-Даула, Баха’ ад-Даула

1012-1024 (403-415) Абу Шуджа’ б. Фируз Баха’ ад-Даула, Султан ад-Даула

1024-1048 (415-440) Абу Калиджар Марзубан б. Аби Шуджа’ Султан ад-Даула, ’Имад ад-Дин

1048-1055 (440-447) Хусрау-Фируз б. Марзубан ’Имад ад-Дин, ал-Малик ар-Рахим

1055-1062 (447-454) Фулад-Сутун б. Марзубан ’Имад ад-Дин, только в Фарсе

      

      В 1062 г. власть в Фарсе захватил вождь могущественной курдской племенной конфедерации Шабанкара’и (Shabânkâra) Фадлуйа[150] — эмир Абу-л-'Аббас Фадлавайх ибн 'Алавайх (он же Фадлун, или Фадл ибн Хасан) — вали Истахра.

      Конфедерация Шабанкара объединяла 5 курдских племен — Рамани, Эсмаили, Карзуби, Масуди и Шахани. Кроме названия племени Рамани, остальные четыре названия совпадает с названиями курдских племени Фарса, упомянутых в ранних источниках (Истахри, стр. 114; Ибн Хаукаль, стр. 270; Мукаддаси, стр. 446).

     

    И в наши дни в Фарсе с древнейших времен живут более тридцати малых курдских племен[151].

    В современном Иране курды населяют останы Илам (исторический Илам) и Керманшах, Курдистан и Западный Азербайджан, а также прилегающие к ним районы останов Хамадан (исторический Экбатаны, древняя столица Мидии) и Зенджан. 

    Илам — город на западе Ирана, на границе с Ираком, административный центр провинции Илам. Население — 168 тыс. человек, в основном — курды. В области Илам в Иране в одноименном дахестане в бахше Ширван-Чердаввал во всех 85 деревнях живут курды (племена келхури, фейли, леки, гурани, авромани).

 Укрепляя власть на отвоеванных у селевкидов землях, второй по списку царь из династии Сасанидов, Шапур I (241—272) в 266 г. основал столицу своей империи «Бишапур» (названную в свою честь) на месте компактного проживания курдов В Эламе, что на перекрестке древней  дороги через Джибаль, соединяющей Истахр и Ктесифон — между Персией и Эламом. Если бы населяющие эти территории курды не были лояльными и родственными сасанидам, то об строительсве города на таком опасном участке даже и речи не было бы. Позднее столица переместилась в Ктесифон, но город «Бишапур» (Bishâpûr) сохранял значение вплоть до арабского завоевания в VII веке, а жители в нём оставались до X века.

     Примечательно, что даже под теми же «парфами», то есть выходцами из области Фарса (Парс) армянские средневековые источники продолжали и продолжают однозначно подразумевать исключительно курдов. Средневековый армянский историк Вардан Великий, повествуя о курдских правителях  династии Шеддадидов начинает с того, что они с матерью приехали «из Парсии»[152] и сумели захватить власть в Армении - «началось господство парсов» (курсив мой — Л.М.)[153]. И современные армянские историки «приход курдов в Армению» также связывают с областью Фарс («прародина курдов — северные районы области Фарс (Центральный Иран)»[154].

     На то, что «курды суть потомки древних Парфян, расселившиеся по Ассирии и Месопотамии», и что «на языке Сирийском Парфяне назывались Керад - словом, которое после трансформировалось  в Курды»[155], — писали и российские источники XIX века.

Таким образом, имеющийся документальный материал позволяет делать выводы о том, что курды тысячелетиями жили в Фарсе, территориально относящемуся к историчскому Эламу, и о принадлежности династии Аршакидов к курдскому этносу.

И в Истахре власть находилась в руках курдской феодально-теократической знати, из среды которой и возвеличилась родственная Аршакидам другая курдская династийная ветвь — Сасаниды.

 

 

Сасаниды

 

     К III в. н. э. Иран номинально представлял собою цельное государство, объединенное властью династии Аршакидов. Фактически оно состояло из многих полусамостоятельных, а временами и независимых областей, во главе которых стояли царьки из местной крупной знати, представители мощных аристократических родов.

 Город Истахр в настоящее время административно входит в шахрестан Марвдашт провинции Фарс, недалеко от города Марвдашт. А город Марвдашт расположен в 45 км к северу от Шираза, который, как выше было указано, в период возвышения Сасанидов, территориально относился к области Ардашир Хурра, в период арабского завоевания в VII веке полностью заселенный зуммой (курдским племенем) ал-Курийан[156].

    После поджога Александром Македонским Истарх не канул в лето, а сумел возродиться из пепелища и по-прежнему сохранял статус духовного центра зороастризма. Храм богини Анахит стал главным зороастрийским святилищем Истахра  и области Фарс. По существующей в те времена традиции, царствующая семья сосредоточивала в своих руках одновременно и светскую и духовную власть, и следуя этой традиции, жрецом в главной святыне Фарса в Истахре был маг из правящего княжеского дома. В соответствии с этим положением и должность жреца в Храмах были наследственной.

    В вассальной от Аршакидского царства провинции Парс (Фарс) в начале  III в. существовало несколько полунезависимых княжеств, влиятельнейшей из которых являлась династия Базрангидов (Bāzarangid)[157], утвердившаяся еще в I в. до н.э. и отмеченная позднее арабскими средневековыми истчониками как расположенная в окрестностях Шираза «зумма ал-Базанджан».

    В первой половине II века некто по имени Şaşan (и на современном курдском Şaşаn[158], а в источниках — Сасан), жрец  храма Анахиты, был женат на женщине по имени Рамбехишт (Рамбехешг, с курдского – «Райская, аналог нынешнего женского имени - Рая»), дочери правителя Парса из рода Барзанги. Факт женитьбы на дочери правителя Парса и должность мобеда в главном Храме области уже свидетельсвует о тесных родственных связях Сасана с правящей царственной семьей, возможно, он был племянником правителя Фарс (Парса), иначе он в Фарсе не занял бы столь высокое положение. Только этим можно объяснить, что сын Сасана Папак (Бабак, от курдского «Бесстрашный»), родившийся в 155 г. н.э., наследуя от отца должность жреца в Храме Анахит, с 208 г. был правителем небольшого владения вблизи Истахра, но позже распространив свое влияние и на весь Истахр, уже имел титул царя Истахрдада (209-220). Сын Пабака по имени Арташир (Ардашир, 190-240 гг.), родился в деревне Тирудих в округе Хира области Истахр. В семилетнем возрасте с позволения своего деда Гозихра Барзанги, правителя Фарса, был отправлен на воспитание к начальнику крепости  Дарабгирд евнуху Тире, и позднее унаследовал его пост. Имя «Арташир» (пехл. Artaxšir, Ардашир, Эрдешир) переводят как «праведный лев», в его греческой передаче — «Артаксеркс».

     В 212 г. Арташир, усилившись, благодаря поддержке жреческих кругов и части родовой знати, сместил царя Гозихра Базранги. Папак написал письмо аршакидскому царю Ардавану и попросил позволения увенчать своего сына Шапура короной Гозихра. Но Ардаван ответил ему нелюбезным письмом и объявил, что Пабак и его сын Ардашир, убивая людей, ведут себя как мятежники. Однако Пабак не принял этого во внимание. В дни, когда Пабак лежал при смерти, в 220 г. его сын Шапур сам себя короновал и стал царем вместо отца. Во время похода на своего строптивого брата Ардашира Шапур погиб в результате нелепой случайности (в местности Хумаи по дороге на Дарабгирд часть здания обвалилась на него и убила).

    Арташиру,  в качестве претендента на единоличное владение Истархом, пришлось вступить в борьбу со своими братьями. В 220 г. он вышел победителем и сразу же приступил к обустройству своего царства. В местности Гур на территории курдского племени Кур (Гур, ал-Курийан арабских источников) основал город, построил дворец под названием Тарбал (с курдского «Великий Орел») и возвел храм огня. Гонец царя Ардавана принеc ему письмо, которое гласило: «Ты перешел свой предел и навлек на себя рок, курд, рожденный в кочевье курдов. Кто тебе позволил возлагать на себя корону, захватывать земли, подчинять их царей и жителей, кто приказал тебе возводить город… Если мы позволим тебе спокойно продолжать строительство, то выстрой-ка лучше себе город величиной в десять парасангов[159] и назови его Рам-Ардашир[160]»[161]. В ответном письме Ардавану Арташир обещал ему покорить его и посвятить его «голову вместе со всеми владениями храму огня», который он построил в Ардашир-Хурре[162].

     Ардаван в письме Арташиру презрительно называет его «курд, рожденный в кочевье курдов», намекая на то, что его прадед Сасан  был пастухом и «всегда находился при отаре овец» (то есть, был кочевником), и в годы правления Александра Македонского (Селевка) скрывался среди курдов («Карнамаг», I, 6).

     Курдская знать, из числа неоседлых, несмотря на то, что у них были свои укрепеленные замки-крепости, на лето всегда кочевали вместе со своим племенем и лично конролировали деятельностью племени (повседневная общественная жизнь, боевые походы, защита и оборона от набегов других племен и пр.). Из источников хорошо известно, что в отношениях между кочевыми и оседлыми курдами существовала вражда и напряжение.

     Противречия между кочевым и оседлым населением стары, как мир. В Ветхом Завете этот антагонизм выражен в отношениях между родными братьями Каином и Авелем. Кочевые и оседлые курды всегда относились друг другу с подозрением и упрекали. Вот, что писал об их взаимоотношениях курдский ученый М.Х. Баязиди: «Курды-кочевники и оседлые мало общаются друг с другом и редко отдают своих девушек замуж. Кочевники называют оседлых горанами, считают их никчемными и трусливыми и говорят, что дети, горанов бывают ни к чему не пригодными, бездельниками и трусами. А оседлые курды в свою очередь говорят, что дети кочевников бывают грубиянами, ворами и гордецами. Кочевники и оседлые не ладят меж собой, они в большинстве случаев бывают, недовольны друг другом и не доверяют друг другу».

     По этой причине, по-видимому, всех курдов Арделана их соседи — кочевые курды — стали называть гуранами (горанами), или земледельцами в отличие от скотоводов. Так называли арделанских курдов бабанцы и, следуя извечному антагонизму между кочевниками и оседлым населением, относились к ним как к более низкой и презираемой «расе». Эта позиция кочевников нашла достаточно полное и ясное отражение в дневнике К. Рича, который поддерживал дружественные отношения с бабанским эмиром, ездил в Арделан в 1820 г. в сопровождении представителя бабанского эмира Умар-ага Бабана и смотрел на арделанцев и их правителей глазами их соседей-бабанцев[163]. Поэтому, нет ничего  удивительного в том, что Аршакид Ардаван с презрением отзывался о роде Сасан, не иначе, как «кочевник».

     Курдское происхождение династии Аршакидов и Сасанидов просматривается и в исторической  хронике  «Карнамаг – и  Ардашир – и  Пабаган» (Книга  деяний  Ардашира  сына  Папака»)[164],   датируемой  учёными  VI  веком,  где повествуется  об Ардашира I (226 – 240 гг. до н.э.), оспаривающем власть у династии Аршакидов, и после победы основавшем  новую  династию  Сасанидов.

     Согласно текстам «Карнамаг», после Александра Македонского в Эран-шахре было  240  удельных  правителей. Исфаган, Парс и ближайшие к ним области находились под властью аршакидского царя Ардабана, а Папак  был  марзбаном  и  владельцем  Парса,  и  был  он  из  лиц  назначенных  Ардабаном («Карнамаг», I, 1-3).  

     Начав свое восхождение со скромной должности правителя крепости Дарабгирд Ардашир целенаправленно захватил власть в Фарсе, далее присоединил к своему царству области Исфахан и Керман, вторгся в Хузистан и двинулся на север, смертельно угрожая родственным ему Аршакидам.

     Очевидно, что  род Сасанидов изначально обладал не только светской, но и религиозной властью, точнее, сочетал царскую и жреческую хварны.

     Арташир собирал свои войска из разных  областей  — Кермана (населенного персами и родственными курдам белуджами),  из заселенного курдами Макуристана[165]  и  Парса,после чего решился на  битву  с  Ардабаном («Карнамаг», VII, 3). Аршакиды, в свою очередь опирались на войска, собранные из областей исторической Мидии — Рей,  Демавенд,  Делман,  Падишваргар («Карнамаг», VII, 5).

     20 апреля 224 г. на равнине Ормиздаган произошла историческая битва между последним царем из династии Аршакидов - Артабаном V (Ардаван, Ardavan[166]) и Арташиром. В этом кровавом побоище двух курдских династий победителем вышел Арташир. Тем неменее, чтобы утвердить свое право на царственность и основать свою империю, ему пришлось покорить еще сотни царьков и подчинить их области. Для придания законности своего права на царствование «он  взял  в  жёны  дочь  Ардабана» («Карнамаг», VII, 7). Для закрепления за собой титула шахиншаха (цар царей) ему предстояло завоевать и Мидию (Курдистан). Он «собрал  большое  войско  и  пошёл  на  битву  с  курдским  царём  Мадиком» [Мадик – Мидиец, прим. О.М.Чунаковой] («Карнамаг», VIII, 3), но Арташир в многочисленных сражениях потерпел поражение. После очередного выигранного сражения мидийский цар, уверенный, что разбитый Арташир вернулся в Парс, не предпринял меры пердострожности и это дорого обошлось ему: Арташир  снарядил  4000  человек,  совершил  на  курдов  ночной  набег  и  убил  из  них  1000  человек («Карнамаг», IX, 1), «других  ранил  и  взял  в  плен  и  послал Парс  вместе  с  сыновьями,  братьями  и  детьми  курдского  царя  много  имущества  и  богатства» («Карнамаг», IX, 2). 

     К тому времени Арташир заручился поддержкой Шахргерда, царя Шахразурского  (Область Киркук, Сулеймания)[167], чья власть простиралась над Арменией  и  Адурбаганом (Азербайджан)[168] («Карнамаг», X, 2). Шахргерд, также из династии Базрангидов, был царем Шахрезура, как выше было отмеченно, заселенное курдским племенем Барзикан, родственному Арташиру. В ходе этих войн, согласно «Карнмага», двое сыновей аршакидского царя перешли на сторону Арташира,  а  двое других  бежали к  кабульскому[169]  царю (Карнамаг XIV, 1). Эти братья из Кабула с доверннным лицом отправили своей сестре письмо и яд с поручением, чтобы она умертвила своего мужа Арташира и тем самым отомстила за отца и потерянное царство. (Карнамаг XIV, 2-3). Однако ей это не удалось, и приговоренная к смерти, благодаря покровительству верховного мага - эрбада Тансара, она  спаслась и родила Арташиру сына по имени Шапур.  Когда, спустя годы,  Ардашир  увидел  своего  сына  Шапура,  он  пал  ниц (Карнамаг XIV,20), так как его царственный сын был наследником двух царственных семейств, объединитель двух династий. Арташир в честь сына приказал построить град, назвав его «Рах – Шапур[170]» (Карнамаг XIV,21). 

     В 226 г. Арташир был торжественно коронован и принял титул царя царей (шаханшаха). Он последовательно продолжал свои завоевания, подчинил Мидию с городом Хамадан, области Сакастан и Хорасан.                      

     Путем настойчивой борьбы было захвачено всё Закавказье, подчинены Маргиана (Мервский оазис), Систан и Мекран. Границы его государства доходили до низовий Аму-Дарьи и области Хорезма. На востоке пределом была долина реки Кабула, часть кушанских областей вошла в состав его империи. Это давало право правителям Хорасана, обычно старшим царевичам сасанидского рода, к прочим титулам добавлять «царь кушан».

     В эпоху Сасанидов официальным флагом стал «Драфш Кавиан» («Знамя Кавы»)  — фартук героя-кузнеца Кавы, который тот воздел на копье, призывая народ восстать против демонического тирана Зоххака. В «Шах-наме» А. Фирдоуси  в разделе «Рассказ о кузнеце Кава», автор излагает древний миф о происхождении курдов, где согласно легенде, кузнец Кава, призывая народ к восстанию против тирании чужеземного Зоххака,  поднимает в качестве знамени свой передник, сшитый из бычьей шкуры:

 

Весь мир к добру и правде звал Кава.

Он свой передник, сделанный из кожи, –

Нуждается кузнец в такой одежде, –

Взметнул, как знамя, на копье стальном,

И над базаром пыль пошла столбом.     

 

    Видимо, автор в качестве фабулы использовал, сохранившиеся в народной памяти  предания о восстании мидийцев против Ассирийской державы. Если это так, то прообразом Кавы мог послужить некто кузнец Каштарити, которому удалось   объединить мидийские племена и около 673 г. до н. э. свергнуть ненавистных ассирийцев. Образовалось новое независимое государство Мидия.

Первым царем и родоначальником мидийской царской династии стал сын Каштарити - судья Дайукку (греч. Дейок, Деиок), Время правленя ок. 670 — 647 до н. э.     

    В дальнейшем «Знамя Кавы» и стало главным атрибутом и символом царей Мидии, а позже унаследованно курдскими династиями Аршакидов и Сасанидов:

 

 

 С тех пор обычай у царей пошел:

Венец надев и получив престол,

Каменьев не жалел царя наследник,

Чтоб вновь украсить кожаный передник.

Каменьям, лентам не было конца,

Стал знаменем передник кузнеца,

Он был во мраке светом небосвода,

Единственной надеждою народа …

 

*    *     *

И так явилась Кавеева звезда,

Которая в ночи блестела, словно солнце,

И мир через нее исполнен был надежд.

 

    Следует обратить внимание на то, что эта мидийско-курдская легенда охватывает тот период, когда персы еще не появились на территории современного иранского нагорья. 

   

Image
Shapur I
В III в. династия Сасанидов стремилась восстановить древнюю национальную религию Зороастра. Арташир наставлял своего сына Шапура I: «Знай, что вера и царствование – братья и не могут существовать друг без друга. Вера – это основа царства, и царство защищает веру». Шапур II, назвал одну из своих дочерей Зурвандухт – буквально «дочь Зервана» и это  свидетельство его приверженности зерванизму.

    Приход к власти Сасанидов первоначально означал не более, как смену одной правящей родственной ирано-курдской династии другой. Между населяющими Иранское плато племенами никаких существенных этнических отличий не было. По-прежнему сохраняли свое значение знатнейшие мидийско-курдские роды (Суренов, Каренов, Михранидов и др), известных и в Аршакидское время.

     В Сасанидском Иране Михраниды, как и в Аршакидском Иране, сохраняли свое  знатное положение. Самыми представительными лицами Михранидов были Бахрам Гур (Behramê Gorî)[171], 14-й правитель из династии Сасанидов (421-439) и Бахрам Чубин.

     

Image
Bahram_Gur
Бахрам V (Варахран, Баhрам, Врам), сын Йездигерда I (399-420) — более известный в истории как Бахрам Гур сасанидский шаханшах с 420/421 по 439 годы. В период царствования Бахрама Гура, языком Ирана, как официальным, литературным, так и разговорным, был среднеперсидский язык – пехлеви, который современные курдские ученые (А. Хассанпур, Джамал Небез, М. Изади и др.) рассматривают как диалект курдского языка[172].

     В сохранившемся  стихе, принятом считаться самым древним образцом на языке дари, приписываемому Бахраму Гуру, говорится:

 

Я лев Шаланбы,

Я тигр, который бросается в бой[173].

 

     Этот стих также помогает в деле уточнения этнической принадлежности Михранидов, в том числе и самого Бахрама Гура. Шаланба (Шаламба), по мнению Йакута (III, 316) и Абу Дулафа (55) — городок в горах Думаванда (или Дунбаванда), где с древнейших времен зафиксированы курды-мидийцы. Ассирийские источники упоминают о «владыках поселений», или же о «горных владыках поселений страны могучих мидиян» в районе гор Демавенда. Согласно надписи Асархаддона (680 – 669 гг. до н.э.): «Ассирийские войска совершили поход на «страну далеких мидян», на краю соленой пустыни (Дешт - и - Кевир) у горы Бикни (Демавенда), в область Патуш’арра  (курдский Патишхвар,  недалеко от Хамадана - Экбатаны, столица Мидии – Л.М.)… При этом были захвачены двое «владык поселений»[174]. Почти тысячелетие спустя, после упомянутых Геродотом (1,101) одного из шести мидийских племен магов мы встречаем название этого племени «маг» в названии рода Висемаганов из Демавенда (Dumbavond Wisémagan) в среднеперсидском сочинении, относящемся к VI веку, где говорится о семи горных владыках (родах): Висемаган из Демавенда, Нихаган, Весутун, Денаваран, Масруган, Балоджан и Маринджан. «Это и были (те), которые получили от Аждахака  горы во владение»[175].

    Византийский историк V века Фавстос Бузанд упоминает о полководцах Шапура Второго Всемакан Думбаванда из рода Кавосакан (Киаксара - Л.М.) и Абакая (Арбака - Л.М.) Всемакана[176]. Общеизвестно, что Киаксар и Арбак были мидийскими царями.

    Владетели горных областей Демавенда имели титул Wisémagan наряду с более  известным титулом Mas i Mogan, где среднеперсидское слово wisém имело значение «выдающейся, величественный, знатный»[177].

    Демавенд - традиционное место проживание мидийцев - курдов, которые и поныне продолжают там жить. По сообщениям Ат-Табари, в 758/759 гг. царем Думбаванда был ал - Масмаган. Как он пишет, войска халифа направились против ал - Масмагана и захватили его (а также) ал - Бахтариййу  (будущую мать Мансура б. ал - Махди), и Дамир, наложницу - мать Али б. Райты, дочь ал - Масмагана»[178]. Ат-Табари повторно говоря о событиях 142/143 гг. - 759/760 гг., пишет, что войска халифа обманным путем проникли в крепость, «перебили тех воинов, которые были в городе, и забрали в плен их детей. Была захвачена также и ал - Бахтариййа,   «будущая» мать Мансура б. ал - Махди»[179]. Другой арабский историк также дает сведения о том что «… ал - Масмаган, царь той области (нахийа) … значение «ал - Масмаган» - Мас Маган и ал - Мас - «великий», «глава магов» (Кабир ал-маджус). Его осаждал Халид б. Бармак… пока не завоевал его царство и не искоренил его державу. И он захватил двух его дочерей и привел в Багдад»[180].  

     Так как описываемые арабскими авторами события происходили в 142/143 - 759/760 гг. в период правления аббасидского Халифа Ал - Мансура, то курдиянка Бахтариййа - дочь ал. Масмагана, правителя Думбаванда никак не могла быть матерью ал. - Мансура, а, скорее всего, была его женой. Согласно  источнику, «Одна из жен ал - Мансура была курдиянка, сыном которой был Джафар младший. Последний стал известен как ибн - ал - Курдийа  - «сын Курдиянки»[181], так как считалось божьей благодатью — родиться от курдянки.  

      Гора Демавенд занимает особое место и в курдской мифологии о происхождении курдского народа. Именно в связи с горой Демавенд и  возникла печально - знаменитая легенда о злом Зоххаке с двумя зловещими змеями на его плечах,  которых каждый день кормили мозгами двоих юношей, и  о герое - кузнеце Кава (прообраз мидийского царя Киаксара), который освободил курдский народ от тирании деспота  Зоххака и заковал  его в пещере на горе Демавенд.   В. Никитин пишет, что «…о Зоххаке любопытно отметить еще следующее: …ежегодно 31 августа в Демавенде  празднуется освобождение Ирана от тирана и что этот праздник называется «аид - и - курди» (курдский праздник)[182]. Область вокруг горы Демавенд, где еще с древних времен зафиксировано обитание магов  (курдов), является его духовным истоком. Ал – Масуди, касаясь доисламской религии курдов, пишет, что «многие из них поклонялись огню и занимались магией»[183].

       Именно здесь приобрела свою окончательную форму духовная книга курдского народа - «Авеста». Академик И.М. Дьяконов видел в мидийском племени магов «первых приверженцев учения Заратуштры»[184].

 

    

Image
Bahram Cubin
Другой знатный представитель династии Сасанидов был Бахрам Чубин— сипах-салар (командующий армией, полководец) Сасанидской Армии, с 590 по 591 гг. шах-ин-шах Ирана, под именем Бахрама VI (Bahram VI Cobin, около года, 590 – 591). За Бахрамом Михранидом закрепилось прозвище «Чубин» — от курдского çop(чоп) — и общеиранского суффикса an, in. Курды худых и высоких людей сравнительно называют чопом (т.е. «худощавый, как хворостинка»), отсюда и Baxrame Copin (в источниках Cubin, Сubina – у Фирдоуси). В преданиях Бахрама Чубина описывают как «высокого мужа, с большим лбом, с вьющимися волосами, полным лицом, смуглого, со сросшимися бровями, худощавого и зловредного»[185].

     Бахрам Чубин был сыном Бахрама Гушнаспа, сына Кузека, являвшегося марзбаном Азербайджана и Армении при Сасанидском шаханшахе Хосрове I Ануширване (правил в 531 - 579 гг.). Он имел прозвище Михрбандак (в армянских источниках – Михревандак), поскольку происходил из рода Михран – одного из 7 ведущих мидийско-курдских родов, и сохранивших свое влияние и при Сасанидах, так как были с ними в кровном родстве. Владения этого рода располагались в Рее и должность марзбана Рея была наследственной. Есть сведения, что он был потомком сасанидского шаха Бахрама IV Керманшаха[186] (388 – 399).

    Ассирийские источники стали сообщать довольно рано о «Доме (роде) Михрана». В надписи ассирийского царя Тукульти – Нинурты, датируемой концом XIII в. до н.э., среди покоренных стран называется и «страна Мехри»[187]. Ученые эту страну локализуют к северу от Ассирии. В первый год своего воцарения на престол Тукульти–Нинурта I в конце ХIII в. до н.э. с помощью 28 800 хеттских воинов вынужден был обороняться на своей территории в зоне центральной Месопотамии, недалеко от слияния рек Хабура и Хармиса, от объединенных сил бабхийцев[188] и укуманийцев[189]. Сражение происходило вблизи границ стран Шарниды и Мехри. Другая надпись свидетельствует, что этот же царь титулует себя как «истребитель правителей кутиев, вплоть до Мехри»[190], что указывает на кутийский характер населения «Страны Мехри». Другой ассирийский царь Тиглатпаласар I (Тукультиапалэшарра, 1115-1077 г. до н.э.) сообщает о своем покорении куманийцев[191] вплоть до страны Мехри и увозе в свой город богини Иштар, где тоже был распространен ее культ[192]. Это  позволяет определить местоположение страны Мехри где-то между современными городами Ревандуз и Амадия. Академик И. М. Дьяконов «Страну Мехри» указывает «где – то около западных берегов озера Урмии»[193].

     Из надписи Ададнерари II (911-890 гг. до н.э.) становится ясно, что «Страна Мехри» никогда не была зависима от Ассирии, и между ними шли постоянные войны. Согласно надписи, Ададнерари II приблизительно 4 дня месяца арахсамана (октябрь-ноябрь) 910 г. до н.э. «пошел на страну Хабхи…База, Сарбалиа, Дидуала вместе с другими поселениями на берегу реки Руру страны Мехри» и, покорив их, срубил «их деревья mehri»[194]. Иранские названия этих поселений не вызывает сомнений. А дерево mehri — гранатовое дерево. Возможно, каким-то образом название «Страны Мехри» и династия Михранидов связаны также и с названием дерева  mehri (мехри). Во время праздника Михриган его обязательными атрибутами являются посвященные празднику птица Мург-и-Михриган (куропатка) и символы плодородия — плоды граната и цветы. Куропатки такжи отражались в династийном гербе и флаге Аршакидов.  Деревья мехри, плоды которых символизируют огонь и сгусток солнца, в Стране Мехри почитались как священные деревья и  только этим можно объяснить, почему ассирийский царь дал приказ об их рубке, что и отражено в его надписи.

      Ассирийский царь Ассархаддон (Ашшурхаддины, 680-669 гг. до н.э.) тоже упоминает о « людях города Мехрану»[195].

      «Дом Михрана» в ассирийских источниках всегда упоминается в составе мидийского племенного союза. Согласно Н. Адонцу, Феофилакт (III, 18) могущественный дом Михрана считает одной из семи мидийских фамилий[196].

       В среднеперсидской надписи из Мишкиншахра (Арасвар – в Иране), датированной 336 годом, среди знатных парфянских родов называются и Михраниды[197].

       В III веке до н.э. среди таких известных «парфянских» родов, как — Сурениды, Карениды, Варазы, Спандияды, Спахбеды и др., — мы видим и Михранидов. Из этих многочисленных родов только трое – Сурениды, Карениды и Михраниды сумели сохранить свои позиции и при Сасанидах, что может свидетельствовать о тесных родственных связях между Сасанидами и этими тремя родами. Эти роды владели землями в различных областях государства: Михраниды и Спандияды — в районе Рея, Сурениды — в Сеистане, Карениды — в Нихавенде (Мидия), Спахбеды — в Гургане и Дехистане.

О принадлежности Каренидов к курдам свидетельствует и следующий примечательный факт. О братьях Иване (Ибо) и Закаре (Заар) Мхаргрдзели (груз. дословно «Долгорукие»), фактических  правителей Грузии и Армении, об их этнической принадлежности к курдам сообщают армянские и грузинские источники[198]. Братья Мхаргрдзели, сыгравшие значительную роль в средневековой истории Армении и Грузии — являются ответвлением династии Карин-Пахлевидов, одного из этих семи Великих мидийско-курдских домов Ирана, считающейся частью императорского дома курдской династии  Аршакидов и Сасанидов. Существует также версия, по которой Курдский княжеский род Мхаргрдзели происходят от последнего Сасанидского царя Йездигерда III. Один из ярких представителей Мхаргрдзели — Закаре, военначальник царицы Тамар. Само наименование получено еще до 1160 года, когда Саргис, отец Закаре — служил грузинскому царю Георгию (отец царицы Тамар) на должности коменданта крепости Тбилиси. Саргис Мхаргрдзели после захвата города Ани его сыном Иване Орбелиани[199], управлял городом (в 1174—1185 гг.), а после того, как вторично город был отбить у другой курдской династии Шеддадидов (1185—1199), городом стал управлять сын Саргиса Закаре (1199—1236 гг.). Князья Лори/Ташира, Ани, Двин, Геларкуник, Амберд (ответвления 1187—1358) принадлежат этой династии. Название всей ветви Закариев восходит к Захарии (род. 1150). Ответвление династии Мхаргрдзели-Аргуташвили происходит от князя Аргута (ум. 1506). Ответвление Павленишвили — по одной версии от наименования замка Павнели (Павниси), по другой — от князя Палвени Мхаргрдзели (1244).

        О силе и мощи Михранидов свидетельствует и тот факт, что они были обладателями собственного храма огня. В древнеиранском сочинении «Атахш Нийаишн» («Восхваление огня») сказано: «Для величия и блеска Огня Вахрама — великого огня — да будет процветание (для него) победоносного правителя огней. Да будет процветание величию и блеску (огней) Адур Гушнасп, Адур-Хордад, Адур Бурзен Михр и другим огням, которые установлены в надлежащих местах».

        В роду Михранидов было распространено имя Вишнасп. Сын всесильного вельможи Михр-Нарсе из рода Михрана носил имя Мах-Гушнасп. Близ Гандзака (в Атропатене) находилась область cwromiτρηνη (Птоломей, VI,26), которая служила местожительством рода Михранидов[200]. По Себеосу (III, 26), в этом городе имелось «капище великого Грата, называемого Вшнасп»[201].

 Храмы огня, учреждавшиеся знатными родами, носили имя учредителя или членов его рода. К примеру, один из видных представителей «Дома Михрана» вузург-фармадар (первый министр) Иранского царя — Михр-Нарсе был родом из селения Абраван[202] в Парсе, где он имел большие владения.

         Представители этого рода занимали ключевые посты в государстве. Среди них  Нарсе — царь Индии, Сакастана, Турестана (в период правления Шапура I, 241-272); могущественный Бахрам Гур (421-438) — герой поэм Фирдоуси и Н. Гянджеви, один из выдающихся сасанидских царей; брат Бахрам Гура – Михр-Нарсе, хазарапет[203], советник (438-457) сасанидского царя Йездегерда II (438-457);  Пиран-Гушнасп[204], марзбан Грузии и Албании; Шахрен, марзбан Бет-Дарайе. Среди них были и государственные чиновники, которые в источниках упоминаются как  «Арштад, писец, Михранид из Рея». В этом роду особое место занимает и Бахрам Чубин, марзбан Рея, полководец сасанидского царя Хормизда IV (579-590) и командующий сасанидскими войсками (579-590).   

      

Image
Xosrov Anushirvan
Ярчайший представитель данного рода Бахрам Чубин начал карьеру при Хосрове Ануширване службой в полках саваран (тяжелая кавалерия) и тогда прославился своими подвигами. Полками саваран лично руководили первые лица государства. Еще при Тигране у аршакидской армии было 55 тысяч всадников, из которых 17 тысяч всадников были одеты в броню (14-Лукулл, XXVI). Бронированная  конница воевала под началом Мидийского царя (14-Лукулл, XXVII). Эта конница была вооружена, в основном, копьями (14-Лукулл, XXVIII). Конница была словно замурована в свою тяжелую, негнущуюся броню. У всадников не были защищены только бедра и голени. Бахрам Чубин при Ормизде IV стал главнокомандующим иранской армии. Должность Марзбана[205] была наследственной и после смерти отца в 570-х гг. Бахрам Чубин был назначен марзбаном Севера (Великая Мидия, Азербайджан и Армения) и в этом качестве успешно воевал с византийцами в Месопотамии и лично вел в бой эти полки саваран.

     Бахрам Чубин владел значительной военной силой. В одном из «Gahnamak» («Воинский список»), датируемом VII веком, численность мардепетаканской[206] (курдской) кавалерии только в Армении доходила до 120 тысяч. Именно этот военный потенциал и полководческий талант Бахрама Чубина вскоре потребовалось и на Востоке Империи.

     Ко второй половине VI века на Востоке Сасанидской Империи появилась новая угроза в лице тюрок. К 569 г. завершилось создание тюрко-византийского военного союза,  направленного против Сасанидского Ирана, который являлся главным препятствием на шелковом пути между тюрками и Византией. Караванный путь пролегал через земли Ирана — давнего врага Византии. Сасанидам  не выгодно было прикрыть торговлю шелком вообще, так как извлекали огромные доходы от высоких пошлин. Поэтому они пропускали к своим врагам минимальное количество шелка по ценам, которые сами же назначали[207]. Эта система била также по интересам тюркских ханов и согдийских купцов — торговцев щелком.  Тюрки из-за устанавливаемых Ираном высоких пошлин не могли извлечь из продаваемого Византии щелка высокий доход, а Византия, в свою очередь, не могла себе позволить покупки дорого щелка в неограниченном количестве и ее дальнейшей перепродажи в Европу в больших объемах, ставшей к тому времени единствнным значительным источником ее дохода. А путь в обход Ирана был не безопасен, и караваны согдийских купцов подвергались систематическим нападениям и грабежам.

     Тюркам и Византии удалось привлечь на свою сторону  хазар и арбов и нанести удар по Ирану с четырех сторон. Для Ирана сложилась критическая ситуация.

По сообщениям курдского средневекового историка IX века из мидийско-курдского города Динавер Абу Ханифа Ад-Динавари Хормизд IV (579-590)  отписал своему наместнику на границах Азербайджана и Армении Бахрaму Чубин, сыну Бахрaма Гушнаспа приказ явиться к нему[208] и назначил своим полководцем и командующим сасанидскими войсками.

    Бахрaм созвал все управление, собрал к себе марзбaнов и родовитых людей; из них он выбрал двенадцать тысяч витязей, причем только лиц, уже достигших сорокалетнего возраста[209] и создал 12 отпорных полков конницы.

 

 

       Об этом факте в своем Шах-наме пишет и А. Фирдоуси:

 

Военные списки[210] доставили вмиг,

Счет войска по спискам ста тысяч достиг

Пехоты и конницы. Молвил мобед:

 

«С такими войсками страшиться не след.

Войска собрались по приказу царя.

 

     О пребывании Бахрам Чубина в Армении, читаем и у Фирдоуси.

 

Хормизд их в армянские горы послал,

Хуррад фарроносный[211]начальником стал.

 

     Фарр — право на власть, согласно представлениям древних иранцев, являющееся прирожденным и окружающее как нимб голову законного властелина, что указывает на принадлежность Чубина к Сасанидской династии.

     Племя (племенная конфедерация) курдов могло одновременно выставить от 10 тысяч всадников, а некоторые и больше. Каждое племя по первому требованию царя обязано было выставлять определенное количество всадников, учет которых велся в канцелярии дворца. В зависимости от количества взрослых членов племени (мужчин) и составлялась точная роспись конных сил, которые назывались «Gahnamak». За количество и своевременное выставление конных сил нес личную ответственность глава племени. Этот порядок сбора войск был систематизирован окончательно при Сасанидах, которые в качестве поощрения стали выплачивать главе племени жалованье, а так же субсидии — в виде разовых подарков. В одном из «Gahnamak», датируемом VII веком, число мардпетаканской кавалерии в Армении доходило до 120 тысяч[212].

     О том, что речь идет исключительно о курдах,  свидетельсвует и факт, что  сегодня на современном курдском языке «село» обозначается словом gund (гунд). В Сасанидской Армии этим термином обозначался институт военных лагерей с конными полками, на которых основывалось могущество Сасанидской империи.

     Судя по приведенным «Gahnamak» данным, каждая семья выставляла одного конного воина. Роль курдско - этнического начала в  военно-политическая жизни Армении до и после арабского завоевания была значительной. В Армении, даже по признанию самих армянских источников, родоплеменная знать состояла  исключительно из курдов: ссылаясь на М. Хоренского, Н. Адонц указывает, что «Тигран учреждает также другие мелкие роды, которые находятся здесь у нас или в пределах Кортчеи (то есть «Стране Курдов» — Л. М.), происходили же они частью из Кортчеи, частью из нашего края… И то верно, что эти нахарарства происходят частью из пределов Кортчеи, а частью из других областей»[213].

     Армянская историческая традиция область проживания курдов в Армении называет Кортчеей. Н. Адонц писал, что «за окраинными областями следует признать политико-административное происхождение… Кортчеи… Речь идет не о самих названиях; они очень древние, многие из них до армянского происхождения». «Население всегда было в ней смешанного состава… армяно-кортчейского (курдского)»[214].

     В конце XIX – начале ХХ века в Османской империи были созданы полки Гамидие с курдскими всадниками числом более 100 тысяч, что также свидетельсвует о былом военном потенциале курдов. 

     Бахрам Чубин и обладал такой значительной военной силой именно из числа курдской конницы. В одном из сражений с тюрками Бахрам Чубин самолично убил хана Савэ, известного в китайских источниках под именем Янг-Соух («Большой Мороз»). После этого победоносно вторгся во владения тюрков в Средней Азии. В 588/9 г. разбив войско тюркского кагана[215] в окрестностях Герата – Бадгиса, вынудил его подписать с мирный договор в Ктесифоне.В знак признания его заслуг сасанидский шах Хормизд IV даровал ему Балх и весь Хорасан.

     Высочайший авторитет Бахрама Чубина в Империи стала и причиной его опалы. Боясь его растущего могущества, Хормизд IV решил избавиться от него, обвинив его в несогласованности при дележе трофеев и утаивании ее части, сместил с поста главнокомандующего. В Империи  Хормизда IV, сына Хосроя Нуширвана за его свирепый нрав и мстительный характер в отношении аристократии недолюбливали. Его матерью была тюркская царевна и из-за войны с тюрками это стало допольнительной причиной отчуждения.

   

Image
Hormizd IV
Во главе дворцового заговора стояли Биндой и Бистам, братья Хосрова Ануширвана, родные дяди по отцу  Хормизда IV. В столице Ктесифоне Биндой и Бистам низлогают Хормизда и возводят на трон его племянника - Хосрова II, Парвиза (591-628), а самого Хормизда позднее  умерщвляют в темнице. Воцарение Хосрова II вызвало недовольство в армии и среди знати, чьи симпатии были на стороне Бахрама Чубина, который будучи отстраненным, тем не менее обладал значительной военной силой. Хосров, желая заручиться поддержкой Бахрама, обещает восстановление всех его привилегий второго сановника в государстве. Бахрам в своем ответном письме отказвыается повиноваться «безродному» (с намеком на его происхождение по материнской линии).  

    В сражении на Большом Забе войско Хосрова было наголову разбито, а он сам бежал под покровительство Византиского императора Маврикия (582-602), обещая византийцам взамен города Мартирополь[216], Дару[217],  Армению и уступки в Грузии.

    Для склонения на свою сторону и укрепления своей власти в Армении и Малой Мидии (Атропатене — совр. Южный (иранский) Азербайджан) Хосров направил Бистама. Тем временем Бахрам Чубин, заняв Ктесифон, заключает в темницу Биндоя вместе с несколькими аристократами — сторонниками Хосрова и направляет послов в Константинополь также с просьбой о поддержке.  Бахрам Чубин объявил себя Шахиншахом (Царь царей) и после коронования под именем Бахрам VI отдал распоряжение о реставрации законной династии Аршакидов. Это указывает на тот факт, что Аршакиды и Сасаниды были потомки двух братьев (Аршака и Митридата), общеизвестно, что Бахрам Чубин принадлежал к роду Михранидов — одной из семи известных «парфянских» домов Ирана.

    Византийский сенат принимает решение в пользу Хосрова. Маврикий, выдав  замуж за Хосрова свою дочь Марию, оказал ему военную помощь в его восстановлении на отцовском престоле.

    В это же время, сумевший выбраться на свободу Биндой предпринимает неудачную попытку свергнуть Бахрама Чубина, после чего бежит к Бистаму в  Атропатену (Малую Мидию).

    Объединенное византийско-иранское войско впервые сошлось с Бахрамом у Б. Заба и Бахрам отступил в Атропатене к Ганзаку. В бою на р. Бларате состоялось решающее сражение, Бахрам был разбит и с остатками войска отступил в Хорасан. Здесь он  был принят с почестями при дворе тюркского хагана и женился на дочери хагана.

    Обеспокойный таким оборотом дел, Хосров сумел через своего посла склонить подарками жену Нили-хана на заговор против претендента, и наёмный убийца заколол Бахрама VI отравленным кинжалом.

    Бистама Хосров поставил правителем Хорасана, Рея и Табаристана, Биндой же остался при дворе, где играл первую роль. Но вскоре шаханшах, подозревая Биндоя в измене, велит его казнить; тот попытался бежать к брату, но по пути был схвачен марзбаном Атропатены и отослан к Хосрову II Парвизу, который предал его мучительной казни.

        Бистам же поднимает восстание, объявляет о своей независимости и даже выпускает монеты со своим именем. В результате заговора  Бистам был убит, а его голову посылают Хосрову II Парвизу.

 

        Боясь мести Хосрова, Михран из рода Михранидов (ближайшие родственники Сасанидов), покинув Иран, «убежал в Алупан вместе со своими 200 тысячами мужей курдских племен»[218]. Обеспокоенный тем, что Михран, объединившись с врагами Хосрова, может повернуть оружие против него, он срочно отправляет ему письмо с предложением «взять на себя все земли, докуда он успел дойти в Албании». Письмо застало Михрана в области Кирдман[219], где он и обосновался, построив в честь Митры священный родовой храм с курдским названием Михрийан («Святилище Митры»). 

        М. Каланкатуйский родственный Сасанидам  род Мехранидов[220], перечисляет так: Михр, Армаел, Вард, Храбрый Вардан, Вард. У Варда было трое сыновей: Варазман, царевич Шушик и первый великий князь Албании Вараз-Григор(625-636).

        Вараз-Григор в 628 г. принял христианство и был крещен католикосом Албании Виро (596-630).

       У Вараз-Григора было четыре сына —  Вараз-Перож, Джаваншир[221], Йезд-Хосров и Варазман (Моисей Каланкатуйский, II, 13) [222].

         В «Албанской Книге» (20-21) генеалогия династии Михрана перечислена следующим образом: Михран, Армайил, Варда, Вардан, Варкил, Вараз, котрому «при крещении выдающийся гений каталикос Виру дал ему имя «Гиргур»[223] (Вараз Гиргур) и Жуваншир. Вараз-Григор в 628 г. принимает официальную государственную религию Византии — халкедонскую (диофизитскую) веру христианства.

          Как видно из перечисленной генеалогии Михрана, она почти совпадает с приведенной у М.Каланкатуйского  Албанской Книгой.

          Несмотря на то, что династия Михранидов сумела закрепиться в Албании в 603 году, только к 630 г. они сумели выдвинуться на первые ряды Албанских князей и последних подчинить себе.

          Несомненно, самым ярким представителем Михранидов является  Великий князь Албании Джаваншир (636-680).

 

          Видимо, в этот период и часть других курдских племен, боясь мести со стороны царя  Хосрова II, откочевали в Хорасан, увеличив число ранее там размещенных курдских племен. Большинство источников родословную многих владетельных домов Хорасана возводять к Михранидам, в том числе и Бахрам Чубину.

          Устойчивая традиция о принадлежности Бахрама Чубина к роду Михранидов отражена и в поздних источниках (Античный Иран, Тегеран 1930 г.). В указанной книге подтверждается, что Бахрам, является предводителем иранского рода «Михран». И средневековый курдский историк Шараф Хан Бидлиси на основе письменных источников и сохранившихся в курдской среде преданий пишет, что  «из курдов вышел и знаменитый полководец, герой [своей] эпохи Бахрам Чубин — современник Хурмуза, сына Ануширвана, одного из персидских государей» который рос в Туркестане и Хорасане[224],  Многие источники именно Бахрам Чубину возводять родословную царей Хорасана. Согласно Шараф хана Бидлиси, Бахрам Чубину восходит и «генеалогия государей Куртской династии и падишахов Гура[225]». 

          От Бахрама Чубина принято вести родословную династии Саманидов.         

          Говоря о родословной царей Хорасана, известный ученый-энциклопедист  XI века Абу Рейхан Мухаммед ибн Ахмед аль-Бируни (973-ок.1050), следуя устойчивой традиции,  сообщает, что «никто ведь не оспаривает, что первый царь их династии, а это [был] Измаил, является сыном Ахмада, сына Асада, сына Саман-Худата, сына Джасимана, сына Тагмата, сына Нуширда, сына Бахрама-Чубина, сына Бахрама-Джушанаса, марзубана азербайджанского»[226]. Такая же последовательность династийной родословни Саманидов указывается и в книгах «Сурат уль Ард» Мухаммад ибн Хавкаля, в книге Якута бин Абдулла Хамавий «Муаджамм уль-Бульдан», неизвестного автора «Мужамал ул-Таворих» в книге Абдукарима бин Мухаммад Саманий «Аль Ансаб», в книге «Аль Камилу фит Торих» и «Аль Баб фи Тахзиб уль Ансаб» Али бин Мухаммад ибн Асира, в книге Хамдулла Мостафавий «Торих-э гозиде».

          Таким образом, на примере Дома (рода) Михранидов, которые никак не связаны с персами и имеют непосредственное отношение к курдам, также устанавливается родство Аршакидов и Сасанидов с курдами. Приведенный выше фактичсекий материал дает полное основание утвреждать, что род Михранидов, в лице ее ярких представителей Бахрама Гу(о)ра и Бахрама Чубина, находящиеся в тесных родственных отноршениях с Сасанидами, выступают в своем курдском обличии.    

         О принадлежности династии Сасанидов к курдам утверждает и  ученый историк С. Галлямов: «Все  события,  описываемые  в  «Карнамаг»  — детство  Ардашира  проведенное  с  курдами,  женитьба  на  дочери  царя  курдской  династии  Ардабана,  война  с  курдами  во  главе  с  мидийским  царем  Мадиком,  искоренение  курдского  ведийско-арийского  культа  Ажи – Дахаки  и  восшествие  на  престол  Шапура,  сына  курдянки  показывают  курдско-мидийское  происхождение  династии  Сасанидов,  правивших  с  224 г.  по  651  г.  до  завоевания  Ирана  арабскими  завоевателями»[227].

         В Езидском священном тексте «Масхаве Раш» («Светлая Вера») родословная исповедующих езидизм курдов также возводиться к Сасанидам. В главе XXII повествуется, что «После этого Малак Тавус спустился на землю [и] предстал перед сотворенной нашей общиной. Кроме ассирийских царей, было несколько наших царей: Нашрух, который есть Насредин, и Гамбуш (Кабуш), который есть Фахрадин, и Артимуш, который есть Шамсадин. И после этого (них) мы имели двух царей: Шабур Первый и [Шабур] Второй. Их владычество длилось сто пятьдесят лет. Из их рода происходят наши вельможи до сегодняшнего дня». Цари из династии Сасанидов — Шапур I вступил на престол в 241 году, а правление Шапур II завершилось в 380 году, что составляет  около 150 лет.

         Известный курдский средневековый историк Шараф Хан Бидлиси из старинной семьи глав курдского племени рузаки (рожки), потомственных правителей города Бидлиса, автор Шараф-наме, также возводил свою родословную к Сасанидам[228]. По сообщениям Шараф Хана, Битлис и ее окрестности с округом Ахлат во времена Нуширвана[229] принадлежали его дяде Джамасбу[230]. По решению племенного совета конфедерации курдского племени Рузаки делегация из племенной знати поехали в город Ахлат и проживающие там два брата по имени 'Иззаддин и Зийа'аддин из царского рода Сасанидов «со всеми почестями и церемониями доставили царевичей в Бидлис. Одна партия поставила на правление 'Иззаддина в Бидлисе, другая — Зийа'аддина в Хазо»[231].

         По словам Муллы Махмуда Байазиди, во всем Курдистане всего два рода могли соперничать с этой семьей своим древним происхождением — род правителей Бохтана (Джезире) и Хаккари[232].

        Курдская поэтесса и историк первой половины XIX века Мах Шараф-Ханум Курдистани[233] «высокий род Бани Ардалан[234] возводит к Ардаширу Папакану»[235]. Шараф-Ханум в своих стихах «Почетная эпоха, голова достойная короны под чадрой» и «Изменчивая судьба» сетует на судьбу:

 

Be zire meqneye mara serist layiğe əfsər

Vəli çe sud ke douran nəmude xar çeninəm

Ze tac o təxte Cəm o Key mərast ar o leykən

Be asetane velayət kəmine xak neşinem

 

Под чадрой носим голову достойную короны

Но, к сожалению, время меня так унизило

Я имею отношение к трону Джамшид[236] и Кейхосров[237]

А я униженная сижу на земле этих краев.[238]

 

           Ее современник, курдский историк Хусрав Ибн Мухаммад Бани Ардалан также указывает: «по преданиям они (род Бани Ардалан) являются потомками Ардашира Папакана»[239].

          Существущая версия о том, что Йездигерд III являлся оснавателем рода курдских князей, известных в истории как аристократическая династия Мхаргрдзели («Долгорукие») — еще один существенный штрих к принадлежности Сасанидов к курдам.

    

          

Image
Yazdgerd III
 В Сасанидском государстве официально существовало разделение между Ираном (Эраншахр) и не-Ираном (Ан-Иран). Первоначально оно подразумевало этнорелигиозное различие между иранцами (персами, мидийцами-курдами и т.д.), исповедовавшими зороастризм, и неиранскими народами и племенами, придерживавшимися иных культов.     Со временем к «Ирану» стали относить все страны и области, входившие в состав державы Сасанидов, включая и ее центр Месопотамию, где традицирнно не персы, а  именно курды составляли большинство населения.

           В ту пору различия между отдельными иранскими языками (мидийско-курдским, персидским и т.д.), конечно, существовали, но они не были столь существенны, и сами эти языки можно было рассматривать как наречия (диалекты).

           На протяжении эпохи Сасанидов шел процесс языковой и консолидации этнической консолидации иранских этносов и развитие национального самосознания.

          Благодаря тому, что при Аршакидах и Сасанидах государство примерно в одних границах просуществовало около 800 лет, именно в период Аршакидского правления в основном и сложилось ядро курдского этноса, процесс которой в большей степени и завершилось при Сасанидах.  

 

               Составляя чуть более половины (51%) численности населения современного Ирана (более 35 млн. чел.), персы проживают на всей территории страны, однако большинство из них сосредоточено в центральных, южных и восточных областях страны.

         Численность курдов источники называют от 30 до 40 миллионов, то есть курдов, если и не больше, то и не меньше самих персов. В истории мидийцы-курды упоминаются ранее персов и за весь период выхода на историческую арену этих двух народов история знает сотни курдских феодальных княжеств и государств. А персы, кроме смешанной курдско-персидской династии Ахаменидов Древнего Ирана (558—330 до н. э.) могут указать на единственную персидскую правившую в XX веке в Иране династию Пехлеви (1925-1979), потерявшие власть в результате Иранской революции 1979 г., где одной из основных движущих сил были те же курды.

 

      К упрощенному подходу истории прибегают и азербайджанские, и армянские и грузинские ученные, в унисон утверждающие, что эти иранцы — «парфяне-аршакиды» и «персы-сасаниды», —  очутившие в Албании (Азербайджане), Армении и Грузии, почему-то «обалбанились», «обармянились» и «огрузинились»?!  Судя по этой тенденции, в Передней Азии, Иранском и Армяно-Курдском Нагорье и Закавкзье ни один иранец не должен были сохраниться. Удивляет, почему иранцы, обладающие значительной военной силой, стройным по тем временам религиозным учением Зороастра и священной книгой «Авеста», высоким уровнем самобытной иранской культуры должны были раствориться среди этих малочисленных этнических образований, находящихся на более низком уровне культурного и социального развития? Почему-то, в той же Грузии, иранцы-осетины не растворились и не исчезли, а до наших дней сумели отстоять и сохранить свою этническую идентичность. И самый большой по численности среди иранских народов - курды по своей пассионарности и военно-политической активности всегда играли и ныне играют ключевую роль в регионе.

      По своему этническому потенциалу курды всегда превосходили и превосходят персов и у них больше оснований рассматривать династии Аршакидов и Сасанидов как курдские.

    

 

 

 

 

 

 

 

 

 



[1]Хроника  «Карнамаг – и  Ардашир – и  Пабаган» (Книга  деяний  Ардашира  сына  Папака»), VI  век;

Ат-Табари. История пророков и царей (Фрагмент о первых Сасанидах). Th. Noеldeke. Geschichte der Perser und Araber zur Zeit der Sasaniden aus der arabischen Chronik des Tabari uеbersetzt. Leiden, 1879; Английский перевод с арабского (авторыА. Аль-Исса и Д. Дэнс) опубликован в кн.: The Eastern Roman Frontier and the Persian Wars A.D. 226-363. A Documentary History. Ed. M. H. Dodgeon, S. N. C. Lieu. London, 1991.

http://www.vostlit.info/Texts/rus5/Tabari/per1.phtml?id=1374

[2]Сасан, представитель знатного рода, женатый на княжне из дома Безренджи. Ему наследовал сын Папак, использовавший свое положение для возвышения своего сына Ардашира, который и стал основателем династии Сасанидов.

[3]Александр нанёс зороастризму огромный урон: были разрушены и разграблены многие храмы, казнены жрецы и сожжены двенадцать тысяч (!) коровьих кож, на которых, согласно преданию, золотыми чернилами была записана Авеста. В течение всего правления Александра Македонского гонения на зороастрийцев не прекращались, за что они считают его одним из величайших грешников всех времён и народов.

[4]Касумова С.Ю. Азербайджан в III-VIII вв.(этнокультурная и социально-экономическая история). Стр. 31. Баку, 1993 г. 

[5]Эламский Susa, Shushan (Шушан), современный Шуш. Развалины в 20 км к юго-западу от города Дизфуль (Иран).

[6]Аванская династия — царский род Элама, правивший в XXVI до н. э. — около 2190 до н. э. Центр — город Аван, предгорья Аншана в южном Иране

[7]Дьяконов И.М. История Мидии от древнейших времен до конца IV века до н.э.С.187. М._Л., 1956.  

[8]К примеру, курдское село Аван в Эчмиадзинском уезде Эриванской губернии (Кавказский Календар на 1915 г. Население Кавказского края к 1му январю 1914 г. (по данным уездной админстрации). Курдское село Аван Эчмиадзинском уезде Эриванской губернии, полностью 100% заселенная курдами, 301 жителей).

[9]Дьяконов И.М., ук.соч., с. 187. 

[10]Араб Шамилов. Среди курдов. «Заря Востока». Тбилиси. № 553, 17 апреля 1924 г.

[11]Об этом см. подробно: «Южное Закавказье и курды». http://www.kurdist.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=3&Itemid=1

[12]Naven kurdî. Kurdische namen. Kurt isimleri. S.307. Germany, 1992.

[13]Naven kurdî.Kurdische namen. Kûrt isimleri. С.347. Germany, 1992.

[14]Судя по имени, близкий к кутиям или из их среды.

[15]Царская династия, правившая в 2030 до н. э. — 1850 до н. э. в.

[16]Ал-Масуди. Золотые россыпи. IV, 240. Шмидт А. Н. Материалы по истории Средней Азии и Ирана // Ученые записки Института востоковедения. С.473. М.-Л., 1958. Т. XVI. 

[17]Дехкан, дихкан (dehgān — «землевладелец»), термин, известный со времён Сасанидов в Иране и в Средней Азии. Первоначально Д. именовались выделившиеся из общины владельцы земли, частью превратившиеся затем в феодалов, иногда — сельские старшины.

[18]Кайoмарса (Кайумарс) — арабизованная форма др.-ир. имени Гайо Март (Гайб Мартан — «Земной смертный»). У ряда ранних мусульманских авторов (Табари, Кудамы и др.) Кайумарс, с которого начинается согласно иранской традиции история человечества, отождествляется с Адамом.

[19]Naven Kurdi. Kurdishe Namen. Kurt isimleri. S. 367. Germany, 1992.

[20]Галлямов С. Древние Арии и вечный Курдистан. С. 143. М, 2007. 

[21]Naven Kurdi. Kurdishe Namen. Kurt isimleri. S. 376. Germany, 1992.

[22]Бируни Абу Райхан. Избранные произведения. т. I. Памятники минувших поколений. С. 52 Ташкент, 1957.

[23]Жигалина О. Курдские ханы в России (90-е годы XIX - начало XX века). Журнал «Дружба». 1999 г. №6. СС. 42. Г. Москва. 

[24]Галлямов С. Древние Арии и вечный Курдистан. С. 142. М, 2007.

[25]Галлямов С. Древние Арии и вечный Курдистан. С. 143. М, 2007.  

[26]Naven Kurdi. Kurdishe Namen. Kurt isimleri. S. 298. Germany, 1992.  

[27]Галлямов С. Древние Арии и вечный Курдистан. С. 142-143. М, 2007. 

[28]Naven kurdî.Kurdische namen. Kûrt isimleri. С.237. Germany, 1992.

[29]Дьяконов И. М. Ассиро-вавилонские источники по истории Урарту//Вестник древней истории. С.312. 1951. № 2. 

[30]Лерх П. В. Исследования об иранских курдах и их предках, северных халдеях. С.119. Кн. 1. СПб., 1856.

[31]Шопен И. Исторический памятник состояния Армянской области в эпоху ее присоединения к Российской империи. С. 541, 971, 1127, 1130; СПб., 1852; Та’рих-и Систан. С.28. М., 1974.

[32]Бидлиси Ш.. Х. Шараф-наме. С. 101. Т. 1. М., 1967; Лерх П. В.,ук.соч, с.101,104. 

[33]Современный Иран. Справочник. С.635. М., 1984.  

[34]Бидлиси Ш.. Х., ук.соч., С.406.

[35]Бидлиси Ш.. Х., ук.соч.,С.201; Джалил Дж. XIX век. Курды в Османской империи. С.24. Анкара, 1992 (на тур. яз.); Жигалина О. И. Национальное движение курдов в Иране (1918-1947 гг.). С.8. М.,1988.

[36]Лерх П. В., ук.соч., С.82, 88; Торос Ахпарь. Путеводитель по Армении. Путевые очерки Архимандрита Гарягина Срвандзтянца. Очерки Васпураканской области. Продолжение//ИКОИРГО. С.21. Т. 10. № 1. Тифлис, 1889-1991; Современный Иран. Справочник. С.631. М., 1984.  

[37]Кавказский календарь. Тифлис, 1907.  

[38]Дьяконов И. М. , ук.соч., с. 323.

[39]Дьяконов И. М. , ук.соч., с. 334. 

[40]http://www.evangelie.ru/forum/t4555.html

[41]Дарий I. Бехистунская надпись. Перевод Дандамаев М.А.  

[42]Ахемениды, династия царей древнеперсидской державы в 558-330 гг. до н. э.

[43]Ал-Масуди. Золотые россыпи. IV, 240. Шмидт А. Н. Материалы по истории Средней Азии и Ирана // Ученые записки Института востоковедения. С.473. М.-Л., 1958. Т. XVI.  

[44]Ал-Мамсуди, ук.соч., с. 473.

[45]Ат-Табари  называет этих царей мулук am-тава'иф, т. е. «царями народов» (или «племен»)

[46]Набатейцы — арабское племя, упоминаемое еще в VII в. до н. э. в клинообразных надписях Ассурбанипала, в древности обитавшее в так называемой «Скалистой Аравии» (Arabia Petraea классических писателей). Государство набатейцев в I в. до н. э. обнимало южную и восточную Палестину, на юго-запад простиралось до побережья Черного моря, а на юг — до границ Хиджаза. Временами набатейцы владели Дамаском и захватывали даже египетские области в восточной части дельты Нила. Арабы-мусульмане набатейпами называли земледельческое население Сирии и Ирака, говорившее на арамейском наречии.

[47]Аршакиды. 

[48]Масабадан — юго-западная окраина Джибаля (древней Мидии, на границе с Месопотамией  и Хузистаном. 

[49]Ал-Мамсуди, ук.соч., с. 473. 

[50]Под этим названием известны два города: один — в провинции Кирман, другой — в юго-восточной части провинции Фарс, на расстоянии 6 фарсахов от побережья Индийского океана (этот город назывался также Майан или Хаман.

[51]В провинции Джибал (древней Мидии).

[52]Округ к югу от Масабадана, на границе Месопотамии и Хузистана.

[53]В провинции Джибал (древней Мидии).

[54]В провинции Джибал (древней Мидии).

[55]Абу Ханифа ад-Динавери. Книга связных рассказов. Шмидт А. Н. Материалы по истории Средней Азии и Ирана // Ученые записки Института востоковедения. М.-Л., 1958. Т. XVI.С.476.

[56]В древности область Шахразур  — букв. «царская  область»,  представлял  собой  горную  область  между  Эрбилем (столицей нынешнего Иракского Курдистана) и Хамаданом (Экбатана, столица Мидии).

[57]Среднеперсидская эпиграфика Кавказской Албании (Дербент). Города Ирана. С.59. Баку, 1994 г.

[58]И.М. Дьяконов. История Мидии. С.261. Москва - Ленинград, 1956 г. 

[59]Хачатуров К. Курды, черты их характера и быта. Сборник материалов для описания местностей и племен кавказа (СМОМПК). Тифлис, 1894 г., выпуск 20. I отдел. Стр. 64.

[60]Худабашев А. Обозрение Армении, в географическом, историческом и литературном отношении. СС.67-68. Спб, 1859.

[61]Худабашев А., ук. соч., С.68.

[62]Худабашев А., ук. соч., С.69.

[63]Худабашев А., ук. соч., С.74.

[64]Худабашев А., ук. соч., 71.

[65]Худабашев А., ук. соч., С.75.

[66]Худабашев А., ук. соч., 71.

[67]Худабашев А., ук. соч., С.71.

[68]Худабашев А., ук. соч., С.72.

[69]Худабашев А., ук. соч., С. 72, примечание 2.

[70]Худабашев А., ук. соч., С.74. 

[71]Худабашев А., ук. соч., С.417.  

[72]Худабашев А., ук. соч., С.417.   

[73]Худабашев А., ук. соч., С.418.  

[74]Всеобщая история Вардана Великого. С.59. М. 1861 г.

[75]Вардан Великий, ук.соч., с. 65-66.

[76]Фрай Р.Н.Наследие Ирана. С. 245. М ., 2002.

[77]Бойс. М.  Зороастрийцы. Верования и обычаи. С. 155. М ., 1987.

[78]Дьяконов И. М., Старкова К. Б. Надписи Артаксия (Арташеса I), царя Армении. Вестник древней истории. Москва, 1955. №2. С. 168; Фрай Р.Н.Наследие Ирана. С. 254. М ., 2002.  

[79]Курдско-русский словарь/Сорани/. С.339. М., 1983.

[80]Бойс М. «Зороастрийцы. Верования и обычаи». С.108. М., 1987.  

[81]Дневник М. А. Гамазова, веденный при следовании, вместе с Персидскою комиссиею, от Хаммам-и-Али до Шейх-Ибрахима, в мае 1852. Путевой журнал Е. И. Чирикова, русского комиссара-посредника по турецко-персидскому разграничению, 1849-1852 гг. // Записки Кавказского отдела Императорского Русского географического Общества, Книга 9. 1875. С.573.

[82]Вестник древней истории.1978. № 2. С. 38-40. Надписи Саргона II.

[83]Дьяконов И.М. Ассиро-Вавилонские источники по истории Урарту. Вестник Древней Истории. Москва. 1951 г. №2. С.330.

[84]Дьяконов И.М. Ассиро-Вавилонские источники по истории Урарту. Вестник Древней Истории. Москва. 1951 г. №2. С.330-331. 

[85]Государственный глашатай (nagir, nagir maii) — чиновник, ведавший повинностями в Ассирии. К этой должности была прикреплена провинция, расположенная на Большом Забе, ниже области Мусасир.

[86]Дьяконов И.М. Ассиро-Вавилонские источники по истории Урарту. Вестник Древней Истории. Москва. 1951 г. №2. С.337.

[87]Дьяконов И.М. Ассиро-Вавилонские источники по истории Урарту. Вестник Древней Истории. Москва. 1951 г. №2. С.330.

[88]Пиотровский Б.Б. Ванское царство (Урарту) / Орбели И.А.. — Москва: Издательство Восточной литературы, 1959. — 286 с.

[89]Дьяконов И.М. Ассиро-Вавилонские источники по истории Урарту. Вестник Древней Истории. Москва. 1951 г. №3. С.216.

[90]Дьяконов И.М. Ассиро-Вавилонские источники по истории Урарту. Вестник Древней Истории. Москва. 1951 г. №3. С.217. 

[91]Вестник древней истории.1978. № 2. С. 38-40. Надписи Саргона II (127 III, 37).

[92]Дьяконов И.М. Ассиро-Вавилонские источники по истории Урарту. Вестник Древней Истории. Москва. 1951 г. №2. С.335.

[93]Надписи Руса I, сына Сардури. № 264. Меликишвили Г.А. Урартские клинообразные надписи. Вестник Древней Истории. Москва. №4,1953 г. С. 215.

[94]Там же.

[95]Дьяконов И.М.. Ассиро-вавилонские источники по истории Урарту, № 81. - Вестник древней истории, 1951, № 3. С. 54(72)-40.

[96]Там же, с. 208.

[97]Пигулевская Н.В. Города Ирака в раннем Средневековье. С. 47-49. М.-Л., 1956.

[98]Сардана — Сарданапал, легендарное имя ассирийского царя Ассурбанипала. Отождествляется с Синаххерибом (705 — 680 годах до н. э.), сын Саргона II.

[99]Диодор Сицилийский в своей «Исторической библиотеке»  сообщает, что мидийский царь Арбак правил 28 лет. Арбак упомянут в 713 году до н. э. в анналах Саргона II (722/1 - 705 гг. до н. э). Некотрые источник годы правления Арбака указывают 819—791 гг. до н. э.

[100]В октябре-ноябре 615 г.до н.э. мидийские войска во главе с Киаксаром отвоевали Аррапху у Ассирии. В древних письменных  источниках область Аррапха упоминается как Бит-Гармай, т. е. «3емля (или царство) Гармай», а город — не иначе как Карка де Бет Селох — о чем свидетельствует древняя сирийская хроника «Карки де Бет Селох». У кочевых курдов существуют понятия «теплый район зимовки» — «гярмсир» и «холодный район кочевий» — «сардисир». И в настоящее время район зимовок ряда курдских племен в долине между хребтами Загроса и хребтом Хамрин носит название Гярмиан.  

[101]О. Вильчевский. Курды. Введение в этническую историю курдского народа. С.90. М., 1961.

[102]О. Вильчевский., ук. соч, с. 10-11. 

[103]Пигулевская Н. В. Города Ирана в раннем средневековье. С.48-49. М.-Л.,1956.

[104]Пигулевская Н. В. Города Ирана в раннем средневековье. С.48-49. М.-Л., 1956.

[105]Вильчевский 0. Курды. Введение в этническую историю курдского народа. С. 90-91; 98-99. М., 1961.

[106]Правившая в Картли ирано-курдская Династия Фарнавазидов (299-99 до н. э.); 30 г. до н.э.-1 г.н.э. 

[107]Naven Kurd, 357.

[108]Ebdullah Memê Mehmed (Hoko) Varli. Diroka dugelên kurdan (600-1500) С.129. Istanbul, 1997 (на курдскомя языке).

[109]Ebdullah Memê Mehmed (Hoko) Varli. Diroka dugelên kurdan (600-1500) С.203. Istanbul, 1997 (на курдскомя языке).   

[110]Довин (Двин, Дабиль) — город на Араксе, столица курдских правителей Армении. Ныне небольшое селение южнее Еревана. 

[111]Чохур-Саадом именовалась Кавказская Армения или Ереванская область и с арабского означает «Земля Шедаддидов» (чохур, чухр – земля, Саад — Шади б. Марван, дед Салахаддина Аююби).

[112]Шараф Хан Бидлиси, ук.соч., с. 122.

[113]Никтин В. Курды. С.271.М., 1964.

[114]Лерх П., ук.соч., с.78.

[115]Лерх П., ук.соч., с.79.

[116]Соврменный Ирана. Справочник. С. 602. М, 1957.

[117]Соврменный Ирана. Справочник. С. 631. М, 1957.

[118]Celilê Celil. XIX yuzyil Osmanli imperatorlugunda kurtler. S.44.Ankara, 1992 (на турецком языке).

[119]В. Диттель. «Русская словесность. Очерки путешествия по востоку с 1842 по 1845гг. С.193-195».

[120]Kur(кур) — в современном курдском языке «глубина, подземелье».  

[121]Мифологический словарь. М., 1990. С.299. 

[122]Антропоним  Тирикан — теофорное имя от имени бога Тири.  Тири — древний зороастрийский бог, кан/ан — ирано-курдский суффикс принадлежности; также имеется мидийский (древнекурдский) праздник «Тирикан», который был посвящен божеству Тири. Этот праздник  приходился на четвертый месяц, считая с «Нового дня» (Навроза), и отмечался в день Тири месяца Тири (22, 90-91). Видимо, имена теофорные носили только родоплеменная знать и цари.  В курдском слово «тир» означает «стрела», и, следовательно, теофорное имя кутийского царя Тирикан можно перевести как «лучник» или «божья стрела Тири». Таким образом, мы можем говорить о «ирано-курдском» имени  Тирикан, к которому восходить и широко распространенное имя Тигран.

[123]Дьяконов И.М. История Мидии. С. 110,111. М.– Л.,1956.

[124]Один из основоположников ассириологии, выдающийся английский востоковед и дипломат,  который  внес весомый вклад в дешифровку мидийской (древнекурдской), древнеперсидской и ассиро-вавилонской клинописи и прочитал в Бехустинской (Бистстунской) надписи имя Дария. Йиме — авестийскому Ною приписывается обучение людей письменности (Авеста, «Видевдат»), что само по себе указывает на развитие письменности среди мидийцев (древних курдов).

[125]Всеобщая история Степаноса Таронского Асохика по призванию писателя XI столетия. М., 1864. Приложение 5, п.1.

[126]Источники грузинских летописей. Три хроники. Обращение Грузии  (в христиансвто). С.59. СМОМПК. Выпуск 28. Тбилиси, 1900.

[127]Кекелидзе К. С. Классификация народов и вопросы их географического расположения в древнегрузинской литературе. — Этюды по истории древнегрузинской. литературы, I, с. 168—182).

[128]Кошеленко Г.А. Генеалогия первых Аршакидов (еще раз о нисийском остраке № 1760) // История и культура народов Средней Азии (древность и средние века). Под редакцией Б.Г. Гафурова и Б.А. Литвинского. М., 1978. С. 31-37.

[129]Пилипко В.Н. Нисийские документы и некоторые проблемы генеалогии Аршакидов // Центральная Азия. Источники, история, культура. М., 2003. С. 123-125. 

[130]Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. Китаб ал-масалик ва-л-мамалик. $28. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. М. 1986.

[131]Ибн Хордадбех, ук.соч, с. 48. 

[132]Зумма — «места [поселения] курдов». 

[133]Базанджан, Базикан – название курдского племени. 

[134]Фарсах — мера, длинны равная 5760 м.

[135]Ат-Табари. История пророков и царей. Извлечения из «ТАРИХ АР-РУСУЛ ВА-Л-МУЛУК». Материалы по истории туркмен и Туркмении. Т. 1. М. Институт Востоковедения. 1939. С. 88.

[136]Большаков О. Г. История Халифата. Т. 2. Эпоха великих завоеваний (633—656). С. 188-189.  М., 1993.

[137]Динимиз, Намазларымыз, Имамларымыз («Наша Вера, Молитвы, Имамы»). С. 46. Баку,  1994 (на азербайджанском языке).

[138]Путь достижения (истины) (Нахдж-Уль-Балага) (Перевод Т. Черниенко, вторая редакция). http://shia.spb.ru/ru/publ/info/171

[139]Та’рих-и Систан. С.193-194. М., 1974.

[140]Та’рих-и Систан, прим. 638, 439.

[141]Область Сулеймание находится там, где в VII в. до н. эры и находилась область Карка де бет Солох (совр. г. Киркук), который входил Шахрезуру.

[142]Ebdullah Memê Mehmed (Hoko) Varli. Diroka dugelên kurdan (600-1500) С.167. Istanbul, 1997 (на курдскомя языке).   

[143]Курдские источники годы правления  династии Хасайнвейхидов указывают 933-1044 гг.

Ebdullah Memê Mehmed (Hoko) Varli. Diroka dugelên kurdan (600-1500) С.167. Istanbul, 1997 (на курдскомя языке). 

[144]Стэнли Лэнь-Пуль. Мусульманские династии (Хронологичсекие и гениологические таблицы с историческими введениями). С.114. Спб, 1899

[145]Царь Персии Дарий (Дараявауш) (522-486 гг. до н.э.).

[146]Арриан. 3, 18; Диодор Сицилийский. 17, 68. 

[147] Пигулевская Н. В. Перевод следующей части «Хроники Карка де Бет Селох», отсутствующей в издании Мезингера, дается по тексту, изданному Беджаном.  

[148]Селевк I Никатор (ок. 358 до н.э. — 281 до н.э.) — полководец Александра Македонского, диадох. После смерти Александра в результате войн с другими диадохами основал Государство Селевкидов.

[149]Пигулевская Н. В. Города Ирана в раннем средневековье. С. 46. М.-Л., 1956.

[150]Босворт К. Э. Мусульманские династии. С.156. М., 1971.

[151]Mohammad Mardukh Kordestâni, Târikh-e Mardukh: Târikh-e Kord wa Kordestân, 2 vols. in one, Tehran, 1973. I, стр. 75-117.  

[152]Всеобщая история Вардана Великого. С. 480. М. 1861 г.

[153]Всеобщая история Вардана Великого. С. 504. М. 1861 г.

[154]Гарник Асатрян. Этюды по иранской этнологии. С.47. Ереван, 1998 г.

[155]Каченовский М. Т. О курдах турецких и персидских. Вестник Европы, Часть 159. № 8. 1828.

[156]Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. Китаб ал-масалик ва-л-мамалик. $28. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. М. 1986. 

[157]Касумова С.Ю. Азербайджан в III-VIII вв.(этнокультурная и социально-экономическая история). Стр. 31. Баку, 1993 г.

[158]Şaşаn (Шашан) — Курдское собственное мужское имя. Naven kurd, 371. Судя по парфянскими документам из Нисы I в. до.н.э, имя Сасан было теофорным и служило названием божества, популярного у парфян (Сасандад — «Созданный Богом Сасан», Михрсасанак — «Посвященный Богам Михру и Сасану»).  

[159]Парсанг, храсах — принятая в дренвем Иране мера длины, равная 5250 м.   

[160]Рам-Ардашир — игра слов. В курдском языке ram — прирученный, ручной, послушный, подчиненный, покренный. Название области «Гур» с курдского можно перевсти и как «волк». Поэтому Ардаван ему презрительн предлагает свой город назвать «Рам-Ардашир» – «Цепной Ардашир». 

[161]Ат-Табари. История пророков и царей (Фрагмент о первых Сасанидах). С.278. Текст переведен по изданию: The Eastern Roman Frontier and the Persian Wars A.D. 226-363. A Documentary History. Ed. M. H. Dodgeon, S. N. C. Lieu. London, 1991. http://www.vostlit.info/Texts/rus5/Tabari/per1.phtml?id=1374

[162]Ат-Табари, ук.соч, с. 279.

[163]Предисловие к книге Хусрав Ибн Мухаммад Бани Ардалан. Хоника. (История курдского княжеского дома Бани Ардалан). Арделанские курды в XVIII—XIX вв. М., 1984. С.68-69.

[164]«Карнамаг» (с курдского «Книга Деяний»),   в  переводе  на  русский  язык  выполненные  иранологом  О.М.Чунаковой. Цитируется по книге С. Галлямов. Древние арии и вечный Курдистан. С.308-313. М., 2007.

[165]В Северо-Восточном Курдистане самым многочисленным племенным объединением является мукри, которые передали свой этноним территории, известной как Мукринский Курдистан (историческое Замуа) в бассейне р. Малый Заб и оз. Урмия. О мощи этого племени свидетельсвует тот факт, что именно при поддержке этого племени в 1502-1508 гг. Шах Исмаил из династии Сефевидов занял большую часть территорию Курдистана, а благодаря поддрежке мукри Каджары в 1794 г. в Иране пришли к власти.  

[166]Ardavan — Курдскре собственное мужское имя. Naven kurd, 272. 

[167]Область Адиабена.

[168]В Хронике «Карки де Бет Селох» этноним Адурбад (Адорбайган, Азербайджан) соотноситься с именем мидийско-курдского царя Арбака: «Когда настал конец царства Асура и ослабела власть ассирийская по     приговору божию, построил крепостную стену Арбак, т. е. Адурбад в царстве мидийцев, названном по его имени землей Адорбайган». Источник: Пигулевская Н. В. Города Ирана в раннем средневековье. С.49. М.-Л., 1956.

[169]Кабул — нынешний столичный город Афганистана.

[170]На курдском языке rex – означает рядом, около, возле. Рах-Шапур — буквально «Рядом (возле) Шапура», то есть, имеется ввиду, местность, где он впервые увидел своего царственного отпрыска. 

[171]Бахрам является современной транскрипцией (арабская фонетика) авестийского имени Вэртрагна, на пехлеви звучащий как Варахран.

[172]Kurdish Language. http://www.kurdist.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=544&Itemid=1.

[173]Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. С.119. М. 1986.

[174]Дьяконов И.М. История Мидии. С.261. Москва - Ленинград, 1956. 

[175]Среднеперсидская эпиграфика Кавказской Албании (Дербент). Города Ирана. С. 59. Баку, 1994.

[176]Фавстос Бузанд. История Армении. IV, XXIX, c.115; гл. 34, с.117. Ереван, 1953.

[177]Среднеперсидская эпиграфика Кавказской Албании (Дербент). Города Ирана. С. 87. Баку, 1994.

[178]Ат - Табари. История пророков и царей. С. 356-357. Издательство «Фан», Узбекская ССР, 1987.

[179]Ат - Табари. Ук. соч., с.358.

[180]Ат - Табари. Ук. соч., с.556.

[181]Аршак Поладян. Курды. Курды в VII - X веках (по арабским источникам). С.67. Ереван, 1987.

[182]Никитин В.П. Курды. С. 65. Москва, 1964г.

[183]Аршак Поладян. Ук. соч., с.67.

[184]Дьяконов И.М. История Мидии. С.380. Москва - Ленинград, 1956.

[185]Подвиг Бахрама Чубины. Л., Изд-во Государственного Эрмитажа, 1962. (Подбор и перевод источников, вступительная статья и комментарий Л. Н. Гумилева).

[186]И ныне полностью курдами заселенный город в Восточной (Иранской части) Курдистана.

[187]Дьяконов И. М. Ассиро–Вавилонские источники по истории Урарту.  Вестник древней истории. 1951. №2. С. 267.

[188]Курдское племя бабан.

[189]Поздние маннеи (жители Манны). 

[190]Дьяконов И. М. Ассиро–Вавилонские источники по истории Урарту.  Вестник древней истории. 1951. №2. С. 270.

[191]Кумману (Кумену в урартских источниках), в более позднее время Кумме(а) и современная деревня Комане (Куване) в 9 км юго-восточнее Амадии на Большом Забе— локализуется на реке Большой Забе, южнее Мусасира (соврем. г. Ревандуз в южной части Курдистана).

[192]Дьяконов И. М. Ассиро–Вавилонские источники по истории Урарту.  Вестник древней истории. 1951. №2. С. 279.

[193]Дьяконов И. М. История Мидии. С.156. М.–Л., 1956.

[194]Дьяконов И. М. Ассиро–Вавилонские источники по истории Урарту.  Вестник древней истории. 1951. №2. С. 283. 

[195]Дьяконов И. М. Ассиро–Вавилонские источники по истории Урарту. Вестник древней истории. 1951. №3. С.216.

[196]Адонц Н. Армения в эпоху Юстиниана. С. 440, прим. 1. Ереван, 1971.

[197]Касумова С. Ю. Азербайджан в III-VII вв. (Этно-культурная и социально-экономическая история). С.63. Баку, 1993.

[198]Киракос Гандзакеци. История Армении. Глава 4. М. Наука. 1976;  Ш.Ф. Месхия в своей книге «Внутриполитическое положение и государственное строительство Грузии в XII веке» пишет: «Хотя фимилия «Мхарградзе» является грузинской, они являются курдами. В XI в. они переехали в Закавказье». Далее академик пишет: «Великий грузинский историк Иван Джавахишвили утверждает, что Мхарградзе действительно курд, и нет смысла спорить»; И. Орбели, Н. Марр, В. Ален и др.

 

[199]Орбелиани – букв. Эрбильские, то есть выходцы из города Арбелы (Эрбиля), нынешней столицы Иракского Курдистана.

[200]Адонц Н. Армения в эпоху Юстиниана. С. 440, прим.1. Ереван, 1971.

[201]Себеос. История императора Ираклия. СПб., 1862.

[202]Абраван – селение в округе Дашт-и Барин в области Ардашир-хурре. В прилегающем округе, являвшемся его собственностью, Михр-Нарсе построил храм огня, который назывался «Михрнарсийан». Вблизи селения Абраван Михр-Нарсе основал четыре деревни, в каждой из которых были построены храмы огня. Один назывался  «Фраз мара авар худайа» («Господи, прими меня»), остальные по имени трех его сыновей. Михр-Нарсе высадил на этой местности три сада.  

[203]От  ирано-курдского hezar – тысяча и древнеиранского patış (кутийско-шумерское patesi), означающее «начальник», «вождь общины, племени или народа» и буквально означает «тысячник».

[204]Христианское имя было Григор. Замучен и убит во время гонений на христиан в 542 г.

[205]Merzb(v)an – с курдского merz – пограничье, ban/van – суффикс принадлежности, букв. – областоначльник, правитель области, губернатор.

[206]Мардпетакан армянских источников от иранского «Мардпет» – букв. Глава  (Начальник) маров/мидийцев.

[207]Пигулевская Н.В. Византийская дипломатия и торговля шелком. // Византийский временник, 1947. Т. I, (XXVI), с 187.

[208]Абу Ханифа Ад-Динавари. Книга связных рассказов. Шмидт А. Н. Материалы по истории Средней Азии и Ирана // Ученые записки Института востоковедения. С. 84. М.-Л., 1958. Т. XVI.  

[209]Абу Ханифа Ад-Динавари, ук. соч. с.85.  

[210]Гахнамак – по племенной воинский реестр в Сасанидской армии.

[211]Фарр — право на власть, согласно теориям древних иранцев, являющееся прирожденным и окружающее как нимб голову законного властелина.

[212]Адонц Н. Армения в эпоху Юстиниана. С. 287. Ереван, 1971. 

[213]Адонц Н., ук.соч., с. 266. 

[214]Адонц Н., ук.соч., с. 230. 

[215]Тарду-каган, Тарду-хан (576-603 гг.), правитель гёк-тюркского государства. Его правление распространялось согласнокитайским источникам того времени на Тарду, Отюкен, северо-западную Монголию, территорию, прилежащую к Аральскому морю, Кашгар, Мавераннахр и на территорию Хорасана до границ Мерва.

[216]Город Тигрит (по-гречески - Мартирополь) на границе Византийской империи с Сасанидским Ираном основал Святитель Маруф – один из святых отцов Второго Вселенского собора, епископ Месопотамский (422), который и был послом при Сасанидском шахе.

[217]Дара (греч. Δάρας) — важная византийская крепость на севере Месопотамии на границе с империей Сасанидов. Крепость изначально была построена Византией как опорный пункт на границе с государством Сасанидов. Крепость играла большую роль в ирано-византийских войнах в VI в., под её стенами в 530 г. произошло знаменитое сражение при Даре. В 590 г. Хосров II вернул Дару Византии вместе с рядом других городов, обещанных в качестве награды за поддержку во внутренней междоусобице. Впрочем, уже в 604 г. он снова занял её после девятимесячной осады. Император Ираклий I вернул крепость под свой контроль, но уже в 639 г. она была окончательно завоёвана арабами. В настоящее время руины крепости расположены на юго-востоке Турции, на территории деревни Oğuz .

[218]Яралиев Я. А.  «Алупанская (кавказско-албанская) письменность и лезгинский язык». Зул. 20. Махачкала, 1995.У Моисея Каланкатуйского (II,13):  «родственник Хосрова Михран…прихватив  с  собой 30 тысяч семей, прибыл в расположенный рядом с Большим Партавом  область Ути». В «Албанской книге»  эти 30 тысяч семей М.Каланкатуйского указаны как курдские племена в количестве 200 тысяч человек. Если принимать во внимания, что в каждой семье примерно 5-7 человек, то эти цифры сопоставимы.

[219]Моисей Каланкатуйский. История Албании. С.101-102 (II,13). Баку, 1993 (на азерб.яз.);  Каланкатуци Мовсес. История страны Алуанк. Книга 2 гл. 17. Ереван, 1984.

[220]У Каланкатуйского в книге 2 глава 13 (Баку), 17 (Ереван) называется «О ПЛЕМЕНИ МИhРАНА, ПРОИСХОДИВШЕГО ИЗ  РОДА ХОСРОВА САСАНИДА, СТАВШЕГО ВЛАДЕТЕЛЕМ СТРАНЫ АЛУАНК».

[221]Курдское имя Джафаншер (азербайджанцы пишут как Джаваншир) азербайджанские  ученые  переводят как «джаван» - «молодой» и «шир — лев», то есть, «молодой лев», но при этом «не замечают», что эти слова курдские: cwani — красота, молодость, юность и şêr  — лев. На тюркских языках «йенийетме» — юноша, отрок, а  лев переводиться  как «аслан». На армянском лев — арютсь, грузинском — ломе.

[222]Моисей Каланкатуйский. История Албании. Баку, 1993 (на азербайджанском языке).

[223]От курдского Gur  (4-555) — «стремительный» («молненосный»).

[224]Шараф Хан Бидлиси. Шараф-наме. Т. I. С. 85. М., 1985.

[225]Шараф хан Бидлиси, ук. соч., с. 85. Курты — династия, правившая в Герате (сер. XIII—XIV вв.). Династия Гуридов правила (XII — нач. XIII в.) в Гуре, горной области между Гератом и Газной.  

[226]Бируни Абу Райхан. Ук. соч.,  с.52.

[227]Галлямов С., ук.соч., с. 313.

[228]Шараф Хан Бидлиси. Шараф-наме. Том 1. С. 404, 406. М., 1987.

[229]Сасанидский царь Хусрав Ануширван — Хосров I, сын Кавада I, великий шаханшах Эрана и Анэрана 531—579.

[230]Шараф Хан Бидлиси. Шараф-наме. Том 1. С. 398. М., 1987.

[231]Шараф Хан Бидлиси. Шараф-наме. Том 1. С. 405. М., 1987.

[232]Hakkâri) — город и район в провинции Хаккяри. На востоке ил Хаккяри граничит с иранской провинцией Западный Азербайджан, на юге — с иракским Курдистаном. Ил Хаккяри граничит также с илами Ван на севере и Ширнак на западе. Провинция имеет территорию 7121 км и лежит на высоте 1700 м над уровнем моря. Хаккяри — горная, глухая местность. Более тридцати вершин имеют высоту свыше 3000 м. Самая высокая вершина Джило (4168м). 10 % территории занимают горные плато, самые известные: Кандыл, Шандыл, Бершелан, Канымехан. Крупнейший город — Хаккяри (Чёлемерик). В древности — часть исторической Хубушкиа древнеассрийских источников, позднее — часть области Кордуены. В армянских средневековых источниках, известной как Кортчайк, стала называться областью (позднее эмиратом) Хаккяри.

[233]Литературный псевдоним Мастуре, 1805/6, Сенендедж- декабрь 1847 г., Сулеймание, похоронена в кладбище Гирди Сайван, где похоронены большинства курдских поэтов XIX в. 

[234]Род Ардалан правила с конца XII до 60-х гг. XIX в. (1169—1867) в Восточной (Иранской) части Курдистана. Ардаланское ханство - одно из курдских феодальных государств, расположенное на границе Османской империи и Ирана. С XVI века великое государство. С.Х. Лонгриг владения правящего дома Ардалан в XII-XIV вв. называет империей (Longrigg S.H. Four centuries of modern Irag. Oxi., 1925).   

[235]Мах Шараф-Ханум Курдистани. Хроника Дома Ардалан (Тарихи Ардалан)». С. 47. М., 1990. 

[236]Джамшид, Джамшед в «Авесте» - Йима. Джамшид обучает людей носить вместо звериных шкур одежду из ткани, создаёт государственность и деление на сословия. Его искушает Ахриман, вселив гордыню в душу. Д. возомнил себя богом, за что и был наказан (просматривается Библейский мотив об икушении Адама змеем). В ирано-курдской мифологии и эпосе Джамшид — царь из династии Пишдадидов. В «Шахнаме» описывается семисотлетнее царствование Джамшида («золотой век»).

[237]Сасанидский царь Хусрав Ануширван, 531—579.

[238]Перевод Зумруд Рагимовой, кандидата филологических наук, старший научный сотрудник АН Республики Азербайджан из Дивани-Мах Шараф-ханум Курдистани.

[239]Хусрав Ибн Мухаммад Бани Ардалан. «Хроника (история курдского княжеского дома Бани Ардалан)». С. 100. М., 1984.

 

 

 

 

 

www.kurdist.ru

опубликовано
Добавить новыйПоискRSS
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joomlao.com

Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved.

Последнее обновление ( Tuesday, 25 February 2014 )
 
< Пред.   След. >

Авторизация

Вход / Регистрация

Кто на сайте?

Сейчас на сайте:
Гостей - 1
и пользователей - 2
  • Williampaw
  • gonzalez10

Последние комментарии

Другие Статьи

                                               

Всего пользователей

115289 зарегистрированных
1 сегодня
126 на этой неделе
624 в этом месяце
новенький: Williampaw