Template Tools
You are here :  Главная
Todays is : Monday, 20 November 2017
ТЮРКИ и АРМЯНЕ Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Administrator   
Thursday, 27 August 2009

 ImageJustin McCarthy, Carolyn McCarthy.

TURKS and ARMENIANS.

A manual on the Armenian Question.
Washington, D.C., 1989

     Джастин Маккарти - профессор истории Луисвильского университета, демограф, автор ряда трудов по истории Передней Азии и Ближнего Востока. Авторы стараются объективно и непредвзято рассматривать трагические события конца XIX-начала ХХ века, повернувшую вспять историю армянского народа, суть и причины возникновения «армянского вопроса» и ее трагические последствия не только для армян, но и для других проживающих в регионе народов.

   Так как в книге в связи с «армянским вопросом» отводиться определенная роль и курдам, мы решили с незначительными сокращениями ее разместить на сайте.  

ГЛАВА 1 История и регион ЗЕМЛЯ И НАРОДЫ 

 

    Европейские и американские газеты XIX века немало писали о том, что они называли "армянским вопросом". Проблемы, связанные с тем, как обращаются с армянами. В Османской Империи и подучат ли они независимое государство, в то время представлялись важными для западных политиков и журналистов. Эти проблемы сохраняют свое значение и сегодня как для турок, так и для армян. Армяне обвиняют турок в зверствах и не отказываются от претензий на армянскую родину в Восточной Турции. Турки же, обвиняя армян в аналогичных зверствах, отвергают армянские заявки на земли в Восточной Турции. Политики в Соединенных Штатах, Канаде и западно-европейских странах давно заняли определенные позиции в этой полемике, в ходе которой было высказано много спорного, провозглашено много лозунгов, выдвинуто много странных утверждений. (В американском конгрессе было даже процитировано мнение Адольфа Гитлера по армянскому вопросу, хотя он экспертом но данному предмету не являлся.) Во всей шумихе вокруг политической подоплеки вопроса легко упускается из виду тот факт, что события, о которых идет речь, имели место семьдесят и более лет тому назад.

     В сущности, армянский вопрос является вопросом историческим. Хотя этот факт и игнорируется, надо иметь в виду, что проблемы между армянами и тюрками возникли не в 1915 или 1890-х годах, а сотни лет раньше. Следовательно, к армянскому вопросу должны применяться те же принципы анализа, что и к другим историческим проблемам. Чтобы надлежащим образом понять взаимоотношения между тюрками и армянами, они должны рассматриваться в их географическом, культурном, историческом и политическом контекстах.

 
Регион
 

     Регионом, где разворачивался армяно-тюркский конфликт, стала северная часть Ближнего Востока - Восточная Анатолия и Кавказ. Со времен древних империй. Здесь пересекались пути, по которым перевозилось оружие. Здесь же в горных ущельях люди укрывались от набегов. Горная местность обеспечивала выживание представителям различных народов и религий, которые были бы ассимилированы, если бы жили в условиях равнинной местности. Они существовали так до девятнадцатого века, когда среди народов вспыхнула борьба за доминирование.

     Image В силу того, что армяне и тюрки были географически разбросаны, история их взаимоотношений разыгрывалась на обширных территориях двух великих империй - Российской и Османской. И хотя Европа и Северная Америка также были вовлечены в конфликт, в культурном и географическом плане он был в основе своей ближневосточным. Армяне, тюрки и некоторые другие народы, как уже отмечалось, сосуществовали в северной части Ближнего Востока - на юге Кавказских гор и в Восточной Анатолии. На севере этого региона Кавказские горы формируют грандиозный барьер, легко пересекаемый только по побережьям Черного и Каспийского морей. Значительная часть Территории здесь покрыта горами, переходящими на окраинах Кавказа в плодородные долины.

Ландшафт Восточной Анатолии также имеет гористый характер с плато и речными долинами, расположенными на одну или полторы мили выше уровня моря. Высота же горных пиков превышает две мили. Значительная часть здешней почвы неблагоприятна для культивирования, но пригодна для разведения домашнего скота. Сельским хозяйством занимаются, в основном, в долинах, отделенных от гор реками. Крупные и средние города, как правило, также располагаются в долинах рек. Среди городов Восточной Анатолии можно отметить Карс, Эрзурум и Ван.

 

     Родиной армян и считался этот горный регион, простирающийся с юга Кавказа (называемого Закавказьем) в глубь Восточной Анатолии. Армяне были расселены также в окраинных районах региона - на юге и западе. На крайнем юго-востоке горы простираются в глубь Северного Ирака. На юго-востоке горные цепи доходят да средиземноморского побережья (город Адана). Юго-восточная часть Анатолии, лежащая между двумя горными градами всего на четверть мили выше уровня моря, в основном равнинная и простирается до Средиземного моря в области, называемой Киликия. Южная и Центральная Анатолия, включающая города Сивас и Кайсери, представляет собой плато. Условия для ведения сельского хозяйства здесь более благоприятные, чем далее на востоке, в связи с чем эта область традиционно была в большей степени интегрирована в общую культуру и экономику Анатолии.

 
Изолированность
 

     Небольшие этнические и религиозные группы часто выживали именно в географических условиях, аналогичных условиям Восточной Анатолии и значительной части юга Кавказских гор. Горы изолировали их от соседей. Благодаря этой изолированности, их языки, обычаи, религии не поглощались последними и создавались благоприятные условия для сохранения их разнообразия. Если на равнинных землях меньшинства могли постепенно поглощаться большинством в силу постоянных контактов между ними, а также экономического и культурного давления последних, тог 8 горах сохранить свою индивидуальность было легче.

     Помимо того, что изолированность способствовала этническому выживанию, она крайне затрудняла управление жителями гор. Изолированные друг от друга, они были ограждены Йот завоевателей, сборщиков налогов. Так что до XX века единственно реальными правителями в значительной части Восточной Анатолии были местные органы власти. Время от времени, когда набеги горцев начинали особенно докучать, или же когда они открыто восставали против центрального правительства, против них направлялись крупные воинские континенты. Но усмирять их удавалось лишь на время. Власть племенных вождей и местных правителей обычно вновь заявляла о себе.

     Несмотря на изолированность населенных пунктов, да и целых областей, нельзя сказать, что жители региона были полностью отрезаны от внешнего мира. К XIX веку, а возможно, много раньше, общины были связаны друге другом посредством миграции населения. Общины, которые, конечно же, не были рады таким контактам, как посещения сборщиков налогов, тем не менее, направляли свою молодежь в другие районы на работу, а иногда и в торговых целях. Те возвращались с информацией о внешнем мире. Путешествовали и привозили новости и религиозные лидеры всех общин. В конце XIX века учащаяся молодежь, особенно из христиан, посещающая миссионерские школы, уезжала на учебу, причем часть из них возвращалась. Одним из главных проводников информации были рыночные города, куда привозились скот; и товары на продажу и где происходил обмен новостями, суждениями, слухами. Коммуникация на Востоке была важной частью возникшей в регирне ситуации, о чем будет сказано ниже.

 
НАРОДЫ ВОСТОЧНОЙ АНАТОЛИИ И КАВКАЗА 
 
Народы и расы
 

     Основа армяно-тюркского конфликта лежит в сепаратизме и групповой идентификации жителей Анатолии и Кавказского региона. Если бы эти группы идентифицировали себя с государством или принципом полиэтнического национализма, подобным тому, который существует в Канаде и Соединенных Штатах, то не возникло бы ни конфликта, ни трагедии. По этой причине очень важно рассмотреть вопрос об идентификации народов этого региона, определить способы, с помощью которых они осуществляли эту идентификацию.

     ImageПрежде всего важно определить, кем жители Ближнего Востока не были. Сегодня употребляется целый ряд терминов для определения тех или иных общностей, на которые люди подразделяют себя, - "народы", "нации", "этнические группы" и т.д. Европейцы XIX века выработали еще одно определение для тех или иных групп людей - "раса". Сегодня это слово используется в ином значении, но в те времена оно часто использовалось для определения понятия, которое близко к тому, что ныне обозначается термином "нация". Тогда считалось, что те или иные сообщества людей объединяет общность крови или некоего неопределенного расового духа, присутствующего в каждом индивидууме. Полагали, что существуют германская раса, английская раса или даже американская раса. В применении этого понятия к Ближнему Востоку европейцы считали тюрок, арабов, армян или греков отдельными "расами". Менее ограниченным, но основанным на тех же принципах, было понятие "нация". Оно несло, в себе тот смысл, что каждая раса непременно должна быть нацией, а каждая нация должна быть самостоятельной и иметь свое государство. Жителям Ближнего Востока понятия "раса" и "нация" были неизвестны до той поры, пока европейское влияние не стало там более ощутимым. Даже тогда идеи определения нации как расы открыто провозглашались, главным образом, интеллектуалами и политическими лидерами. Рядовые же люди по-прежнему идентифицировали себя по религиозному признаку. Араб, как и турок, у которого спросили бы: "Кто ты?" - ответил бы: "Я - мусульманин". Тем не менее, шовинизм стал проникать в христианские общины Османской Империи. Османские христиане были уже разделены на религиозные группы и часто говорили на своих языках, поэтому для них был" сравнительно легок переход к тому, чтобы думать о себе как о нациях. Для Османской Империи национализм должен был стать разделяющей идеей. Несмотря на усилия османских политиков и мыслителей, идея османского национализма не смогла преодолеть старый сепаратизм. Развившийся национализм базировался на старых религиозных делениях. Армяне, к примеру, расширили понятие "армянин", включив в него армян, обращенных в протестантизм, а также тех, кто принадлежал к армянской католической (униатской) церкви. В отличие от типов национализма, существовавших в Европе, язык и культура не могли быть определяющими для того, что означает "армянское", так как много армян разделяли с турками и язык, и культуру.

 

 Армяне
 

     Достаточно точных данных о ранней истории армян нет. Они принадлежали к индоевропейской языковой группе и мигрировали в, Восточную Анатолию до того, как стали вестись какие-либо записи о подобных миграциях. Известно, что независимое армянское царство, включавшее Восточную Малую Азию, было создано при Тигране II (95-56 гг. до н.э.) путем захвата соседних территорий. После Тиграна, на протяжении многих веков армяне были вассалами других стран, включая Римскую, Персидско-Сасанидскую и Византийскую империи. Распри, и сражения между представителями армянской знати ослабляли шансы на единство. Однако армянские царства, по крайней мере на небольшой части Восточной Анатолии, существовали до XI века. Обычно они находились под господством великих империй византийцев, иранцев и арабов. После поражения византийских феодалов (под чьим господством находились армяне) при Манзикерте в 1071 году армяне Восточной Анатолии попали под власть турок-сельджуков. Другое армянское царство существовало в Киликии с XI по XIV век. Оно также перешло под власть турецких правителей.

    Этнический состав армянских царств неизвестен. Правителями их обычно были армяне, но и другие народы в них также жили. Перемещения, вызванные частыми войнами и набегами турок, а позже монголов, повлекли рассеивание армян и других народов. Неудивительно поэтому, что армяне проживали за пределами исторической Армении с весьма ранних времен.

    Армяне эмигрировали из Армении за многие столетия до появления османов. Ранняя история перемещения армян недостаточно освещена, но известно, что большое число армян начало покидать Восточную Анатолию еще в византийские времена, Жители бедных районов, как, например, Восточной Анатолии, часто передвигались с места на место в поисках работы и лучшей жизни. Армяне эмигрировали из Армении еще и потому, что стремились избежать войн, которые были здесь постоянными до тех пор, пока османы не завоевали Восточную Анатолию (1514-1517 гг.). Существование армянских общин в таких городах, как Константинополь, датируется с Византийского периода.

Армяне обратились в христианство около 300 г. н.э. Их церковь (называемая армянской григорианской или армянской апостольской) считалась православными и католиками еретической. Поэтому вместо того чтобы стать фактором, объединяющим их с другими христианами, армянская церковь стала фактором армянского сепаратизма. Являясь отчетливо армянской, церковь эта стала фактором культурной идентичности армян.

При турках-сельджуках и позже при османах армяне жили как христианская религиозная группа, а их отдельное существование гарантировалось порядками Ислама. Иными словами, приверженность армян к своей религии, их географическое, положение в Восточной Анатолии и османская религиозная терпимость гарантировали их существование как народа. Миграция армян из родных мест в поисках более благоприятных экономических возможностей началась при византийцах и продолжалась при османах. Армянские колонии существовали в Западной Анатолии, балканских городах и Стамбуле. Примечательно, что к концу существования Османской Империи наиболее многолюдные поселения армян обнаруживаются не в исторической Армении, а в Северо-Западной Анатолии. Тем не менее идентификация армян с их исторической родиной продолжалась даже и в то время, когда они уже были рассеяны по всей Османской Империи и стали меньшинством в исторической Армении.

 
Другие немусульманские народы
 

     Когда возникла Османская Империя, в Восточной Анатолии уже имелись небольшие христианские общины, существовавшие здесь сотни лет. Это были такие секты, как несторианцы и якобиты (называемые сирийцами), считавшиеся ортодоксальной церковью еретическими. Горный ландшафт помогал им укрываться от преследований византийских властей. На востоке Империи евреев жило очень мало, но процветающие еврейские общины существовали в Западной Анатолии, европейской части страны и в Стамбуле. Греко-православные христиане жили в большом количестве в причерноморском районе вокруг города Трабзон. Частично христианскими были некоторые племенные группы на Кавказе. Другой, помимо армян, крупнейшей христианской группой в Кавказском регионе были грузины, приверженцы православия, сформировавшие древнее царство на Юго-Центральном Кавказе со столицей в Тифлисе (Тбилиси).

 

 Мусульманские народности нетюркского происхождения
 

     Так как османские переписи населения регистрировали людей по религиозному, а не языковому принципу, языковые группы мусульман в Восточной Анатолии трудно различить. (По этой причине, а также потому, что они идентифицировали себя в первую очередь по религиозному принципу, мусульмане стали определяться здесь по языковому признаку только в тех случаях, когда та или иная языковая группа выявлялась с достаточной "определенностью.) Крупнейшими языковыми группами в Восточной Анатолии, после тюркской, были курдская и арабская.

    В некоторых восточных районах курдоязычное население было перемешано с тюрками, армянами и другими группами. Наиболее крупные поселения их находились на дальнем юго-востоке Анатолии, в Западном Иране и Северном Ираке. Хотя они говорили на различных диалектах одного и того же индоевропейского языка, курды никогда не были объединены. Они были привержены скорее своему племени, чем государству. Чтобы лучше понять ситуацию с курдами во времена османов, их следует рассматривать как две различные группы. Одна группа, которая жила в больших и малых городах или вела оседлый крестьянский образ жизни, была тесно привязана к османской политической и религиозной системе. Более трех четвертей из них, как и турки, были мусульмане-сунниты. Как и балканские мусульмане, часть из которых говорила на славянских языках, или анатолийские беженцы, говорившие на языках Кавказа (см. ниже), они были религиозно и политически связаны с тюрками, и разделял их только языковой фактор. Другие, племенные курды, были разделены на многие группы, часто враждебные друг другу. Их приверженность Османскому государству была Некрепкой и зависела от того, в чем их вожди видели наибольший интерес племени.

  
Вопрос о населении
 

     Выяснение вопроса о составе населения османской Восточной Анатолии является важным для понимания сути армянского вопроса. Заявка армянских националистов на родину в Восточной Анатолии была бы значительно более убедительной, если бы на Востоке армяне составляли большинство или хотя бы были многочисленными. Но дело обстояло не так.

     Нижеприведенная схема представляет население шести восточных провинций османской Восточной Анатолии, области, часто называемой Арменией, в 1912 г. (Османские переписи населения осуществлялись по религиозному, а не по этническому принципу, в связи с чем невозможно определить число турок или курдов.) В силу обширных миграций трудно точно определить население в более ранние годы. До возникновения Османской Империи никаких переписей для определения состава жителей Восточной Анатолии не проводилось. Вплоть до конца XIX века османам не удавалось надлежащим образом учесть население Восточной Анатолии, хотя они регистрировали армян в других частях Империи. Поэтому можно только делать предположения о составе населения Восточной Анатолии до возникновения Османской Империи и во время первых пяти веков ее существования.

     Image Были ли армяне когда-либо большинством в области, называемой Арменией, или же область эта была названа так только потому, что многие из ее феодалов были армяне? Это никогда не станет известно. Представляется сомнительным, что армяне составляли большинство в Восточной Анатолии даже до начала османского правления. Но можно с уверенностью утверждать, что они были отчетливым меньшинством в конце существования Империи, т.е. в период, точные цифры о населении которого известны.

    К 1700 году не было какой-либо обширной территории, где бы армяне насчитывали достаточную численность, чтобы стать большинством в армянском государстве. Ни в одной провинции Османской, Иранской или Русской империй не было достаточно армян, чтобы образовать Армению. К примеру, даже намного позже, в конце XIX века, после того как армяне мигрировали и расселились более компактно, ни в одной провинции Османской Империи они не составляли более трети населения. Повсюду, практически, большинство было мусульманским - тюрки, курды и многие другие этнические группы, которые, как было объяснено выше, идентифицировали себя, главным образом, по признаку религии, как мусульмане, так же как армяне идентифицировали себя по тому же принципу, как армяне.

 
Османское правление
 

    К концу переселений из Средней Азии и завершению османских завоеваний тюрки стали, большинством в Анатолии, на значительных территориях Балкан и крупным меньшинством в других регионах. Их число возросло за счет тех, кто, приняв тюркские обычаи и язык, стали, таким образом, тюрками. Тюрки составляли основу и Османской Империи. Однако Империя не считалась только тюркской. Хотя европейцы, а позднее и американцы, называли Османскую Империю "Турцией" или "Турецкой империей", османы сами так не считали. Для них Империя была исламским государством, которым на основе исламских канонов правил султан. Она ни в каком смысле не была национальной империей: никакого официального разделения по этническим группам в ней не делалось. Рассматривать Империю как чисто турецкую было немыслимым. Тюрки в большей мере, чем представители других этнических групп, были представлены в правящей элите Империи. Однако эта элита включала также представителей славян, албанцев, арабов и многих других. Единственным условием было принятие ими политической культуры правящего класса, включая исламскую религию. В поздней Империи даже это требование было опущено, и греческие христиане, армянские христиане и другие стали занимать высокие посты в османском государстве.

     Созданная турками Османская Империя была одной из величайших империй, существовавших когда-либо. Основываясь на исламских, тюркских и ближневосточных идеях государственного управления, она восприняла также многие государственные традиции Византии и других государственных образований, существовавших в Европе и Анатолии. Как и другие ближневосточные империи, Османская Империя персонифицировалась в своем лидере - султане. Теоретически османское правительство находилось под абсолютным контролем султана. Все, кто обладал властью, обязаны были этим ему, так как высшая власть сосредоточивалась в его руках. Но это теоретически. На деле же Империя, которая охватывала обширнейшие территории, во времена примитивных коммуникаций и транспорта тяготела к децентрализации. В некоторых частях Османской Империи децентрализация принимала формы, аналогичные феодальной системе в Западной Европе. Местные феодалы владели землями с соизволения султана и в свою очередь поставляли солдат в османскую армию и поддерживали мир на местах своего проживания.

    В Восточной Анатолии местные правители, курдские племена и многие армянские поселения обладали значительной степенью самостоятельности.

    По различным причинам, не входящим в предмет рассмотрения данного исследования, в конце XVI века власть центрального османского правительства начала ослабевать. Вдобавок к внутренним проблемам, этому способствовало то, что османы к тому времени не могли соревноваться с Европой в экономическом и военном отношениях. Как и большая часть мира, Османская Империя не пережила эпохи Возрождения или Европейской Научной Революции со всеми ее позитивными последствиями. Отсутствие их обернулось поражением на полях битв и рынках. Ослабление власти центрального правительства означало, что многие области на востоке становились независимыми. Для армян и мусульман востока Империи их положение зависело от местных правителей. Одни, у которых были хорошие правители, процветали, другие - страдали.

    Возрождение у османов началось в XIX веке. Потребность в технической модернизации производства побудила Османскую Империю к установлению обширных контактов с Западом. Османская молодежь отправлялась на учебу в Европу, а европейские преподаватели приглашались в османские высшие учебные заведения. Приобретения от этого были огромными, но консервативное мышление многих османских подданных и внешнее военное давление не позволяли османам развиваться достаточно быстро. Как будет видно из последующих глав, защита от российского военного давления поглощала значительные средства и усилия, которые могли бы направляться на реформы.

     Наиболее активным каналом во взаимоотношениях с Европой была коммерция, от развития которой особенно выигрывали османские христиане. Европейцы воспринимали местных христиан, в основном греков и армян, как своих протеже. Христиане становились посредниками в торговле и коммерции, и многие из них вскоре накопили значительные, средства. Они стали более состоятельными и сблизились с европейцами, что породило новый барьер между тюрками и армянами. Брешь между ними увеличилась, когда по всей Империи начали открываться миссионерские школы. Учащимися в них были почти сплошь одни христиане, которые изучали европейские языки, получали преимущества западного образования.

 
Миллеты
 

На Ближнем Востоке людей традиционно разделяли религии. Эта система существовала с библейских времен. Поскольку Османская Империя следовала исламским принципам государственного управления, право христиан и евреев исповедовать свои религии было строго защищено. Религиозная терпимость была и в политических интересах государства. Хотя мусульмане являлись крупнейшей группой в Империи, немусульмане в ней все же составляли большинство. Гарантия личных свобод позволяла избегать многих гражданских беспорядков. Таким образом, руководствуясь соображениями религиозного и прагматического характера, османское правительство защищало религиозную свободу и религиозную самостоятельность своих подданных.

Идентификация по религиозному принципу в Османской Империи была кодифицирована. Приверженцы каждой религии были административно объединены в "миллеты" ("нации"), что можно перевести как "религиозные нации". Православные греки были миллетом, так же как и армяне-григориане, католики, евреи-иудеи и т.д. Каждый миллет сохранял свои религиозные обряды, и каждый руководил многими из важных областей своей жизни. Образование, быт, семейное право (включая женитьбу, развод и порядок наследования) и многие другие сферы, обычно входящие в прерогативу правительства, находились в ведении миллетов. В спорах между членами одного миллета дела обычно решались в религиозном суде миллета. Каждый миллет ведал своими школами, судами, бытом и т.д. Лидерам миллетов даже был вменен в обязанность сбор некоторых налогов. Система работала успешно, отвечала интересам как мусульман, так и христиан и иудеев. В течение более пяти веков религиозные общины сохраняли свою веру и самобытность. Ввиду контраста с религиозными преследованиями в Европе того периода, османская практика религиозной терпимости заслуживает особого внимания.

Все это может показаться странным для тех, кто привык к разделению церкви и государства. Но система была очень практичной для Ближнего Востока, где люди долгое время ассоциировали себя, главным образом, по религиозному признаку. Хотя законы не требовали того, члены одного миллета жили вместе в отдельных поселениях и отдельных кварталах городов, ежедневные дела практически велись только с приверженцами своей религии, а представители других миллетов рассматривались как чужаки.

Османы просто кодифицировали традицию, которая существовала на протяжении веков до основания Империи. Миллетная система являлась практичным способом управления обширной Империей, в которой правительство не могло делать все то, что современные граждане ждут от государства. Без инструментов, имеющихся в распоряжении современных правительств, для османского правительства было невозможно пристально надзирать над повседневной жизнью людей, да и люди не захотели бы этого. Однако система имела один важный изъян - она поощряла сепаратизм, ощущаемый членами каждой религиозной группы.

 
ОСНОВНЫЕ МОМЕНТЫ
 

1. Османская терпимость к религиозным меньшинствам, как уже упоминалось, имела два источника. Первый был религиозным. Со времен пророка Мухаммеда исламские законы требовали, чтобы христианам и иудеям было разрешено следовать своим верованиям. За редким исключением, мусульманские правители всегда соблюдали это правило. Терпимость была, к тому же, практичной. Османы правили обширной Империей, которая включала многие религиозные группы: иудеев, православных греков, армян, католиков, мусульман и т.д. Религия была наиболее важным идентифицирующим фактором в жизни всех этих групп. Если бы османы попытались принудить их к смене вероисповедания, они рисковали бы вызвать восстания. За всю долгую историю Османской Империи никогда не было ни одного случая, когда правительство планировало бы исламизировать все население.

 

2. Важность значения религии в Османской Империи трудно обрисовать достаточно ясно. В XX веке идентификация по национальному признаку стала настолько полной, что нам трудно представить место, где люди не идентифицируют себя в первую очередь в рамках своей нации или даже своей этнической группы. Граждане США неизменно идентифицируют себя как американцы, канадцы - как канадцы. Даже если они ощущают родство с какой-либо этнической группой, то идентифицируют себя как ирландские американцы, французские канадцы, греческие американцы и т.д. Чтобы познать историю Ближнего Востока, мы должны суметь понять, что жители этого региона думали о себе иначе.

 

3. Статус армян как меньшинства имеет громадное значение для понимания армяно-тюркских бед. Тот факт, что территория, называемая "Арменией", является на деле мусульманской землей, сформировал характер армянского революционного национализма и воздействовал на все печальные события, происшедшие в Восточной Анатолии.

 

4. Система миллетов не смогла бы работать хорошо сегодня. Она начала разваливаться в XIX веке, когда османские народы вступили в близкое соприкосновение с западным национализмом. Тем не менее надо помнить, что система миллетов хорошо послужила Османской Империи на протяжении 500 лет. Естественно, что системы, которые когда-то хорошо работали, со временем больше так успешно функционировать не могут.

 
ГЛАВА 2 Возникновение "армянского вопроса"ПЕРВЫЕ КОНФЛИКТЫ
 

Хотя многие пропагандисты и националисты часто говорят об "армянском вопросе" как о проблеме, возникшей в годы первой мировой войны (или, возможно, в 90-х годах XIX века), здравый смысл и исторический опыт диктуют необходимость учитывать, что лишь немногие проблемы возникают и быстро разрастаются из ничего.

На самом деле, большинство исторических конфликтов, особенно те из них, которые базируются на антипатии и страхе народов друг перед другом, зарождаются медленно и задолго до перерастания в кровопролитие. Так же как и семейные раздоры или вражда между соседями, развиваясь в течение долгого времени, доходят до того, что соседи или братья начинают драться, так и конфликты между народами должны пройти длительный период, чтобы дойти до кульминации. Борьба между армянами, с одной стороны, и тюрками и другими мусульманами, с другой, зарождалась, как и другие исторические противостояния, с небольших действий и перерастала в более крупные.

В основе армяно-мусульманского конфликта были разобщение и религиозная самоидентификация, описанные в Главе 1. Задолго до того, как национализм появился на Среднем Востоке, мусульмане и армяне ощущали себя разобщенными группами, несмотря на тот факт, что у них были сходные обычаи, традиции и даже язык. Ощущение разобщенности было сильнее, чем осознание схожести их образа жизни., В повседневной жизни их сепаратизм очень редко вел к конфликтам. Армяне, турки и другие мусульмане столетиями жили вместе в Османской Империи, прежде чем между ними разразился вооруженный конфликт, известный как "армянская трагедия".

Ни мусульмане, ни армяне никогда не были довольны своим положением. По сегодняшним меркам, население восточных стран было бедным. Особенно это было характерно для жителей Восточной Анатолии и Кавказского региона. Земля на Востоке обеспечивала только скудное существование. Кроме того, местные племенные вожди, иногда единственная реальная власть на местах, были отнюдь не всегда хорошими правителями. В течение длительного периода ослабления османов местные правители часто притесняли тех, кто находился под их контролем, как христиан, так и мусульман. Когда времена были благоприятными и центральное правительство сильным, всем группам жилось хорошо. В трудные времена страдали все группы. Как бы то ни было, не могло все быть плохим для армян, которые сохраняли свои земли, деревни, церкви на протяжении более чем 400 лет османского господства.

Причины, развившие разделенность и конфликт, окончательно разрушивший Османский Восток, не были внутренними. Они исходили извне, со стороны российского империализма и националистических идей Европы. Влияние российского империализма будет рассмотрено в этой главе, а национализма - в следующей.

 
Русская экспансия
 

Русские - православный христианский народ, который утвердил свое национальное и религиозное самосознание в XV веке победой над своими сюзеренами - монголами. Затем они приступили к национальной экспансии, которая была чем-то большим, нежели политические завоевания. Расширяя власть царизма, русские войска проводили при этом политику вытеснения нехристианских народов, живших на завоеванных землях. Территория, расположенная южнее нового российского царства (в настоящее время южные земли Российской Федерации и Украинской ССР*), находилась тогда во владении мусульман. В ряде частей региона проживало многочисленное меньшинство мусульман-тюрок, называемых татарами. В иных областях мусульмане-тюрки составляли большинство. Крым и земли, простирающиеся вглубь от прибрежной полосы, были почти полностью тюркскими. Начиная со времен царствования Ивана Грозного русские цари распространяли свою власть на эти земли. Результаты экспансии сегодня налицо: за исключением небольших участков, на обширных территориях, включая Крым и земли к северу, мусульманских тюрок больше нет.

 

 
 
Значение "армянского вопроса "
 

Весьма примечательно, что страдания, пережитые тюрками и другими мусульманами в результате российской экспансии, по сути дела преданы забвению. Они стали лишь темой, изучаемой некоторыми историками, но не представляющей особого интереса для других. Только потомки крымских татар и кавказских мусульман, ныне граждане Турции, помнят о бедственном положении своих предков. На фоне множества книг, написанных о бедствиях христиан в Османской Империи, отсутствие интереса к страданиям тюрок и других мусульман весьма показательно. Оно демонстрирует отношение к тюркам, проявляемое в Западной Европе и Соединенных Штатах. Пристрастное отношение к человеческим страданиям в дальнейшем нашло свое отражение и в подходе к армянскому вопросу.

Потери мусульман от рук русских оказали большое влияние и на последующие события. Каждый житель Анатолии и Кавказа - и мусульманин, и христианин - знал, что случилось с крымскими и кавказскими мусульманами. Цели русских были хорошо известны всем. Такая осведомленность о намерениях русских оказывала влияние на армяно-турецкие отношения в Анатолии вплоть до первой мировой войны. Мусульмане были склонны видеть в русских и их союзниках врагов, угрожающих их жизням, семьям, родине. Армяне же были склонны видеть в русских тех, кто способен вытеснить мусульман и будет отстаивать интересы христиан, к коим они себя относят. 

Своими действиями русские показали, каким образом мусульмане могут быть выдворены со своих земель с тем, чтобы христиане заняли их место. Этот урок не был забыт ни мусульманами, ни армянскими националистами.

 
Тюрки и армяне Южного Кавказа
 

Никто никогда так и не узнает о том, до каких пределов русские планировали русифицировать завоеванные ими земли. Да и данный анализ основывается, в первую очередь, на исследовании российских действий, а не намерений. Цари не афишировали своих намерений относительно депортации мусульман и замены их христианами. Однако действия царских войск и должностных лиц заставляют усомниться в том, что они не осуществляли последовательную политику.

Царизм заселял территории, завоеванные в Южной России, Крыму и на Западном Кавказе, русскими и другими славянскими народами. Эти земли вполне соответствовали интересам русской аристократии. Из мусульманских хозяйств и поселений образовывались огромные поместья, где устанавливался типичный образ жизни русской знати и крестьян. Однако далеко не на всех занятых Россией территориях такое было возможно. Если русские и вознамерились бы осуществить русификацию Южного и Центрального Кавказского региона (или Средней Азии, Монголии), то все равно географическое положение этих регионов и имеющаяся явно недостаточная для этого численность славянского населения расстроили бы подобные планы. Вероятно, у них и не было таких помыслов. Тем не менее, они намеревались управлять Кавказом, а со временем и Восточной Анатолией.

Для осуществления их целей было весьма желательно, чтобы на завоеванных территориях большинство составляло христианское население, зависимое от России. В силу этого инструментом российской политики стали армяне.

 

 Армяне, русские и тюрки на востоке
 

История Восточной Анатолии и Кавказского региона в период с 1790 по 1921 год явилась летописью разорений и горя. Большинство жителей этих областей, будь то сельчане или горожане, армяне или мусульмане, несомненно, желало мира. Население, в основном, составляли земледельцы и пастухи, для которых выживание на бедных землях было самым важным. Они не могли желать тех несчастий, которые постигли их. Однако события, вызванные русской экспансией, этническим национализмом и религиозным сектантством, заставили земледельцев и пастухов разбиться на два лагеря -армян и русских против тюрок и других кавказских мусульман.

Главным тогда был вопрос о преданности. Ни османские, ни кавказские мусульманские правители никогда не ждали от своих христианских подданных национальной преданности, в том смысле, как это понимается сегодня. Несмотря на то, что армяне на протяжении столетий жили и выжили как народ в составе Османской и Персидской империй, они, несомненно, были преданы не этим государствам, а своей религиозной общине, миллету. Когда русские продвинулись в глубь Османской Империи и Персии, многие армяне присоединились к ним, чувствуя, что будет лучше, если они окажутся под властью христианского монарха. Некоторые даже надеялись, что царь поддержит, в конце концов, хотя бы идею армянской автономии.

Мусульмане же, со своей стороны, смотрели на русских как на врагов их народа и религии. И основания для этого у них были веские. Конечным результатом вторжения русских явилось размежевание среди людей, живших вместе сотни лет. Система миллетов, в том виде, в каком она существовала в Османской Империи и менее официально на Кавказе, была предназначена для воспитания терпимости (а также для осуществления государственного контроля) посредством признания религиозных различий. Новое разделение произвело противоположный эффект. Вместо деления, основанного на терпимости, это было деление, фундаментом которого являлись ненависть и страх.- страх того, что в случае торжества одной стороны, поселения или семьи другой будут уничтожены. Это размежевание росло на протяжении XIX века до тех пор, пока не достигло своей кульминации в одной из самых ужасных в истории гражданских войн, бушевавшей во время и после первой мировой войны.

 ... 
 
1827-1829 годы: начало крупных переселений
 

В 1827 году Россия всерьез взялась за покорение двух огромных мусульманских империй: Османской Империи и Ирана. В двух коротких войнах Россия сначала одержала победу над Персией, а затем над турками. Добычей русских стали земли Южного Кавказа. Теперь России нужно было обеспечить спокойствие в ее новых владениях путем формирования нового состава их населения. На новые территории на севере Империи, завоеванные царизмом, переселялись русские и другие славяне, что часто сопровождалось изгнанием местных тюркоязычных жителей. Из-за отдаленности русских территорий и недостатка славян, которые могли и хотели бы переселиться на Южный Кавказ, русские побуждали селиться в новых российских владениях армян. Те охотно занимали земли тюрок и других мусульман, изгоняемых с них.

Нагляднее всего выглядят изменения в составе населения Эрнванской губернии. Сегодня территория Эриванской губернии - это Армения, которая в 1827 году была провинцией Персидской империи, что важно учитывать. Большинство населения этой провинции составляли мусульмане, главным образом тюрки. В период завоевания русские уничтожили либо изгнали с земель приблизительно 30 процентов мусульман Эриванского ханства. Их заменили армянами из Персии и Османской Империи. (Даже при этом, лишь со второй половины XIX века, после дальнейших изгнаний и миграций, территория нынешней Армении стала по составу населения преимущественно армянской.)

Результаты войн 1827-1829 годов стали прототипом того, чему еще предстояло произойти. Множество мусульман, в основном тюрок, было изгнано со своих земель русскими. Другие покидали свою родину потому, что не имели желания становиться российскими подданными. В Османской Империи в период русско-турецкой войны, во время которой русские достигли Эрзурума, некоторые из армян помогали русским войскам, надеясь, что русские смогут удержать все захваченные земли. Когда же европейские державы заставили Россию возвратить занятые ею территории, многие армяне ушли с русскими войсками. Некоторые, несомненно, боялись за свою жизнь, другие предпочли царскую власть султанской. Как и у мусульман, покинувших Эриван, их лояльность носила религиозный характер, чем и был продиктован их уход. Согласно данным ряда источников, 10 тысяч армянских семей покинули в то время Восточную Анатолию, переселившись на завоеванные Россией земли.

 

Демографические изменения, имевшие место в последующие 100 лет, следовали образцу тех, которые произошли в период войн 1827-1829 годов:

 

- Происходили войны, в которых османы терпели поражения от русских.

 

- Во время войн многие армяне, проживавшие на османских территориях, помогали русским интервентам. Множество мусульман, живших на русских территориях, помогали османам.

 

- Русским не позволили удержать завоеванные ими земли. Другие европейские державы, обеспокоенные изменением баланса сил, заставили их возвратить некоторые территории османам.

 

- И во время войны, и после нее тюрки и другие мусульмане, проживавшие на землях, захваченных Россией; бежали в Османскую Империю.

 

- Когда русские стали покидать территории, от которых их заставили отказаться, армяне, численностью как минимум в несколько десятков тысяч, ушли вместе с ними.

 

- В период между войнами многие армяне и тюрки эмигрировали, чтобы воссоединиться со своими семьями, получить работу, платить меньше налогов и т. д., или просто чтобы быть с теми, кто имел с ними религиозную или этническую общность

 

Даже в период между войнами Российская империя стимулировала иммиграцию армян. Использовавшиеся тогда методы аналогичны сегодняшним - налоговые льготы и обещание работы. Армян, переселявшихся в российские провинции на Кавказе, привлекали обещаниями предоставить свободные или недорогие земли и освободить от основных русских налогов. Хотя обещания часто не выполнялись и часть армян возвращалась в Османскую Империю, русские создавали стимулы, достаточные для того, чтобы привлечь к переселению множество армян. Особенно убедительным выглядел более высокий уровень развития, а следовательно, и более высокий уровень жизни в России по сравнению с Османским Востоком. Османы несли на себе двойную ношу: они реформировали то, что в настоящее время носит название экономики третьего мира, и отражали повторяющиеся вторжения русских, а потому были не в состоянии обеспечить те преимущества, которые существовали в русских владениях.

После того как в российских провинциях на Кавказе была найдена нефть, русские стали проявлять явное благоволение к предпринимателям-армянам в богатом нефтью Баку (при том, что население Баку и прилегающих районов было, в основном, тюркским). Разумеется, это явилось хорошим экономическим стимулом для армянской миграции.

Но армяне эмигрировали не только в Россию. Из Восточной Анатолии они переезжали в Стамбул и другие города Западной Анатолии и Османской Европы, причем число последних было гораздо больше тех, кто перебирался в Россию. Это объясняется тем, что Восточная Анатолия была регионом с неблагополучными условиями жизни, в связи с чем армяне и другие народы эмигрировали оттуда еще со времен Византийской империи. В последние столетия они переезжали и в другие зарубежные страны, особенно в США.

 

 Другие войны
 

Image В XIX веке еще две войны способствовали росту напряженности между армянами и мусульманами и усилили миграцию населения. В период Крымской войны (1854-1,856 гг.) Россия вторглась в Восточную Анатолию, но была вынуждена отступить в связи с поражениями, нанесенными ей объединенными силами Англии, Франции и Османской Империи в Крыму. Об этой войне на Востоке знали немного, но было точно известно, что армяне последовали за отступавшими русскими и осели в российской Эриванской губернии, превратив, таким образом, эту прежде тюркскую провинцию в область с преимущественно армянским населением. О вынужденных переселениях сотен тысяч тюрок в период этой войны и после нее уже упоминалось выше.

 В 1877 году Россия вновь объявила войну Османской Империи. О событиях этой войны на Востоке известно больше, чем о Крымской войне. По обеим сторонам границы мусульмане помогали тюркам, а армяне - русским, не проявляя, таким образом, должной лояльности по отношению к своим правительствам. По всему Западному Кавказу оставшиеся там мусульмане восставали и помогали османам во время их неудачного вторжения. Одни поплатились за это своими жизнями, другие были вынуждены эмигрировать.

В Элешкиртской долине - области, куда вторглись русские, армянское население перешло на их сторону. Взяв главный город на востоке - Эрзурум, русские назначили армянина главой полиции. 6000 мусульманских семей бросились спасаться из города. Английский посол сообщал, что, когда русские заняли Эрзурум, армяне использовали их покровительство для того, чтобы всячески терроризировать магометанское (мусульманское) население. Становилось очевидным, что армяне в целом становились сторонниками русских, а мусульмане - османов, вне зависимости от того, кто под властью какого правительства жил.

К концу войны, в 1878 году, поляризация мусульманского и христианского населения на Османском Востоке значительно усилилась. Европейские державы вынудили русских освободить половину из завоеванных османских земель. По меньшей мере 25 000 армян, многие из которых были жителями Элешкиртской долины, сопровождали русские войска. Более 60 000 мусульман оставили завоеванные русскими территории Карса и Ардагана. На Черноморском побережье русские вынудили эмигрировать как минимум 40 000 мусульман-лазов, используя ту же тактику, которая оказалась эффективной против черкесов и абхазов. Эти земли были заняты, главным образом, христианами - грузинами с Юго-Центрального Кавказа. Теперь Российская империя имела области Батума, Карса и Ардагана, где состав населения в силу эмиграции мусульман и иммиграции армян и грузин быстро менялся, что продолжалось до первой мировой войны.

 
ОСНОВНЫЕ МОМЕНТЫ 
…. 
 

В XIX веке среди европейцев и американцев преобладало мнение, отрицавшее саму возможность угнетения мусульман. Жители Запада тогда, как правило, смотрели на мусульман только как на угнетателей. Продолжает ли это мнение бытовать и в наши дни?

 

2. Первый армяно-тюркский конфликт произошел в результате русской экспансии, последний - во время первой мировой войны, также в процессе русской экспансии. В контексте истории русских интересов в османских землях возникает вопрос: могло ли это быть простым совпадением?

 

Сразу после победы во второй мировой войне Сталин потребовал, чтобы ему были отданы земли в Восточной Анатолии, которые некогда были завоеваны царизмом. (Турция, Соединенные Штаты и их союзники успешно воспротивились этим требованиям.) Советы сохранили все земли в Кавказском регионе, захваченные Российской империей. Невозможно рассматривать историю армян и тюрок без одновременного анализа намерений русских.

 

3. На протяжении всей истории различные империи захватывали чужие земли, в сущности, по тем же мотивам, что и богачи, которые часто вынуждены приумножать свое богатство за неимением другого выбора. Они захватывают земли просто потому, что последние существуют, чтобы их захватывать. Русские завоевания также имели ясные мотивы. Ученые обычно объясняли завоевания России двояким образом:

 

- Россия нуждалась в портах теплых морей для торговли и усиления своей военной мощи.

- Исконно российские земли длительное время находились под контролем монголов. Это впоследствии породило у русских постоянный страх перед возможностью быть снова завоеванными своими соседями. По этой причине Россия проводила политику превентивного завоевания соседних территорий, создавая буферные зоны между собой и возможными противниками.

Вероятно, эти моменты помогают объяснить действия русских в Крыму и на Кавказе. Османы контролировали именно те тепловодные порты, которые русские мечтали захватить. Заселение областей, граничащих с российскими окраинами, славянами (гае это было возможно) и другими христианскими народами было одним из способов расширения буферной зоны вокруг России.

 
ГЛАВА 3 Национализм и армянские "революционеры" РЕВОЛЮЦИОННЫЙ НАЦИОНАЛИЗМ
 
Национализм был одной из главных причин падения Османской Империи, на территории которой проживали многие народы. Подобно Австрийской и другим великим империям, Османская Империя не могла рассчитывать на долгое существование, если бы каждый из населяющих ее народов пожелал бы создать отдельное национальное государство. Как только национализм поднял голову, народам стало невозможно жить вместе. Университетский словарь Уэбстера четко объясняет суть национализма: "Национализм - это верность и преданность нации, особенно в условиях, когда национальное сознание возвышает одну нацию над всеми другими и делает особый упор на возвышении своей культуры и интересов над культурой и интересами других наций или суперэтнических групп". Тот, кто чрезмерно превозносил свою группу в ущерб остальным, не мог бы ужиться в многонациональной империи.

В XIX веке османские армяне стали рассматривать себя в качестве нации. "Нация" - это понятие, которое никогда не находило легкого объяснения. Словари обычно определяют нацию как "общность людей, состоящую из одной или более национальностей". "Национальность" же определяется как "принадлежность к нации", что порождает определенные проблемы в формировании этого определения. Нередко нация определяется как "народ", но каких-либо удовлетворительных определений народа при этом не следует. Очевидно, что такое понятие неточно. Иногда полагают, что нация основана на общности языка, но часто считают и иначе. Некоторые утверждают, что нация цементируется общей культурой, но далеко не все с этим согласны, так как само понятие "культура" довольно расплывчато. В XIX веке, когда национализм набрал значительную силу, многие определяли его как свойство души или Духа. Национализм был связан идеей "расы", ставшей вскоре общепринятой среди европейцев и в американцев. Немцы чувствовали себя частью германской расы, определяемой общностью духа; англичане, французы и даже американцы считались отдельными расами, каждая со своим индивидуальным духом, который связывал членов расы воедино. Каждая "расовая группа" ставила себя выше остальных.

Так как свойства духа трудно обсуждать рационально, возможно, лучше забыть метафизику национализма и рассматривать национальность как дело личной идентификации. Таким образом, в данном исследовании армяне будут рассматриваться как нация в тех случаях, когда они сами считали себя таковой.

Идеология национализма была чужда османскому мышлению. Она возникла в Европе и импортирована в Османскую Империю. В первые 400 лет существования Османской Империи населявшие ее сообщества людей различались по религиозному принципу. Например, слова тюркский, арабский, курдский, хотя и использовались для определения языков, никогда не употреблялись в каком-либо националистическом смысле. В то же время армяне были армянами из-за их принадлежности к армяно-григорианской (отдельной от всех христианских) церкви. На своей восточно-анатолийской родине армяне имели, в основном, такую же культуру, как и другие жители. Многие, возможно даже большинство армян, говорили по-турецки, как на своем родном языке. Даже сегодня турецкие и армянские блюда, турецкие и армянские ковры и др. настолько схожи, что почти неразличимы.

Традиции, которые исторически выделяли армян, были религиозными. Религия отчетливо "отрезала" армян от мусульман, но она также отличала их от греко-православных христиан, которые считали армянскую церковь еретической. Армянское богослужение и религиозная практика были особенными, так же как и армянское религиозное искусство - великолепная традиция, бывшая исключительно армянской. До XIX века понятие "армянин" сохранялось именно благодаря церкви.

Как говорилось в предыдущей главе, Османская Империя поддерживала религиозную обособленность армян и других групп. Это позволяло церкви продолжать существовать, но это .также было выгодно османам. Армянские церковники, возглавляемые армянским патриархом Константинопольским, были зависимы от правительства. Они в целом поддерживали османскую систему и взамен получали привилегированное положение для себя и выгоду для своей церкви и народа. До конца XIX века система религиозной идентификации сохранялась, но затем коренным образом изменилась в сторону идентификации национальной.

 
Религиозный катализатор армянского национализма
 

Армянская церковь была хранительницей армянских традиций, а потому естественно, что с ней связаны первые шаги в развитии армянского национализма. Армяно-григорианская церковь и западные миссионеры внесли большой вклад в раннее развитие национализма. Первыми западными миссионерами, воздействовавшими на армян, были католики, которые путешествовали по Анатолии в попытке привести армянскую церковь в лоно католицизма. Попытки католиков на первых порах оказались по большей части неудачными, хотя часть армян примкнула к новой армянской католической (униатской) церкви. Наибольшего успеха они добились в стимулировании возрождения письменности и культуры. Армянин по имени Мхитар Себастский основал армянский католический орден, в конечном итоге обосновавшийся в Венеции. Мхитар и его последователи обогатили армянскую литературу словарями классического армянского языка и его диалектов, историческими и иными работами. Очевидно, что именно недостаток возможностей, а не принадлежность к "худшей расе" является чаще всего причиной экономической отсталости. Однако в век социального дарвинизма и расового сознания легко было поверить, что сравнительное богатство является плодом "расового" превосходства.

Одним из косвенных путей, посредством которого американские школы помогали армянским националистам, было развитие связей с Соединенными Штатами. Миссионеры спонсировали поездки армянских студентов и армян-протестантов в Америку. Поток армян в Америку не прекращался, что создало основу для возникновения сегодняшних крупных армянских общин в Соединенных Штатах и Канаде. Армянские революционные организации вели активную работу среди армян в Америке, откуда шла весьма значительная финансовая поддержка. Более того, армяне имели возможность возвращаться в Османскую Империю с американскими паспортами. Используя преимущества, предоставляемые Перечнями (соглашениями, по которым иностранные граждане не могли отныне быть судимы по османским законам), эти армяне могли более открыто действовать в интересах достижения своих целей. Армяне в Америке также оказывали большое воздействие на американское общественное мнение. Ввиду отсутствия какой-либо значительной тюркской общины в Соединенных Штатах, в стране этой был слышим только голос армян.

 
Позиция османов
 

Для уяснения подлинного положения дел весьма поучительным было бы сравнение традиционного образа османских властей, создаваемого на Западе, с их реальными действиями. Османов, как правило, изображали там в виде некоего непреодолимого препятствия, стоящего на пути армянского прогресса, сводящего на нет законные права армян на культурное и политическое самовыражение. На это ссылаются, как на моральное оправдание восстаний армян против турок. На самом деле турки проявили такую терпимость, которая позволяет справедливо утверждать, что они сами участвовали в подготовке восстаний против самих себя. Исторические документы показывают, что турки всегда допускали религиозный плюрализм. В XIX веке их терпимость дошла даже до принятия раздельной образовательной системы, управляемой иностранцами, которые учили армян национализму и давали им образовательные рычаги, позволяющие стать экономически более развитыми, чем их мусульманские собратья. И все же турки терпели все это. Почему? Циник ответил бы на это, что турки терпели все потому, что боялись европейской интервенции в случае, если бы они не покровительствовали армянам. Доля правды в этом, конечно же, есть. Турки особенно желали заручиться поддержкой Англии, чтобы получить помощь в борьбе против русских. Однако Англия ограничивала свою поддержку лишь официальными заявлениями. У нее не было достаточных возможностей для оказания влияния на текущие дела в Османской Анатолии. Более того, после 1907 года, когда Англия изменила политику и стала заодно с русскими, ничто больше не вынуждало турок умиротворять ее. И все же османы позволяли продолжать функционировать обширной протестантской образовательной системе, открыто признанной целью которой было сделать одну часть населения превосходящей по образованию над большинством. Предполагалось даже, фактически, поднять армян выше уровня просто религиозной группы и возвести их до положения, которым обладали сами правители.

 Для османских властей не составляло бы особого труда приостановить деятельность миссионерских образовательных учреждений. Даже небольшие бюрократические препятствия могли бы расстроить ее. К примеру, могло бы недоставать строителей или где-то затеряться разрешение на возведение школы. Для начала какой-либо деятельности могли понадобиться бесчисленные документы. Грузы с книгами могли бы никогда не прибыть на - место. Целые области могли быть закрыты для иностранцев, чтобы "защитить их от гражданских беспорядков". На протяжении большей части XIX века турецкое правительство никогда не было демократичным, и центральная власть могла бы сделать все это, чтобы остановить миссионеров. И если те, кто критикует турок, правы, таких действий, безусловно, можно было ждать. Повторяем, если бы турки намеревались закрыть миссионерские учреждения, они могли бы сделать все это. Но они этого не сделали. Турки действовали по отношению к своим меньшинствам так же, как и всегда, терпя совершенно изолированную систему образования до тех пор, пока она не стала угрожать государству. Даже тогда, когда она стала представлять угрозу, турки действовали крайне медленно, настолько укоренившейся была традиция религиозной терпимости.
 
Революционные партии
 

Три армянские революционные партии - Арменакан, Гнчак и Дашнакская партия были основаны в последней четверти XIX века.

 
 Арменакан
 

Партия Арменакан, основанная в 1885 году, заявляла в своей программе, что ее цель - революция, которая позволит создать армянское государство. С этой целью ячейки партии были организованы в Стамбуле, в городах Восточной Анатолии, Персии, Закавказья и Соединенных Штатов. Партия тайно перевозила оружие в Восточную Анатолию и организовывала группы сопротивления. Но главной частью ее революционной деятельности было проведение ограниченного числа политических убийств курдов и турок, что вызывало адекватные ответные меры.

 

 Гнчакисты (от арм. ‘hnchak’ - колокол)
 

Революционная партия Гнчак добилась больших успехов. Основанная армянами в Женеве (Швейцария) в 1887 году, она находилась под влиянием марксистской идеологии. Помимо требования независимости Армении, гнчакисты выступали против капиталистов и "господ-паразитов". Историк Луис Налбандян, писавший о революционерах, так характеризовал их программу: "Гнчакисты говорили, что существующая общественная система в Турецкой Армении может быть изменена с применением насилия против турецкого правительства" и предлагали следующие методы: "пропаганда, агитация, террор, организационная работа и крестьянеко-рабочая активность" (2). Террор включал убийства не только турок, но и армян, которые препятствовали целям Гнчака (!!!). Намечалось также формирование специальной организации в рамках партии, которая осуществляла бы террористические акты. Гнчакисты определяли свои действия в категориях марксистской классовой борьбы, возможно, потому, что партия находилась под сильным влиянием российских марксистских партий.

Организовавшись в Стамбуле, гнчакисты распространили свою деятельность на восток, имели, сторонников в Европе и Соединенных Штатах. Они установили обширные контакты с другими этническими революционными группами, в частности, с греческими и македонскими, чьи цели были схожи с их собственными. Как будет видно из следующей главы, в 1894 году гнчакисты организовали восстание в Восточной Анатолии, в частности, в районе Самсуна. Их банды действовали на всем, востоке Империи.

Как обычно случается с революционными группами, гнчакисты потерпели поражение скорее из-за отсутствия единства в своих рядах, чем вследствие усилий турецкого правительства. Тем не менее, с точки зрения целей Гнчака, восстания, которые они подняли в Самсуне и Зейтуне, были, в общем, успешными. Они преуспели в организации местных армян, в провоцировании сильной реакции турок, в привлечении внимания Европы (хотя мало кто из европейцев оказал им помощь). Но они не смогли сохранить организацию, и с 1896 года расколы внутри партии резко снизили эффективность Гнчака. Его место на революционной арене заняла Дашнакская партия.

 

 Дашнаки
 

Самая эффективная из революционных групп - Армянская Революционная Федерация («дашнакцутюн» - озн. "федерация/союз") образовалась в среде российских армян. С 1860-х годов армянские националистические и революционные группы начали формироваться в Закавказье, Москве и С.-Петербурге. Российские власти время от времени запрещали их, но проявляли при этом явный либерализм к тем, кто не скрывал своих намерений готовить революцию турецких армян. Несколько подобных организаций слились, основав в 1890 году в Тифлисе Дашнакскую партию.

Хотя Дашнакская партия была организована в Российской империи и члены ее имели обширные связи с российскими революционными партиями, манифест партии был нацелен на "Турецкую Армению". Политическая и экономическая программа была социалистической, но не настолько радикально выраженной, как у Гнчака. С точки зрения тактики террора, дашнакские планы были такими же экстремистскими, как и гнчакские. Опубликованные проекты деятельности партии включали организацию партизанской борьбы, грабеж и разрушение правительственных учреждений, Нападения, на турецких официальных лиц.

Дашнаки начали активную революционную деятельность сразу же после организации партии. Партийные работники проникали из Российской империи в Персию, так как северо-западная Персия граничила с Восточной Анатолией и слабо управлялась шахским правительством. Были созданы фабрики по производству легкого вооружения; стрелковое оружие и амуниция без труда провозились контрабандой из России. Силы революционеров и склады оружия концентрировались в различных пунктах на турецко-персидской границе, включая монастырь Дерик, настоятель которого был пламенным революционером. Отсюда дашнаки переправлялись в Восточную Анатолию, организовывали и вооружали армянские партизанские отряды. Сеть дашнакских партизанских сил постепенно распространилась по всей Восточной Анатолии.

 

 Результаты 
 

Допуская деятельность миссионеров и других проводников вестернизации в своей Империи, османы не могли предвидеть далеко идущих последствий этого. Традиция религеюзной терпимости и желание заручиться поддержкой Англии и Америки привели их к принятию миссионеров и миссионерских школ. При наличии возможности установить больший контроль над миссионерским процессом, они не сделали этого. Существовал и другой фактор роста национализма среди армян, оказавшийся вне османского контроля, который заключался в следующем.

 

Армяне проживали как в России, так и в Османской Империи. Хотя русские и делали все возможное для подавления армянского национализма у себя в Закавказье, в их интересах было поддерживать его рост в Анатолии. У турок не было возможности эффективно препятствовать распространению националистических и революционных идей из России. Если даже турки и имели бы желание и возможности закрыть миссионерские школы и укрепить границу с Россией, они, вероятнее всего, все же не были бы в состоянии остановить подъем национализма среди христианских меньшинств Империи. В XIX веке, в целях преодоления своего отставания, турки резко увеличили контакты с Европой. Турецкие студенты учились в европейских странах, а специалисты из Европы приглашались для преподавания турецким студентам. Возросла торговля, и десятки тысяч европейцев и американцев приезжали в Империю. Вместе с европейцами пришли и европейские идеологии, в том числе и националистические идеи, преподавание которых в Европе было обычным делом. Естественно, они получили распространение и в Османской Империи. Более того, армянские студенты в Европе не просто овладевали националистическими идеями, но и изучали националистическую идеологию в ее первооснове.

Национализм был господствующей политической идеологией в Европе XIX века. Османы неизбежно должны были попасть в его сферу. Турки усваивали его медленнее, чем армяне, только потому, что последние были теснее связаны с Европой.

 
ОСНОВНЫЕ МОМЕНТЫ 
 

1. Действия армянских революционеров определялись тем, что армяне в исторической Армении были в меньшинстве. Для большинства европейских революционеров XIX века ситуация была совсем иной. Они могли надеяться добиться симпатий большинства народа той или иной страны и свергнуть правительство при поддержке населения или, по крайней мере, с его молчаливого согласия. Революция могла быть исключительно национальной, осуществляться без постороннего вмешательства. И это было важным, поскольку внешние силы, которые вмешивались в европейские революции, обычно стремились подавить их. Так, именно иностранцы пытались сокрушить Французскую революцию 1789 года и подавили революции в Неаполе в 1821 году, Испании в 1823 году, Венгрии в 1849 году и т.д.

У армянских революционеров были иные цели и задачи. Они никогда не могли полагаться на поддержку большинства, потому что мусульмане в "Армении" превосходили армян по численности более чем в 3 раза. Ясно, что они никогда не пошли бы на создание армянского государства, которое господствовало бы над ними. Следовательно, армянская революция никогда не могла бы быть демократической. Лишь империализм мог идти против правления большинства. Успех армян мог зависеть только от вторжения иностранной державы и последующего навязывания большинству власти меньшинства.

2. То, что гнчакисты и дашнаки заложили в основу своих платформ как социализм, так и национализм, не является исторической случайностью. Тот факт, что они были социалистами и националистами одновременно, отражает европейское происхождение их политической философии. Эти две идеологии были основой европейской революционности и, естественно, основой армянских революционных идей тоже.

3. Поскольку армяне были меньшинством, их революция была обречена на провал с самого начала. О территории, на которую претендовали армяне, мечтала и Россия - единственная держава, которая могла действительно помочь им обрести независимую Армению. Русские могли охотно поддержать армянских революционеров в деле разрушения Османской Империи. Но было маловероятно, что они отдадут кому-нибудь другому плод российских завоеваний. Если бы чья-либо власть и была установлена над мусульманами, то это была бы только власть России.

 

Глава 4 Первые сражения

 
РЕВОЛЮЦИЯ НА ВОСТОКЕ 
 

Появление армянских революционеров привнесло новый элемент раскола в Восточную Анатолию. Ситуация в Восточной Анатолии всегда представляла собой напряженное трехстороннее равновесие между оседлым сельским и городским турецким и курдским населением и армянами. Умение турецкого правительства поддерживать интересы оседлого населения, гарантировать общественный порядок и удерживать различные народы от столкновений друг с другом было поставлено под угрозу потерями и расходами, которые повлекла война с Россией в 1877-1878 годах. Тем не менее турки попытались сохранить спокойствие на востоке как обычными, так и чрезвычайными мерами, включающими совершенствование системы жандармерии (военизированная полиция в сельских районах), деление провинций на более мелкие административные единицы с тем, чтобы управляющие были ближе к землям, находящимся в их распоряжении, и улучшение работы связи и транспорта.

Представители курдских племен даже включались в военные объединения (известные как подразделения Хамидие, по имени султана Абдулгамида-II), так как османские власти считали, что жалованье, выплачиваемое курдам за службу, было бы меньшей потерей, чем ущерб, который они могут нанести аграрной экономике востока, если их предоставить самим себе. Османское правительство было крайне заинтересовано в сохранении спокойствия на востоке. Турки опасались любых беспорядков в регионах, примыкающих к границам России - главного противника Турции. Такие беспорядки могли бы быть предлогом для русского вторжения, как это было в Болгарии в 1877 году. Правительство также понимало, что проблемы с армянами нанесут большой ущерб интересам Турции на Западе, где турок стали бы поносить в прессе, вне зависимости от того, кто виноват. Добавим, что Османская Турция переживала период политических трудностей, которые в 1908 году привели к смене правительства. Меньше всего правительство могло желать волнений. Но планы Турции установить спокойствие на востоке были подорваны действиями армянских революционеров, которые открыто провозгласили своей целью подрывную деятельность как таковую.

В сложившейся международной ситуации армянские революционеры увидели шанс добиться своего. Британия долгое время поддерживала территориальную целостность Османской Империи, так как боялась, что усиление России нарушит баланс сил. Однако с превращением Германии в одну из главных сил в Европе, британские интересы постепенно смещались в сторону сближения с Россией. Турция столкнулась с трудностями в своих европейских провинциях. Европейские политики высказывали благосклонность к армянским требованиям. Время для революции, казалось, созрело.

 
Уроки Болгарии
 

     Восстание, которое способствовало созданию Болгарского королевства, в значительной степени послужило руководством по созданию армянского государства. Болгарские революционеры начали восстание в 1876 году. Первым его актом была резня в турецких деревнях, где погибло около 1000 человек. Турки, занятые в это время подавлением мятежа в Сербии, поручили борьбу с восстанием местным нерегулярным силам, соседям тех турок, которые были убиты в ходе восстания. Выступление было жестоко подавлено, погибло от 3000 до 12000 болгар. Страницы европейских газет заполнили жуткие рассказы о так называемых "болгарских ужасах", при этом не упоминались факты массовых убийств турок, с которых все и началось.

Общественное мнение во многих странах, особенно в Британии, обратилось против турок. Хотя Британия обещала поддержку Турции, общественное мнение удержало правительство Дизраэли от вмешательства, когда Россия напала на Османскую Империю в 1877 году. Оставшись лицом к лицу с российской мощью, турки были разбиты и оказались вынужденными покинуть Болгарию. Турецкое меньшинство в Болгарии было сокращено более чем на половину.

     Свыше 260000 мусульман Болгарии было убито или умерло от болезней и голода во время бегства. Еще 515000 были выдворены из страны. Мусульманское население Болгарии, таким образом, сократилось на 52 процента, что составило прочную демографическую основу для создания нового болгарского государства.

 

 Армяне учли пример Болгарии при планировании своей революции. Этапы восстания были определены следующим образом: 
 

1. Организовать и вооружить отряды повстанцев.

 

2.  Атаковать тех, от кого в наибольшей степени можно ожидать ответных действий (это касалось чаще всего курдских племен). Жестокие ответные меры приведут к уничтожению многих армян.

 

3. Гибель армян окажет огромное влияние на европейское общественное мнение.

 

4. Европейское военное вмешательство вынудит османов предоставить автономию, а возможно, и независимость армянам в Восточной Анатолии.

 

5. Мусульманское население или уйдет само, или будет выдворено из новой Армении, а все армяне из Турции, Ирана, Америки и Европы переселятся туда, образовав как демографически, так и политически армянское государство.

 

     Сомнительно, чтобы реальные планы восстания были достаточно хорошо продуманы, но очевидным являлось намерение претворять в жизнь следующий план, что признавали и сами революционеры:

«Европейцы в Турции были согласны с тем, что непосредственной целью армянских агитаторов было разжигание волнений, чтобы вызвать бесчеловечные акты мщения и, таким образом, спровоцировать интервенцию держав. По этой причине армянские националисты отдавали предпочтение работе в тех регионах, где армяне составляли беспомощное меньшинство, с тем, чтобы репрессалии произошли наверняка.

Один из революционеров рассказывал доктору Хэмлину, основателю колледжа Роберта, что гнчакнистские отряды "не упустят возможность убивать турок и курдов, предавая огню их деревни, а затем укроются в горах. Взбешенные мусульмане поднимутся и обрушатся на беззащитных армян, причем будут убивать их с таким варварством, что Россия вмешается во имя гуманизма и христианской цивилизации и установит над регионом свой контроль". Когда ужаснувшийся миссионер осудил эту схему как подлинно дьявольскую и самую жестокую из всех, когда-либо известных, он получил следующий ответ: "Она, несомненно, кажется Вам таковой, но мы, армяне, полны решимости стать свободными. Европа внимала рассказам о болгарских ужасах и дала Болгарии свободу. Она услышит наш крик, когда он воплотится в пронзительных воплях и крови миллионов женщин и детей. Мы отчаянны. Мы сделаем это» (3).

Революционный план имел два недостатка. В отличие от Болгарии, мусульмане составляли огромное большинство на землях, отведенных под новую Армению. Но и это не стало бы непреодолимым препятствием, если бы пункт пятый активно претворялся в жизнь. Однако оказалось, что поддержка армянской революции Европой была не так уж надежна.

 
Революция
 

Первые шаги восстания были успешными для революционеров. Армянские революционные партии были в состоянии довольно легко организовать повстанческие отряды в Восточной Анатолии. В 1892-1893 годах призывные плакаты появились по всему востоку. Были организованы революционные ячейки и началась революционная деятельность. Поначалу действия повстанцев не носили широкого размаха. Они ограничились покушениями на жизнь губернатора города Вана и армянского Патриарха в Стамбуле, нападениями на имперскую почту, налетами на мусульманские деревни, убийствами солдат и полицейских и т.д.

В 1894 году в районе города Самсуна крупные банды армянских повстанцев напали на турецких должностных лиц, в основном сборщиков налогов. Это было первым актом восстания. Когда турецкая армия была направлена на подавление мятежа, повстанцы уже отступили, убивая на своем пути жителей каждой мусульманской деревни. В свою очередь армия, в основном курдские части Хамидие, устроила резню армян в районе восстания.

Аналогичные восстания имели место в 1895 году в Зейтуне и Ване. Восстание в Зейтуне распространилось по всей Зейтун-Марашской области и было с большим трудом подавлено турецкой регулярной армией. При этом большие потери понесли обе стороны. Руководитель армянского восстания, например, утверждал, что его последователи убили 20000 мусульман. Это возможно, преувеличение, но оно свидетельствует о размахе беспорядков. В Ване восстание было подавлено с меньшим трудом, погибло приблизительно 400 мусульман и 1700 армян. В других городах имели место попытки убийств, нападения на культовые места, столкновения между мусульманами и армянами и эпизодические проявления политического насилия.

В 1903-1904 годах дашнакские банды под руководством Андраника организовали новое восстание в Зейтуне, которое, согласно армянским подсчетам, привело к гибели 1000 мусульман и 20 армян (это соотношение преувеличено, но показательно в свете того, что западная пресса оценила данные события как резню армян). Перед первой мировой войной произошли еще более трагичные события, вызванные восстанием в Адане, где в 1909 году армянские повстанцы напали на мусульман, которые численно превосходили армян. Местные турецкие силы были слишком слабы, чтобы остановить насилие, и только регулярная армия сумела восстановить спокойствие. Было убито от 17000 до 20000 человек, большинство из которых были армяне.

Армянские мятежники знали, что им одним не выстоять. Будучи значительно малочисленнее мусульман в "Армении" и гораздо слабее османской армии, они стояли на пороге очевидного поражения. Их замыслом было не создание армянского государства посредством восстания, а провоцирование европейского вторжения точно таким же образом, как это произошло во время интервенции русских в Болгарию в 1877 году. Если одних требований оказалось бы недостаточно, то действия революционеров должны были сыграть свою роль наверняка. Только стремлением вызвать ответную резню можно объяснить безумие армянских нападений на курдов. Подобные нападения были характерной чертой небольших по масштабу повстанческих операций.

Представителей курдских племен убивали, несомненно, в надежде на ответные репрессии, которые затронули бы за живое Европу. К примеру, беспорядкам в Самсуне в 1894 году предшествовали армянские нападения на племена бехран и задиан, результатом которых были сражения между армянскими революционерами и курдскими племенами. В другом случае, в 1897 году, 250 армянских революционеров напали на племя мазрик, но вынуждены были отступить.

Второй пункт плана революционеров, таким образом, осуществлялся успешно. На мусульман нападали, и те отвечали тем же. Трудно оценить потери среди повстанцев, но, вероятно, число жертв среди армян и мусульман было в пропорции 4 к 5.

Пункт третий также удался. Европейские газеты были полны страшными рассказами о турецких нападениях на армян, тогда как сообщения об армянских нападениях на турок не публиковались почти никогда. Редко упоминалось и о восстаниях армян, породивших реакцию турок. На европейскую и американскую прессу всегда можно было рассчитывать, если дело касалось изображения в наилучшем свете христиан и игнорирования позиций иных народов. В силу западных предрассудков, пропаганда была эффективной. Тем не менее вторжение, на которое возлагались надежды, не состоялось. Европейский баланс сил находился в процессе изменения: могущество Германии росло, а Россия, Франция и Англия боялись ввязываться в ближневосточную авантюру. У России были основания опасаться, что армянская революция может распространиться и на армян Закавказья; Россия хотела заполучить Восточную Анатолию, но не неся тяжелого морального бремени, связанного с созданием армянского государства. Из Европы не поступило никакой помощи, и османы сумели подавить восстание.

 

 Воздействие на народы востока
 

Наиболее важным последствием восстаний 1894-1909 годов было воздействие на умы населения Восточной Анатолии. Следует помнить, что восстания 1890-х годов произошли спустя 70 лет после насильственной депортации и убийств мусульман Кавказа, которые подпали под христианский контроль. Таким образом, что случается с мусульманами в таких случаях, было очевидно на примере беженцев с Кавказа, поселявшихся в Османской Империи. Резня в Зейтуне показала мусульманам, чего можно ожидать, если армяне победят. Армяне узнали на примере Аданы, что случится, если они проиграют. Обе стороны научились на горьком опыте не ждать и не давать пощады. Ситуация стала таковой, что и армяне, и мусульмане знали, на чью сторону они должны встать в предстоящем сражении, если хотят выжить.

 

…. 
 
ОСНОВНЫЕ МОМЕНТЫ
 

1. В разжигании мятежа на Османском Востоке армянские революционеры использовали свои уникальные познания по этой части. Они разобрались в европейских методах и сознавали, что вызвать репрессии - это наилучший способ заручиться поддержкой Запада. Вместе с тем они хорошо знали Восточную Анатолию и то, как эти репрессалии спровоцировать (к примеру, нападать на курдские племена).

2. Во второй половине XIX века армянские революционеры установили связи с революционными группами, действовавшими в Европе. По своему характеру все эти группы были социалистическими или националистическими, следовательно, по своей философии армянские революционеры были частью крупнейших революционных движений того времени. Однако, в отличие от немцев, русских, французов и других, армяне были явным меньшинством на территории, где они планировали осуществить революцию. Немцы или англичане, по крайней мере, могли надеяться убедить население тех территорий, где они жили, принять социалистическую революцию.

У армян же не могло быть никаких надежд на то, чтобы убедить мусульманское большинство Восточной Анатолии принять армянский национализм. Это-то и отличало армян от других революционеров, которые хотя бы теоретически воспринимали принцип необходимости правления большинства.

3. Восстания 1894-1896 годов часто называют "резней армян" или бойней, учиненной турками в отношении армян. Если даже оставить в стороне то обстоятельство, что подобные суждения игнорируют факты убийства армянами турок и курдов, стоит обратить внимание на их неувязку со здравым смыслом. В силу того, что отнюдь не всеми признается вклад армян в историю собственных страданий, они вынуждены игнорировать все армянские действия против турок. Это ставит перед лицом ряда трудных для них вопросов. Зачем понадобилось туркам, которые столетиями жили с армянами в сравнительном мире, неожиданно начать на них нападать? Является ли просто невероятным совпадением то, что конфликт на востоке Империи начался одновременно с организационным становлением там армянских революционных групп? Апологеты "армянского дела" прибегали к "исторической теории зла" для объяснения действий, которые они приписывали туркам: в турках пробудились дремлющие злобные инстинкты, разбуженные озлобленными политиками. Подобные объяснения могут выглядеть правдоподобными только для тех, кто игнорирует, по меньшей мере, половину фактов или готов воспринять абсурдность "теории зла". Противоядием подобному взгляду на историю является здравый смысл.

 

 ГЛАВА 5 Мировая и гражданская войны ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА
 

Изображать события первой мировой войны как геноцид армян удается обычно с помощью простейшей уловки: никогда не упоминать об убийствах мусульман, а говорить только об убийствах армян. К тому же, игнорируя столетнюю историю конфликта, подобные односторонние оценки изображали события 1915-1921 годов в виде иррационального излияния ненависти, в то время как они были понятной, хотя и жуткой реакцией на ужасное прошлое и страшное настоящее. Урок войны в Восточной Анатолии состоит отнюдь не в том, что турки истребляли армян, так как подобное утверждение игнорирует факт истребления армянами турок. Урок состоит в том, что пострадали все жители Османского Востока. Они пережили такие ужасы, что абсурдно выяснять, чьи мучения были большими. Пытаться делать это могут только националистические пропагандисты и те, кто стремится перенести конфликт 1915 года в день сегодняшний.

 

 Война на востоке
 

В Восточной Анатолии первая мировая война началась в ноябре 1914 года с маломасштабной и неудачной атаки русских на османскую границу. Османы ответили крупной, но в равной степени безуспешной атакой в декабре.

Ни одной из сторон не удалось продвинуться вперед, но османские потери были большими. Угроза, нависшая над османами на северо-восточной границе. Империи, усугублялась внутренним противником — армянской революцией.

Армянская революция началась, фактически, еще до начала военных действий. В августе 1914 года армяне Зейтуна восстали против военного призыва. По всей Восточной Анатолии организовывались и выходили из подполья армянские революционные группы. (В ходе одного правительственного расследования османские официальные лица жаловались на то, что у армянских партизан было более совершенное оружие, чем у османских солдат, направленных против них. На вооружении армянских повстанцев в городе Урфа были даже пулеметы, хотя на начальном этапе войны в них испытывало недостаток большинство регулярных войск.) Оружие, амуниция и даже обмундирование были надежно припрятаны в ожидании именно такого конфликта. Русские, предвидя войну, сотрудничали с армянскими революционерами, правильно рассчитав, что армянское восстание в военное время может облегчить российские завоевания.

Для армянских революционеров это был наилучший шанс обеспечить успех восстания, и они решили воспользоваться им. На войну были мобилизованы все солдаты, которые в обычное время оставались бы в восточных провинциях. Даже жандармы были направлены на фронт. Из мусульман на местах оставались лишь старики, женщины и дети. Мусульманские деревни в Восточной Анатолии оказались по сути дела беззащитными.

Армянская молодежь, как и мусульманская, должна была быть призванной в армию. Но десятки тысяч ее бежали, чтобы присоединиться к партизанским отрядам или перебраться в Россию, где, в конечном итоге, армянские юноши вступали в русскую армию или ее вспомогательные армянские подразделения. Многие опасались плохого обращения в османской армии, другие предпочитали сражаться за армянскую революцию. (Османы первоначально планировали целиком включить армян в регулярные воинские части, но дезертирство и восстания заставили их изменить решение. Вместо этого армянских солдат направляли в трудовые батальоны).

 

 Партизанская война
 

Вскоре после начала войны армянские банды совершали забеги уже по всей Восточной Анатолии. Одни из них организовывались из местных армян и сразу же начинали действовать. Другие состояли из армян, перешедших на территорию России, где они проходили обучение и возвращались уже организованными в партизанские отряды. К анатолийским партизанам присоединялись армяне из Российской империи, в основном привлеченные дашнакской партией и вооруженные российским правительством. По турецким оценкам, только в провинции Сивас насчитывалось 30 000 армянских партизан. Примерно 8000 армян из Маша, Вана и Битлиса прошли обучение у русских в одном лишь городе Кахизмане, другие 6000 - в Игдыре. Никто не делал точных подсчетов, но, вне всякого сомнения, в Анатолии воевало более 100 000 партизан и других бойцов из анатолийских и российских армян.

 Поначалу армянские мятежники действовали в классическом партизанском духе, разрушая коммуникации, препятствуя деятельности военных и правительственных органов, проводя террористические акции. Особыми объектами нападений становились мобилизационные пункты османской армии, почта и телеграф. То же происходило с жандармскими постами, сеть которых во время войны сильно поредела. Короче говоря, армянские партизаны действовали в качестве передовых частей русской армии, "размягчая" территорию для предстоящего вторжения.

Вскоре, однако, масштабы операций армян еще более расширились. За короткое время армянские партизаны, ряды которых пополнялись армянскими сельчанами и дезертирами из османской армии, приступили к развернутым действиям. Однако в большинстве случаев они не сумели добиться успеха. Города (такие как Карахисар) и оборонительные редуты (как, например, Муса Даг), которые им удалось захватить, вскоре были отбиты турками. С точки зрения общей военной ситуации же, действия повстанцев оказали помощь русским войскам. Османы были вынуждены снимать целые дивизии с русского фронта, чтобы противостоять внутренней угрозе, созданной армянами. В результате было осуществлено русское вторжение в Восточную Анатолию.

 

 Ванское восстание Наиболее успешным для армян было Ванское восстание. 
 

Image События, разворачиваемые вокруг этого города, характерны для армянских планов и действий на Османском Востоке. В марте 1915 года восстание заполыхало по всей Ванской провинции и очень скоро приобрело характер межобщинной войны. Армянские отряды нападали на курдские деревни. В ответ курды стали нападать на деревни армян. Последовали массовые убийства с обеих сторон.

У армянских революционеров имелись тайные хранилища оружия в Ване и окрестных селениях. В течение всего апреля 1915 года армянские мятежники просачивались в город, который охранялся только небольшими полицейскими силами. Столкновения с османской полицией в Ване начались 13 апреля. К 20 апреля мятежники уже обстреливали отделения полиции, правительственные здания, дома мусульман. В результате столкновений силы правопорядка потерпели поражение, и в первой половине мая вынуждены были покинуть город.

В ходе боев за город и сразу же после его захвата армянами все мусульмане, не сумевшие бежать из Вана, были перебиты. Та же участь постигла мусульманских обитателей прилегающих деревень, перешедших под контроль армян. Мусульмане из сел, расположенных к северу от Вана, были согнаны в деревню Зеве, где все они (около 3000 человек), за небольшим исключением, были истреблены. Аналогичные зверства происходили по всей области. В самом Ване были уничтожены все мусульманские кварталы. Практически в городе не осталось ни одного живого мусульманина. Беженцев на дорогах подстерегали в засадах армянские партизаны, уничтожившие множество людей.

В то время как в Ване продолжалась резня, отдаленные армянские села тоже стали подвергаться нападениям. Их жителей истребляли так же, как и мусульманских сельчан в других местах. Так были очерчены фронтовые линии в войне, в которой все были комбатантами. Несомненно, большинство армян и мусульман не стремилось к убийству. Но обе стороны были вынуждены присоединиться к своим соотечественникам в целях обороны, а для того, чтобы обороняться, они вынуждены были нападать.

 Османы спешно направили в Ван войска, но армяне удерживали город, пока не подоспели русские. Русская армия, в авангарде которой были кавказские армянские части, достигла Вана в конце мая. Был назначен губернатор-армянин, и армян со всей Восточной Анатолии стали убеждать переселяться в новую Армению Сотни тысяч их прибыли в русскую оккупационную зону. Уцелевшие там мусульманские жители вынуждены были бежать.

Однако армянский триумф оказался непродолжительным Получив подкрепления, турецкие войска вскоре вернули город свои руки и вынудили русских отступить на север. За русскими войсками последовало и все армянское население Вана, приумноженное армянами, прибывшими из других областей. Уцелевшие мусульмане возвращались, чтобы затем вновь спасаться бегством от очередного русского наступления.

Ужасы Вана повторялись в Битлисе и других городах по мере того, как русские и армяне продвигались в глубь турецкой территории. За мусульманами - мужчинами, женщинами, детьми -развернулась настоящая охота, их убивали прямо на улицах. Деревенские жители, спасавшиеся от наступающих армий интервентов, истреблялись на дорогах армянскими партизанскими частями. После того как турки вернули Битлис, османская следственная группа, опросив уцелевших беженцев и осмотрев руины, сообщила о результатах расследования. Четырнадцать мечетей, в том числе центральная Большая Мечеть, и другие религиозные здания были стерты с лица земли. Одна мечеть уцелела только потому, что была превращена в конюшню. Были разрушены главные коммерческие и военные склады, все правительственные здания, так же как и большинство мусульманских домов. Город лежал в руинах.

 

 Наступление русских 
 

После нескольких неудач русской армии, в конце концов, все же удалось удержать дальние районы Восточной Анатолии до конца 1915 года. В январе 1916 года русские, нанеся поражение османам, продвинулись на запад. К апрелю 1916 года они заняли большую часть Восточной Анатолии. Трабзон, Эрзурум, Маш, Битлис, Ван оказались под русским контролем. Победа русских стала также победой для армян. Те, кто отступил с русскими в Закавказье в августе предыдущего года, теперь могли вернуться. Пришел черед мусульман спасаться бегством. Хотя русские и поддерживали некоторый порядок в северо-восточных городах, армянские банды получили, практически, полную свободу действий, именно на эту зону приходится наибольшее число мусульманских переселенцев и жертв.

 

 Сельская местность
 

Здесь нет необходимости детализировать случаи грабежей и резни, жертвами которых стали мусульмане в обширном регионе, завоеванном русскими. Армянские отряды были ответственны за это в особой степени. Мусульманские сельчане рассказывали о случаях изнасилований, убийств и о потрясающей воображение бесчеловечности в целом. Вероятно, наилучшим показателем трагедии был тот факт, что мусульмане оккупированных областей были вынуждены спешно покинуть места обитания, чтобы не стать жертвами армянского зверства. Османская комиссия по беженцам насчитала более 850000 мусульман-беженцев из захваченных русскими районов. Так как это были только официально зарегистрированные беженцы, то очевидно, что их число, возможно, превышало миллион. Положение усугублялось тем, что в разгар войны османское правительство, не могло оказать беженцам существенную помощь.

 

В районах, находящихся под мусульманским контролем, армянские сельчане страдали во многом так же, как и мусульмане. В силу того, что на первых этапах войны успех сопутствовал армянам, они не пострадали в такой мере, как мусульмане в 1915-1916 годах. Тем не менее армяне, попавшие в руки курдских отрядов и спасшихся жителей мусульманских деревень, также истреблялись. Ни с той, ни с другой стороны не могло быть и речи о пощаде и снисхождении. Некоторые из армян были спасены мусульманами, так же как и кое-кто из мусульман - армянами. Однако примеры подобного благородства слишком немногочисленны, чтобы придать им какое-нибудь значение. В условиях революции и войны, не поддававшихся никакому контролю, как для армян, так и для мусульман уничтожать врагов было единственным средством защиты себя и своих семей от истребления противником.

 

 Депортации 
 

Ответом османского правительства на армянские восстания было применение классической ближневосточной тактики умиротворения мятежного региона - депортация. После Венского восстания, 27 мая 1915 года, был принят временный закон, предписывающий принудительное переселение армян. (Само применение термина "депортация" в данном случае неверно в силу своей ошибочности. Армян перемещали в пределах одной и той же страны, а не изгоняли в другую, что и означало бы "депортацию"). Закон был претворен в жизнь месяцем позже. В этот промежуток османские официальные лица опубликовали указания о защите собственности и жизни армян, а также об освобождении от депортации определенных их категорий, включая католиков, от которых, как считалось, угроза не исходила.

Принцип депортации был одним из немногих известных способов борьбы с партизанским движением и используется издревле по сегодняшний день. Смысл ее состоит в том, что, поскольку партизаны зависят от местных поселений в плане снабжения, поддержки и пополнения новобранцами, их следует отделить от местного населения.

Уже во времена Византийской империи отдельные группы армян депортировались в другие части Империи. Османы на протяжении веков депортировали тех, кто угрожал общественному порядку, в том числе и мятежных тюрок.

Главной целью депортации армян было лишение партизанских отрядов поддержки. Но в распоряжении центральных властей об этом присутствовали и более значительные политические и военные мотивы. В соответствии с Правилами переселения армян, депортируемые должны были быть выселены из зон военных действий, железных. дорог и других стратегических районов. После переселения численность армян в любой из областей не должна была превышать 10 процентов от общего числа местного населения. Очевидно, что турецкое правительство опасалось, что армяне будут представлять угрозу для Империи, если останутся в стратегических районах, и поэтому стремилось держать армян подальше от этих мест. В равной степени очевидно, что османы намеревались разбавить армянское население до такой степени, чтобы "критическая масса" последнего была слишком незначительной для поднятия революции.

Главный моральный аспект проблемы армянских депортаций выходит далеко за рамки истории Османской Империи. Депортации гражданского населения из-за реальной или воображаемой партизанской угрозы практиковались и многими современными правительствами. Как далеко может зайти правительство при подавлении восстания? Если мятежное население является меньшинством, пытающимся навязать свою волю большинству, делает ли это депортацию данного меньшинства более морально оправданной? Можно ли обрекать на страдания депортируемых для того, чтобы в конечном итоге спасти больше жизней, окончив войну (аргумент, аналогичный вопросу бомбежки гражданского населения во второй мировой войне)? Вопросы эти щекотливы, как и все вопросы, упирающиеся в конечную аморальность войны как таковой.

В османской политике депортаций можно обнаружить два просчета или проявления достойной осуждения халатности. Во-первых, были приняты законы о защите армян, но было уделено слишком мало внимания неспособности османских чиновников в провинциях обеспечить безопасность колонн армянских переселенцев. Действительно, из Стамбула поступали указания, предписывающие местной администрации обезопасить жизнь и собственность депортируемых. Однако такие указания практически не имели никакого смысла, поскольку они были невыполнимы. Солдаты и жандармы были направлены воевать с русскими, и губернаторы на востоке Империи стояли перед выбором: использовать немногочисленных оставшихся жандармов для защиты мусульманских деревень от армянских отрядов или для защиты армян от мусульман. Они предпочитали защищать своих собратьев, как обычно и поступают люди.

Во-вторых, турки осуществляли депортацию армян и вне зон военных действий. Многие армяне были депортированы из прибрежных районов, где угроза вторжения была лишь вероятной, но не неизбежной, а также из внутренних областей. При внимательном рассмотрении становится ясно, что армяне Центральной Анатолии не представляли достаточной угрозы, чтобы оправдать такую суровую акцию, как депортация. Депортации армян, чтобы быть понятыми, должны рассматриваться в контексте конкретных исторических обстоятельств. Приказ о переселении в данном случае был издан в ситуации, исключающей принятие спокойного и непредвзятого решения. Распоряжение выселить армян было частью режима переселений (депортаций), который коснулся и армян, и мусульман.

Приказ о депортации армян явился ответом на армянское восстание на востоке Империи, повлекшее изгнание из собственных домов бесчисленного количества турок и курдов. Первый приказ был издан 27 мая 1915 года, после Венского восстания 13 апреля 1915 года. Другие нападения на мусульман имели место еще раньше.

Армяне не были единственным гражданским населением, вынужденным покинуть свои дома. Мусульмане Восточной Анатолии изгонялись точно так же, как и армяне. Депортации, санкционированные османским правительством, возможно, выглядели более официальными, но депортации, осуществленные русскими и армянскими отрядами, были не менее реальны. На деле самые драматически вынужденные миграции на востоке были вызваны грабежами и резней, а не официальными акциями османского правительства, при этом уровень выживания также был намного ниже.

Османское правительство оказалось не в состоянии защитить многих из тех, кого оно приказало депортировать. Создавалось впечатление, что это являлось отнюдь не самой главной заботой для турок, хотя должно было быть именно так.

Османское правительство открыто заявило о депортациях армян, оправдывая их военной необходимостью. В то же время российское правительство и армянские революционные партии никогда не признавали своей официальной политикой принудительное переселение мусульман Восточной Анатолии. Документы о депортации мусульман, находящиеся в русских и дашнакских архивах, никогда не предоставлялись для непредвзятого исследования. Тем не менее действия русских и армян наталкивают на мысль, что они были частью плана, подготовленного с большой тщательностью.

Османы, по крайней мере, пытались хоть как-то защитить армян от проявлений ненависти местных мусульман и курдских набегов. Были приняты законы, предписывающие меры по защите депортируемых армян. Османские гражданские и военные власти привлекли к ответственности и покарали (включая смертную казнь) более тысячи человек, виновных в преступлениях против армян. В то же время, хотя русское правительство и армянские революционеры были крайне беспощадны при изгнании мусульман из мест их проживания, никто из русских или армян не был привлечен к ответственности за преступления против мусульман.

 

 Был ли "геноцид"? 
 

Традиционно утверждалось, что именно геноцид являлся тайной целью депортаций армян, осуществленных османским правительством. Со времен первой мировой войны армянские националисты и их сторонники заявляли, что депортация была лишь предлогом для совершения массовых убийств. На сегодняшний день не выявлено никаких свидетельств о наличии какого-либо тайного плана стамбульского правительства относительно уничтожения армян, хотя армянские источники и извлекали оказавшиеся подделкой документы, предписывающие депортацию. Подлинные же документы, предписывающие депортацию, указывают на заботу о благополучии депортируемых. Однако другая сторона в споре называет эти документы "камуфляжем", хотя они являлись правительственными документами, предназначенными для внутреннего пользования, были найдены в архивах много лет спустя, и османы не намеревались их публиковать. Вопрос этот, возможно, никогда не будет решен, ибо те, для кого геноцид армян является предметом веры, всегда будут утверждать, что османские архивные документы - фальшивка. И, конечно же, они сразу воспримут как подлинный любой османский документ, содержащий явный приказ об убийстве армян. Однако такой документ противоречил бы всем другим известным документам по данной проблеме, а потому представляется сомнительным, что он когда-либо существовал.

Судя по действиям османов, трудно поверить, что приказ о геноциде существовал. Почему тогда не было геноцида десятков тысяч армян, живущих в Стамбуле, Измире, европейской части Империи, других районах? Они остались невредимыми, и никто их не выселял. Кто-то может сказать, что османы оставили в покое этих армян из-за боязни нежелательной огласки. Но она уже имела место. Западная пресса уже игнорировала убийства турок и сильно преувеличивала число жертв среди армян. Если османы намеревались истребить всех армян (а Союзники утверждали о подобном их намерении), зачем же было позволять армянам выжить? Наиболее убедительным свидетельством является то, что в живых остались многие из депортированных. Колонны депортируемых армян подвергались нападениям племен и банд, и многие в самом деле стали жертвами убийств, голода и болезней. Но как объяснить то, что некоторые колонны прибыли нетронутыми и более 200 000 депортированных армян пережили войну в Сирии? Если был отдан приказ о геноциде, почему же они не были убиты? Они находились целиком под османским контролем, и убить их было бы просто, если бы такая цель ставилась.

В Восточной Анатолии не было геноцида, организованного правительством. Однако существуют более широкие определения геноцида. Если считать им действие одного народа против другого, то, конечно же, геноцид в Восточной Анатолии имел место. Как турки, так и армяне стали жертвами, и те, и другие были вовлечены в его осуществление. Армяне убивали турок потому, что те были турками. Турки убивали армян потому, что те были армянами. У них не было большого выбора. После первых дней войны турки и другие мусульмане поняли, что не может быть нейтралитета в гражданской войне с армянами. Их будут убивать только за то, что ненавидят как турок, а не по каким-то политическим или тактическим соображениям. Армяне были в той же ситуации. Истребление было взаимным.

 

 1916-1917 годы 
 

Не все мусульмане завоеванной русскими части Восточной Анатолии стали беженцами, хотя спасаться бегством вынуждено было до половины мусульманского населения. Те, кто остались, жили, в основном, в городских зонах, особенно на северо-востоке, например, в районе Эрзурума и Трабзона, где они были под бдительным надзором русских войск. Русские не испытывали к мусульманам особых симпатий, но под их прямым контролем мусульманам было легче, чем в сельских районах, где они становились добычей армянских банд. Сохранившееся турецкое население не представляло угрозы для русских оккупантов, так как состояло почти исключительно из женщин и мужчин, слишком старых или слишком молодых, чтобы воевать. Полукочевые курдские племена были также в сравнительной безопасности. Спустя первые дни после османских поражений лидеры этих племен неохотно, но все же пошли на мир с русскими. Взаимная ненависть курдов и армян, значительно усилившаяся во время армянского восстания, пребывала в латентном состоянии, чтобы проявиться в полную силу, когда позже русской власти пришел конец.

Свидетельств о положении мусульман в сельских районах, не контролируемых регулярными русскими войсками, сохранилось немного. Вместе с тем известно, что миграция беженцев продолжалась, и они приносили с собой рассказы о притеснениях и массовых убийствах. В сельских окраинах, особенно в районе от озера Ван и до русской границы, почти не осталось мусульман. Неудивительно, что этот регион отличался спокойствием.

 

 Окончание войны на востоке
 

К весне 1917 года русская армия, укрепившись на завоеванных территориях, стала готовиться к дальнейшему продвижению. Вряд ли османская армия, которая воевала еще и в Сирии, Ираке и Европе, смогла бы воспрепятствовать победе русских. Османов и мусульман востока спасла русская революция. Получив известие о ней, русские солдаты в Анатолии стали дезертировать, как и их собратья, воюющие с немцами. Остались только русские офицеры, части из российского Закавказья (в основном состоящие из армян) и армянские партизанские подразделения.

Армяне Восточной Анатолии и Кавказа образовали новую Армянскую Республику из российской Эриванской губернии и земель в Восточной Анатолии. Республика попыталась удержать прежние российские завоевания в рамках новой Армении, но это окончилось неудачей. Рухнула и попытка создания Закавказской Федерации, включающей Грузию, Армению и Азербайджан, так как эти новые государства перессорились из-за территориальных притязаний. Так что Армянская Республика в противостоянии с турками Восточной Анатолии осталась в одиночестве. То, что последовало за этим, было продолжением кровопролитных межобщинных войн 1915-1916 годов.

 

 Отступление армян 
 

Еще до османского наступления армяне убедились, что не могут удержать всю территорию, на которую претендуют. Хотя половина мусульманского населения бежала, многие погибли, армяне по-прежнему составляли меньшинство. Более того, приход османской армии, теперь крупнейшей силы в Восточной Анатолии, был неизбежен. Армяне отступили. Мужчины, женщины, дети бежали из Восточной Анатолии на север, в Закавказье, где их ждали страдания от голода и болезней. По мере отступления армяне разрушали оставшиеся здания мусульман, сжигали урожай и имущество, которое не могли взять с собой. Те из оставшихся в регионе мусульман, кто попадал в руки отступающих предавались смерти. После ухода армян уцелевшие мусульмане получили возможность вернуться в родные места. Их глазам предстала опустошенная земля, на которой почти не осталось ни турок, ни армян. Из небольшого числа оставшихся в регионе армян избежать мести вернувшихся мусульман посчастливилось лишь тем, кто оказался под охраной регулярной османской армии в городах.

Image В северных областях, в районе русской границы, армянские силы также не смогли удержаться и были легко подавлены турецкими войсками. Армяне отступали в панике, уничтожая все на своем пути. Только быстрое продвижение османской армии спасло мусульманское население. Вступившие в город Эрзинджан османские солдаты обнаружили, что все общественные и исламские культовые здания и более 1000 домов разрушений сотни тел убитых турок Эрзинджана были найдены на улицах еще больше - в водоемах и наспех вырытых могилах. Терджан был целиком разрушен динамитом. В Эрзуруме, крупнейшем городе на востоке Империи, по подсчетам османских властей, было убито 8000 турок. Цифра может показаться преувеличенной, но солдаты вели учет каждого тела, похороненного ими только в первые восемь дней было предано земле 2124 трупа мужчин. Из соображений приличия солдаты не подсчитывали захороненные тела женщин и не сообщали о том, что сотворили с ними армяне.

Зверства, совершенные в городах, повторялись и в селах. Линия армянского отступления была усеяна трупами мусульман, ней сумевших убежать. Осталось крайне мало домов и ни одного полностью сохранившегося селения. Журналист австрийской газеты, которого нельзя заподозрить в симпатиях к русским - врагам Австрии, отмечал, что русские обращались с населением региона неплохо, но как только власть русских рухнула, армянские банды принялись за уничтожение турок. Стефан Эшнани, побывавший в регионе, писал: "Почти на каждом шагу я сталкивался со свидетельствами зверств армян. Были уничтожены все деревни от Трабзона до Эрзинджана и от Эрзивджана до Эрзурума" (4). Местные турки, которым удалось выжить во время русской оккупации, теперь заполонили дороги.

Не может быть сомнений в том, что армян, захваченных во время отступления, постигла участь турок. Слишком многое пролегло между двумя народами, чтобы осталось место милосердию. Как и на юго-востоке, единственной защитой для немногих оставшихся армян была османская армия. Интересно, что османские власти (а позже и турецкая армия) позволили американский миссионерам продолжать снабжать едой и одеждой армянских сирот. Нет данных об армянах, проявлявших такую же терпимость к сиротам турецким. Единственным условием, которое турки поставили перед миссионерами, было обеспечение продуктами питания и мусульманских сирот.

 

 Армянская республика и тюрки Карса 
 

Армянская республика получила передышку, когда турки признали свое поражение и подписали с Союзниками Мудросский мир (30 октября 1918 года). Союзники решили создать Великую Армению, включающую прежнюю российскую Эриванскую губернию и соседние районы, а также большую часть районов Анатолии, которые требовали армянские националисты. Только область, называемая Киликией (в районе османской провинции Адана), должна была быть исключена из числа этих районов, так как на нее уже; претендовали французы. В скором времени

Союзники стали пытаться разоружить османских солдат и других тюрок, от которых можно было ожидать противодействия их планам.

В провинции Карс, которая была отнята у Османской Империи русскими в 1878 году, местные тюрки попытались создать свое правительство, ссылаясь на принцип правления большинства, провозглашенный президентом Вильсоном. Однако 19 апреля 1919 года Карс был оккупирован британской армией. Передав гражданскую и военную власть в руки армян, англичане ушли. Британия планировала включение Карсской провинции в Армянскую Республику, хотя, согласно довоенной русской переписи, более 50 процентов населения этой провинции составляли мусульмане. Ссылки тюрок на "четырнадцать пунктов Вудро Вильсона", гарантирующих правление большинства, были проигнорированы.

Тюрки Карса были разоружены, но англичане не смогли разоружить горных курдов, которые почти немедленно изгнали всех армян из горных регионов. В это же время солдаты Армянской Республики стали очищать низины от всех живущих там тюрок. Судьба этих тюрок почти в точности повторила то, что ранее произошло в Восточной Анатолии.

Убийства, грабежи, разрушение тюркских домов и целых деревень вынудили тюрок Карса уходить в горы или на юг и запад под защиту сохранившихся частей османской армии. Англичане оставили арену действий армянам. В результате лишь несколько европейцев могли наблюдать происходившую там резню. Один британский наблюдатель, полковник Роулинсон, в обязанности которого входил надзор за разоружением османских солдат, видел своими глазами происходившее. Он телеграфировал своему начальству, что "во имя человечности нельзя оставлять мусульманское население под неограниченной властью армян, ибо их войска недисциплинированы, а без надлежащего контроля зверства совершаются постоянно" (5). Никто не принял во внимание его сообщения. Однако османские солдаты не могли сбросить со счетов те обстоятельства, о которых информировал Роулинсон. Они отказались сдать оружие и приготовились к боям.

После окончания войны османские армии в Северо-Восточной Анатолии сохранились. Они стали ядром Восточной армии турецких националистов. Руководимые Мустафой Кемалем (Ататюрком), националисты создали в Анкаре новое турецкое правительство. Они были преисполнены решимости воспротивиться расчленению Анатолии Союзниками. Их силы на востоке, включающие части старой османской армии, солдат из расформированных османских частей и местных тюрок, атаковали армянские соединения и быстро одолели их. Теперь пришла очередь армян Карса спасаться бегством (в Эриванскую губернию). Тюркские беженцы возвращались. К ним присоединилось более 200 000 тюрок и иных мусульман из Эривана и других районов Кавказа, вынужденных, в свою очередь, бежать от армян.

 

  
 
Киликия
 

Условия перемирия, подписанного между османами и Союзническими державами, не позволяли последним оккупировать Юго-Центральную Анатолию (Адана и соседние районы). Тем не менее, ее заняли французы. Еще в тайных соглашениях периода войны о разделе Османской Империи они претендовали на Киликию, пытаясь расширить к северу территориальные требования, касающиеся сирийских земель.

 Подчиняясь условиям перемирия, турецкие войска покинули Киликию с приходом французов, В ходе оккупации было задействовано крайне мало французских подразделений, а потому первыми прибывшими туда войсками были части Армянского Легиона, куда входили армяне, завербовавшиеся во Французский Легион Востока. Армянских революционеров в Легионе было немало. Сразу же после их прибытия начались нападения на турок. Драма Восточной Анатолии повторилась в Киликии, Убийства и грабежи вынудили турок спасаться бегством.

К Армянскому Легиону вскоре присоединились армянские беженцы из Анатолии и других регионов, многие из которых были прежде депортированы османами в Сирию. Только на кораблях Союзников их прибыло 8000 человек. Много больше пришло сухопутным путем. В результате прибыли десятки тысяч армян присоединяясь к тысячам остававшихся здесь в течение всей войны. Действия частей Армянского Легиона привели в ужас даже французов и англичан. Они расформировали Армянский Легион в Киликии, но армянские войска соединились в банды, состоящие из беженцев, местных армян и дезертировавших легионеров. Число убийств, изнасилований и грабежей возросло. Армянские беженцы стали занимать турецкие дома, утверждая, что они были отняты у армян во время войны. Некоторые из них действительно принадлежали армянам, но большинство захваченных домов были, конечно же, просто лучшими из имеющихся в наличии. Так как многое турки сами были беженцами, лишившимися своего крова, ситуация стала запутанной. Нападения на мусульман, захваты их земель и собственности быстро привели к ответным действиям.

К концу зимы 1919 года армянские и турецкие отряды действовали по всей Киликии. И те и другое участвовали в убийствах гражданских лиц. Несмотря на общую анархию, царящую в сельской местности, французы стали продвигаться на запад с целью включения возможно большей территорий в то, что они считали своей новой колонией. Они дошли до Марата и взяли город, причем так называемые "французские" войска состояли, в основном, из армян и сенегальских колониальных рекрутов. Французы без особого труда захватили довольно большую территорию, но в Мараше столкнулись с организованным сопротивлением. Турецкие националисты, объединив остатки османской армии и отряды местных турок, отбили Мараш. Французы и армяне отступили, уничтожая на своем пути все турецкие деревни. Местные турки, в свою очередь, убивали армян, попадавших им в руки. Резня с обеих сторон не прекращалась до тех пор, пока французы не заключили мир с турецкими националистами и не вывели свои части в Сирию. Армянское население последовало за ними.

Ошибка, допущенная французами в Киликии, состояла в том, что они использовали армянские части, в результате чего межобщинная война продолжалась и после окончания войны мировой. Французский военачальник генерал Гурад так комментировал события в Мараше: "Французские колониальные подданные и армяне составляли большинство в войсках. В ходе наступления они в качестве карательных мер сожгли и уничтожили многое, а при отступлении из Марата - практически все турецкие деревни"(6). Возможно, что, в первую очередь, ставка французов на армянские войска стоила им Киликии, так как именно это побудило турок организовать сопротивление. Учитывая историю предыдущих четырех лет, было очевидно, что после 1919 года армяне и турки жить вместе в мире не смогут.

 

 Результаты войны
 

К концу войны Восточная Анатолия представляла собой опустошенную землю. Армяне ушли в Сирию и Закавказье. Турки победили, но победа была горькой. Многое было уничтожено в Восточной Анатолии в период войны, еще больше - во время армянского отступления. Сотни тысяч мусульманских беженцев, вернувшись в родные места, застали свои деревни и дома разрушенными. Посевы и деревья были сожжены дотла, а у вернувшихся сельчан было слишком мало семян и домашнего скота, чтобы возродить сельское хозяйство. Города Восточной Анатолии были в значительной степени разрушены. В Ване и Битлисе, к примеру, армяне уничтожили, за небольшим исключением, почти все дома мусульман, общественные и мусульманские культовые строения. В этих городах осталось не более 10 процентов населения. Вдоль линии армянского отступления от Эрзурума до Закавказья две трети строений были стерты с лица земли. Во многих районах вообще почти ничего не сохранилось. Победители остались с немногим большим, чем побежденные, которые, в конечном итоге, получили даже больше, так как армянам поступала помощь из Америки и Европы на многое миллионы долларов. Туркам же не поступало ничего.

 Смертность. 

Трудно подсчитать число мусульман и армян Восточной Анатолии, погибших в первой мировой войне и турецко-армянских столкновениях. У нас имеются статистические данные по периодам до и после этих войн. Однако так много беженцев не вернулось в свои дома, что число погибших в Восточной Анатолии точно подсчитать невозможно. Вместе с тем мы располагаем цифрами о числе жертв в Анатолии в целом, основанными на тщательном изучении результатов переписи (в противоположность простым предположениям, которые обычно публикуются). Погибло почти 600 000 армян и более 2,5 миллиона мусульман. В некоторых провинциях зоны боевых действий погибло более половины населения, как мусульман, так и армян. Невозможно установить уровень смертности среди армян по провинциям, но, к примеру, в провинции Ван к концу войны число мусульман уменьшилось более чем на 60 процентов. Аналогичный показатель, несомненно, относится и к армянам.

Войны в Восточной Анатолии были одними из самых жестоких в истории. Процент потерь среди населения в Анатолии за время первой мировой войны превосходил в 25 раз этот же показатель во Франции, Англии и Германии. Если первая мировая война в Европе справедливо характеризуется как страшная, то какое же определение подобрать войне в Анатолии? Ужасы тех времен не поддаются воображению. Что же касается сравнения степени страданий, то обе стороны пережили столько, что сама попытка решить, кто пострадал больше, выглядит аморально.

К 1922 году грандиозное обоюдное переселение мусульман и армян завершилось. Такие кавказские области, как Черкесия, Абхазия, Лазистан и Эриванская губерния, населенные прежде мусульманскими народами, стали теперь землями русских и армян. В Анатолии, где армяне жили на протяжении тысячелетий, теперь их практически не осталось. За сто лет более двух миллионов мусульман переселилось в Османскую Империю из Крыма и с Кавказа. Более 550 000 армян перебралось из Анатолии в Закавказье. В самом Закавказье многие переселились из Армении в Азербайджан и наоборот. Каждый этап массовых миграций уносил жизнь многих мусульман и армян. Обмен населением достался дорогой ценой.

 

 ЗАКЛЮЧЕНИЕ
 

События времен первой мировой войны в Восточной Анатолии подавались и подаются как "геноцид армян" большей частые из-за того, что принимались во внимание интересы только одной, стороны межобщинной войны. Геноцид - это слово, не только обладающее могучей силой и большой ценностью в качестве средства пропаганды, но содержащее в себе многие неточности толкования. В своей основе геноцид является убийством, попыткой истребления членов какой-либо группы людей за то, что люди эти являются таковыми, какие они есть. Сомнительно, что можно приписать это слово взаимному уничтожению, голоду и болезням, имевшим место в Восточной Анатолии. Если в Анатолии и был геноцид, то это был геноцид, совершаемый обеими группами, каждая из которых желала смерти другой. Было бы намного лучше изучать историю армян и тюрок как великую человеческую драму, оставив в стороне пропагандистские клише.

То, что произошло в Восточной Анатолии, было одним из наиболее тяжких человеческих несчастий в истории. Корни его уходят в многовековое прошлое - в русские завоевания, национализм и религиозный сепаратизм. Вина должна быть возложена соответственно, на русское правительство, которое не имело никаких законных прав на земли, которые завоевало; на французов, англичан и американцев, которые игнорировали ими же провозглашенные принципы правления большинства; на османе кое правительство, которое не оказалось достаточно сильным, чтобы суметь защитить Империю от России и оградить свои народы друг от друга; на армянских националистов, которые были готовы пожертвовать своими соплеменниками во имя идеологии. История событий, изложенная в данной главе, контрастируем, с историческими интерпретациями того, что называют "армянской резней" или "геноцидом армян". Но важно отметить, что противопоставление это не абсолютно. Утверждение, что не было массовых убийств армян, являлось бы такой же фальсификацией, как и заявление о том, что не было резни турок. Гибель людей в Восточной Анатолии и южной части Кавказа была результатом мировой и гражданской войн. Миллионы людей и с той, и с другой стороны были вынуждены бежать из своих домов, многих из них ждала смерть от насилия, голода и болезней. Политические цели тюрок и армян заслуживают рассмотрения, но они второстепенны по сравнению с глубиной человеческого горя. Те, кто рассматривает только армянские страдания, вероятно, реализуют свои националистические воззрения, но они фальсифицируют историю, которая является историей человеческих мучений и должна рассматриваться как таковая.

 

 ОСНОВНЫЕ МОМЕНТЫ
 

1. В силу того, что события периода первой мировой войны в Османской Империи в течение долгого времени освещались сквозь призму националистических чувств и предрассудков, их не рассматривали, подобно другим, как исторические события. На деле же они были схожи с теми, которые происходили в других местах в разные времена. Использование партизанских соединений для разрушения коммуникаций и подрыва деятельности правительственных и военных органов издавна являлось составной частью войны. Армянские действия в Восточной Анатолии могут рассматриваться именно в этом ключе. С точки зрения намерений русских, они были именно таковыми. Османская депортация армян также была классической военной акцией. Ближневосточные правительства использовали депортации в стратегических целях в течение тысячелетий. Ограниченные депортации были типичной чертой современных методов ведения борьбы с партизанскими силами. Они имели место в партизанских войнах в Африке, Юго-Восточной Азии, на Балканах и в других местах. В каждом случае целью было лишить местной поддержки партизанские силы, точно так же, как это было и на Османском Востоке. Таким образом, эти классические военные операции использовались в первой мировой войне как турками, так и русскими.

2. Османское решение о депортациях критикуют издавна. И надо сказать, что у тех, кто поднимал крик против османов, игнорировал исторические факты и руководствовался националистическими мотивами, все же реальные основания для критики депортаций есть. Османское правительство не сумело защитить своих граждан армян, которые имели право на безопасность, и в этом отношении себя не оправдало. Однако тот факт, что тысячи турок и других мусульман были привлечены к ответственности и осуждены за преступления против армян, показывает, что османы, по крайней мере, пытались прибегнуть к закону с целью защиты армянского населения.

Другая сторона вопроса редко затрагивается. Армянские революционные группы, такие как дашнаки, которые даже сегодня претендуют на роль подлинных представителей армянского народа, вне всякого сомнения, были организаторами массового уничтожения турок и курдов Восточной Анатолии. Они вынуждали переселяться мусульман точно так же, как и османы - армян. Но, в отличие от турок, армяне не проявляли какой-либо заботы по отношению к своим противникам. Во всяком случае, какие-либо данные на этот счет отсутствуют. Никто из армян так и не был привлечен армянским правительством к ответственности за нападения на мусульман. Их послужной список в этом отношении более скуден, чем у османов. Однако этот факт редко упоминается и принимается во внимание.

3. События первой мировой войны в Восточной Анатолии и Закавказье не могут быть поняты вне их исторического контекста. И это понятно. Не многие политические события обретают смысл, если неизвестна их историческая ретроспектива. Начало второй мировой войны, к примеру, трудно было бы понять, если ничего не знать о развитии германского национализма, первой мировой войне, Версальском договоре и т.д. Тем не менее слишком часто те, кто пишет учебные пособия и материалы по "армянскому вопросу", ограничиваются лишь рассмотрением судьбы османских армян, вне исторического контекста. Более того, подается только одна половина событий времен войны: пишут о гибели армян, и ничего - о жертвах среди тюрок. Каким бы ни было конечное суждение о виновности турок или армян, в любом случае, нельзя выводить его, игнорируя все историческое прошлое конфликта и половину событий периода войны.

 

  БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ: 
 
1. Bartlett, Rev, S.C., Historical Sketch of the Missions of the American Board inTurkey, «Published by the Board», Boston, 1876, pages 2 and 3.2. The Armenian Revolutionary Movement, 1963, page 110.3. William L.Langer, The diplomacy of Imperialism: 1890-1902, 1960, pages 157-158, quoting a letter from Dr.Cyrus Hamlin which appeared in the Boston Congregationalist of December 23, 1893.4. Reported to the Neues Wiener Tagblatt, Prester Lloyd, etc.5. A.Rawlinson, Adventures in the Near East, 1918-1922, London, 1925, page 227.6. Quoted by General Hamelin in a letter to the High Commissioner, February 2, 1919, in the official history, Les Armees Francalses au Levant, vol.1, page 122.

7. New York Times, November 18, 1894.

8. «Turn out the Turk», New York Times, November 17, 1878.9. Bartlett, Rev. S.C., Historical Sketch of the Missions of the American Board in

Turkey, Boston, 1876, pages 1-3.

10. New York Times, February 3, 1896.

11. New York Times, November 18, 1895, in a series of intrviews with prominent New Yorkers

12. Ibid

13. Ibid

14. Turkey and the Armenian Atrocities, New York, 1896, pp. 55, 61 and 113.

15. Bartlett, pages 26-27.

16. New York Times, November 18 and 22, 1895. 

17. New York Times, November 18. 1895.

18. Editorial, November 2,1896.

19. A. Ponsonby, M.P., Falsehood in War-Tlme, New York, 1928, page 13.20. Peter Buitenhuis, The Great War of Words, Vancouver, 1987, page 27, and Ponsonby, Chapter 23.

21. Cambridge, Mass., 1927, reprinted 1971, page 82.

22. Garden City, New York, 1918, pages 275, 288, 291, and 337.

23. The Nation, November 4, 1915.

24. January 27, 1917 and November 2, 1918.

25. October 27, 1915 and October 30, 1917.

  

Перевод с английского. Баку – 1996.

  

http://karabakh-doc.azerall.info/ru/armyanstvo/arm23-1.php

 
опубликовано
Добавить новыйПоискRSS
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joomlao.com

Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved.

Последнее обновление ( Thursday, 27 August 2009 )
 
< Пред.   След. >

Авторизация

Вход / Регистрация

Кто на сайте?

Последние комментарии

Другие Статьи

                                               

Всего пользователей

114048 зарегистрированных
54 сегодня
87 на этой неделе
902 в этом месяце
новенький: Grigoriyscabs