Опубликовано: 18.07.2011 Автор: Admin Комментарии: 0

      Статистика не имеет значения: убит один, или тысяча – в любом случае эта ничем не сравнимая по масштабам трагедия…  И события начала XX вв. для армянского народа – как бы ее не назвали –по сути этническая чистка… А кто участники, кто виновны во всем этом? Со стороны армян в какой степени правомерно обвинять исключительно курдский народ и делать ее также ответственной наряду с турками? А насколько  повинна сама армянская сторона в этой трагедии? Где причины и следствия? Кто первым бросил "камень"?

      В поисках на эти вопросы и доводим до сведения наших читателей различные архивные источники и статьи  в качестве альтернативы армянским. Надо, чтобы и курдская сторона была услышана, ибо в той бойне не одни армяне пострадали

          По мере того, как архивные материалы по части, касающиеся «армянского вопроса», так называемого «геноцида армян» и особенно армяно-курдских отношений, становятся доступными для широкой публики, становиться очевидной, что скорее правомерно можно во всеуслышание заявить об геноциде курдского народа, но только не армян, которые и были непосредственными участниками и инициаторами этих кровавых конца XIX и начала XX века событий.  По тем же  ранним  армянским источникам потери армян в войне за «Великую Армению от моря  и до моря» если составляли 300-400 тысяч, то более 800 тысяч курдов непосредственно или косвенно стали жертвой этой армянской бредовой идеи, заложниками которой армянский народ остается и по сей день. Пример этому – участь сотни тысяч курдов из Кавказского Курдистана — Лачина, Губатлы, Зангелана, Кельбаджара и Джабраилского района Азербайджана, которые со своими азербайджанскими соотечественниками в результате армянской оккупации из зоны Нагорного Карабаха и изгнанными из Армении курдами-мусульманами и азербайджанцами и  по сей день разделяют горькую участь миллиона скитальцев-беженцев. Армянский бумеранг конца XIX и начала XX века сработал и на этот раз больше двух миллионов армян навсегда попрощались с  Арменией и регионом Закавказья (этот процесс и по сей день продолжается), предпочитая невзгоды стран СНГ, Западной Европы и США к «Великой Армении от моря до моря»…

 

      Редакция www.kurdist.ru публикуя  подобные архивные материалы касательно армяно-курдских отношений, далек от политики разжигания антиармянских настроений  в курдской среде. Наоборот,  мы считаем что армянской стороне прежде, чем обвинять курдов в соучастии с турками, даже главными участниками в «геноциде» армян, будет полезной ознакомиться с этими материалами и объективно взвесить свои претензии курдской стороне. 

 

 

             Из истории курдско-армянских отношений в начале ХХ века в Турции                         

 

    Курды и армяне с древнейших времен населяли обширные территории Малой Азии, они оказались под господством Османской империи. Хотя эти народы исповедовали разные религии, однако исторически это никогда не становилось непреодолимой стеной для тесных связей между ними.

     Полковник А. Путята, например, пишет: «По поводу отношений армян к курдам путешественники по Курдистану справедливо замечают, что оба народа не могли жить один без другого. Армянские базары больших городов переполнены армянскими товарами, предназначавшимися преимущественно для курдов.

     В голодные времена армяне продают свои хлебные запасы курдам, они служат их постоянными банкирами…»' Связи армян и курдов на бытовом уровне были действительно очень тесными.

     Иногда было трудно отличить армянскую деревню от курдской и наоборот. В некоторых районах связи были столь тесными, что соседи усваивали язык друг друга, при этом забывая свой родной. Путешественники свидетельствуют, что бывали в деревнях, по всем внешним признакам курдским, и лишь по некоторым обычаям можно было определить, что жители деревни по происхождению армяне. Армянских крестьян и оседлых курдов еще более сближала общность социально-экономического положения. Ряд представителей армянской интеллигенции предпринимали шаги к сближению с курдами.

     Еще в 1860 г. деятели армянского движения — Свачян, Момчян и другие организовали в Константинополе благотворительное общество, целью которого было распространение грамотности среди курдского населения. Попытки установления связей с курдами были предприняты также в 1870–1880 гг. Известный армянский филолог Степан Малхасян пишет о том, что в начале 80-х гг. ряд армянских политических деятелей, перейдя из Закавказья в Турцию, повели тайные переговоры с курдом по имени Симко бей, который обещал поднять курдов на помощь армянам в борьбе против турок. Камсаракан пишет: «Мне много рассказывали об агитации среди кызыл-башей, начатой в последнее время армянскими комитетами, и, нужно полагать, что в случае повторения восстаний среди армян, дерсимские курды могут явиться их надежными союзниками».

     Однако в то время эти попытки почти всегда заканчивались провалом. К началу XX в. в Турции развернулось мощное армянское национально-освободительное движение — в форме нелегальной политической пропаганды, как в самой стране, так и в Европе и в форме деятельности фидаев — вооруженных партизанских отрядов на территории армянских вилайетов. Под давлением нараставшего подъема курдского национально-освободительного движения уже с конца XIX в. на внутриполитической арене Турции появились небольшие группы и курдских патриотов, получивших европейское образование и проникнутых идеями просвещения курдского народа. Эти группировки, как и армянские, по своим общественно-политическим взглядам примыкали к различным течениям среди младотурок. Их национальные требования совпадали с планами и программой действий младотурок в Курдистане.

     Курдские интеллигенты высказывали желание относительно союза с другими угнетенными народами Османской империи. В число этих молодых курдов входили Абдул Кадер, Абдуреззак, братья Бадрханы. По инициативе последних начала выходить 8 свет первая курдская газета «Курдистан». Первый номер газеты вышел в 1898 г, в Каире. Появление газеты было результатом личной инициативы создателя, и она не представляла какую-либо политическую организацию. В первый период своей деятельности «Курдистан» преследовала сугубо просветительские цели и проповедовала распространение грамотности среди курдов, повышение их культурного развития.

     Уже в первых номерах газеты Мидхат Бадрхан затрагивал тему армяно-курдских отношений, считая их важным фактором для дальнейшего развития отношений между армянским и курдским народами. Однако наиболее четко эта позиция отразилась в женевских изданиях «Курдистана» 1898–1908 гг. Здесь, в Женеве, Абдуррахман Бадрхан примкнул к децентрализаторскому крылу младотурок. Сотрудничая с оппозиционными абдулхамидовскому режиму армянскими, младотурецкими и другими партиями, Бадрхан использовал их органы печати. Здесь же завязались контакты с армянскими литераторами. Со своими статьями он выступил на страницах газеты «Дрошак» («Знамя») — органа партии «Дашнакцутюн», Через тайных армянских эмиссаров он пересылал в Курдистан листовки и прокламации. Бадрхан нередко посещал редакцию «Дрошак», где вел долгие беседы с членами партии. Он обращался к своим далеким соотечественникам, призывал их к восстанию, уговаривал наладить дружественные отношения с армянами, не участвовать в их резне. Эти листовки, написанные на курдском языке арабским шрифтом, отправлялись в Курдистан и распространялись там с помощью армян. Так, в одной из прокламаций говорилось: «…Курды должны сообща с армянами изгнать тех чиновников, которых присылает султан. Абдул Хамид говорит, что армяне — наши враги. Это вводит вас в заблуждение. Разве вы не знаете, что армяне не могут быть вашими врагами. Ваш враг — султан».

     Газета «Курдистан» пропагандировала опыт борьбы армянских патриотов за свои права. Залог успеха газета видела в объединении их усилий. К сожалению, не этими лозунгами и чистыми порывами характеризовались реалии в армяно-курдских отношениях. И вряд ли они могли повлиять на существующее положение вещей. Курдская пропаганда и вся организация курдских патриотов в целом были слишком разрозненны и слабы и находились слишком далеко от Курдистана, чтобы изменить сложившуюся ситуацию. В одной из прокламаций писалось: «Хоть раз вы спросили у своих соседей-армян, какова их цель, почему они восстают? Они бы ответили вам: „Проливали кровь во имя освобождения“. Насколько похвален подобный поступок армян, настолько беспечна занятая вами позиция в отношении правительства. Теперь не время разделять нации и религии. Сегодня век гуманности».

     Позиция армян в отношении соседних народов была официально обоснована в программах их партий, Так, в программе партии «Тнчак» этому вопросу был посвящен отдельный пункт: «Заслужить симпатию соседних и находящихся в одинаковом с армянами положении народов, таких как курды и айсоры, Добиться их содействия, а деле национально-освободительной борьбы». Аналогичный пункт содержится и в программе «Дашнакцутюн». Армянский деятель Карапет Натанян еще в начале века предложил идею союза курдских, турецких и армянских партий в рамках Ванского вилайета. Предпринимали ли партии конкретные шаги в этом направлении? Конечно, предпринимали, преимущественно на местах, в самом Курдистане и Армении, со стороны представителей сил армянской самообороны — фидаев, Между ними и некоторыми курдскими беями, например, Касым-беем, завязывались дружеские отношения. Касым-бей объявил себя союзником армян и даже записался в члены «Дашнакцутюн». Варандян вспоминает, что однажды Касым-бей нанес ответный визит армянским фидаям. Произошла волнующая встреча в лесу, в которой участвовало 100 курдов и армян. Звучали лозунги о дружбе и братстве.

     Дашнаки стремились привлечь курдов на свою сторону, в основном — для посредничества в поставках оружия. В. Папазян в своих «Воспоминаниях» пишет о том, что «курды симпатизировали нам и высоко ценили нашу дружбу, в особенности те, кто находился в доступных нам районах». Курдам было выгодно иметь в лице армян вооруженных союзников. Среди наиболее дружественных армянам курдских вождей упоминаются Мехмет Сатыг-бей, Мустафа-бей, Али-беи, Муртулла-бей и многие другие. Результатом установившихся взаимоотношений было прекращение разбоя и грабежей на территориях союзников.

     Армяне не могли соперничать по своему влиянию с турецким правительством, располагающим достаточно сильными средствами, чтобы привлечь курдов на свою сторону. Так, когда в 1905 г. турецкая армия подошла к Сасуну, то она долго не начинала военных действий, Турки постепенно подготавливали почву для атаки, подстрекая глав аширетов против армян.

     Проводимая агитация потребовала усилий, так как курды отказывались от участия в операции, напоминая туркам о событиях десятилетней давности: «Тогда вы тоже натравливали нас на армян, но когда прибыли европейские надзиратели, то вы переложили всю вину на наши плечи, мол, это мы, по собственной инициативе, устроили резню армян». Существуют и другие сведения о контактах между армянами и курдами в дореволюционный период (младотурецкая революция. — Ред.). В. Папазян пишет: «Нас особенно радовало то обстоятельство, что в это движение вовлекались турецкие и курдские угнетаемые массы. Со всех сторон обращались к нам с просьбой принять их, выслушать, дать советы и поручения». После продолжительной и неутомимой работы в Ване местному органу «Дашнакцутюн» удалось перетянуть на свою сторону довольно большую группу передовой турецкой молодежи, с помощью которой армяне распространяли свои идеи среди мусульманского турецкого и курдского населения.

     Турецкие власти прекрасно понимали возможные последствия создавшейся ситуации. Поэтому они еще более усилили антиармянскую пропаганду. Так, одним из аргументов, выдвигавшимся против армян, было то, что борьба армян направлена не просто против турок, против мусульман вообще, а следовательно и против курдов…. Кроме того, существовал еще один немаловажный фактор, который академик Гордлевский обосновал следующим образом: «Постепенно нерв жизни страны отошел к армянам, а господа армян — курды и турки неожиданно попали в кабалу к своим недавним крепостным. Так на основе экономических условий создался новый источник для недоразумений, для озлобленности между армянами и курдами». В 1908 г. в Турции произошла младотурецкая революция, положившая конец ненавистному режиму «зулюма».

     Турецкие конституционалисты выступали в блоке с различными национальными партиями, самой влиятельной из которых можно по праву назвать «Дашнакцутюн». Гнчакисты отказались от союза с младотурками. Несмотря на то, что ни «Дашнакцутюн», ни «Гнчак» не верили младотуркам, первая заключила с ними союз. Партия же «Гнчак» посчитала, что младотурки неискренни и что в союзе с ними практически ничего нельзя добиться. Что касается курдских патриотов, то они, как и все прогрессивные элементы Турции, поддержали революцию.

     Они не имели тогда самостоятельной организации и выступали как органическая часть созданной младотурками платформы. Выступая в блоке с младотурками, курдские деятели, так же как и армянские партии, не выдвинули в тот момент лозунга немедленной независимости. Тем не менее, они надеялись, что союз с младотурками принесет им долгожданное решение курдского национального вопроса. Победа революции стала толчком для развития курдской общественной мысли. Осенью 1908 г. Эмином Али Бадр-ханом, Шериф-пашой и Абдул Кадером в Стамбуле было образовано политико-просветительское общество «Таали ве терраки Курдистан» («Расцвет и прогресс Курдистана»), выпускавшее газету на турецком языке «Кюрт таавун ве терраки газетеси» («Газета курдской взаимопомощи и прогресса») под редакцией Джамиль-бея. Политическая разрядка в стране способствовала активизации деятельности курдских политических деятелей, интеллигентов и студенчества.

     На волне всеобщей демократизации возникли многочисленные курдские автономные клубы, формально объединявшиеся обществом «Кюрт таавун ве терраки джемиети» («Общество курдской взаимопомощи и прогресса»), выполнявшим роль скорее идейного, чем организационно-политического центра. Повсюду формируются курдские клубы, главный из которых — в Константинополе — возглавляется Абдул Кадером. Членами клуба являются представители знатных родов. Среди них и Бадрханы. «Именно в этих клубах осуществлялись основные связи между курдскими и армянскими деятелями. На заседаниях клубов много говорилось о совместной деятельности и сотрудничестве. Газета „Мшак“ пишет: "Абдул Кадер созвал представителей трех национальностей — армян, курдов, турок. Присутствовало около 300 человек… Интересным было выступление одного курдского вождя по имени Муртулла. Также как и все выступавшие, Муртулла назвал причиной всех зол абдулхамидовский режим.» Курдские вожди подписали письмо, в котором обещали поддерживать с армянами добрососедские отношения.

     С первых же дней установления в Турции конституционного режима в столице регулярно проходили совместные манифестации и митинги под лозунгами дружбы и сотрудничества. Курдский клуб Стамбула специально организовывал вечера дружбы армян и курдов. Газета «Горц» писала: «Среди нас, армян, это вызывает восхищение и удовлетворение, поскольку является отзвуком столь желательной и взлелеянной идеи сотрудничества, нашедшей отклик среди курдских соотечественников». В конце ноября 1908 года совместное заседание провел битлисский клуб, на котором присутствовали Кор Хусейн-паша, Мехмед Сатыг, Муртулла-бек и др. И опять здесь прозвучали призывы к дружбе и сотрудничеству. Курдский клуб открылся также в Хынысе.

 « Торц» пишет: «Уже заметно, что притесняемые курды понимают эксплуататорскую политику своих ага и настроены на то, чтобы сплотиться для противостояния своим хозяевам. Именно эти элементы сближаются с армянами и только с ними возможно установление прочных отношений». Та же газета сообщает из Малатьи: «Несколько дней назад произошло открытие курдского клуба, на котором присутствовали и армяне. Это сближение курда и армянина, в котором туркам нет места». Но эти все шаги в направлении сближения ограничивались. Тех политических контактов, которые должны были завязаться в сложившихся условиях, не происходило. На заседаниях парламента курдские и армянские депутаты держались обособленно. Если между курдами и армянами был возможен контакт, налаживание дружеских отношений, то первый период после революции предоставлял для этого самые благоприятные условия. Тогда курды и армяне стояли на позиции неделимости империи. Дашнаки считали необходимым сближение с другими национальными меньшинствам империи. Революцию они рассматривали как удобный предлог для установления более тесных контактов. Однако фактически сближения не происходило.

     Само младотурецкое правительство ничего не предпринимало для сближения двух народов, наоборот — противостояло этому. Армянские партии не были свободны в своих действиях, всякие контакты курдов и армян находились под контролем властей и регулировались властями в их интересах. Курдские же клубы, единственные национальные органы на местах, далеко не способствовали просвещению курдов. Хотя они и считались отделениями комитета «Единство и прогресс», они в действительности занимались антиправительственной деятельностью.

     Однако со временем политическая ситуация стала меняться. Для захвата власти младотуркам была необходима поддержка такой партии, как «Дашнакцутюн». Все три армянские партии — «Дашнакцутюн», «Тнчак» и «Рамка-вары» приспособились к требованиям младотурок, приняли идею целостности и неприкосновенности Османской империи. Однако вскоре, когда прошел период эйфории, свобода, предоставленная нетурецким организациям, в особенности христианским, стала тревожить и раздражать младотурок. Трагические события в Адане в апреле 1909 г. ясно показали шовинистическое лицо иттихадистов. Именно 1909 г. можно считать переломным в национальной политике младотурок.

     Они чем дальше, тем больше отстраняли партию «Дашнакцутюн» и армянских депутатов в парламенте. В итоге политика младотурок привела к их окончательному разрыву с партией «Дашнакцутюн» в августе 1913 г. Причиной разрыва был тот факт, что младотурки не выполнили своего обещания относительно улучшения положения народов, населяющих империю. На рубеже XX в. курдские политические и общественные организации, возникшие на волне общей антисултанской оппозиции, были слишком малочисленны и слабосильны для воздействия на народ. Армянские и курдские партии, теоретически выполнявшие одинаковые функции, на деле очень отличались своей практической деятельностью. 18 января 1918 г. в Париже открылась Мирная конференция между странами Антанты, с одной стороны, и странами Четвертого союза — с другой. К этому времени по турецкому или ближневосточному вопросу определились позиции только Англии, Франции и США, причем по курдской части этого вопроса — в самом общем, неконкретном виде.

     Понятно, что мнение побежденных Германии, Австрии, Венгрии и Болгарии насчет «оттоманского наследства» никого в Париже не интересовало. Однако Турцию нельзя было сбрасывать со счетов. Хотя страна была практически оккупирована, а султанское правительство было превращено в марионетку союзного командования, Стамбул сохранял еще способность воздействовать в армянско-курдском регионе. Порта могла, хотя бы некоторое бремя, играть на противоречиях между державами-победительницами. Правда серьезного противодействия захватническим планам Антанты 8 этом регионе Турция оказать не могла, собственных же идей в отношении курдского (или армянского) вопроса она не имела, если не считать сохранения статус-кво, то есть турецкого господства. В Стамбуле считали, что этого вопроса просто не существует. Такого же мнения придерживался и Тегеран. И конечно же, не посчитались с курдами и другими народами региона. Никто не спросил их мнения относительно их дальнейшей судьбы. Однако мнение это существовало, и оно, вопреки ожиданиям империалистов, стало постоянно действовавшим политическим фактором, оказывавшим возрастающее влияние на ситуацию в Курдистане и сопредельных странах. Ниже мы помещаем обращение официальных представителей армянского и курдского народов к Мирной конференции в Париже.

 

Париж, 20 ноября 1919 г. А. Р. Мирзоян

Журнал Дружба (DOSTANI). N. 4. С. 25 – 29. Москва, 1998 г.

 

                                                                      ***

 

                                   Армянский вопрос и Курдский народ

 

 

     Длительное совместное проживание в условиях мира и добрососедства сблизило курдов и армян. Начавшееся между этими народами отчуждение с принятием армянами христианства и исповеданием и части курдов этой религии, а позже и захватом арабами данного региона и последующей насильственной исламизацией курдов, религиозное различие  еще больше отдалила эти народы друг от друга.  Но, все же несмотря на это, именно историческая дружба и отношения добрососедства между этими двумя народами помешала арабам проводить в регионе те же методы насильственной  исламизации, которых они применяли  по отношению к народам на иных территориях.

 

     После того, как наследниками халифата стали Османские султаны, а местные курдские феодалы на местах стали управлять от имени исламского халифата и османского султана и несмотря на то, что они при этом обладали политической властью, армянскому народу удалось сосредоточить в руках рычаги экономического влияния. Из-за того, что армяне и в Османском государстве и в Курдистане занимался торговлей, начали сосредотачиваться в торговых центрах и городах. Став торговыми посредниками между Россией и Западом, армяне начали извлекать от этого наивысшую выгоду для себя и стали одной из экономически процветающих, счастливо и в достатке живущих национальных меньшинств Османской империи. Экономическое процветание позволили, чтобы армяне на воспитание и обучение уделяли больше внимание, чем соседние ими народы. К примеру, в Эрзерумской области в 1890 г. если на 500 тыс. мусульман было всего 1343 обучающихся, то на 135 тыс. армян число обучающихся доходило до 3415 чел. В той же области было 16 мусульманских и 178 армянских школь.      

 

         В начале XIX в. многие христианские народы, находящиеся под османским правлением,  стремясь к независимости, начали политически организовываться. Этот процесс коснулся и обучающихся в Европе армян, которые также начали подключаться активной пропаганде об освобождении «христианских  армян от засилья курдов», который нашла отклика у империалистических кругов России и Европы, вынашивающих свои планы против Османской империи. 

 

       Османский Султан Мехмет II, идя на поводу и чтобы угодить давлениям со стороны Запада, в пользу армян стала применять широкомасштабные карательные операции против курдов. Таким образом, армянский народ применяя усилия по намеченному пути, если получил первые дивиденды, то курдский народ пострадал от  подобной армянской  политики, а вековому добрососедству этих двух народов был нанесен непоправимый удар.

 

      В годы правления Султана Абдулмеджида II, в 1863 г. на основе Kanuni Esasi («Основного Закона») в Стамбуле Армянскому Патриаршеству разрешалось созвать Собрание из 140 чел., из числа которых 120 избирался армянским народом. Члены Собрания, пользуясь встречами с зарубежными представительствами, сознательно избрали путь активной антикурдской пропаганды, что и привело к дальнейшему ухудшению армяно-курдских отношений. К примеру, во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. как на подконтрольных России территориях, так и в Курдистане армяне начали вооруженные вылазки против курдов. Русская армия выдвинулась до Эрзерума и армяне в разных областях по всему фронту под прикрытием российских войск совершали вооруженные налеты  на курдов. Российско-армянские связи, расширение влияний России от Балкан до Восточной Анатолии стали угрожать интересам Англии на Передней Азии, что принудило Англию к активным действиям. 4 июня 1878 г.  Англия и Турция подписали Кипрское Соглашение. Создание независимого армянского государства противоречила интересам Лондона, так как это привело бы к усилению влияния России и ограничивала бы интересы Англии в этом регионе. Кипрским соглашением Англии представлялось право наблюдателя по 6 областям Турции, воспринимаемых как армянские.

 

      Демографическое положение 6 областей, по отношении которых распространялось условия Ayestefonosского договора, Берлинского Конгресса и Кипрского Соглашения:

 

 

                          Общее число населения               из них армяне

 

Сивас              1.086.015                            170.433

Элазиз               578.814                              69.718

Эрзерум             645.705                            134.967

Битлис              398.625                             131.290

Диярбакыр       471.462                                79.129

Ван                    430.000                                80.798

 

 

 Итого            3.610.618                                 666.436

  

 

     В этот период в Анатолии общее количество населения было 14.856.118 чел. Из них 11.801.485 были мусульмане, 2.760.485 – не мусульмане. Из них 2.475.011 были христианами, а 123.974 чел. — евреями.

 

 

     Наряду с тем, что шел процесс самоорганизации армянского народа, также одновременно, пользуясь предоставленной ими правами и слабостью  авторитарной власти на местах,  проводилась широкая пропагандистская работа среди армянского населения, стремились даже каждой маленькой деревушке создать свои ячейки.  С другой стороны, церковная верхушка посредством  Собрании при Стамбульском армянском Патриаршестве стремилась при поддержке европейскими империалистическими кругами распространяемой ими пропаганде существующее положение исключительно вывернут в пользу армян.

 

     После приобретения Болгарией независимости, а также из-за того, что процветающая в Османском государстве армянская буржуазия отказалась поддержать армянское движение, началась процесс дальнейшей радикализации армянских политических кругов, которые стали еще больше попадать под влияние социалистических и анархистских  течений того периода. По мере того, как на международной политической арене армянский вопрос стал в повестку дня, а империалистическими кругами стало возможной манипулировать Османским государством и тем самым применять ее против друг друга, политически группы, преследующие цель спасения армянского народа,  в Европе превращались в самостоятельные организации. Целю организации, сплотившейся  вокруг издаваемой в 1887 г. в Женеве газеты «Гнчак» была политически независимая Армения с социалистическим государственным строем. А партия Дашнакцутюн (1890, Тифлис) в своей пропаганде летом 1892 г. говоря более туманно о социализме, для спасения армян начали почвы для подготовки вооруженного восстания. Так как ни в одной области, на которую претендовали армяне, численность армян не составляло большинство, то предводители армянского движения решили взять на вооружение применяемые в Болгарии способы национального освобождения: организованные армянские отряды  совершив против местного мусульманского населения вооруженное нападение и бросив  без защиты невинных армян на произвол судьбы один на один с искавшими месть разъяренным мусульманским населением, исчезали и тем самым сознательно спровоцировали ответные действия со стороны озлобившихся мусульман, а действия последних при поддержке  заинтересованных европейских кругов использовалось в широких пропагандистских целях, призывающих вмешательства Европейских государств для спасения армянского народа от уничтожения и таким путем приобрести независимость. После оказания русскими помощи болгарам, положение в регионе изменилось не в пользу России и по этой причине давно уже прошли те времена, когда армяне сумели бы подобным же образом  обратить на себя внимание Российского правительство, которое с откровенной прохладцей относился инициативам армян.  Откровенное заявление чиновник из  Российского министерства внешних дел Лобанова о том, что «Нам армянская Болгария нежелательна», определявшее отношение своего правительства армянскому движению, означало, что армяне потеряли самую большую поддержку со стороны России. 

 

       С другой стороны, в 1870 г. в поисках союзницы против Германии Франция сблизился Россией, с которой из-за армянского вопроса не хотела портит отношения.  А другие европейские государства стремились развивать свои отношения с Османским государством. В этих условиях, единственной страной, которая поддержала бы армянское движение, оставалась Англия. А Англия, чтобы взять под полный контроль это движение и в нужное время использовать в своих интересах, стала внедрять в них своих людей. Таким образом, с началом переноса в 1894 г. организации «Гнчак» в Лондон, армянские движения развернули свою деятельность и в Англии.

 

      В июле 1892 г. газета «Гнчак» обращалась армянскому народу   с призывом: «Нож уперся на кость. Готовьтесь к неизбежному исходу, организуйтесь, вооружайтесь, вооружайтесь всем тем, что найдете. Если где-то восстали или начали сопротивление,  вы совершайте то же с самое, там, где находитесь. Распространяйте свет свободы…».

 

      Французский советник по армянскому вопросам в Стамбуле Bougel в 1892 г. писал: «…Разве жалобы армян еще плачевнее, чем прежде? Созданные ими в иностранных государствах организации предназначены лишь для того, чтобы вызвать в свою пользу сочувствие у европейской общественности? Приход к власти Гладстона для них стал денежным выигрышем, которую они доели, не успев держать на руках. Они не забыли руководителя либеральной партии, сделавший так много для пострадавших от турок христианских народов. Все они только и мечтают о начале когда-то обернувшейся в пользу болгар ужасающей кампании.

 

      Также очевидно, что армяне не могли особо приблизит к себе европейскую общественность, лишены нравственности и даже ради своей нации неспособны к объединению, и по этой причине кроме подозрительного отношения к себе иных чувств не вызывают. Но, и это правда, что своими непрекращающимися вылазками и бесконечными по отношению к ним не справедливостью армяне сумели обратить на себя внимание Европы».

 

      В начале весны 1893 г. события развернулись одновременно в тот же день в Кайсери, Амасии и Мерзифоне — то есть в Средней Анатолии. Правительственные силы в разных местах задержали тысяча армян. Англия, воспользовавшись этим, развернула антитурецкую кампанию, которую тут же поддержала и пресса. Англия стала угрожать отправкой военного флота на Стамбул и  Турция, успевшая казнить несколько  зачинщиков бунта, вынуждена была освобождать остальных заключенных армян. Несмотря на это, «Комитет по защите христианских армян» продолжала кампанию с прежним усилием. Утверждая, что армяне арестованы по задуманным и смешным предлогам, Комитет требовал немедленного освобождения всех заключенных армян. В июле 1893 г. в парламенте Министр иностранных дел Англии открыто заявил своей заинтересованностью армянским вопросом.

 

     Армяне поверили, что им поддержка Лондона и Петербурга обеспечена, хотя Россия и Англия в армянском вопросе исключительно действовали в рамках своих региональных и стратегических интересов и в то время это понятие не было доступно руководителям армянского движения.

 

     В 1893 г. армянское движение характеризуется как периодом мобилизации к основному испытанию и начинается подготовка к основным действиям на следующем году.  Но, уже в это же время можно было предугадать что, в армянском вопросе не сумевшей получить одобрение других сильных держав Англия в одиночку, из-за опасения  повредить своим региональным интересам, не будет вмешиваться  в армянские дела. Также стало ясно и то, что в армянском вопросе и другие крупные державы, исходя из своих же, как региональных, так и стратегических интересов, не будут  поддерживать Англию.

 

      Правительственные круги Турции, из-за противоречивых разъяснений иностранных послов также для себя сделали выводы о том, что по армянскому вопросу серьезного вмешательства христианских стран в дела страны не будет.

 

     Османское правительство, после того многие христианские народы посредством восстаний к концу XIX  в. добились независимости, в целях удержания находящихся под их властью другие регионы, стремились возродить прежнюю сильную Османскую державу путем усиления панисламизма  под предводительством Султана Абдулазиза  как наследника Халифата и вернут свое былое величие. Завоевательная политика Англии и России в Пакистане и Афганистане вынуждала многим племенным вождям искать помощи и поддержки мусульман у османского султана, что укрепляла османов в правильности избранной пути по усилению панисламистических настроений в Османской империи. С другой стороны, по меньшей мере, панисламизм способствовало удержать в подчинении те же разные мусульманские народы и помешать их отделению. С другой стороны, развитие исламизма в качестве альтернативы была направлена также против младотурецкого движения, находящееся под воздействием европейского политического веяния и преследовала цель сохранить старые порядки и существующий строй. 

 

      Движение панисламизма, которую стремились раскручивать под руководством одновременно являвшегося и исламским халифом Османского султана, начала подготовку к основательному решению вопроса армянского народа — последнего христианского народа империи, который  при поддержке империалистических кругов превратилось не только источника несчастий, но  и одновременно  средств давления. После завершения русско-турецкой войны  1877-1878 гг. турецкий султан Абдульгамид направив в Курдистан приказ и указ, потребовал от курдского народа выступить против армянского народа, отнять у них имущества и изгнать из региона. Для обсуждения данного приказа Турецкого султана и халифа эмиры, беги, ага и религиозные деятели Курдистана собрались на совещание в г. Ване.  На этом собрании самый авторитетный религиозный деятель Шейх Обейдулла сказал следующее: «С древнейших времен армяне и курды живут на этих землях. Если мы сегодня их уничтожим, завтра же турки нас будут уничтожать. Я уверен, что курды это поймут и не верю, что вряд ли найдется курд, который захочет стать палачом…».  Шейх Обейдулла  был уважаем в народе и его требование безоговорочно был принят всеми собравшимися. По этой причине в то время Абдульгамид  не достиг своей цели. Но, одновременно наряду с армянским вопросом он прозрел и наличие проблемы не подчинившегося его приказу курдского народа.

      Османское правление в целях окончательного решения армянского вопроса и подготовки почвы для решения и курдского вопроса в 1891 г. приступила от имени наследственного исламского халифа и Османского Султана создавать из числа по разным причинам привязанных им курдских племен  полки Хамадийе.  Со временем, османское правление убедилось в правильности избранного ими пути.  

 

      В начале 1894 г. в Йозгате и ее окрестностях опять начались волнения. Посол Англии занял позицию угроз и запугивания и Турция за помощью обратилась Франции и России. Чуть позже началось претворяться в жизнь части плана армянских комитетов, касающееся  Сасуна вблизи Битлиса, где исстари  совместно жили армяне и курды. По итогам расследования Сасунских событий в рапорте специальной комиссии сказано: «Последние годы отношение между живущих в Кавар и Талори армянами и курдами испортилось. В этих краях некто политический возмутитель Гамбарсум Бояджян под псевдонимом Мурад воспользовавшись ситуацией, создал отряд и начал по разному вредить курдам. Доведенные до отчаяния курды также вынуждены были создать отряды и нападать на армян и таким образом начались эти столкновения. Правительство оценив действие армян как откровенный бунт, направил туда войска чтобы рассеять их и захватил Мурада».

 

     Как видно из данного рапорта, армянская организация «Гнчак» организованной ею боевыми отрядами организовала нападения на курдские села, а потом бросив на произвол судьбы пожилых, женщин и детей, спрятались в горах. Войска развернули широкомасштабные боевые действия против армянского населения.  По донесениям французского консула на этих событиях были убиты 7750 чел. Европейские страны выразили свой протест связи Сасунскими событиями. Османское Правление, обеспокоенный этими протестами, сменил областных правленцев, но сумел предупредить отправку в область международной комиссии по расследованию. За короткое время турецкое государство поняло отсутствие единого взгляда между европейскими странами к этим событиям. Если Россия была против всяких реформ, способствующей открыть путь к самовыражению армянской идентичности, то Англия из-за Египетского вопроса  в армянском вопросе была в решимости идти до конца. Между Англией и Францией заново разгорелось спор из-за Египте и Верхнего Нила Англия оказалась лицом к лицу с Французско-Русским союзом.

 

      Не сумевшие выработать единого подхода по вопросам расследований и предполагаемых реформ  в армянском вопросе, представители Англии, России и Франции в мае 1895 г. предоставили Турецкому султану текст реформ.  2  августа того же года турецкие власти в своем ответном послании предоставили им свой план предлагаемых реформ, которую тройка стран оценили как недостаточной. Но уже для турецкой стороны стало очевидно, что для решения армянского вопроса эти страны не будут прибегать к силе.

 

      В таком положении дел, если армянские комитеты стремились спровоцировать вмешательства европейских стран, а Османское правление искало малейшего повода к основательному решению армянского вопроса. 

 

      На этот раз, чтобы все это происходило на глазах европейцев, армянские комитеты начали к действиям в Стамбуле, заранее заявив, что 30 сентября они совершать акцию, за которую они не ответственны и стали вооружать армян из числа деклассированных элементов (люмпенов). Находящееся в полной готовности к такому развитию событий, правительство начал вооружать мусульман. В ходе этих событий живущие в городе и окрестностях неимущие армяне стали мишенью мусульман. После приказа: «Убийство живущих до сих пор с нами в мире армян — дело каждого мусульманина. Все армяне и подобные ими должны быть убитыми. А если кто-то откажется выполнять данный приказ или возьмет их под защиту, они сами будут убиты как армяне» только и ждущий этого момента Турецкого султана и исламского халифа Абдулгамида, погромы в Стамбуле продолжались три дня. Были убиты тысяча армян и сколько же задержаны и убиты позже. В соответствии султанским приказом, по всей стране начались антиармянские погромы. Особенно они продолжительными были в тех областях, где армяне и мусульмане жили бок о бок или совместно в большинстве и все это продолжалось до начала 1896 г.

 

     Турцией было предотвращено активное вмешательство тех стран, с которыми связывали свои надежды армянские комитеты, которые даже пассивно перестали вмешиваться на эти события.  В этих условиях решение армянского вопроса всецело было в ведении османов и они воспользовавшись ситуацией, осуществив один из масштабных за всю истории резню, решили ее окончательно в свою пользу.

 

      Заявление премьер-министра Англии от 31 января 1896 г., изначально стремившаяся решать армянский вопрос исключительно исходя из своих интересов: «С помощью оружия заставить Османского султана к хорошему обращению со странами, находящемуся под его правлением, не дело Английского правительства» обличило Лондон в том, что армянский вопрос и для нее необратимо решено. Лишившие последнюю в лице Англии поддержку армянские комитеты потеряли и свою надежду. А предметом обсуждения среди великих держав стала раздел между собой Османской Турции. Несмотря на то, что этот вопрос давно возникло, но по времени осуществления сочли ее преждевременной.

 

     В этих условиях армянские политические организации приняли решение идти на переговоры с проживающим в регионе курдским народом и с их помощью совместно бороться против Османского правления. В связи с этим в газете «Дрошак»  в статье с подписью Др.С. говорилось: «Эй, Курды…Султан Гамид — не султан и не халиф. Он, кроме убийцы, никто. И этот убийца вам говорит «Убейте армян!», но почему вы не отвечаете «Почему мы должны убивать своих соседей?… Армяне выступают против гнета и за это проливают свою кровь. А вы почему до сих пор бездействуете? Если и вы совместно с армянами будете выступать, правительство ничего не может с вами делать и таким образом все народы освободятся от рабства… Чтобы ни случилось, вы должны быть вместе с армянами. В этом случае объявленные в стране «московские дети» ни коим образом вас не будут трогать. Армяне ваши друзья. Вы совместно с ними живете 2 тысяч лет. Поэтому армяне вам дружественные соседи…» и одновременно с этим армянскими организациями курдским предводителям были направлены письма с призывом о совместной борьбе.

 

      Но, на этот призыв политических организаций армянского народа среди курдского народа были два разных ответа: если часть курдов вместе с интеллигенцией, выступающие против Османского правления, а также на религиозной почве несовместимые официальным исламом алевиты отвечали утвердительно, то отрицательный ответ дала другая часть курдов, которые исходили из своих интересов и не доверяли армянским политическим кругам. Наряду с ответами, типа «в случае выступления против строя исламского халифа или его армии, первым перед собой увидите нас», в первом январском 1900 г. номере газеты «Дрошак» была напечатана статья под псевдонимом «Один из Курдов»: «…вы также знаете, что случай с поступком одного курда — исключительный случай…А армянские организации в цивилизованном мире во всех газетах писали, что курды убивают своих соседей армян и тем самым  подобным дикостям причислили весь курдский народ. Я хочу, чтобы правда восторжествовала.  Даже на суде Муса бега многие знали, что это преступление он самостоятельно не совершал. Самое убедительное этому доказательство то, что несмотря на очевидность его вины, он судом был оправдан… Султан Гамид среди курдов распространял слухи о том, что армяне в союзе с русскими будут их истреблять и тем самым содействуя фанатизму среди курдов, отдал приказ Зеки Паше нанести удар по Талворику, что и стало таким образом подготовкой к началу армяно-курдского побоища. Хизан, Бохтан, Джезире, Синджар (Sencar[1]). Эти области всегда были врагами Османского правления…Я также подтверждаю, что можно ожидать совместную с армянами борьбу курдов, которые не замешаны в бесчинствах по отношению живущих в этих областях армян…».

 

      В 4 номере (1901 г.) газеты «Дрошак» было распространено Обращение Абдулрахмана  Бедирхана курдскому народу: «Курды… Кроме службы Абдул-Хамиду и его деспотическим чиновникам, которые лишают вас цивилизации, всякого прогресса, благ наук, наслаждения независимостью, порочат вашу честь коварными преступлениями, вы ничего не делаете. Цель падишаха — удержать вас в невежестве. Пользуясь подобным вашим состоянием, он одаривает одного-двух из вас знаками почета. Вы не понимаете, что эти знаки и медали почета — цена потери вашей национальной культуры, самолюбия и вашего будущего.

 

     Ради султана, жаждущий уничтожить вас,  вы пролили столько крови, а что вы сделали для защиты Курдистана?…».

 

     Вместо того, чтобы предпринять усилия для остановки армяно-курдского противостояния, в Европе армянские политические организации продолжали выдвигать обвинения против курдского народа в бесчинствах против армян и пытались изображать курдов в качестве варваров. Таким образом, имея мощные пропагандистские средства, армяне сумели переложить вину на курдский народ и выставит курдов на глазах цивилизованного мира в качестве дикой и не обузданной толпы. И это несмотря на то, армянский народ в этот тяжелый для нее период находила помощи и защиты у курдского народа, который несмотря на строжайший султанский указ, повергнув себя к опасности, помогали и спасали армян, а за это армянские политические круги продолжали изображать их  вандалами.

 

      В 1894 г. Ягуб Рагиб Паша из Бесни — вождь курдского племени Ришван, взял под защиту проживающих в Малатье, Бесни и Адыйаман (Semsur) армян и для их защиты и обеспечения безопасности принял необходимые меры. Даже убил 16 человек из другого курдского племнени Хувейди, которые пытались напасть на подзащитных армян. Другой  вождь  курдского племени Дырежан (Direjan)   Шатыре Мустафа также предпринял много усилий для защиты армян от погромов. Несмотря на то, что от этих событий прошло три года и проводилась пропаганда о необходимости сближения армян и курдов, 25 июля 1897 г. в местности Ханасор армянскими силами, утверждавшим, что курдское племя Мазрык были повинны в гибели нескольких фидаин,  были уничтожены все члены этого проживающих в 800 палатках племени и не один курд не спасся от этой бойни[2].

 

         В 1907 г. после того, как армянское Дашнакское движение  приняло участие на съезде Союз Единение и Прогресса, Гынчакисты перейдя в Россию, начали работу по образованию  Армении при поддержке русских. 

 

       Несмотря на проводимую в Турции правительственной пропаганды Свобода-справедливость-равенство, армяне продолжали разрешения своих организационных вопросов по достижению поставленных перед ними задач. Долгие обсуждения между армянскими организациями и  Союзом Единение и Прогресса. В январе 1909 г. кабинет Хусейн Хильми Паши, по настоянию Общества Единение и Прогресса приняло решение напрвить в Курдистан группу инспекторов, чтобы разрешать территориальные споры между армянами и курдами. Эта инициатива правительства вызвала сильный протест у курдских депутатов.

 

     В этот период, добившись определенных политических свобод армянские организации по-прежнему продолжали свои усилия без особых изменений прежних тактических приемов. 14 апреля 1909 г. в области Адана снова вспыхнули волнения. По приказу Мьсе Мушег, армянского попа, армяне напали на мусульман. В результате вмешательства правительственных войск были убиты 17 тыс. армян, мусульмане потеряли 850 чел.  После этих событий Россия стала поддерживать Англию в армянском вопросе.

 

     В начале 1912 г. католикос всех армян Погос по вопросу о независимости проживающих в османском государстве армян направил своего специального посланника Нубар Пашу  к правительствам  Европейских стран. Франса и Россия в армянском вопросе поддерживала друг друга, так как Россия была не против французских интересов в Сирии и Арабистанском регионе.

 

      В ноябре 1912 г. посол Росси в Стамбуле министерству иностранных дел своей страны направил телеграмму следующего содержания: «После диких зверств по отношению  армян в 1894-1896 гг., превративший Анатолию и Стамбул в кровавый омут, положение дел ни как не изменилось. Принятое под давлением Франции и Англии Закон о Реформах полностью забыто. Земельный вопрос с каждым днем еще больше осложняется. Большая часть земель уже заняты или продолжаются захватываться курдами. Правительственные чиновники на местах притворствуют и подталкивают к этому. В вопросах давления и разбойничества курдов, убийства армян, принуждение женщин к принятию мусульманства  французы с нами союзники». Как явствует из телеграммы, в результате возросших региональных интересов России и раздуваемой армянскими политическими организациями пропаганды, османский государственный репрессивный аппарат обрушился всей своей античеловеческой преступной деятельностью на армянский народ.  При этом, правительство части курдов использовал как средства для достижения своих преступных целей и как ее последствие, всею ответственность за содеянное стали возложить на вес курдский народ, а дивиденды от такого положения дел  между собой распределили сильные мира сего. 

 

     У армянского народа появилась надежда на то, что при поддержке или после завоевательного похода России, на которую они изначально делали ставку, на освобожденных территориях  им удастся реализовать мечту об Армении. В это же время все российские консульства в Турции дали знать об этом своему правительству и считали нужным для завоевания Россией региона.

 

      22 мая 1913 г. Министерство иностранных дел России от Османского государства       в резкой форме потребовала претворение в жизнь намеченных в армянском вопросе реформ. Обрадованные этой новостью армяне в Стамбуле устроили торжества. После некоторых обсуждений, российские требования были поддержаны Англией, Францией и Германией. Таким образом, даже не став в известность Турецкое государство, главным переводчиком Российского посольства в Стамбуле был подготовлен Проект Реформ по армянскому вопросу. Под давлением принятой Турецким правительством это Поект Реформ началом Первой мировой войны так и не бы осуществлен.

 

      Армянские политиканы в качестве средства борьбы за национальное освобождение приняв на вооружение «болгарский опыт», продолжали свою деятельность по той же проторенной дорожкой. Не составляя никакого численного большинства ни в одной области требуемой от Османского государства территориях, которую армяне называли «Арменией», в целях добиться численного большинства, армянские политики развернули проживающих в этом регионе курдов политику этнической чистки. В ходе первой мировой войны 36 курдских полков Гамадие по всему российско-турецкому фронту старались остановит продвижение бесчисленных русских войск в глубь территории страны, готовые воспользоваться любой ситуацией в свою пользу и действующие в интересах России армянские бандитские отряды, подкараулив, убили командира 3-го Джибранского Гамадийского полка Максут Халил Бега, вождя Гасананского племени Халил Гейдар Бега и его несколько сотрудников в Пасине. С началом войны армянские бандитские отряды войдя в состав российских войск, с прежними же усилиями приступили к уничтожению курдов. На местности Карджикан около 20 курдских сел, входящие в административную единицу Рашадийе Битлисской области,  по мере наступления русских войск полностью  были уничтожены армянскими отрядами. Из числа задержанных 30 мужчин и одной женщины, 25 чел. и женщина были обезглавлены, а 5 мужчин были перетащены в село Берикар, где им выкололи глаза и оскоплены. Чудом избавившиеся от резни Ханасорцы Гаджи  Омер, его жена Амина, дочка  и сын, искавшие убежище в расположенное в селе Агдад Зиярате (Храме), были настигнуты армянами и разорваны на куски. Из села Кендерес головы 5 мужчин были насаждены на штыки,  а имам села Гаджи Али с привязанными руками был зарезан армянским попом. Застигнутые возглавляемый армянским попом отрядом около сотни курдских семей из Битлисского села Кисан, в основном из женщин и детей, во время массового убийства, частично были освобождены подоспевшими курдским силами во главе Шейхом Салахаддин из села Чанкез.

 

     В 1915 г. после занятия русскими войсками области Муш, Варто, Киги и Палу, поднявшие бунт армяне начали нападать на курдские села. В ходе войны армянские вооруженные отряды нападав в курдские села, посягнув в честь женщин и девушек, убили сотни тысяч курдов. Убийства курдов со стороны армян продолжалось до заключения 17 декабря 1917 г. в Эрзинджане договора между Российскими  и Турецким войсками о прекращении огня. Чуть позже, русские войска,  начав отходить от занятых ими территорий Курдистана, оставили армянам несметное количество оружия и боеприпасов. Армяне в Ерзинджане, Терджан, Эрзерум, Варто, Хыныс и Пасинах образовали сильное местное правление. Те курды, которые не успели отходит и попали русским в плен, все были убиты армянами, недвижимое и движимое имущество отняты армянами, а оставшие в живых курдские дети и женщины брошены на произвол судьбы. Ночью 2 марта 1918 г. армяне напав в Хынысе на село Мирcит (Mirsit) курдского племени Гасан Аги и полностью уничтожили проживающих там курдов. Опят же в те же время армяне напав  на курдскому племени Лолан, проживающих в Каракойском районе и более 1500 человек мужчин, женщин и детей заперев в домах, растеряли или заживо сожгли их. Спустя два дня от указанных событий, армяне покидая Варто и Хныс, вне зависимости от  пола и возраста,   не пощадили никого из беспомощных курдов. Поспешно отступая, армяне жгли засеянные поля, взрывами и огнем уничтожали все строения.

 

     Проживающие от Эрзинджанской до Эрзерумской области курды подверглись таким же бедствиям. Шейх Саид Рза[3] из Дерсима под командованием  Дели Халил Бега в целях оказания проживающих в этих областях курдским бегам направил в подмогу курдские силы для изгнания из них бесчинствующих армянских отрядов, которые 27 февраля вошли в центр г. Эрзерум. Пришедший  вместе с этими курдскими силами Шейх Саид Рза так вспоминал о творимых армянами зверствах: «Я сам собственными глазами внутри одной из высоких и полностью деревянной постройки строения увидел доверху забитой тысячами мужских, женских, девичьих, мальчиковых и подростковых тел, судья по признакам, которые были заживо сожжены или задохнулись от дыма, а  из-под выходной двери, как речка, вытекала кровь и жидкость жертв.  За всю свою жизнь я не был свидетелем такой ужасающей сцены. Увидев остатки тысячами сожженных тел курдов, а они ведь были человеками, я не смог удержать своих слез». Этот случай только один из многочисленных эпизодов армянской политики бесчинства и уничтожения по отношению курдского народа. Сотни тысяча курдов были убиты с такими не умещающими в голове зверствами, как  вспоров животы беременных женщин, вынут плод, головы отрезанных детей насадить на штыки, из кожи зарезанных ими курдов сшить карманы, мужчин, женщин и детей толпами загнав в дома, пустить туда доведенное до бешенства и огнем подпаленного буйвола и с ее помощью затоптав несчастных, потом  заживо жечь их, посыпать соль во внутрь вспоротых живот грудных детей, забить в вспоротый живот матери головы их отрезанных детей…    

 

       После того, как в апреле 1918 г.осталось позади активное действие армян по уничтожению курдов,  начался голод среди возвратившихся на свои места и оставшиеся без средств к существованию, курдов. В середине 1919 г. армянские силы начали наступать в Карском и Сарыкамышском направлениях для захвата новых территорий. Но, курдским силам удалось остановить армянское наступление на Сарыкамышском фронте.

 

      С другой стороны, Османское правительство, заранее принявшее основательно решить армянский вопрос, для осуществления этой задачи в 1915 г. принял новый указ, согласно которой, армяне до конца завершения войны переселялись в Нижнюю Месопотамию. Но подоплекой этого закона заключалось в том, чтобы окончательно решать армянский вопрос и создать почву в дальнейшем для решения и курдского вопроса. В ходе переселения правительственными войсками и фанатичными мусульманами, среди которых была и некоторая часть курдов, армяне подверглись избиениям, а определенное количество были уничтожены на пересыльных пунктах. Турецкие правительственные круги во избежание скандальных последствий  заранее запланированной и осуществленной ими не виданного по масштабам злодеяний начали активную пропаганду  о том, что последние 60-70 лет отношения между армянами и курдами стали напряженными и по этой причине курды повинны в резне армянского народа и тем самым стали свою вину возложить на курдский народ.  Армянские политические организации также начали в открытую обвинять именно курдский народ в учиненной турками резне и в дальнейшем начали со всеми имеющимися у них возможностями проводить политику уничтожения против курдского народа. В результате пропагандистской деятельности и западных стран настоящий виновник армянской резни в лице Турецкого правительства  оставался в тени, а курдский народ, который подвергся избиению и уничтожению, сам стал козлом отпущения. 

 

      Есть силы, которые пытаются курдов также сделать соучастниками этого преступления.  И это несмотря на то, что курды, вопреки угроз и давлений со стороны Турецкого государства, пытались защищать дружественный им братский и соседский армянский народ, а огромная часть самого курдского народа в этот же период также подверглось избиению и уничтожению. Из числа огромное количество спасшихся армян именно благодаря усилиям курдов сотни тысяч остались в живых. Тысяча армян были припрятаны в курдских селах и позже, после нормализации обстановки, часть из числа желающих переправлены в другие страны, а другие остались жить в Курдистане среди курдов. По этому поводу курдский историк М. Нури Дерсими в своей книги «Дерсим в истории Курдистана» пишет: «…Я сам свидетель того, как из окрестных областей свыше 36 тысяч армян были спасены дерсимцами. После того, как русские захватили Эрзинджан, все эти армяне под защитой дерсимцев были переправлены и переданы русским силам. В местности Агзуник (Agzunik) дерсимцами был учрежден специальный приют,  где остались те армяне, которые не доверяли русским. После заключения мира эти армяне по своему желанию покинули приют и уехали в Сирию, Стамбул и США… Турецкое правительство предприняло ряд усилий, чтобы забрать из Дерсима этих армян, но мирным путем ей не удалось получать ни одного человека, или запросто войти в Дерсим».

 

      Даже в 1895-97 гг. ряд армянских боевиков укрывшись в Дерсиме, воспользовались благорасположением дерсимцев и защищать себя от турецких правительственных сил. Самой известной из них был отрядов из 18 человек под командованием Рубена Шишманяна из села Гарни Кемахского района. Расположенный в Эрзинджане инспектор Анатолийского региона Шакир Паша  отправил 1000 османских золотых Саид Ибрагиму — деду Саид Рза с просьбой выдать турецким властям Рубена и его соратников и получил категорический отказ. В своем ответном послании Саид Ибрагим сказал, что он свою судьбу не заменить даже на миллионы и не подчиниться приказу Шакир Паши, даже если он будет применять силу. По просьбе Рубена  сын Саид Ибрагима Саид Рза своими силами   сопроводили до Ванка (Храма) села Кесмекур (Kesmekur) Эрзинджанской области, а оттуда до российских пределов и тем самым спасли их…». Этот случай также свидетельствует в пользу того, что народ Курдистана всячески помогали своим соседям и братскому армянскому народу и ради этого делали все от них зависящее.

 

     В то время задачей турецкого государства была устранение армянского и курдского народов посредством уничтожения. Для достижения этих целей в качестве средства турецким государством также было использовано религиозное различие этих двух народов. Курды как мусульмане были привязаны наследственному Халифу в лице турецкого султана Гамида и турки этим умело воспользовались. А за армянами стояли западные силы. И для взаимного уничтожения этими двумя братскими и дружественными народами друг друга были использованы все иезуитские пропагандистские планы и средства. После уничтожения армянского народа, курды также остались беззащитными.

 

     Многие курдские писатели, которые в те время служили в турецкой армии и в связи с этими кровавыми событиями  в своих воспоминаниях писали, что турецкие офицеры часто любили повторят:  «Придя, вычистили  Zo[4], уходя, почистим Lo[5]». Подобное вульгарное обращение указывает на то, что турки разницу не ставили между этими двумя народами и как нежелательные элементы готовили почву для уничтожения как армян, так и курдов.

 

     Если армян выселяли в бесплодные пустыни Сирии, то курды с одной стороны под турецкую пропаганду, а с другой стороны под натиском наступающих сил Русских войск и армянских формирований поспешно покидали насиженных мест, бросая все и размещались в западных областях Турции, обрекаясь на гибель без средств на существование.  По турецкой статистике число перемещенных в этот период курдов   составило более 700тысяч, многие из которых умерли на дорогах, от болезней и нищеты на новых местах размещения. И в этот же период в основном на северо-западных областях Турции были уничтожены более 1,5 миллиона из числа мусульман, большинство которых  были курдами.  И в то же время из числа 1,5 миллиона армян, высланных в пустыни Сирии, свыше  600 тысяч умерли или были уничтожены.

 

     Адольф Гитлер в 1939 г. как-то воскликнув: «Кто сегодня вспоминает об армянской резне!», тем самым показал, откуда он брал пример и смелость в совершении еврейского холокоста. Он также думал, что когда-то и холокост евреев будет забыта как и армянская резня. Но вряд ли подобные чудовищные преступления, ставшее достоянием страниц истории, изгладятся из человеческой памяти, а человечеству надобно сделать от них выводы для братского и дружеского проживания народов.

 

[1]По стилю письма очевидно, что сами армяне от имени некоего курда составили данное письмо (или же сильно редактировали) в целях  переложить всю ответственность за события в Сасуне на курдский народ. Из данной статьи заметно, что составители письма плохо знали регион, ибо область под названием Sencar (Синджар) в Османской империи находился в районе Мосула — ныне в Южной (Иракской части) Курдистана и исключительно заселена  исповедующих езидизм курдами, где исстари не зафиксировано ни один армянин. В данном случае автор добросовестно приводит цитату из газеты.  

[2]Армянские источник также подтверждают этот Ханазорский поход 253 армян, которые выждав момента, заняв удобные позиции, уничтожили всех, не щадив ни женщин, ни детей и стариков, а уничтожение безоружных людей преподносят как одной из величайших героических сражений в истории армянского народа. Ханазорская резня курдов армянами по масштабам сопоставима с поголовным уничтожением мирного населения в Ходжалах в Республике Азербайджан. До сих пор армянская сторона обходят молчанием, во сколько же армянскому народу обошлось такой «героизм» в результате ответных действий курдов. А главная цель похода заключалось не в том, чтобы наказать повинной в убийстве фидаин членов курдского племени, а в том, чтобы возобновить перевозку оружия в Турцию на персидско-турецкой границе. Об этом откровенно пишут и армянские источники: «Успех Ханасорского похода привел к тому, что была возобновлена перевозка оружия в Западную Армению на персидско-турецкой границе», писал со ссылкой  на армянские источники Хомизири Г.П.  (Хомизири Г.П. Социальные потрясения в судьбах народов (на примере армянского народа. С. 47. М., 1997.)

[3]Вождь курдского восстания 1925 г.

[4]Армян.

[5]Курдов — на курдском языке ло-ло обращение лицам мужского пола,  лао — сыночек.

 

 

Etem Xemgin. Osmanli-Safevi Doneminde Kurdistan tarihi. Cilt III. SS. 231-256. Istambul, 1997 (на турецком яз.).

(Этем Хамгин. История Курдистана в эпоху Османо-Сефевидов. Том 3, сс.231-256. Стамбул, 1997).

 

 

 

                                                                  ***

 

 

ПОТЕРИ КУРДОВ В НАСТОЯЩУЮ ВОЙНУ

 

     Вопрос о том, каково будет количество мусульманского населения в Турецкой Армении после войны, имеет важное значение для политических судеб нашей родины. Часто приходится слышать, что курды понесли огромные потери во время войны, но первые обоснованные данные по этому вопросу дает на страницах «Мшака» г. А. Атанасян, один из уполномоченных союза городов на Кавказском фронте.

 

     «Полученные мною и проверенные сведения, — говорит он, — доказывают, что если армяне в течение этой войны дали 360 ООО человеческих жертв, то курды также имели огромные потери.

 

     Все пространство, — начиная с Ванского озера на юг и на запад, района Битлис-Буш, затем через Хныс, Буланык, Патноц, Маназкерт, Ала-Даги вместе с Алашкертом, до районов Басена и Байазид-Диадина, где до войны жило более 800 000 курдов, — в настоящее время совершенно опустело. Сотни курдских деревень разрушены и опустошены. Интересно выяснить, выселились ли курды их этих районов во время отступления турок в другие области или погибли?

 

     Произошло и то, и другое, причем надо иметь в виду, что выселение, [отступление, совершалось у них при весьма неблагоприятных условиях: во время отступления всякого рода эпидемические болезни в буквальном смысле уничтожили целые курдские племена и районы, и голод и холод довершили дело разрушения.

 

— Из моих 20 селений, — рассказывает мне известный курдский помещик в Хошабе Бахрибеке, — в которых жило более 12 000 курдов, еще в течение первых 6—7 месяцев войны от болезней умерло более 8 000. Мои крестьяне находились в сравнительно более благоприятных условиях, чем другие, ибо мы почти не сдвинулись с места. Что касается других наших племен, многие из них почти совершенно истреблены. В семьях, в которых до войны было 20—30 душ, теперь не насчитаешь и 3—4 человека. Всюду то же самое. Не забывайте, — продолжал он, — что вы, армяне, имеете медицинский персонал, лекарства, сестер милосердия, санитаров; вы имеете питательные пункты, национальные и правительственные организации, которые заботятся об отступающем населении: кормят, одевают и оказывают всяческую помощь беженцам, собирают сирот и дают им приют. А мы? Турецкое правительство ничего нам не дает и не давало, кроме тех страшных ограблений, которые он производило у нас под именем реквизиции. Все наше скотоводство, на котором зиждется сила курдов, погибло — от огня, голода или реквизиции.

 

     Рассказ курдского бека соответствует действительности. Начальники армянских добровольческих дружин в один голос утверждают то же самое.

 

— По моему мнению, — говорит один из них, — во время этой войны курды потеряли все. И если до сих пор еще они продолжают бороться против наших сил, то это жалкие остатки курдов в восточном Курдистане и районе Диарбекира, число которых не превышает 250 ООО.

 

      Не менее интересны сведения о количестве потерь у курдов, непосредственно участвовавших в войне.

 

— Я, — говорил мне один русский офицер, — с самого начала войны находился в тех районах, где мы имели горячие столкновения главным образом с курдами. И я не ошибусь, если скажу, что число одних убитых курдов превышает 40 ООО. Я уже не говорю о раненых, которых вдвое больше, чем убитых.

 

В Муше известный и весьма популярный богач турок Джафар-ага рассказал мне следующее:

 

— Я лично видел целые курдские племена, которые были буквально истреблены в течение нескольких месяцев войны холерой, брюшным и сыпным тифом. Сотни курдских трупов лежали в их деревнях. (…]

 

— Как вы думаете, сколько в общем погибло курдов во время этой войны?

 

— Трудно сказать об этом что-либо даже приблизительно. У нас счета, числа нет. Поверите, — сказал он, — что не можем даже сказать, сколько было у нас народу в Муше. Но одно не подлежит сомнению. И это то, что курды потеряли три четверти своего общего числа. И это я знаю от одного из курдских вождей. (…)

 

 

Потери курдов в настоящую войну //Армянский Вестник. 1916. 13 ноября. №42. С.15.

                                

 

                                                                      ***

 

     Множество несторианцев, армян, халдеев …нашли убежище у курдов и живут с ними в совершенном согласии»…

 

 (Из монографии Б.А. Борьяна[1] «Армения, международная дипломатия и СССР»).

 

     Завоевание Магометом II Константинополя в 1453 году не повлекло за собою гонений на армян и вообще не имело для них никаких отри­цательных последствий; наоборот, исторические памятники говорят о том, что «Магомет любил армян и смотрел на армянскую нацию как на полезный элемент в государстве», что он поступал гуманно со своими подданными, уважая их опыт и знания в коммерческих делах, и пригла­шал в Константинополь армян-ремесленников и купцов. Также и султан Селим I в 1513 году, завоевав Тавриз, в числе других переселил и всех ремесленников-армян. «Национальная армянская история подтвержда­ет, что константинопольские султаны от XVI века до наших дней (1876 г.) в общем любили и, по возможности, защищали армян»2. Общего гоне­ния на них не существовало, правительство соблюдало интересы под­енных и пресекало в корне попытки гонения на армян со стороны отдельных лиц и правительственных чиновников3. Армяне со своей сторо­ны не только жили мирно, но и радовались успехам турецкого оружия, когда турки успешно ликвидировали греческое восстание в 1606 году на острове Кипре. В 1780 году в рапорте Суворову сообщалось, что под господством персидских ханов армяне угнетались и эксплуатировались, и большинство из них бежало в Турцию4, так как в Турции армянам жи­лось лучше, чем в Персии, а по отношению к России «многие армяне, — пишет Линч, — заходят так далеко, что открыто отдают предпочтение турецкому правительству»5.

      В 1821 году, когда Гассан-хан вел пленных из Карсской области и пленные армяне были освобождены Агаси, последний просил своих еди­новерцев переселиться на русскую территорию, армяне же отказались и вернулись обратно в Турцию, повествует Хач. Абовьян. Переход армян в Турцию имел место и в 1795 году. В XVII веке, по описанию Акопа Карнеци, в Турции господствовал образцовый порядок, и автор высказывает сожаление, что в христианских государствах не было того, что существо­вало в Оттоманской империи, в стране мусульман6. …

      «Семейства их, — жалуется русский чиновник, — находятся в турец­ких пашалыках, к коим они за границу переводят богатства сей (т.е. рус­ской — Б.Б.) земли7. «В Гюмюш-хане, — пишет в 1835 году барон Врангель барону Розену, — турецкое начальство не оказывает грекам и армянам никаких притеснений относительно обрядов вероисповедания. Мирная торговля находится в их руках — греков и армян»8. «Христиане, — пи­шет Маркс, — пользуются в Турции большей религиозной свободой, чем в Австрии и России»9. Между тем европейские державы выступали против турок, замалчивая, что у них трудящимся живется гораздо хуже, и пользуясь мотивами освобождения христиан для того, чтобы оправ­дать грабительский поход против турок; таким образом, мнимое тяже­лое положение христиан было поводом и средством для осуществления колониальных захватов. «Почти все земли турецких агаларов, — пишет Панкратов графу Паскевичу10 в 1830 году, — обрабатываются гяурами (христианами), и почти вся торговля и все ремесла находятся в руках христиан»11. Является общим местом, что экономика Турции находилась в руках христиан. Этим объясняется, что армяне ревниво защищали ин­тересы Турции. «До прибытия моего в Гумры (раньше Александрополь, ныне Ленинакан — Б.Б.) они, турки, — пишет Паскевич Нессельроде12 в 1828 году, — посредством шпионов из армян весьма обстоятельно знали все происходящее в областях наших»13. Из этого видно, что, когда армя­не доносили царскому правительству о Персии, их считали «честными», преданными русскому правительству, а когда то же самое имело место по отношению к турецкому командованию, их называли шпионами. Царский чиновник не может примириться с тем, что армяне были до­вольны турецким правительством и защищали Оттоманскую империю. А вместе с тем и своих соотечественников от русского порабощения.

       Внутренние взаимоотношения народностей Турции интересовали русскую дипломатию с точки зрения возможности использовать эти взаимоотношения для своих завоевательных целей, как орудие борьбы против Турции, но в действительности оказывалось, что народы Тур­ции жили в полном согласии, и использовать их вряд ли представлялось возможным. По этому вопросу Паскевич пишет в 1829 году Нессельроде: «Множество несторианцев14, армян, халдеев15, равно как и мусульман, принадлежащих к нетерпимым сектам, как, например, езиды, нашли убежище у курдов и живут с ними в совершенном согласии»16.

       Мирное сожительство в Турции народов разных вероисповеданий, отсутствие вражды и ненависти друг к другу подтверждают факты эпо­хи Крымской кампании. «Мамед-бек, бывший мудир Алашкертского санджака. Приезжал в этот санджак с 200 всадниками из курдов (…) обо­шелся со всеми жителями дружелюбно и уехал зимовать в Мелезгирд»17. Курдские беки как во время войны, так и после покровительствовали армянам и защищали их18.

     Курды не только жили дружелюбно с армянами, но даже находились под влиянием армян, как это видно из письма 1855 года старейшины Мартиросяна к азербайджанскому архиепископу Исаку Сасуньянцу: «Как армяне, несториане, так и курды, — пишет армянин Мартиросян, — принимают в уважение мои слова. Я могу в подкрепление оных при­слать вам для представления консулу (русскому — Б.Б.) обязательство почетных армян, несториан, а также почетных курдов за их печатями». Вышеприведенные цитаты во многих, если не во всех, отношениях выясняют интересующий нас вопрос о том, действительно ли армяне в Турции были порабощены и находились в бесправном положении и нуждались в освобождении и покровительстве России. Факты, указан­ные выше, говорят об обратном. (…)

       Русская армия во время похода в Турцию встречала в Турецкой Ар­мении богатые армянские селения с огромным количеством скота и полными амбарами19, каких ни одна губерния Российской Армении и За­кавказья в целом у себя не имела20.

Обратимся к экономическим условиям жизни армян в Турции и по­смотрим, соответствуют ли имеющиеся сведения действительности, или же они являются голословными заявлениями современников.

      Прежде всего, о землепользовании. «Армянский крестьянин в Тур­ции не жалуется на малоземелье, как это мы видим в Александрополь-ском уезде (России — Б.Б.), где господствует страшное малоземелье»21. Общественное землевладение в Турции отсутствует. «Кто сколько имеет средств, тот столько имеет и земли»22; в Турции землевладение и землепользование для обработки никакими нормами не было огра­ничено. Экономическое положение крестьян-христиан, как податного сословия, лучше, нежели мусульман — турок, курдов и т.д. На вопрос армянина-путешественника националиста А-до, как живут турки и курды-крестьяне по сравнению с армянами, армянские крестьяне от­вечали: «для эксплуататора национальное различие не существует»23; экономическая эксплуатация господствующими классами Оттоманской империи, правовая норма турецкого правительства в одинаковой сте­пени давят на земледельческое население, «будь они армяне, айсоры, курды и турки»,24 это безразлично для турецкого правительства, оно за­щищало интересы господствующих классов.

       Помимо общегосударственного порабощения и угнетения должност­ными лицами существуют и курдские начальники, которые «пользуются слабостью и бессилием турецкого правительства и угнетают более, чем правительственные чиновники и откупщики своих как христианских, так и мусульманских райя»;25 это подтверждается институтом мараба.

 

[1]Борьян Баграт Артемович (7(19).9.1882-1938), видный советский государственный и партийный деятель. 

2 Форц. Т.1. 1876. С.369-370. (Борьян Б.А.)

3Там же. С.370—371. (Борьян Б.А.)

4 Собрание актов, относящихся к истории армянского народа. Т.2. М., 1838. С.68 — (Борьян Б.А.)

5 Линч Х.Ф.Б. Армения, путевые очерки и этюды. Т.1. Тифлис, 1910. С.589. — (Борьян Б.А.)

6Авдельбекян // Норк. Т.3.1923. С.106—107; Раффи. Тачкаайк. Тифлис, 1895. — (Бо­рьян Б.А.)

7Акты, собранные Кавказской археографической комиссией. Т.5. С.491. — (Борьян Б.А.)

8Там же. Т.8. С.889; Форц. Т.1.1876. С.372 — (Борьян Б.А.)

9 Маркс, Энгельс. Собрание сочинений. Т.10. С.181 — (Борьян Б.А.)

10 Граф Ереванский.

11Акты. Т.7. С.842 — (Борьян Б.А.)

12Министр иностранных дел царской России.

13 Акты. Т.5. С.573. — (Борьян Б.А.)

14Секта, выделившаяся из христианства в V в. н.э. Название идет от ее основателя — Архиепископа Константинопольского Нестория.

15Семитские племена.

16Акты. Т.7. С.786 — (Борьян Б.А.)

 17Там же. Т.Н. 1878. С.226. — (Борьян Б.А.)

18Мшак. 1878. №6. С.370. — (Борьян Б.А.)

19 Мшак. 1877. №78 — (Борьян Б.А.)

20 Там же. 1878. №26. — (Борьян Б.А.)

21 Саркисянц Л. Айц Тюркац Айастан. Тифлис, 1890. С.71—72 (на армянском языке) — (Борьян Б.А.)

22 Там же. С.72. — (Борьян Б.А.)

23 А-до. Ваны, Битлисы ев Эрзеруми вилаетнер. Ереван, 1912. С.278 (на армянском языке) — (Борьян Б.А.)

24Там же. С.ЗОЗ. — (Борьян Б.А.)

25 Роллен-Жекмен. Положение армян в Турции // Армения, армяне и трактаты. М., 1896. С.52 — (Борьян Б.А.)

 

 

Источник: Борьян Б.А. Армения, международная дипломатия и СССР. Т.1. Москва-Ленинград: Государственное издательство, 1928. С.173—179.)

 

 

                                                                        ***

 

 

Дашнаки практически осуществили лозунг царского министра «Армения без армян»

 

      Царский министр Лобанов-Ростовский, характеризуя политику своего правительства по «армянскому вопросу», выразил ее с исключительной точностью и цинизмом в известном положении: «Нам нужна Армения без армян!»

      Воинствующая партия армянского национализма — Дашнакцутюн (сделала все, что было в ее силах, для того, чтобы практически осуществить лозунг царского министра: она написала на своем знамени: «зависимая и объединенная Армения» и… с «помощью» царских генералов, английских министров, французских банкиров, американских «гуманистов» и всевозможных попов добилась в Турции «Армении», но, действительно, без армян.

 

Источник: Пирумов С.Г. Дашнаки за рубежом. Тифлис: Издание научной ассоциации востоковедения, 1934. С.129.

 

 

                                                                           ***

 

Армянские добровольческие отряды систематически уничтожали курдское и турецкое население…

                         

     (Из статьи видного государственного и научного деятеля Советской Армении Каринян А.Б «К характеристике армянских националистических течений»). 

 

     Теперь они уже не скрывали своих заветных стремлений, не скрывали совершенно и свой ненависти ко всем нехристианским группам, обитающим в Турецкой Армении. Воодушевленные победами русских войск «добровольцы», сейчас по вторжении в завоеванную область, прилагали все усилия к «закреплению» своего влияния, причем для достижения этого прибегали к методом физического истребления всего неармянского населения.

 

     Одним из серьезных препятствий к осуществлению намеченного идеала являлся пестрый национальный состав Турецкой Армении и малочисленность армян в «шести вилайетах». Армяне лишь в некоторых районах составляли незначительное большинство. Количество же всех других групп, особенно народностей, исповедующих мусульманскую религию, было неизмеримо больше. Поэтому и по отношению к этим последним группам была выработана, по инициативе партии Дашнакцутюн, указанная выше мера. Из донесений и приказов русской армии видно, что армянские добровольческие отряды занимались, главным образом, истреблением нехристианского мирного населения. Систематически уничтожая курдское и турецкое население, добровольческие отряды выполняли план партии Дашнакцутюн, который заключался в «округлении» границ.   «Программа» эта выполнялась столь настойчиво, что неоднократно вызывала недовольство в рядах руководителей русской армии. Программа эта была губительна для самих армян. На деле армянские земледельцы, конечно, была заинтересованы в привлечении на свою сторону как курдов, так и турецких крестьян. Веками работая в одних и тех же условиях с армянами, курды и трудовые массы Турции были связаны со своим соседями общностью интересов. Это был настолько ясно, что нередко подмечалось даже военными дипломатами русского царизм. Партия Дашнакцутюн делала обратное. Своей политикой наделала положение армян в Турции еще более невыносимым. В отместку за насилия, учиненные добровольцами, турецкое крестьянство расправлялось с мирным армянским население и послушно выполняло все задания турецкого правительства.

 

Источник: Каренина А.Б.  К характеристике армянских националистических течений // Журнал «Большевик Закавказья». 1928. №9-10. С.65-66.

 

 

                                                                           ***

 

За 2 года диктатуры дашнакцутюна население Армении уменьшилось на 35,5 %. При этом численность тюрков уменьшилась на 77 %, курдов – на 98 %, езидов – на 40 %…

 

     В 1890 г. в Тбилиси, Баку, Шуше и в других городах, где армянская буржуазия была сравнительно сильна, возникла буржуазно-националистическая партия, официально называвшаяся "Армянская революционная партия дашнакцутюн" (АРПД).

     Дашнакцутюн выступил на арену политической борьбы как непосредственный продолжатель деятельности буржуазного либерала Гр. Арцруни и его органа "Мшак". Видные деятели партии Дашнакцутюн – Малумян, Топчян и др. – считались сотрудниками буржуазного органа "Мшак".

…дашнакцутюн в период революции 1905 – 1906 гг. (как и после нее) провоцирует армяно-тюркскую резню в Карабахе, Баку и других городах Закавказья. Партия дашнакцутюн не останавливается также перед избиением революционных рабочих демонстрантов (в Александрополе – ныне Ленинакане – и других городах), организуя для этого специальные отряды маузеристов.

…В 1918 г., добившись с помощью германо-турецких сил господства в Армении, контрреволюционный дашнакцутюн до основания разрушил хозяйство страны… За 30 месяцев своего господства (май 1919 г. – ноябрь 1920 г.) дашнакцутюн стер с лица земли 35 % армянского и 60 % азербайджанского населения.

… "Наше сердце, – говорится в обращении дашнакцутюн к Николаю II в начале империалистической войны, – переполнено горячими желаниями, чтобы выпавшее на долю нашей дорогой родины испытание завершилось новой славой русского оружия и разрешением исторических задач России на Востоке. Пусть свободно взвивается русское знамя на Босфоре и Дарданеллах. Пусть вашей волей, великий государь, получат свободу народы, оставшиеся под игом Турции".

…дашнакцутюн стремился … расширить границы "независимой дашнакской "республики" за счет Турции (семь вилайетов Восточной Анатолии), Грузии (Ахалкалаки, Борчало и др.) и Азербайджана (Карабах, Нахичевань и др.).

…В период диктатуры контрреволюционного дашнакцутюна (1918 – 1920 гг.) все не-армянское население считалось вне закона. "Идея" дашнакцутюна об "арменизации" страны путем истребления азербайджанского и курдского населения, живущего на территории Армении… Дашнакское правительство с самого начала своего существования проводило так называемую "арменизацию" должностных лиц. То, что здесь не имелось в виду приближение государственного аппарата к массам, явствует из постановления совета министров дашнакского правительства об устранении всех рабочих и служащих, не принадлежащих к армянской нации. При этом совет министров устанавливает, что "армяне, не владеющие армянским языком, остаются на работе (Госархив Армении, Ереван, д. 2059, с. 2, ф. 67; д. 174, ф. 65).

… На протяжении 2 ? лет своего господства дашнакцутюн вел вооруженную борьбу против азербайджанцев, живущих на территории Армении, убивая и грабя без разбора мирное население, уничтожая мирные села и деревни. В 1918 – 1919 гг. дашнакское правительство бомбардировало мирное население азербайджанских и курдских деревень… А в 1920 г. … дашнакцутюн бомбардировал азербайджанские и курдские деревни и убивал мирных жителей под лозунгом: "Мусульмане – наши враги".

…Начальник баш-гярнинского отряда, подполковник Мелик-Шахназаров в своем спешном рапорте начальнику отдельной армянской дивизии от 7 ноября 1918 г. сообщает о бомбардировке всех сел этого района, о занятии 30 тюркских сел и о продвижении вперед с целью бомбардировки оставшихся 29 сел, на что просит разрешения.

Получив санкцию из центра, дашнакские головорезы сравняли с землею много десятков азербайджанских сел Баш-Гярнинского района, убили женщин и детей, молодых и стариков, разграбили их имущество (Госархив Армении, Ереван, д. 644, сс. 1 – 2, 17, ф. 67).

    Участь Баш-Гярнинского района разделили и другие районы Армении, населенные азербайджанцами и курдами. В период господства дашнакцутюна районы Баш-Гярни, Беюк-Веди, Басар-Гечар, Шарур, Карабах, Зангезур и др. неоднократно подвергались бомбардировке.

… имуществом разрушенных сел оно пополняло свои пустующие кассы и таким путем пыталось выйти из катастрофического хозяйственного и финансового положения.

      "Занги-Бассар нами занят, – пишет некий дашнакский "деятель" в своем письме к главе дашнакского правительства А. Огаджаняну 21 июня 1920 г. – Эта страна… так богата, что она в состоянии перекрыть наши долги в несколько раз. Уже два дня, как здесь совершается невиданный грабеж – забирают пшеницу, ячмень, рис, самовары, ковры, деньги и золото… Министр финансов только вчера направил сюда двух своих агентов и то без организационной силы… Огромное богатство уходит из наших рук…" (Госархив Армении, Ереван, д. 116, с. 96, ф. 65.). Этот дашнакский мародер предлагает забирать в руки правительства все награбленные богатства, не брезгая никакими средствами.

     Карский губернатор в своем донесении дашнакскому правительству об уничтожении тюркско-курдского населения губернии и о грабеже их имущества жалуется на то, что дашнакские власти после покорения деревень не всегда успевали забирать в свои руки все оставленное богатство. "Населенные тюрками и курдами местности, – по выражению губернатора, – это поистине клад, которым, к сожалению, мы не в состоянии были овладеть…" (Госархив Армении, д. 1769, с. 25, ф. 67).

    Некий Г. Мурадян, воспевая в восторженных тонах бандитские действия дашнакского правительства, выразившиеся в разрушении азербайджанских деревень северных берегов озера Гогчи ( имеется ввиду озеро Гёйча переименованное армянами в Севан, прим. Командира РККА) отметил: "…благодаря мероприятиям нашего правительства (дашнакского – А. Л.) …население этих сел (Тохлиджа, Агбулаг, Арданиш и др. – А.Л.) покидало границы Армении… Я увидел покинутые деревни, где осталось несколько кошек, а также две-три собаки, которые, будучи удивлены гробовым молчанием, лают необычным и удивительным голосом. Население этих деревень оставило громадные посевы картофеля, пшеницы и ячменя. Правительство в состоянии будет в этих селах собрать свыше двух миллионов пудов пшеницы и полмиллиона пудов картофеля…" (Газета "Жоговурд", N 105, 1920).

     Следует отметить, что действительно уполномоченные дашнакского правительства на местах ("лазори") не успевали доставлять награбленное своему правительству, ибо они, прежде всего, грабили в свою пользу. Мародеры контрреволюционного дашнакцутюна успели в довольно короткий срок "арменизировать" страну путем уничтожения и изгнания азербайджанского и курдского населения и захвата их имущества. Последним актом "очистки" Армении от "мусульман" было снесение домов азербайджанского населения и расхищение строительных материалов.

      Варварское отношение дашнаков к азербайджанскому населению в Армении наиболее ярко выражено в высказываниях самих дашнакских "героев": "Я уничтожил татарское население в Бассар-Гечаре (один из районов Армении – А.Л.), не разбираясь ни в чем. Иногда жалеешь пули. Самое верное средство против этих собак – это после боя собрать всех уцелевших, переполнить ими колодцы и сверху давить тяжелыми камнями, чтобы их не было больше на свете. Я, – продолжал бандит, – так и поступил: собрал всех мужчин, женщин и детей и покончил с ними, набив камнями колодцы, в которые они до этого были мною брошены…" ("Революционный Восток", N 2 – 3, 1936, статья автора).

…дашнакское правительство с целью наказать "непокорных" крестьян в 1920 г. закрыло приток реки Занги, превратив, таким образом, в безводную пустыню прилегающую к реке территорию со многими десятками сел от озера Гогчи до Занги-Бассара. Много людей, скота и посевов здесь погибло ("Жоговурд", N 102, 29 июня 1920 г.).

     Ужасающие условия диктатуры дашнакцутюна привели страну к крайне тяжелому состоянию. Голод господствовал в стране и пожирал десятки тысяч людей. Желая отвлечь внимание трудящихся от ужасов хозяйственной разрухи, дашнакцутюн, натравливал армян против азербайджанского населения, призывая овладеть имуществом и землей последнего. Грабеж как "выход" из положения – вот к чему призывало дашнакское правительство трудящиеся массы.

     Прикрываясь лозунгом национальной борьбы, дашнакское правительство отравляло массы ядом шовинизма и восстанавливало их против грузин. Грузино-армянская война, спровоцированная дашнаками и меньшевиками, должна была разрешить "спорные" вопросы об Ахалкалаки, Борчало и др. Дашнакцутюн, пользуясь тем же средством, натравил армян против муссаватистского Азербайджана, пытаясь силой разрешить "спорные" вопросы о Карабахе, Нахичевани и др. Под флагом национальной борьбы дашнакское правительство начало бряцать оружием против Турции, пытаясь завоевать всю Восточную Анатолию.

…Буржуазно-националистическая политика дашнакского правительства привела к тому, что за время его господства почти половина населения Армении была уничтожена; судьба же остальной половины висела на волоске.

На территории нынешней Армении накануне прихода к власти дашнаков было 1 200 тыс. населения. В Армении (в нынешних границах) в 1913 г. жило свыше 1 млн. человек. В годы империалистической Войны (1914 – 1918) иммигрировало в Армению около 300 тыс. беженцев. Принимая во внимание число эмигрантов из Армении в эти годы (100 тыс. человек), учитывая также естественный прирост народонаселения в период 1914 – 1918 гг. (55 тыс. человек) и уменьшение населения вследствие войны (46 тыс. человек), можно установить, что накануне прихода дашнаков к власти в стране должно было быть примерно 1 200 тыс. населения. "Кавказский календарь" за 1914 г." показывает, что в Эриванской губернии (без Нахичеванского и Сурмалинского уездов) было около 260 тыс. тюрков, 25 тыс. курдов, 8 тыс. езидов, 15 тыс. русских и 7 тыс. человек прочих национальностей. Накануне советизации Армении, к концу 1920 г., население страны составляло всего 770 тыс.

     При этом чрезвычайно показательны изменения, происшедшие в национальном составе населения за период с 1918 по 1920 г. Они видны из нижеследующей таблицы.

      Таким образом, за 2 года диктатуры дашнакцутюна население Армении уменьшилось на 35,5 %. При этом численность тюрков уменьшилась на 77 %, курдов – на 98 %, езидов – на 40 %.

 

 

 Источник: А. А. Лалаян. Контрреволюционная роль партии Дашнакцутюн      «Исторические записки», т. 2 (отв. ред. Б. Д. Греков)/. – М.: Изд-во АН СССР, 1938, 397 с. (с. 79 – 107).

 

 

                                                                              ***

 

             Мусульмане в пять раз превосходили армян своей численно­стью…

 

     Армяне общей численностью до мировой войны около 1 500 000 человек, расселились преимущественно в вилайетах Армении (составляющих части Великой и Малой древней Армении). На всей этой территории мусульмане (турки и курды) в пять раз превосходили армян своей ценностью, но на территории, примыкавшей к нашей границе до войны 1914—1918 гг., было сосредоточено две трети всего армянского населения Азиатской Турции, но и здесь армяне составляли всего до 25% населения, и вообще мусульмане превосходили их своей численностью втрое.

 

Источник: Корсун Н.Г. Турция // Курс лекций по военной географии, читанных енной академии РККА. М.: Высший военный редакционный совет, 3. С.37.

                                                                         

                                                                              ***

 

 

 

 Военные власти и турецкое население держали себя коррек­тно по отношению к эвакуированным…

 

      В вопросах этих реформ Россия выступила как официальная по­кровительница армян. Эта политика была рассчитана на оконча­тельное закабаление и угнетение армянского народа помещичье-капиталистическими классами России. С началом войны царское правительство сразу же сформулировало свои требования, сводившиеся к осуществлению так называемых «исторических» задач, то есть к захва­ту проливов с Константинополем и Турецкой Армении.

      Царское правительство обратило серьезное внимание на изучение отмеченных выше зон, особенно Турецкой Армении с ее сложными национально-политическими условиями. (…) Русское командование рассчитывало опереться на армян и айсор при вторжении Кавказской армии в пределы Турции. (…)

       Глубокое вторжение русских в Армению, помимо военного-политического значения, указывавшего на зону заинтересованности царской России в доле «наследства» Оттоманской Турции, угрожало основной области этого государства — Анатолии — и сооружавшейся немцами Багдадской железной дороге, имевшей большое стратегиче­ское значение для операций германо-турок на Ближнем Востоке. Вместе с тем, это вторжение приближало русских к мосульской нефти. Кроме того, глубокое проникновение русских в пределы Турции обеспечива­ло вообще пределы Закавказья и оккупированные русскими северо­западные области Персии от вторжения турок и, в частности, Бакинский нефтеносный район и марганцевые залежи в Чиатуре. (…)

      Как сообщало министерство внутренних дел, в начале войны, и осо­бенно в первый период сарыкамышских боев, армянское население почти поголовно вооружено новейшим оружием, причем это во­оружение продолжалось усиленным темпом даже тогда, когда всякая опасность турецкого вторжения в пределах Закавказья миновала. По мнению министерства внутренних дел, армянские дружины имели свой особый главный штаб, причем в последний корреспонденция адресовалась: «Тифлис, главный армянский штаб, Хатисову (городскому голове)». Вместе с тем, организация этих дружин и особое покровительство, им оказывавшееся, породили обостренные отношения между армянами и другими народностями Кавказа. (…)

     За указанное время было эвакуировано около одного миллиона челове­ка. Военные власти и турецкое население держали себя корректно по отношению к эвакуированным. (…) Эпидемии и лишения стоили жизни приблизительно 50% эвакуированных.

       Эта эвакуация лишила 3-ю турецкую армию чиновников, специалистов и рабочих из числа армян.

 

Истчоник: Корсун Н.Г. Алашкертская и Хамаданская операции на Кавказском )нте мировой войны в 1915 году. М.: Государственное военное издательство Наркомата обороны Союза ССР, 1940. С.6-7,153,189.

 

 

                                                                              ***

 

                   Охранять мусульманские селения от нападения армян…

 

(Рапорт от 4 января 1915 года за № 2, написанный в пери­од, предшествующий политике переселения армянского населения, помощником военного губернатора Карсской области военному губернатору Карсской области).

«».

 

Копия рапорта Помощника Военкаго Губернато­ра Карской области от 4 января 1915 года за №2 Военному Губернатору Карсской области.

 

     Доношу Вашему Превосходительству, что 28-го прошлого декабря при проезде через сел. Верх. Котанлы, Соганлугского участка, входящее в крепостной район, мною совместно с чиновником Рамфопуло и сопро­вождавшими меня стражниками были задержаны одиннадцать человек армян, вооруженных турецкими винтовками и берданками, и три ниж­них чина 1-й батареи 39 артиллерийской бригады, из коих два армяни­на и один русский, которые пришли в Котанлы с целью грабежа.

       У упомянутых выше задержанных мною отобраны отнятые у жителей сел. Котанлы 100 руб., документы и оружие.

       Деньги и оружие пока находятся у меня, а подробное дознание с аре­стованными, кроме нижних чинов, которые отпущены к своей части, при рапорте от 30 прошлого декабря за № 81 мною представлены генерал-губернатору Карсской области. При этом докладываю, что мною в сел. Котанлы оставлены 7 человек пеших стражников на полном иждиве­нии селян, чтобы охранять мусульманские селения от нападения армян.

 

Полковник Григолия.

 

ВЕРНО:

Делопроизводитель /подпись/ (РГВИА. Ф. 2100. Оп. 2. Д. 460. Л. 36—36 об.)

 

                                                                              ***

 

 

 

Примите самые решительные меры по прекращению грабе­жей и мародерства со стороны христианского населения над мусульманским

 

(Телеграмма военного губернатора Подгурского в Сарыкамыш полковнику Григолия и начальникам округов Ардаган, Ольты, Кагызман).

 

По военным обстоятельствам.

 

Примите самые решительные меры [по] прекращению грабежей и мародерства [со] стороны христианского населения над мусульманским. Объявите [о] предании военному суду и грозящих тяжких наказаниях; задерживайте, обезоруживайте, предавайте виновных суду. Нижних чи­нов передавайте частям. [В] последующем донесите мне.

 

Подписал. Губератор Подгурский. № 59.

Отправлена 12 января 1915 г.

 

ВЕРНО:

Делопроизводитель/подпись/ (РГВИА. Ф. 2100. Оп. 2. Д. 460. Л. 75.)

 

 

                                                                              ***

 

Армяне, греки грабят курдские селе­ния и насилуют курдских женщин…

 

Из рапорта1 командира 589-ой пешей дружины государ­ственного ополчения коменданту крепости Карс.

 

19 января 1915 года №143

Коменданту крепости Карс

 

 РАПОРТ

 

       В исправление телефонограммы Начальника Ардаганского отряда Генерала Истомина за №90, для обследования местности и уничтожения шаек, находящихся в районе селений Лаустань, Шаки, Топь-Даш, Мехкерекь, Ваговерь и Задгерень, мною были командированы три дружины и один взвод по следующим направлениям: четвертая рота — на сел.сел. Шаки, Топь-Даш и Лаустань, один взвод первой роты на сел. Мехкерекь, а оттуда в Топь-Даш, вторая и третья роты на сел.сел. Кочкь, Мишехь, Ваговерь и Задгерень. Роты одновременно выступившия  из места стоянки дружини охватили вес район названных селений с обоих сторон и произвели тщательный обыск. Подробныя сведения об обысках заключается в при семь представляемых рапортах командиров рот.

      Донося о вышеизложенном, служебным долгом своим считаю присо­вокупить, что местные греки и армяне, возвратившиеся в свои селении, под предлогом розыска своего пропавшего скота и имущества, разъ­езжая большими группами по курдским селениям и пользуясь тем, что курды после бегства турецких войск присмирели, грабят курдские селе­ния и насилуют курдских женщин. Все греки и армяне вооружены, и не­которые из них имеют установленные свидетельства на право ношения и хранения оружия. Многие из них вооружены турецкими ружьями. При наличности Начальников участков такие случаи не имели бы места, но администрация совершенно отсутствует, войска же не имеют возмож­ности следить за этим, так как не знают населения. …

 

1Письмо написано на бланке командира 589-ой пешей дружины государственном! ополчения.

 

РГВИА. Ф. 2100. Оп. 2. Д.460. Л.110.

 

                                                                              ***

    

 

Армяне признаны виновными в изнасиловании курдянок-женщин и девочек…                    

Дело военного суда при полевом штабе Кавказской армии.

 

Переписка заведующего военно-судной частью при штабе Кавказской армии

 

№1014

     По делу об армянах-добровольцах 3 и 4 армянских дружин Мартиросе Акопове, Карнике Бабиноянце, Максуде Джезмаджияне, Секо Аратюнянце, Керобе Манукове, Айке Оганяне, Сагане Олигяне и Карапете Джямкочане

 

 

Начато: 1916 года

Кончено:…

 

 

Особое постановление.

 

     1916 года, сентября десятого дня, Корпусный суд при Азербайджано-Ванском отряде, в надлежащем составе, выслушав дело о подсудимых добровольцах 3-й и 4-й армянских дружин Сена Аратюняна, Хай (он же Гайк) Оганяна и других — всего в числе восьми человек, — признав их виновными в изнасиловании курдянок-женщин и девочек и в предумышленном причинении посредством истязаний и нанесении смертельных ран смерти 26 женщинам и детям, — приговорил всех этих подсудимых: Мартироса Акопова, Карника Бабигянца, Махсуда Джезмаджяна (он же Чесбадл), Сено Аратюняна, Кероб Мхитарова Манукова, Гайк (он же Хай] Оганяна, Сагак Олигяна (он же Сачак Холикен) и Карапет Джамкочяна (он же Карапетусян-Кочан) — к смертной казни через по­вешение с лишением всех прав состояния. В то же время суд, принимая во внимание в отношении всех этих подсудимых вековое воспитание их в началах кровавой мести и длительную вражду между армянами и курдами, много поколений безнаказанно и жестоко утеснявшими армян, — продолжительное (около года) содержание этих подсудимых под стражей и, в отношении подсудимых: Сено Аратюняна (18 лет), Кероба Мхитарова (20 лет), Карника Бабигянца (20 лет) и Сагака Олигяна (20 лет), — еще и их несовершеннолетие, и руководствуясь ст. 1407 Устава Военного суда и Приказом главнокомандующего Кавказской армией от 10 октября 1915 года, постановил ходатайствовать перед командующим Кавказской армией о смягчении участи подсудимых и о замене им смертной казни ссылкой [на] каторжные работы подсудимым: Мартиросу Акопову, Махсуду Джезмаджяну (Чесбадл), Гайк (Хай) Оганяну и Карапету Джамкочяну — на двадцать лет каждому, а подсудимым Сено Арутюняну, Керобу Мхитарову Манукову, Карнику Бабигянцу и Сагаку Олигяну — на десять лет каждому с лишением их всех прав состояния и другими последствиями сего наказания в ст. ст. 22-25, 27 и 28 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных указанными.

 

 

(Зачеркнутое не читать).

 

Председатель суда: Генерал-Майор /подпись/

 

Временные члены: Войсковой Старшина /подпись/

 

Прапорщик /подпись/

 

 

РГВИА. Ф.2100. Оп.2.Д.1094. Л.1, 4, 4об.,  7-9, 7 об.-9 об.

 

 

                                                                              ***

 

     У жителей с дружинами часто возникают серьезные недораз­умения на почве убийств, грабежей и всякого рода насилий….

 

(Письмо1 коменданта крепости Каре начальнику штаба Кавказской армии)

 

Секретно

Начальнику Штаба Кавказской армии.

20 января 1915 г.

№141

 

     Прошу сообщить, какие армянские дружины сформированы на Кав­казе с указанием фамилий их начальников, а также — кому они подчи­нены и какие из них предназначены к расквартированию в г. Каре, так как начальники дружин, прибывая и квартируя с дружинами в Карее, не считают нужным являться в Штаб крепости для регистрации их, несмо­тря на мое приказание, переданное им через полицмейстера. Сведения эти необходимы особенно потому, что у жителей с дружинами часто воз­никают серьезные недоразумения на почве убийств, грабежей и всякого рода насилий, а также ввиду антидисциплинированности и распущен­ности дружинников вообще.

 

1Письмо написано на бланке коменданта крепости Каре. Кроме того, 28 января 1915 года это письмо было зарегистрировано службой разведки и отмечено печатью.

 

Генерал-Лейтенант /Зубов/

Начальник Штаба Полковник /Диеф/

(РГВИА. Ф.2100. Оп.1. Д.558. Л.97—97 об.)

 

 

                                                                              ***

 

Появились шайки мародеров греков и армян, насилующих на­селение и расхищающих запасы продовольствия и фуража

 

(Из телеграммы генерала Болховитинова от 27 января 1915 года на имя губернатора Карсской области).

 

     Генерал Истомин доносит, что [в] окрестностях Гюляберта по до­рогам на Ахалкалаки и Карс из Ардагана появились шайки мародеров греков и армян, насилующих население и расхищающих запасы продо­вольствия и фуража. Кроме того, у Мерденека и в Гельском районе про­исходит то же самое, а районе Гюлаберта Косора масса неубранных трупов грозящих к весне развитием заразы. Удивляюсь бездействию местной администрации. Главнокомандующий полагает, что отдать приказ недостаточно, надо принять необходимые меры и его выполнению.  № 507 Болховитинов.

 

РГВИА. Ф.2100. Оп.2. Д.460. Л.66.

 

                                                                              ***

 

Армянские добровольцы ведут стрельбу по русским войскам, не пропускавшим их с награбленным имуществом

 

(Телеграмма касательно военного положения в Карсе, на­правленная генералом Огановским в полевой штаб Кав­казской армии).

 

 [По] военным обстоятельствам Телеграмма Каре

В Полевой Штаб Кавказской армии 12-45 д.1

Командующему армией Из Штаба 4 корпуса

1485

 

Принята: 31 / I 1915 г. №25/3

Принял: Скатов/подпись/

Оперативное отделение

6/6

31/11915

№ 135

К делу № 21.

 

     Генерал Николаев доносит о бывшем случае стрельбы армянских добровольцев по нашим войскам, не пропускавшим армян с награбленным имуществом. Кроме того, были неоднократные случаи среди армянских жe добровольцев разбоев и грабежей. Чтобы с самого начала положить предел подобным преступлениям, мною предписано генералу Николаеву учредить в Ване полевой суд в порядке приложения восьмого к статье 1309 двадцать четвертой книги по редакции, объявленной приказом по поенному ведомству 1914 года номер 464. Армяне подлежат обвинению, влекущему за собой наказания, указанные в 279 статье двадцать второй книги. Приговор вступает [в] законную силу немедленно по объявлении его на суде и не позже суток приводиться в исполнение по распоряжению начальника, сформировавшего суд. Справка приказа Верховного главнокомандующего, объявленного в приказание войсками Кавказского военного округа 4 мая номер 158 .

№6325

Генерал Огановский

 

РГВИА. Ф.2100. Оп.1. Д.982. Л. 3-5.

 

                                                                              ***

 

Из доклада представителя военного ведомства партии Дашнакцутюн, зачитанного на Всеармянском националь­ном съезде в Тифлисе в феврале 1915 г.

 

     Как известно, русское правительство выдало в начале войны 242 900 рублей на предварительные расходы, чтобы вооружить и подготовить турецких армян и во время войны внутри страны устроить восстание; наши добровольческие отряды должны прорваться через цепь турец­кой армии и, объединившись с повстанцами, создать анархию в тылу и на фронте, если возможно, у противника, т.е. Турции, и этим самым обе­спечить продвижение русских войск и завладение Турецкой Арменией.

 

Источник: Борьян Б.А. Армения, международная дипломатия и СССР. Москва-Ленинград: Государственное издательство, 1928. Т.1. С.360.

 

 

                                                                              ***

 

 

К Зейтунским событиям: «Около пятнадцати тысяч турецкоподданных армян готовы напасть на турецкие сообщения…»

 

Телеграмма наместника царской России на Кавказе, на­правленная в министерство иностранных дел.

 

ПЕТРОГРАД

МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ

 

      |Н| Настоящее время [в] Штаб Кавказской Армии прибыли предста-вли армян Зейтуна и заявили, что около пятнадцати тысяч армян им напасть на турецкие сообщения, но не имеют ружей и патронов. Ввиду расположения Зейтуна на сообщении турецкой Эрзерумской ар­мии крайне желательно необходимое количество ружей и патронов до­ставить в Александретту, где они будут взяты армянами. Ввиду же того, что действия зейтунских армян будут полезны французам и англичанам, ввиду спешности этого вопроса и отсутствия возможности передать ружья непосредственно от нас, я полагал бы необходимым снестись с французским или английским представительством о желательности до­ставить в Александретту французские или английские ружья и патроны на французских или английских кораблях.

 

Граф Воронцов-Дашков Верно: Капитан/подпись/ 6 февраля 1915 г.

 

РГВИА. Ф.2100. Оп.1. Д.558. Л.172.

 

                                                                              ***

 

 

Доклад о грабежах, совершенных армянами в курдских селах1

 

Копия ведомости о происшествиях, имевших место в Карсском округе/Препровождена в Особый Отдел Канцелярии Наместника ЕГО ИМЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА на Кавказе. 6 февраля 1915 г. за №652/

 

     Начальник Зарушадского участка доносит, что какие-то неизвестные шесть вооруженных армян, приехавшие в селение Кюрдо, угрожая оружием, требовали с общества 300 руб., а с жителя села Кочкей Каро Насиб оглы лично — 500 руб., но денег этих не получили.

      Неизвестные, будучи задержаны, назвались 1) добровольцем армянской дружины из отряда Амазаспа турецкоподданным Аршаком Асатуровым Каракосовым; 2) добровольцем армянской дружины из того же отряда, жителем сел. Александрополя Микиртичем Зурабовым Акоповым Саркисовым; 3) жителем сел. Кизил-Чахчах Григорием Микиртичевым Назаровым; 4) жителем того же селения Оганесом Мануковым Джу­товым; 5) жителем того же селения Амаяком Петросовым Таноевым и 6) жителем гор. Александрополя Еноком Кардановым Багдасаровым.

      Обвиняемые задержаны и заключены в Карсскую областную тюрьму. Дознание с оружием, как с вещественным доказательством, переда-I следователю Карсского участка.

 

1На оборотной стороне документа вместе с регистрационным номером имеют-^чати штаба главнокомандующего Кавказской армией и заведующего военно-бной частью. Кроме того, присутствует плохо различимая рельефная печать.

 

Подлинная за надлежащими подписями.

Верно: За Делопроизводителя /подпись/

В Полевой Штаб Кавказской Армии.

Для сведения.

 

 

                                                                              ***

 

 

Произведенные армянами разгромы вызывают справедливое озлобление мусульман…

 

Телеграмма российского командира от 15 февраля 1915 года.

 

ДЖУЛЬФА ХОЙ

Генералу Чернозубову

 

     Министр Иностранных Дел телеграфирует Главнокомандующему: Персидский посланник заявил жалобу на персидских армян-беженцев и добровольцев, которые по дороге из Персии на Кавказ произвели ряд грабежей, в особенности в местечке Шоджа и персидской Джульфе, где не пощажены были и правительственные учреждения, [такие] как почта и телеграф Персидской и Индоевропейской кампании. При этом ими убито было 4 персидских казака, 2 фераша почты и много жителей и ранено два казака. К сожалению, основательность этой жалобы вполне подтверждается донесениями Введенского, который проездом в Хой видел следы разгромов, произведенных армянами и христианами-сирийцами, нами вооруженными. Не откажите сообщить, представляете ли возможным принять какие-либо меры против виновных в этих томах, и каким путем Вы полагали бы предотвратить повторение в будущем подобных явлений, которые вызывают справедливое озлобление мусульман Персии против христиан вообще и которые сделают на деле невозможным возвращение на родину упомянутых беженцев, несомненно, крайне обременительных для Кавказа. /Подпись/ Сазонов».

     Благоволите телеграфировать, какие Вами были принимаемы меры против армян-беженцев и добровольцев, производивших грабежи, и какие меры вы предполагали бы принять на будущее время.

Мышлаевский.

 

РГВИА. Ф.2100. Оп.1. Д.558. Л.207.

 

                                                                              ***

 

 

Курды по дороге будут задержаны армянами…

 

Телеграмма генерала Огановского генералу Николаеву.

 

23 мая [1915]

Тифлис

Командующему Армией

 

     Докладываю телеграмму Генерала Огановского: «Генерал Николаев доносит, [что] сдается много курдов, около Сор сдалось 500. Просят их препроводить в тыл. Не разрешил, приказал отобрать оружие и употре­блять их на соответствующие работы. Затрудняют в особенности жен­щины и дети, которых в Ване более тысячи на попечении американской миссии. Еще несколько тысяч собралось близ Сор. Отправлять их [в| пределы Турции очень далеко, и по дороге, вероятно, будут задержаны армянами, поэтому разрешил оставить их на попечение самих сдавших­ся курдов». 5827. Генерал Огановский. 2291.

 

Томилов.

 

РГВИА. Ф.2100. Оп.1. Д.982. Л.20.

                                                                            ***

 

                Дочь Льва Толстого Александра Львовна Толстая среди курдов…

 

  Александру Львовну отозвали в Игдырь для выполнения очередного задания. Было решено направить её в составе небольшого отряда в город Ван, где недавно вспыхнула армяно-курдская резня. Тысяча двести курдов, чудом уцелевшие во время резни, в основном старики и дети, нашли приют и защиту в американской миссии. Им был необходим санитарный и медицинский уход. Единственный врач-американец Сайм Ярроу не в состоянии был справиться с этой проблемой и обратился за помощью в Игдырьский отряд. Александре Львовне было поручено набрать людей, захватить медикаменты и провиант и отправиться на помощь курдам.

      Через неделю от общения с больными помощники Александры Львовны заразились сыпным тифом. Все проблемы, в том числе и уход за больными помощниками, ей пришлось взвалить на свои плечи. Ко всему прочему, заболел и единственный врач американской миссии Сайм Ярроу. Александра Львовна выходила и его.

 

Лидия Анискович  «Дух человеческий свободен!».

http://lida.deil.ru/marina/stat9.htm

 

 

 

                                                                            ***

 

                                       Дневник русского казака Шестакова А. И.                          

  

    Дневник русского казака, воевавшего в составе русской армии на Кавказе в годы первой мировой войны, во многом поднимает завесы горкой исторической правды о сложившихся к тому времени армяно-курдских отношениях и хотя бы и косвенно, но может послужить бесценным источником для  выявления исторической правды о трагических событиях 1915-1916 гг. для армянского и курдского народов.

 

ДНЕВНИК

Кавказская армия 1915 года мая 9 дня.

А. Ив. Шестаков

 

Мая 9. Снялись с поста в селении Кырыс и поехали через деревни Шорик, Мамушка, Карма-дэрэ и Каракуш(1) . Ехали обрывами и ущельем. Одну речку переезжали одиннадцать раз. Переехав вторую речку, очень быструю, переночевали на берегу на турецкой пашне.

 

10 Мая. Поехали и доехали до деревни Диза. В Диза полдничали, дошли до гор. Сарай(2) . Варили коровью голову, палили ноги и, поджарив ели.

 

Мая 11. Дошли до озера Арчак(3) , тут стоял биваком наш отряд. Хлеба не было. Пекли из яричной муки лепешки и ели.

 

Мая 12. Дневали.

 

Мая 13. Выступили. Пошли в город Ван, где стоял наш полк(4) . По дороге валялись трупы убитых армян, женщин и детей. Доехали до города Ван. Присоединились к своей сотне.

 

Мая 14. Дневали. Были в патруле по городу.

 

Мая 15. Выступили догонять отступающий турецкий отряд. Везде по дороге встречали трупы убитых армян и турок. Дошли до деревни N, переночевали.

 

Мая 16. Пошли, доехали до города Хашан. По дороге встречались трупы убитых и два трупа раздетых женщин. В самом Хашане много убитых обоего пола и разного возраста. Полдничали. Пошли. Дошли до деревни N. Ночевали.

 

Мая 17. Я был назначен в караул к денежному ящику и знамени. Утром отряд двинулся и по дороге настиг много убегающих курдов со скотом. Многих убили и забрали много баранов, рогатого скота. По дороге валялись убитые и живые, старики и старухи, дети. Одна девушка лет 14, у которой разрублена голова и вышло много крови. А она сидела, подперев рукою под щеки, дрожала и дико водила глазами. В этот день ранили в обе ноги вахмистра 1-й сотни Холщевникова и 2 лошади 6-й сотни.

 

Мая 18. Отряд двинулся. Наша сотня и 6-я сотня осталась в арьергарде и пошли сзади. По дороге тоже валялись убитые. Спустились на падь, по которой протекала речка. По речке было много убитых баранов, лошадей и несколько людей. Одна утопленная малютка в пеленках лежала в воде. Простояв на этой речке часов 5, двинулись вперед, пройдя весь день, и шли затем до 11 часов ночи. Затем сами в полной боевой, и лошади в седлах, ночевали. Во 2-й сотне ночью в разъезде убили казака Токмакова.

 

19 Мая. Кто успел, сварил чай, а кто и на голодный желудок пошли рысью догонять турецкий отряд в 10 тысяч. К 12 часам дня нагнали отряд, и завязался бой. Подоспела наша горная батарея – 2 орудия и начала обстреливать турок, а 1-я, 2-я, 5-я и 6-я сотни пошли во фланг неприятелю.

Обойдя одну гору, стали спускаться на падь, по которой протекала речка. По ту сторону речки хребты были заняты турками. Когда впереди идущая 2-я сотня подошла к речке, на берегу которой была маленькая деревушка, и выслала в гору дозор из 4-х человек, то турки по ним открыли огонь. Когда 2-я сотня, повернув обратно, скрылась, то турки стали обстреливать нас. В это время 5-я сотня и взвод 6-й сотни повернули вправо и скрылись там от выстрелов, а 1-я и 2-я сотни ушли под прикрытие в деревню, куда тоже пули не попадали.

  Затем 2-я сотня спустилась вниз по речке на 1 версту и заняла гору по ту сторону речки. А когда турки зашли второй сотне во фланг, то командир 2-й сотни стал просить 5-ю сотню на помощь.

  5-я сотня, подойдя напротив 2-й сотни, горами, оставив лошадей, пошла пешком, потому что на лошадях было невозможно ехать. Был сильный обстрел из ружей и орудий. Спустились на падь к речке, где коноводы 2-й сотни подали нам лошадей, и мы переехали речку. Заняли гору правее 2-й сотни. Открыли огонь. К нам еще подошли несколько казаков 2-й сотни. Постреляли немного. У нас убили казака 2-й сотни Токмакова и ранили 3-х. 1 был ранен тяжело в голову, ночью же скончался.

  Проведя весь день в бою, 2-я сотня вечером села на лошадей и рассыпным строем отступила. По ней сильно стреляли, но никого не убили и не ранили. А 5-я сотня разбилась на группы. Пришлось правому флангу отступить по приказанию подъесаула Токмакова вперед. Мне и Поликарпу Мит. Шестакову пришлось отступать с правого фланга позади всех бывших на этой горе. Подбежал вестовой командира полка и говорит, что все уже убежали и остались только мы двое. Мы бросились бежать под гору. Подбежав к речке, я снял сапоги. В это время подъехали санитары 2-й сотни с ранеными казаками и стали переправляться через речку. И мы ухватились за хвосты лошадей и перешли благополучно реку. Только у меня с правой ноги сорвало чулок и унесло. Промокли по грудь. Пришлось сдерживать левый фланг, так как наш подъесаул Иванов остался с 16-ю казаками. Когда настала темнота, тогда наш командир со своими казаками перешел речку по мостику благодаря темноте. Весь день этот отходили назад. Собравшись всем отрядом, стали варить чай, пили его с сухарями. Я простыл и появился кашель.

 

Мая 20. Встали, стряпали лепешки на сале и ели их с чаем. Этот день дневали. Похоронили 3-х казаков 2-й сотни.

 

Мая 21. Выступили. Пошли горами. Подле дороги нашли одну живую старуху, завернутую в лохмотья. Подле дороги валялся ободранный медведь. Затем спускались по ущелью. По нему текла речка. Шли по снегу, по которому проваливались лошади. Несколько совсем провалились, даже 2-ве с патронами из 1-й сотни. Спустились на падь. Ночевали.

 

22 Мая. Наша сотня пошла на разведку противника. Шел дождь. По пути встретили брошенных животных: жеребята, коровы, старуху и детей и разные вещи. Прошли еще несколько верст. Дождь пошел еще сильнее, и мы повернули обратно. Пришли, варили мясо и стряпали лепешки.

 

Мая 23. Встали и стряпали лепешки. Весь день стояли на месте. Резали баранов и ели мясо. В ночь 23 мая наш взвод и 3-й пошли на заставу. Ночью был дождь и снег.

 

Мая 24. Утром пекли лепешки из остатков ячной муки. Затем пошли дальше. Дошли до деревни N. Сварили чай, распарили пшеницу и ели ее с салом, так как на этот день уже не было муки. Зарезали баранов и сварили мясо.

 

Мая 25. Встали и пили чай без хлеба и сахара. Поехали искать муку, муку не нашли, зато нашли ярицу и два небольших облупленных жернова. Все это привезли и, разослав палатку, положили один жернов на нее, а другой сверху. И таким образом мололи, и намололи один котелок муки. Все это замесили и испекли лепешки.

 

Мая 26. Встали и пекли лепешки из пшеничной муки, которую намолол Поликарп Мит. ночью. После обеда выступили. Пошли обратно. Перевалили заснеженный хребет. Нашли в ущелье 27 курдов, в числе которых были старики и малолетки. Пришли на бивак. Варили чай и пекли лепешки. Лошадей не отпускали кормиться, потому что в этой пади много пало лошадей.

 

Мая 27. Выступили. Пошли ущельем по снегу. По речке лежало много лошадей, коров и 1 верблюд. По дороге валялось много трупов верблюдов, которые доставляли для нашего отряда провизию, но обессиленные падали. Дошли до деревни N, пекли лепешки, резали баранов и сварили мясо.

 

Мая 28. Встретили наш транспорт верблюдов с сухарями. Варили чай и пили с сухарями. К вечеру чай закончился, пили простую воду.

 

Мая 29. Выступили. Дошли до деревни. Тут стоял транспорт верблюдов. Получили чай, сахар, крупу и ячмень.

 

Мая 30. Выступили. По дороге нагнали много курдов кочующих со скотом, баранами, которые сдали оружие русским. Дошли до деревни. Ночевали.

 

Мая 31. Выступили. Дошли до города Хашан.

 

Июня 1. Дневали, топили баню. Наломали тополя на веники. Парились и постирали белье.

 

Июня 2. С обеда выступили и пришли до деревни N.

 

Июня 3. Выступили и дошли до города Ван.

 

Июня 4. Дневали. Был смотр винтовок и лошадей.

 

Июня 5. Дневали.

 

Июня 6. Дневали.

 

Июня 7. Дневали. Ходили встречать 3-ю Заб. каз. бригаду(5) .

 

Июня 8. Дневали. У нас в гостях были А. Гузанов и Ал. Кустов.

 

Июня 9. Дневали. Был в гостях у нас Вас. В. Пешков.

Июня 10. Перекочевали на другой бивак ввиду того, что вблизи нашего бивака был лагерь пленных женщин, детей и мужчин, где был тиф. Они умирали по десятку в сутки, а трупы сваливали в два окопа подле нас. А мы перекочевали в сад, где цвели розы и плоды.

 

Июня 11. Ездили на озеро Ван. Купались сами и купали лошадей. Вода соленая.

 

Июня 12. Выступили. Шли по левому берегу озера Ван. Пройдя несколько деревень, остановились заночевать возле одной деревни.

 

Июня 13. Выступили. Шли все подле озера Ван. Попадалось много кочующих армян.

 

Июня 14. Выступили. Пройдя несколько верст, дошли до отряда полковника Ушакова, который держал позицию против турок.

 

Июня 15. Дневали. К вечеру стреляли из 2-х полевых оружий по неприятельским окопам. И оттуда отвечали тоже орудиями. Была перестрелка оружейная.

 

Июня 16. Выступили. Пошли в наступление. Дойдя до большой горы, установили горные орудия, а 5 и 6 сотни пошли пешими в наступление. Дойдя до горы, под обстрелом стали рыть окопы. Вырыв окопы, стали отвечать. Просидев до наступления темноты, стали посменно ходить варить чай. Просидели в окопах всю ночь. Утром варили чай и пили без хлеба.

 

17 Июня. Просидели весь день, не отвечая противнику на его обстрел по нашим окопам. В этот день ранили нашей сотни Ив. Данилова, Ал. Венедиктова, Ром. Болотова и Ив. Лапердина. А также 6-й сотни Соколова и 1-й сотни двоих легко. Ночь опять просидели в окопах. Но в эту ночь неприятель бросил свои окопы и отступил. А Поликарп Мит. зарезал корову, наварил мяса и чаю и привез все это в окопы.

 

18 Июня. Спустились на падь к речке. Стали варить чай. Пили без хлеба. Зарезали 3-х коров, варили мясо. Ели и разложили оставшееся мясо по сумам. В 6 часов вечера выступили догонять неприятеля. Прошли до 11 часов ночи. Ночевал, не расседлывая лошадей. Спали, держа поводья в руках.

 

19 Июня. Встали, сварили чай и пили с мясом. Пошли. Пройдя версты три, стали обстреливать нас турки. Командир полка приказал занять гору подле Вана. Что мы и сделали. Заняли гору, и завязался бой оружейный. Причем у нас был один только полк и два пулемета.

 

С половины дня они стали стрелять из горных орудий. 1-й снаряд, перелетев нашу цепь и не долетев до коноводов, разорвался. Командир 5-й сотни, бросив сотню, убежал к коноводам, а там сказал, что заболел и ушел в околоток. В этот день ранили нашей сотни: М. Макарова, 1-й сотни убили 2-х и ранили 4-х. 3-й сотни ранили 1-го.

 

В 9 часов вечера начали отступать. Отступали по узкой пади. Прошли несколько верст, как кто-то стал стрелять с правой стороны.

 

Командир полка приказал спешиться 1-му отделению нашей сотни и сделать 3 залпа в сторону, откуда стреляли. Впереди шла наша сотня, а еще впереди нас в авангарде шла 1-я сотня. Когда сделали залп, другой и третий, то, шедшие позади казаки, не поняв, отчего стреляют так близко, повернули обратно и ускакали.

 

Командир полка остался с полусотней нашей сотни. Командир полка приказал 2-м казакам найти полк и вернуть обратно, но казаки не смогли его найти и вернулись. Тогда мы двинулись дальше. А 1-я сотня тоже от этих выстрелов бросилась вперед, и, выскочив на открытое место, увидела бивак русских 2-х сотен Нерчинского полка и остановилась там ночевать. Мы, дойдя с командиром полка до устья пади, увидели огонь. Командир полка приказал казакам узнать, кто там. Отправили меня и Николая Зах. Тилкова. Мы, подъехав, узнали, что это наши, вернулись и доложили командиру. Тут все и мы наскоро сварили чай, попили без хлеба и легли спать.

 

20 Июня. Утром собрался весь полк, кроме 3-й сотни, которая ночью прошла до отряда. Варили чай, пили без хлеба. В 9 часов пошли в свой отряд. Дойдя, зарезали 2-х бычков, наварили мяса и съели.

 

21 Июня. Дневали. Хлеба не было. К вечеру пришел хлеб на парусной шаланде. Весь проплесневшийся так, что есть было невозможно. Но благодаря голоду все-таки выбрали что получше, и съели. У меня заболела голова.

 

22 Июня. Дневали. Болела голова, и все тело болело.

 

23 Июня. Дневали. Я ушел в околоток, где меня и положили. Температура была 38/8.

 

24 Июня. Отправили в Красный Крест. Температура 39/6, к вечеру 40. Болезнь была возвратный тиф. Далее, что было, не знаю.

 

(По словам Иллариона Раменского я лежал на пристани за Ваном в шаланде трое суток. Нас тут всех плохо кормили и не давали воды)

 

А. Ив. Шестаков.

 

_____________________________________

 

1-Karakoc

2-Saray

3-Ercek, Эрчек – небольшое озеро недалеко от озера Ван.

4-2-й Читинский полк полковника Васильева. В городе Ван (Van) тогда находилась 2-я Забайкальская казачья бригада под командованием генерала Трухина. В состав бригады входили 2-й Читинский и 2-й Нерчинский казачьи полки и 4-я Забайкальская казачья батарея.

5- В состав 3-й Забайкальской казачьей бригады генерала Стояновского входили 3-й Верхнеудинский и 2-й Аргунский казачьи полки и 2-я Забайкальская казачья батарея. Бригада выступила в Турцию из Тавриза (Персия). Бригада прибыла в город Ван из города Дильмар 6 июня 1915 года в составе 4-го Кавказского армейского корпуса. Источник: Ф.И. Елисеев «Казаки на кавказском фронте (1914-1917).

 

 

ДНЕВНИК 1917 год

Операции с 23 февраля по 6 марта 17 года.

 

23 февраля 17. Выступили из города Саккыра 2, 3, 5 и 6 сотни. Дошли до селения Смоклу. Ночевали. Корму было довольно мало.

 

24 февраля. Выступили в 7 ½ часов утра. Прошли до селения Дере-ави по хорошей дороге, а с сел. Дере-Ави разгребали снег с дороги. В некоторых местах снег был такой, что прогребут в 3 аршина и еще не до конца, так что до земли оставалось четверти 2. Поднимались на перевал, очень крутой, так что лошади с тюками срывались, Выручали всем народом и вьючным лошадям помогали подниматься. В 11 ч. 40 мин. ночи дошли до сел. Билиджак. Все брали самовольно: баран, ячмень … и все прочее. Много было насилований.

 

25 февраля. Выступили в 10 часов дня. Пройдя селение N сделали привал. Кормили лошадей. Варили мясо и чай. Тронулись в 5 часов 35 минут вечера дошли до селения Баян-дере. Остановились там на ночлег. Все жители из селения бежали, кроме стариков, оставив всех животных и все прочее имущество. Всего было довольно много. Кто что мог для себя найти, тем и накормили своих лошадей, а также и про себя было довольно много баранов. Баранами были очень сыты. Довольно много было … все то брали

…, а так же

……………

26 февраля. Выступили в 9 часов утра. Пошли на неприятеля. От 5 сотни, 1-й взвод под командованием хорунжего Бело… пошел в разведку.

 

Не дойдя до Суренского перевала версты 2, его обстреляли, и он вернулся. Пошли 2-я и 6-я сотни сбивать с пути противника, а 5-я сотня разгребала дорогу. С курдами они перестреливались до 5 часов вечера, а затем вернулись обратно. Шли медленно, потому что весь день шел дождь и снег, и при сильном ветре дорога была забита снегом и лошади проваливались и обрывались. Многие падали с лошадями. В 8 часов вечера дошли до сел. Вали-дере. Весь этот день промокли так, что стоять на месте не могли.

 

27 февраля. Дневка.

 

PS: Эти записи сделаны на Кавказском фронте казаком 2-го Читинского полка Забайкальского Казачьего Войска Шестаковым Андреем Ивановичем, уроженцем Староцурухайтуевского поселка Читинской области, 1887 года рождения.

  В 1918 году Андрей Иванович воевал в составе партизанской кавалерийской бригады КопЗорГаз на Забайкальском (Даурском) фронте. В 1919 году он уже воюет в составе партизанского полка под командованием его брата Шестакова Вячеслава Ивановича.

  3 января 1919 года был расстрелян его отец Шестаков Иван Платонович и его брат Василий. Шестаков Вячеслав погибнет в Богдатском бою в сентябре 1919 года.

  После гражданской войны в Старом Цурухайтуе местный клуб будет назван «Именем партизан Шестаковых», а позже появится и улица с аналогичным названием. Все это будет до 1933 года.

 

  О дальнейшей его судьбе сказано в Книге Памяти Томской области, на сайте «Жертв политического террора в СССР» и на сайте Красноярского Мемориала.

 

  Шестаков Андрей Иванович, 29.09.1887 г.р., русский, уроженец и житель с. Староцурухайтуй Быркинского (ныне Приаргунского) р-на ВСК (Читинской обл.). Из казаков. В 1933 депортирован с семьей в Нарым. Работал в сельхозартели им. Кирова в пос. Ельцовка Колпашевского р-на Томской обл. 19.06.1938 арестован. 03.10.1938 тройкой УНКВД Новосибирской обл. приговорен к расстрелу по ст. 58-2, 6, 8, 11 УК. Расстрелян 18.10.1938 в Колпашево. 20.12.1957 реабилитирован ВТ СибВО. Сын проживает в Ачинске.

Шестаков Михаил Викторович

Г. Красноярск, 2007 год.

 

http://forum.rossija.info/viewtopic.php?t=4141

 

http://www.predistoria.org/index.php?name=Forums&file=viewforum&f=11

 

 

 

                                                                              ***

 

 

Письмо53109-й бригады государственного ополчения.

 

18 июля 1915 г.

№ 869

Ардаган

 

КОМАНДИРУ 2-го ТУРКЕСТАНСКОГО АРМЕЙСКОГО КОРПУСА

 

РАПОРТ

 

      Ввиду последовавшего разрешения беженцам возвратиться на свои места за последнее время в Ардаганском районе в селениях появилось много армян, греков, курдов и русских /молокан/. Все это население крайне враждебно относится друг к другу, между ними происходят спо­ры и раздоры по различным экономическим вопросам. Гражданские власти оказываются бессильными разрешить эти споры и прекратить раздоры, по крайней мере, в настоящее время и возбужденное населе­ние иногда доходит до открытого столкновения со стражниками, как то имело место 15 сего месяца в д. Беберек, населенной греками, где были избиты два стражника вместе с 2 курдами, приехавшими в селение для опознания своего рогатого скота.

      В Ардаганском районе в настоящее время совершенно нет кавалерии, с помощью которой возможно было бы быстро и энергично прекратить беспорядки, а потому я ходатайствую, если возможно, чтобы из 103 кон­ной ополченской сотни, расположенной теперь в Ольтинском округе, было переведено в Ардаганский район полсотни казаков, в крайнем же случае — хотя бы один взвод, в мое распоряжение.

Начальник Бригады Полковник/подпись/

 

1Письмо написано на бланке начальника 109-ой бригады. Кроме того, на лицевой стороне имеется печать штаба 2-го Туркстанского армейского корпуса, на оборотной же стороне — печать канцелярии военного губернатора Карсской области.

 

Начальник Штаба Полковник /подпись/

 

Старший Адъютант Зауряд-Капитан /подпись/

 

Карсскому Губернатору

Согласно резолюции Начальника Штаба корпуса.

 

И.д. Старшего Адъютанта Штаба 2-го Туркестанского армейского корпуса

Подпоручик/подпись/

 

24 июля 1915 года

№4246

Кавказская армия

 

РГВИА. Ф.2100. Оп.1. Д.986. Л. 67, 67 об.

 

 

                                                                              ***

 

Из опубликованной в августе 1915 г. статьи русского писа­теля Ана «К Армянскому вопросу в Турции».

 

      Армянский вопрос в Турции, поставленный в порядке дня европейской дипломатией много лет тому назад, теперь, по-видимому, близится к своему разрешению. Армянский народ, давно изверившись в турецких формах, ждет облегчения своей участи извне. Поэтому нет ничего            удивительного в том, что эта надежда с особой силой проявляется теперь, когда Турция врезалась в великую битву народов и тем на карту поставила свое собственное существование. …

    И вот, параллельно с военными событиями, идет обсуждение в печати всевозможных проектов о будущем устройстве Армении. Основной (остаток всех этих предположений состоит в том, что все они рассчитаны на одном довольно проблематичном положении — на распадении Турецкой империи, т.е. спорят, в сущности, о дележе шкуры неубитого зверя!

      Связывать будущее нации с разрушением государства, в пределах которого она живет, — значит играть с ее судьбой. Это, быть может, выгодно тем кругам, которым нет ровно никакого дела до того, кто живет или будет жить на вражеской земле, но лить воду на мельницу этих господ искренним печальникам своего народа — значит вдаваться в опасный авантюризм. Всякая национальная политика, которая колеблет физическoe бытие нации, должна быть раз [и] навсегда отброшена. …

     История нам говорит, что национальный вопрос в Турции всегда решался одним путем — отделением угнетенной нации от империи и образованием самостоятельного национального государства. Так создавались Греция, Болгария, Сербия и Румыния.

     Но это не значит, что всякая нация может для решения своего национального вопроса следовать этому пути. Всякая нация может обра­щать национальное государство при одном только условии: если она обладает более или менее однородной территорией. Армянская нация, составляющая во всех семи вилайетах, где она распространена, меньшинство населения, лишена этой национальной выгоды, и потому все ее восстания кончались неудачей. …

     Но не следует забывать, что в Турции, в отличие от Европы, чистого национального преследования нет: здесь каждая христианская народ­ность наделена церковной и культурной автономией, так что в области национальной культуры (школы и т.п.) и церкви нация распоряжается свободно и самостоятельно. То, что в Турции называется националь­ным вопросом, это даже не национальный вопрос в европейском смыс­ле слова, а общегражданский вопрос, как, например, отсутствие обще­ственной безопасности, правильного судопроизводства, удобных путей сообщения, разбойничьи набеги курдов и т.д. — все это ничего общего не имеет с сущностью национального вопроса. …

      Есть еще некоторые правоограничения для христиан, но не столько, сколько в некоторых других государствах, например, для евреев; так, нет, по крайней мере, главного, основного правоограничения — запрещения свободного пере­движения… Единственная страна в мире, где есть свобода и нет поряд­ка — это Турция! Государство с довольно либеральной конструкцией и культурно-национальной автономией должно, наконец, ввести у себя основные элементы общественного порядка.

       Главная причина всего этого турецкого беспорядка лежит в эконо­мической отсталости страны. Вся Малая Азия лишена какой бы то ни было промышленности, заводов и фабрик, железных дорог (за исклю­чением одной), торговых центров, удобных шоссейных дорог — всего того хозяйственного фундамента, на котором покоится современное го­сударство. Младотурки, начавшие обновление родины не с фундамента, не с экономики, а с верхушек, с политического строя, потерпели полную неудачу, ибо взялись за выполнение невозможного дела: капиталисти­ческую форму правления надстроить на докапиталистическом эконо­мическом фундаменте! Получилась постоянная коллизия этих двух раз­нородных начал, и государство очутилось в тупике: оно не укрепилось, а обессилилось и сделалось легкой добычей даже для своих бывших вассалов. …

     Они [армянские деятели] хотят в независимой Армении обеспечить господство за армянами, как наиболее культурным элементом (газета «Оризон»1), между тем как армяне, по их же признанию, составляют меньшинство населения. Каким образом меньшинство может господ­ствовать над большинством? Для этого есть два способа: способ турец­кий и европейский, т.е. военная диктатура и привилегированная право­вая норма. С применением в Армении последнего способа получатся исключительные приемы управления: лишение избирательных прав массы населения, распределение избирательных округов в ущерб мусульманскому большинству, навязывание армянского языка и культуры «инородцам» — словом, придется повести по всей линии политику боевого национализма. Это вызовет, конечно, сопротивление угнетенных народностей и начнется национальная борьба всех против всех. Таким путем национальный вопрос не только не решается, но, наоборот, впервые он становится всенародным масштабом. …

     Эту сизифову работу мы предоставляем националистам, которым всегда выгодно удить рыбу в мутной воде национальной суматохи. … разделение граждан на пасынков и сыновей, на полноправных и бесправных, на своих и чужих неминуемо приведет к гибели всего строя. Армянам придется бороться не только с внешним миром, но и с внутренним

оппозиционным большинством, стремящимся разорвать государство. В этой двойной борьбе не может удержаться ни одно государство. …

 

1Печатный орган дашнаков.

 

Ан. К Армянскому вопросу в Турции//Современный мир. 1915. Август. №8. С.144—149

 

                                                                              ***

 

Армяне-дружинники занимаются грабежом…

 

(Телеграмма генерала Калитина командующему Кавказ­ской армией)

 

Телеграф

В Полевой штаб Кавказской Армии

 

Телеграмма

Карс

Командующему Кавказской армией

Из Штаба корпуса

№233

Принята: 09.08.1915 № 99/1

Принял /подпись/

Оперативное отделение Дата: 10.08.1915 № 3720 Исп.4174.

 

     Войсковые начальники доносят, что в их район проникают армяне-дружинники, вооруженные винтовками и без всяких документов. Есть сведения, что они занимаются грабежом. Прошу распоряжения, чтобы армяне-дружинники не пропускались из своих дружин без письменных документов от своих начальников. Приказал дружинников без докумен­тов разоружать и арестовывать до выяснения личности. 1277.

Генерал от кавалерии Калитин.

 

РГВИА. Ф.2100. Оп.1. Д.982. Л.ЗЗ.

 

                                                                              ***

 

 

 

Армянские дружинники занимаются грабежами...

 

Телеграмма генерал-квартирмейстера штаба Кавказской армии Томилова П.А. генералу Юденичу Н.Н.

 

Телеграмма 10.08. [1915]

3409

3420

Шифрованная

 

Тифлис

 

Командующему армией Генералу Юденичу

 

     Генерал Чернозубов доносит: «С Генералом Трухиным пришли в Дилижан две армянские дружины Керм и Амазаспа, совершенно дезорга­низованные, уставшие, просившие разрешения идти для переформиро­вания в Эривань, в чем командиром корпуса было отказано. Оставление вызвало в одной из рот Амазаспа недовольство, которое я подавил. Сей­час получил вновь известие о волнении в дружине, настаивающей на командировании в Эривань на две недели. Усмирение силою дружины произвело на азербайджанских армян и турецких беженцев, удрученных положением дел в Ванском вилайете, крайне неблагоприятное для нас впечатление, а потому, несмотря на переживаемую острую нужду в пехо­те, усиленно ходатайствую о разрешении отправить обе дружины на две недели в Эривань, чем мы избавимся от очень серьезных осложнений. 2157. Чернозубов».

      Со своей стороны, считаю необходимым доложить, что, казалось бы, надо или заставить подчиниться дружины и оставить их в Ванском вилайете, или распустить их, предварительно отобрав винтовки, дабы и будущем не давать прецедента к предъявлению ар­мянскими дружинами, имеющими военную организацию, каких-либо требований к производству самовольных действий. Командир первого корпуса Генерал Калитин доносит: «Войсковые начальники доносят, что в их район проникают армяне-дружинники, вооруженные винтовками и без всяких документов; есть сведения, что они занимаются грабежами.

      Прошу распоряжения, чтобы армяне-дружинники не пропускались из своих дружин без письменных документов от своих начальников. При­казал дружинников без документов разоружать и арестовывать до вы­яснения личности. 1277. Генерал от Кавалерии Калитин».

      Считаю необ­ходимым доложить, что если это дружинники, то могли бы быть только шестой дружины, посланной с отрядом Генерала Баратова, вероятнее же, что это жители-армяне, также, как и после Сарыкамышской опера­ции, нахлынувшие и собирающие валяющееся после боев оружие, осо­бенно наше, почему полагал бы полезным применять как можно строже и тщательнее меру, указываемую Генералом Калитиным, и предавать [аресту] или за побег из дружины, или за кражу винтовок и грабеж. Про­шу указаний. 4174. Томилов.

 

РГВИА. Ф.2100. Оп.1 Д.982. Л.34—35.

 

 

 

                                                                              ***

 

 

Армяне будут действовать растлевающим образом на упомянутую армию…

 

(Письмо исполняющего обязанности начальника Генераль­ного штаба заместителю министра иностранных дел Нератову А.А).

 

Письмо №8158.

22/9 октября 1915 г.

М.г. Анатолий Анатолиевич [Нератов],

 

      Вследствие письма от 18 [5] сего октября за №1162 по вопросу о допусаке на Кавказ турецких армян-добровольцев, находящихся в Болгарии, сообщаю вашему превосходительству, что командующий Кавказской арией признает нежелательным допуск означенных армян в Россию, так все они, принадлежа к партии Дашнакцутюн, представляются, несомненно, людьми с весьма темным прошлым; в боевом же отношении подобный элемент никакого значения не имеет, а потому от их присутствия болгарская армия никакой для себя пользы не извлечет. Напротив, армяне, путем уклонения от боя, дезертирства, членовредительства и политиканства, будут действовать растлевающим образом на упомянутую армию. Присутствие же их в рядах названной армии может в значи­мой степени облегчить нам организацию разведки, как на Балканском полуострове вообще, так, в частности, и в самой Болгарии. Соглашаясь вполне с изложенным мнением генерала Юденича, я полагал бы не допускать означенных армян в пределы России. М.Беляев.

 

Источник: Международные отношения в эпоху империализма //Документы из 'ивов царского и временного правительства 1878—1917 гг. Сер.З. Т.9. 1. Москва — Ленинград: Государственное социально-экономическое ательство, 1937. С.52.

 

                                                                              ***

 

 

Из доклада, написанного армянскими лидерами в период Первой мировой войны

 

ЗАПИСКА ОБ АРМЯНСКОМ ВОПРОСЕ И АРМЯНСКИХ ДРУЖИНАХ.

 

     Балканская война 1912 г. вновь выдвинула вопрос о положении ар­мян в Турции и поставила его в острой форме.

     Вопросом этим живо заинтересовались Россия и Германия. Но армя­не с полным единодушием сразу и везде обнаружили тяготение к Рос­сии, возлагая на нее свои надежды по устройству судеб многострадаль­ных турецких армян. …

     Когда война стала неотвратимой, то, ввиду ясно выраженного на­строения руководящих армянских кругов, со всех сторон стали стекать­ся на Кавказ вожаки четнических организаций из угнетенных провин­ций Турции и отдельные добровольцы. В это же время по поводу ожида­емого положения вещей у местных армянских общественных деятелей установились сношения с высшей на Кавказе властью в лице наместни­ка его императорского величества, графа И.И. Воронцова-Дашкова. Эти деятели докладывали его сиятельству о настроениях армянского наро­да, ожидая от него указаний. …

     Католикос всех армян обратился через графа-наместника к импера­торскому правительству, сообщая, что Турция не исполняет принятой на себя обязанности — провести реформы; при этом его святейшество свидетельствовал наместнику о готовности армян оказать всяческое со­действие в случае войны с Турцией.

      В скором времени последовал ответ императорского правительств, полученный через лицо, особо отправленное наместником Кавказским в Петроград. В сем ответе заверяется, что судьба турецких армян составляет предмет постоянных забот императорского правительства и что на армян возлагается обязанность на деле показать свою готовность к жертвам на случай войны, согласуя свое поведение с указаниями правительства.

     В особом совещании у наместника Кавказского, в котором приняли участие генерал Мышлаевский, гофмейстер1 Петерсон, начальник штаба Кавказского военного округа генерал Юденич, Тифлисский епархиальный начальник епископ Месроп, Тифлисский городской голова А.И. Хатисов, председатель Армянского центрального комитета С.С. Арутюнов и доктор Я.Х. Завриев, предложено было армянам организовать особые дружины (хумбы) под предводительством испытанных четнических вожаков (хумбапетов), которые должны были по 4 главным направлениям наступления нашей Кавказской армии состоять при войсковых частях. Направление выбиралось преимущественно такое, где преобладало армянское население.

      Армяне с полной готовностью пошли навстречу предложению организовать дружины, но выразили при этом пожелание, подкрепленное многократно впоследствии, чтобы армянское население, ввиду угрожающей ему опасности, по мере возможности, было вооружено, и чтобы русское правительство заручилось заблаговременно согласием послов нейтральных держав воздействовать на Турцию в целях устранения возможности резни армян.

     Организацию дружин взяло на себя Армянское национальное бюро, вызванное с этой целью к жизни, официально не утвержденное, но фактически признанное. Вышеупомянутые лица вели переговоры и имели сношения с правительственными властями, как представители Армянского национального бюро.

       Так как вопрос о дружинах был слишком ответственным, и для бюро требовалась авторитетность, поэтому в Тифлис были приглашены представители от значительных городов и местностей, которые в частном Вещании, единогласно одобрив задуманное дело организации дружин, обещали свою моральную и материальную поддержку.

 

II

 

     В то время как в России укреплялись основы единения армян с русским государством, в Турции происходило совершенно обратное. Турецкие армяне, полные веры в победу России, взирали на нее с надеждой, как на свою освободительницу. Турки же старались всячески привлечь армян на свою сторону и вступили с ними в переговоры, которые велись в Константинополе, Эрзеруме, Ване и Муше, как от имени турецкого правительства, так и от имени партии младотурок в лице Наджи бея, Халил бея, Талаат бея, Бехаэтдина-Шакира, Хильми бея, Эрзерумского губернатора Таксим бея и др. Они говорили армянам: «Соединитесь для общего блага. Мы никогда не осуществим ре­форм, навязываемых нам силой извне; но мы введем преобразования по взаимному нашему соглашению. В этой войне мы и Германия победим. Помогите нам на Кавказе. На Кавказе, — говорили они, — нам нужно иметь на своей стороне армян, и тогда мы в короткое время завоюем Кавказ и дадим автономию и вам, и грузинам, а татар с Кавказа пере­селим в глубь Турции. Нам выгодно иметь между Турцией и Россией армянскую и грузинскую автономные области, чтобы обеспечить нашу границу от посягательств России».

     Взамен этого от армян требовалось восстание на Кавказе, а в Турции образование добровольческих отрядов.

      На эти требования армяне ответили отказом, обещав лишь то, к чему их обязывает их оттоманское подданство, т.е. быть лояльными. В этих переговорах армяне высказывали мнение, что Турции лучше не воевать, ибо если даже допустить, что победит Германия, то последняя порабо­тит Турцию, нуждаясь в ее территории для своей колонизации гораз­до более, чем Россия с ее необъятными пределами. Армяне убеждали турок заняться реформами и тем укрепить свое государство. Но турки возражали, что более удобного случая не представится для того, чтобы осуществить исторические задачи путем войны. Так окончились ничем армяно-турецкие переговоры, которые младотурки пробовали возоб­новить, когда дошла весть об образовании армянских дружин в России. Турки просили турецких армян воздействовать на русских армян, что­бы они прекратили это дело, но турецкие армяне ответили, что они не могут принимать ответственность и ручательство за действия армян в России. …

    Особенно раздражало турок участие в рядах добровольцев Гарегина Пастурмаджяна (Гаро), члена турецкого парламента, и мас­сы других турецких армян. Они стали говорить, что армянский народ объявил войну им, туркам; они требовали от армян послать в Салмаст к Андранику2 делегата, который остановил бы поход Андраника. Но ар­мяне ответили, что уже поздно и что они не в силах воздействовать на приостановление зарубежного движения.

     Армянский народ по сию и по ту сторону рубежа решительно опре­делил свою позицию, вверил свою судьбу могуществу и заступничеству Великой России и стал организовывать дружины для участия в освобо­дительной войне в рядах славной Кавказской армии.

 

III

 

     Переходя к деятельности, организации и численности дружин, счита­ем нужным дать о сем сведения вкратце. Предполагая, что подробности боевой их жизни имеются в реляциях и материалах штаба, в настоящей записке достаточно ограничиться главными моментами их жизни.

     В начале сентября 1914 г. было объявлено об открытии записи в добровольцы, и немедленно после объявления стали со всех сторон стекать охотники, преимущественно из турецкоподданных; кавказские  же армяне одновременно пополняли ряды нашей славной армии. Из Закавказья, Северного Кавказа, Ростова и Нахичевана-на-Дону, Крыма и Бессарабии, Закаспийской области и Туркестана, Румынии и Болгарии, Египта и отдаленной Америки — отовсюду с энтузиазмом молодежь стремилась в Тифлис, чтобы поступить в дружины. Решено было, как упомянуто выше, образовать четыре дружины, которые и были вскоре скомплектованы. Но охотники продолжали прибывать, и пришлось особой публикацией приостановить приток. Заботы по организации и снабжению дружин взяло на себя Национальное бюро с распорядитель­ным при нем комитетом. Во второй половине октября дружины были готовы к выступлению в поход.

      В I дружине было 1200 человек, во II — 382, в III — 430, в IV — 470 и в резерве осталось около 600 человек, а всего — свыше 3000 человек3.

      Первая дружина поступила под командование известного испытанного четнического вождя Андраника, который во время последней Балканской войны, сражаясь в рядах болгарской армии, за свои подвиги получил офицерский чин. Эта дружина 23 октября выступила из Джульфы в Хой.

       Вторая дружина под командой Дро, опытного четника из русскоподданных армян, 24 октября двинулась из Игдыря на Тапаризский перевал.

      Третья дружина вышла под командой турецкоподданного популярного хумбапета4 Амазаспа 1 ноября в Алашкертскую долину.

      Четвертая дружина под командой Кери, старого четника, особенно прославившегося как сподвижник Ефрема в его персидской боевой жизни, занявшего в Персии после смерти Ефрема его место главного начальника полиции персидских боевых сил, выступила из Сарыкамыша в еран и Хошаб. …

 

1Управляющий дворцовым хозяйством и штатом придворных.

2Один из командиров армянских дружин (хумбы).

3В последствии количество дружин и их численность увеличились.

4Так называли лидеров армянских добровольческих отрядов.

5Глава епископства в г. Тифлис.

6Глава (мэр) г. Тифлис.

7Глава армянского Центрального комитета.

 

29 октября 1915 г. Г. Тифлис

Епископ Месроп5

Александр Иванович Хатисов6

Самсон Степанович Арутюнов7

 

 

Источник: Арутюнов С.С., Месроп, Хатисов А.И. Записка об армянском вопросе армянских дружинах // Историко-филологический журнал. 1991. №2. С.205—209.

 

 

                                                                              ***

 

 

                             Нашли всех детей зарезанными армянами…

 

(Телеграмма генерала Болховитинова, датированная 17 марта 1916 г.)

 

СТАВКА ГЕНКВАВЕРХ1

 

1536 Для всестороннего выяснения данных об имевших место слу­чаях зверского отношения армян-дружинников к мирным жителям к туркам и об участии в этом якобы и наших казаков были запрошены соответственные начальники, причем Начальник Битлисской колонны Генерал-Лейтенант Абациев донес: «Безусловно опровергаю участие казаков в этом деле, неоднократно объезжал Битлис и по окрестно­стям при сем ни разу ко мне не поступало жалоб на бесчинства казаков, а тем более на избиения мирных жителей. Что же касается армянской дружины, где имеется много турецкоподданных армян, то на третий день по занятии Битлиса ввиду непрекращающихся случаев насилия дружинников над мусульманами я вынужден был вывести эту дружи­ну из города и отправить ее на этапную Линию Битлис — Муш. Цифру две тысячи человек, умерщвленных в Битлисе, о которой упоминается в турецкой радиотелеграмме, считаю безусловно преувеличенной. Когда мне стали известны случаи резни мирного населения армянами, я при­звал Начальника армянской дружины Андроника для расследования. Андроник мне доложил, что подобные случаи вполне естественны, так как среди них есть много людей, у которых в свое время турки вырезали жен, детей и близких родственников. Мне известен следующий случай в Тодване2: в одном из домов квартировали на одной половине стрел­ки, на другой дружинники-армяне. Стрелки приютили, кормили более двадцати бесприютных мусульманских детей. Когда стрелки были посланы на разведку и затем вернулись, то нашли всех детей зарезанными. На время отсутствия в доме оставались только армяне. Дознание, (изведенное мною по этому поводу, определенно установило участие в этом деле армян, но, к сожалению, не открыло виновных, так как армяне-дружинники настолько запутали показания, что разобрать не стало возможности». (…) Болховитинов.

 

1Генерал-квартирмейстер — помощник начальника штаба, возглавляющий разработку и планирование военных операций.

2Татван.

 

РГВИА. Ф.2100. Оп.1. Д.646. Л.89,89 об.

 

 

                                                                              ***

 

 

Армяне «часто прямо отнимают скот у населения без платы за него»…

 

(Из телеграммы1 №3074 генерала де Витта от 19 июня 1916 г).

 

Командующему Армией.

Ввиду того что в районе корпуса местного скота осталось уже срав­нительно немного, мною приказано не допускать [к] собиранию его и закупке никаких агентов от армянских уполномоченных, тем более что они часто прямо отнимают скот у населения без платы за него. (…]

Де Витт.

 

1На телеграмме имеется печать Оперативного отделения.

 

РГВИА. Ф.2100. Оп.1. Д.1036. Л.297.

 

                                                                              ***

 

 

Армяне занимают самовольно помещения коренных жителей…

 

(Телеграмм Иваницкого — комиссара провинции Турции, занятых по праву войны)

 

Гасан-Кала

Генералу Левандовскому,

 

     Передаю телеграмму комиссара провинций Турции, занятых по праву войны: От временного комиссара Гасанкалинского округа Сперанско­го мной и Представителем особого Закавказского комитета получена телеграмма 18 мая №2691: последние две-три недели в селения района Пассинской долины переселяется масса семейств армян-беженцев из тыла, большей частью русских подданных, которые занимают самовольно помещения коренных жителей-турок, помещения, отведенные для войсковых частей, а также пашни сенокоса, выгоняя местных жителей-турок. Рассеяние армян по селениям Гасанкалинского округе производится без ведома Окружного Комиссариата, препятствуя план переселения эвакуируемого населения из района Огнот Эрзинджана! Прошу срочного распоряжения приостановить таковое переселение организованное частными армянскими обществами, дав мне руководящие по сему указания. Сообщая это Штабу армии, по поручению особогого Закавказского комитета прошу распоряжения воинским частям оказать комиссару Сперанскому должное содействие.

1862. Комиссар Иваницкий. Командующий приказал оказать Комиссару Сперанскому содействие.

 

РГВИА. Ф.2100. Оп.1. Д.1191. Л.40—40 об.

 

                                                                              ***

 

 

Во избежание национальной розни и вражды необходимо и туркам дать орудие самозащиты…

 

(Из доклада1 русского полковника из штаба оккупирован­ных территорий)

 

Сентября 1917 года.

№1962

Гор. Тифлис

ДОКЛАД ГЕНЕРАЛ-КОМИССАРУ

 

     Вследствие резолюции Вашей на представляемом при сем докладе №11353 докладываю:

     1/Проект нового положения об управлении занятыми областями и предусматривает вооружение сельской милиции во всех вообще сельских общинах края, независимо от их национальности. Таким образом, в силу означенного проекта будет вооружаться и сельская милиция чисто турецких селений. Вопрос этот детально и всесторонне обсуждался комиссией, вырабатывавшей положение, причем было признано необходимым не делать исключения для турок, так как Лазистан почти сплошь заселен турками и отуреченными лазами, деревни коих подвергаются нападениям разбойничьих шаек не менее, чем в других местностях, а поэтому в интересах справедливости и во избежание национальной розни и вражды необходимо дать и туркам орудие самозащиты. К тому же лазистанское население по характеру своему мирное, и с его стороны эксцессов по отношению к войскам не наблюдалось. … Полковник Острянский.

 

1Письмо написано на бланке начальника штаба генерал-комиссара Турецкой Армении и прочих областей Турции, занятых по праву войны. Помимо этого на бланка присутствует печать Организационного комитета военного управления областей Турции, занятых по праву войны.

 

РГВИА. Ф.13227. Оп. 2. Д.22. Л.130,130 об.

 

 

Избиение турок солдатами и матросами подстрекалось ар­мянами на почве национальной нетерпимости».

 

(Из телеграммы № 36273 командующего Кавказской арми­ей от 5 октября 1917 г.)

 

     Комкор1 5 от 22 сентября за № 02864 доносит, что 16 сентября в районе Эллеу произошло избиение турок солдатами и матросами, по-юму, подстрекаемыми армянами на почве национальной нетерпимости. Грабежи, разбои и убийства продолжают совершаться и теперь и местными войсковыми средствами предо­твратить это невозможно, ибо комендантская команда вся в расходе, а разстояния большия. Грабят такае    дорожных под­рядчиков. Местный дивкомитетъ не в состоянии оказать какое нибудь воздййствие, несмотря на все свои старания  и порой под давлением переходит также границы своих прав. Заметна также агитация темных сил против офицеров…

 

 

1Командир корпуса.

 

РГВИА. Ф. 2100. Оп.1. Д.272. Л. 42, 42 об.

 

 

 

                                                                              ***

 

Насилия армян обернулись драмой, заставляющей обливаться кровью человеческое сердце…

 

(Письмо командующего турецкими армиями Кавказского фронта Ферика Вехиб-Мехмеда главнокомандующему рус­скими войсками Кавказского фронта генералу Пржеваль­скому М.А.)

 

 

Главнокомандующему войсками Кавказского фронта генералу Пржевальскому

 

Ваше Высокопревосходительство!

 

     Приношу мою благодарность от всего сердца за категорический приказ, данный надлежащим ответственным постам о защите оттоманских подданных — мусульман в занятых русскими войсками известных провинциях против жестокостей армян, и за обещание принимать  действительные и строгие меры против могущих возникнуть всякого рода неуместных поступков. О происшествиях, возникнувших в последнее время, дано мною знать командующему Кавказской армией генеералу Одишелидзе с просьбой о принятии мер к прекращению таковых. Cчитаю, к сожалению, нужным и полезным также довести до Вашего Высокого превосходительства нижеследующие части сведений, которые я мог получить. Злодеяния армян, в особенности, после ухода штаба русского корпуса из Эрзинджана, перейдя границу единичных вторжений в жилища и убийств в уединенных местах, начали принимать более широкие размеры в виде открытых нападений на селения, общего изнасилования женщин, избиения всего мужского населения и предания селений огню. Между прочим, селение Зекких, находящееся в восемнадцати километрах на юго-восток от Эрзинджана, 12 января 1334г.1 было обречено [на] эту несчастную участь. С неделю тому назад на мусульманское селение Коска, находящееся в трех километрах от Ардасы, тоже было сделано нападение армянской шайкой в тридцать человек, и здесь разыгралась та же заставляющая обливаться кровью человеческое сердце драма, после чего селение также было сожжено….

     В ожидании ускорения принятия ограничительных мер прошу принять уверение в самом давнем искреннем к Вашему Высокопревосходительству уважении.

 

11918 г.

 

Командующий армиями Кавказского фронта Ферик Вехиб-Мехмед.

 

Получено в Тифлисе 1(14) февраля 1918 г.

 

Источник: Документы и материалы по внешней политике Закавказья и Грузии. Тифлис, 1919.С.42—43.

 

 

 

                                                                              ***

 

Сведения о столкновениях между курдами и татарами, с одной стороны, и армянами, с другой…

 

(Телеграмма начальника штаба Кавказского фронта, на­правленная в Закавказский комиссариат)

 

От Начальника Штаба Кавказского фронта

№07610

30 января 1918 г.

В Закавказский Комиссариат

 

     От Начальника Эриванского отряда получены сведения о столкновениях между курдами и татарами, с одной стороны, и армянами, с другой. Имеют место окружения окопами гарнизонов некоторых селений,  например, сел. Реганлу, нападения на транспорты и на поезда. Если сейчас же в начале не предотвратить нарождающиеся кровавые столкновения между мусульманским и армянским населениями в этой губернии, весьма вероятно, что рознь быстро распространится повсеместно.

     Дабы избежать этого явления, полагаю, что посылка в этот ра армяно-мусульманских делегаций с целью нравственным путем воздействовать на население настоятельно необходима. Нет сомнения, что если не остановить этой розни, то последует также разрыв железнодорожной связи с Джульфой.

 

По изложенному прошу зависящих распоряжений.

 

И.д. Начальника Штаба Генерал-Майор Левандовский.

 

РГВИА. Ф.2100. Оп.1. Д.1141. Л.9.

 

 

                                                                              ***

 

 

 

Армянские войска совершают массовые зверства над безо­ружным турецким населением, не исключая женщин и детей

  

  (Телеграмма командующего российской Кавказской арми­ей Одишилидзе И.З.).

 

Тифлис. Председателю Закавказского Правительства

Копия: Главнокомандующему

16 февраля №225

Сарыкамыш 1365 132 15 12 10

Дата: 15.02.1918

№77 32/365/1

1464

 

     Армянские части, стоящие сейчас против турецких войск, оказались совершенно небоеспособными даже с разбойничьими курдскими шайками, абсолютно нестойкими перед турецкими регулярными войсками и столь же не исполняющими боевых приказов, как и ушедшие русские войска: они быстро разлагаются, чему очень много способствует фактическая безнаказанность их массовых зверств над безоружным турецким населением, не исключая женщин и детей. Муки для людей в Эрзеруме хватит не более двух недель, сухарей — на две недели, фуража — совсем нет, и лошади пропадают массами; в тылу же между Эрзерумом и Сарыкамышем включительно все склады продовольствия и фуража, a равно [и] оружия склады, разграблены русскими частями под руководством революционного Комитета, и все увезено. Если войска и двенадцати тысячное армянское население принуждены будут двинуться назад по этой пустыне, устроенной ушедшими русскими революционными войсками, то они озвереют от голода, и трудно предвидеть, что будет с окрестным населением и самими войсками. Поэтому позволяю себе советовать Правительству: первое — озаботиться подвозом к Сарыкамышу продовольствия и фуража; второе — не затягивать начала мирных переговоров и самого заключения мира, причем одним из условий мира желательно поставить разрешение вывоза многомиллионного имущества, брошенного русскими войсками и разбежавшимися транспортами, а равно [и] рано ушедшими железнодорожными войсками. 15 февраля 8 г. 75453

Одишилидзе.

 

РГВИА. Ф.2100. Оп.1. Д.698. Л.4—5.

 

                                                                              ***

 

Мы вынуждены были прибегать оружию, двигать войска, разрушать и устраивать резню…

 

(Из представленного на зарубежной конференции доклада первого премьер-министра Армении и основателя партии Дашнакцутюн Качазнуни О.).

 

 

     Официально с Азербайджаном мы не находились в состоянии войны, ибо фактически дрались в Карабахе и частые столкновения с ним имели в Казахе. Ряд кровопролитных битв внутри страны с местными мусульманским населением в Агбабе, Зоде, Зангибазаре, Веди-Базаре, Шарур-Нахичевани, Зангезуре и т.д.

     И опять, не подлежит оспариванию, что позиция Азербайджана бьц явно враждебной нам. Не подлежит оспариванию также, что местное мусульманское население, подбодренное Турцией и Азербайджаном, придерживалось антигосударственной линии. Важно то, что мы не сумел найти целесообразных мер для обеспечения нашего положения как и вне, так и изнутри. Не сумели найти с Азербайджаном более или менее приемлемое modus vivendi, не сумели административными мерами ycтановить порядок в мусульманских районах, вынуждены были прибегать оружию, двигать войска, разрушать и устраивать резню и встречать даже в этом неудачи, что, несомненно, подрывает престиж власти. В таких населенных пунктах, как Веди-Базар, Шарур-Нахичевань, не сумели установить свою власть даже силой оружия, потерпели поражение и отступили. …

      Разгромленная в 1918 г. Турция в течение двух лет пользовалась передышкой. За эти два года турки ожили. Появились новые, молодые патриотически настроенные военные, которые в Анатолии начали восстанавливать свою армию. В Турции пробудилось национальное самосознание и инстинкт самозащиты. Севрскому договору они должны были противопоставить военную силу, чтобы обеспечить свое будущее хотя бы в Малой Азии. Ясно, что это противодействие должно было проявиться не столько на северо-востоке, сколько на юго-западе.

     Но чтобы сконцентрировать там свои силы и сохранить фронт против греков, предварительно им нужно было обеспечить свой тыл со стороны Армении. …

     Мы не сделали всего, что обязаны были сделать для того, чтобы избежать войны. Независимо от результатов, мы должны были всемерно стараться найти общий язык с турками. Вот этого мы не сделали. …

     Мы не боялись войны, так как были полностью уверены, что победим.…

     Неожиданное занятие Олты явилось вызовом Турции. Казалось, что мы сами желаем воевать.

     Когда на границе военные действия были уже начаты, турки предложили повидаться с нами и начать переговоры. Мы отвергли их предложение. Это было большим преступлением. …

     Надо помнить и учесть, что осенью 1920 года мы в глазах турок не являлись quantite negligeable (смешной величиной). Ужасы предыдущих двух лет уже забывались. Народ несколько отдохнул, ожил. Мы имели армию, которая была хорошо вооружена английским оружием и хорошо одета. Имели в достаточном количестве военные припасы. В наших руках была такая важная крепость, как Карсская. Наконец, был Севрский договор, который был тогда не простым клочком бумаги, а большим козырем против турок. …

     Все были ослеплены Севрским договором.

     Сегодня мы понимаем, что многое бы выиграли, если бы осенью 1920 года пришли к непосредственному соглашению с турками ценою Севрского договора. Тогда мы этого не понимали. …

      Факт, непростительный факт, что мы ничего не сделали, чтоб избегнуть войны, наоборот, сами дали повод к войне. Непростительность в том, что не были осведомлены о военных силах Турции и не знали своей собственной армии.

      Война закончилась полным нашим поражением. Наша сытая, хорошо вооруженная и одетая армия не воевала. Войска постоянно отступали, бросали оружие и рассеивались по селам. …

     В чем заключалась наша дипломатическая работа во внешнем мире ( в Польше, Европе и Америке) в период независимости и какие результаты она дала?

     Весной 1919 года в Париже республиканская делегация, вместо национальной, представили союзным великим державам меморандум, который заключал наши требования на мирной конференции.

     По этому меморандуму в состав армянского государства должны были войти:

 

а)Закавказская республика с расширенными границами (вся Эриванская губерния, Карсская область без северной части Ардагана, южная половина Тифлисской губернии, юго-западная часть Елизаветпольской).

 

б)Семь вилайетов Турецкой Армении (Ван, Багеш, Диарбекир, Харберд, Себастиа, Карин, Трапезунд, без южного района Диарбекира и западной части Себастиа.

 

в) Четыре санджака Киликии (Мараш, Сис, Джелал-Берекет, Адана с Александреттой).

 

     Проектировалось и требовалось обширное государство — Великая Армения — с Черного моря до Средиземного, с Карабахских гор до Аравийских пустынь.

 

     Как можно было осуществить это империалистическое требование

 

      Ни армянское правительство, ни руководящая партия Дашнакцутюн и в мыслях не имели такого абсурдного проекта. Наоборот, наша делегация, как директиву, повезла из Эривани весьма скромные требования и соответственно нашим скромным силам.

 

      Как же случилось, что делегация выставила требование «от моря до моря»?

Это странно и невероятно, но армянский Париж выдвинул это требование, а наша делегация поддалась господствующему в колониях настроению, — явление, весьма знакомое нам.

      Было сказано делегации, что если она не выставит этих требований, турецкие армяне (в лице национальной делегации) отделят свой вопрос от вопроса «Араратской» республики и независимо от нас обратяться я державам. Помимо этого указывалось, что Америка не примет мандат на маленькую Армению, а на Армению «от моря до моря» примет.

 

      Так как для защиты нашего вопроса перед державами было бы опасно выступать двум отдельным органам с различными требованиями, противоречащими друг другу, и ввиду того, что все мы желали мандат Америки, делегация вынуждена была, вопреки полученным директивам, дать свое согласие и подписать меморандум.

     Я не обвиняю нашу делегацию, я не хочу сказать, что, будь наши требования умереннее, результаты были бы иные. Так, при разрешении самых основных, самых ответственных и насущных вопросов, мы не проявляли своей собственной воли, не вели дел согласно нашему пониманию, не шли своим собственным путем, а предоставляли другим тащить нас за собой. …

     Это в прошлом. Если дать общую оценку проделанной нами после объявления республики тяжелой работы и полученных результатов, то надо сказать, что мы можем похвастаться очень немногим, и тяжесть, которую мы взвалили на плечи, — организовать государство и управлять государственными делами — была для нас непосильной….

       Не знали, и часто переоценивали размеры наших возможностей, не понимали размеров препятствий, презирали противные силы и до легкомыслия беспечно относились к угрожавшим опасностям. … Мы не были государственными людьми. …

Дашнакцутюн больше нечего делать.

     Наша партия сделала уже все, что должна была сделать и исчерпала себя. Новые условия жизни предъявляют новые требования, отвечать этим новым требованиям мы не способны, значит, мы должны уступить поле более способным, чем мы. …

     Я сказал, что Дашнакцутюн больше нечего делать. Я неправильно выразился. Она имеет еще одно последнее деяние, одну обязанность по отношению к армянскому политическому и своему собственному прошлому: партия должна своим же собственным решением сознательно и окончательно положить конец своему существованию. Я предлагаю самоубийство.

     Бывает положение, единственным почетным выходом из которого является самоубийство. Наша партия находится именно в таком поло­жении.

     Это мы должны были сделать четырьмя-пятью годами раньше. …

 

Источник: Качазуни О. Дашнакцутюн больше нечего делать. Тифлис: Заккнига. 1927. С.ЗЗ, 36—38, 43—44, 46—47, 60—61, 66.

 

 

                                                                              ***

 

Из книги Ховсепяна X. «Десять лет войны и освобожде­ния», опубликованной в Армении по государственному за­казу на азербайджанском языке.

 

«Дашнаки, вылизывая сапоги американцев, англичан и фран­цузов, стремились построить «великую и независимую» Арме­нию».

 

     За период трехлетнего пребывания дашнаков у власти столкновения на этнической почве приобрели невообразимые масштабы.

      Один раз дашнаки воевали с меньшевистской Грузией, дважды Турцией, несколько раз — с Азербайджаном. Внутри страны они политику, направленную на физическое истребление турецкого населения. Десятки тысяч турецких жителей были вырезаны в Агбабе, Зангибасаре, Ведибазаре и Шаруре. Имущество этих жителей было мародерски отнято и передано в собственность дашнакским хмбапетам.

Из-за межнациональных конфликтов контрреволюционное правительство дашнаков с целью уничтожения турецкого населения мобилизовало порядка 40 тысяч человек. Помимо так называемой «регулярной» армии дашнакское правительство создавало десятки хум. Необходимые для реализации этих планов налоги тяжелым грузом легли на плечи трудящихся крестьян и рабочих. Однако [дашнакам] это казалось недостаточным для осуществления своей грязной политики и вдобавок к этому дашнакское правительство обратилось за помощью английским и американским империалистам и получило от них в значительных количествах снаряжение.

     В результате грязной политики дашнакского правительства полностью развалилось народное движение. Одна прослойка общества уничтожена. В стране по-прежнему царили голод и беспорядок, тысячи людей погибали от тифа и других инфекционных заболеваний. Сотни тысяч переселенцев, приехавших из Турции и Греции, стали жертвами грязной политики дашнаков.

     Бродящие в рваных одеждах, без крова и пищи они были оставлены на произвол судьбы.

     Полностью перестали функционировать итак немногочисленные промышленные предприятия, которые пребывали в состоянии полнейшей разрухи.

     Объем промышленного производства составлял всего лишь 8—10% от объема производства 1913 года. Сельское хозяйство также пребывала в состоянии упадка. В процентном соотношении площади посева составляли лишь 24% от площадей, засеянных в 1913 году; производство технической продукции составило 37,7%, численность крупного рогато скота — 30%, численность малого рогатого скота — 23,8% от показателей 1913 года.

     железная дорога, имеющая в своем распоряжении два-три локомотива, пять-десять вагонов, находилась в ужасном состоянии и работала большими сложностями. Число промышленных рабочих сократилось до минимума, они же, в свою очередь, работали на транспорте и на предприятиях спирто-коньячного производства. Рабочий день составлял 9-10 часов. В рамках мобилизации все рабочие были принудительно отправлены на службу в армию. В деревнях остались лишь нетрудоспособные представители мужского населения и женщины. Контрреволюционное дашнакское правительство, поставившее страну на грань смерти, вылизывая сапоги американцев, англичан и французов, стремилось |с помощью империалистов построить «великую и независимую» Армению.

     Но, очевидно, что их планы остались лишь мечтами. Западноевропейские и американские империалисты использовали дашнаков лишь для того, чтобы завладеть нефтяными источниками Закавказья и Баку. …

     Через некоторое время дашнакское правительство, находящееся под покровительством английских империалистов и подстрекаемое ими, предприняло новую авантюру, вступив в войну с Турцией. Рабочие и крестьяне были против этой войны, однако их насильно забрали в армию и отправили на фронт.

 

Источник: Ховсепян X. Мувараза ве курулуш 10 или. Ериван: Девлет Нешрийаты. 1930. С.З—6.

 

                                                                              ***

 

 

«Идеей» Дашнакцутюна была «арменизация» страны путем истребления азербайджанского и курдского населения, живу­щего на территории Армении»…

 

(Из статьи Лалаяна А.А, «Контрреволюционная роль пар­тии Дашнакцутюн»).

 

     В период диктатуры контрреволюционного Дашнакцутюна (1918-1920 гг.) все неармянское население считалось вне закона. «Идеи» Дашнакцутюна об «арменизации» страны путем истребления азербайджанского и курдского населения, живущего на территории Армении, и преследование остальных национальных меньшинств разжигали в стране национальную рознь. …

     На протяжении двух с половиной лет своего господства Дашнакцутюн вел вооруженную борьбу против азербайджанцев, живущих на территории Армении, убивая и грабя без разбора мирное население, уничтожая мирные села и деревни. В 1918-1919 гг. дашнакское правительство бомбардировало мирное население азербайджанских и курдских деревень (бомбардировались также и армянские деревни под предлогом «невыполнения государственных требований». А в 1920 году поселе подавления героического майского восстания рабочих и крестьян Армении, Дашнакцутюн бомбардировал азербайджанские и курдские деревни и убивал мирных жителей под лозунгом: «Мусульмане — наши враги».

 

Истчочник: Лалаян А.А. Контрреволюционная деятельность партии Данппк тюн // Исторические записки. 1928. №2. С.99.

 

 

                                                                              ***

Из брошюры Хачикогляна Т., изданной политическим управлением ККА по случаю 10 годовщины создания Ар-минской стрелковой дивизии.

 

Достаточно вспомнить войны с Азербайджаном, Грузией, Турцией за короткий период бесславного существования дашнакской «республики» — зверства, резню, грабежи, которые имели место в Зангезуре, Шаруре, Даралагезе, Мегры, Агбабе, Зангибасаре, Беюк-Веди, в тюркских селах и деревнях, где окровавленными руками дашнаков тысячи трудящихся были уничтожены, а их села разрушены и превращены в пепелища…

    В солдата вкоренялась психология подхалимства, раболепства, произвола и грабежа, психология таланта жить за счет другого, убивать невинных и беспомощных.

 

Источник: Хачикоглян Т. 10 лет Армянской стрелковой дивизии. Тифлис: Издательство Политуправления ККА, 1930, С.4, 6.

 

 

                                                                              ***

 

Все мусульманское население или уничтожается, или принудительно выселяется на территорию Турции и Персии…

 

     Несмотря на все эти неблагоприятные условия, мы видим, как армянские империалисты все же не покидают своей мечты создать Великую Армению, воспользовавшись тем смутным положением, которое создалось в Анатолии после разгона парламента1 англичанами.

     С этой целью они производят, прежде всего, «чистку населения». Все мусульманское население Карсской области, Эриванской губернии или уничтожается, или принудительно выселяется на территорию Турции Персии. Районы Шурагел, Кагызмана, Каракурта, Сарыкамыша, Сурмали превращаются в пепелища, население же десятками тысяч убегает, куда глаза глядят.

 

1Подразумевается закрытие османского парламента (меджлиса) англичанами, оккупировавшими Стамбул 16 марта 1920 года.

 

Источник: Гурко-Кряжин В.А. Ближний Восток и державы. М.: Научная ассоциЯ ция востоковедения при ЦИК СССР, 1925. С.93.

 

 

                                                                              ***

 

 

     Программа физического истребления турецкого населения проводилась вполне сознательно…

 

     В оккупированных районах устанавливается режим террора. Французами формируются отряды жандармерии из состава дашнаков, которые совершают массовые убийства турецкого населения. Союзники официально обсуждают проект организации «Великой Армении» от Средиземного до Черного моря, включая Киликию и восточные провинции Турции, до Трапезунда. …

     Дашнакские банды … вырезали в ряде случаев поголовно целые деревни. … Эта программа физического истребления турецкого населения проводилась вполне сознательно под руководством оккупантов.

 

Источник: Ирандуст. Движущие силы кемалистской революции. Мое Ленинград: Государственное издательство, 1928. С.67, 69.

 

 

168                                                                              ***

 

 

                     Американский проект, рожденный фантазией победителей...

   

     В конце декабря парламент обсуждал наказ делегации, посылаемой в Париж1, прежнего единства мыслей не оказалось. Правящая партия дашнакцаканов разделила свои голоса: часть стояла за автономию или федерацию обоих Армении с Россией; другая требовала «Великой и независимой Армении» с Киликией и выходом к Черному и Средиземному морям. Это был американский проект, рожденный фантазией победителей, живших тогда еще иллюзиями своего могущества; он приводил бы к соотношению на новой территории мусульманского населения к армянскому как четыре к одному.

 

1Парижская Конференция, проводившаяся после Первой мировой войны.

 

Источник: Деникин А.И. Очерки русской смуты. Т.4. Берлин, 1925. С.173.

 

 

                                                                              ***

 

Из доклада Микояна А. «К Кавказскому вопросу», пред­ставленного Ленину в начале декабря 1919 года.

 

По вопросу о Турецкой Армении.

1. Центральные учреждения нашей партии до сих пор имели особое отношение к Армянскому вопросу, чем, например, к Грузинскому или вопросу другой национальности Кавказа. В определении этого отношения они исходили из довоенного положения армян и вопроса о Турецкой Армении. В создавшейся после войны обстановке такая политика по Армянскому вопросу беспочвенна, ошибочна и даже очень вредна, поскольку идет в разрез с интересами международной революции и борьбы против империализма.

 

2.Если до войны армяне на территории Турецкой Армении составляли солидный процент населения, во многих местах даже большинство, а их борьба за национальное освобождение — поскольку она была направлена против феодально-деспотического режима в Турции, могла бы быть (хотя и не совсем справедливо) истолкована как объективно-революционный фактор, — то совершенно обратное мы наблюдаем во время и после войны. …

4.Армянские шовинисты, опираясь на поддержку союзнического империализма и черносотенного генерала Деникина, еще лелеют химерную, ставшую преступной, идею создания «Великой Армении в исторических ее пределах, от Черного моря почти до Средиземного в составе семи вилайетов. Отсутствие армян и наличие исключительно мусульманского населения на этой территории не смущает их. «Великая Армения» может опираться не на волю большинства населения, а будет навязана ему силой империалистического оружия, будет насаждал кровью и железом на грудах развалин и невинных трупов «инородцев» путем «очистки» Армении от «преступных элементов», от мусульман. Программа создания такого ада и кошмара насилия усиленно поддерживается союзническим империализмом, надеющимся в лице армян найти наилучших, наиболее способных и преданных своих агентов, через которых он хочет грабить Турцию, превратить ее в колонию, в область применения финансового капитала союзников.

 

5.Может ли Коммунистическая партия поддерживать эту программу, эту идею «Великой и независимой Армении»? Шовинисты нам говорят, что считаться с создавшимся реальным положением и отрицать независимость Турецкой Армении значит стать на сторону турецких деспот и палачей, оправдать планы и надежды тех, кто истреблял армян, чтобы лишить их права на самоопределение. …

     Наша же партия, искренне сожалея о невинных жертвах турецких зверств, не может стать на точку зрения армянских националистов и союзнических империалистов и не может стать палачом новых тысяч невинных жертв не менее порабощенной мусульманской бедноты Турции во имя преступных вожделений армянских шовинистов.

      Наша же партия не может стоять ни за «Великую», ни за «Малую» Турецкую Армению. Ведь право на самоопределение нации является, для нас не историче­ским, а реальным правом существующего на деле народа.

6.Держаться старой позиции по Армянскому вопросу, поддерживать идею независимой Турецкой Армении значит быть с шовинистическим реакционным правительством «освободившейся» Кавказской Армении и с ее покровительницей — «Лигой Наций» против всколыхнувшего­ся моря мусульманского населения Анатолии и многомиллионного мусульманского Востока, уже поднимающих знамя восстания против грабительских планов Антанты [и] ее агентов [в] Турции — армянских шовинистов; значит тормозить не только дело восстания мусульман Востока против империализма, но и задержать процесс внутреннего социально-политического развития и классового расслоения среди му­сульманских народов Турции. …

7. В этом смысле крупной ошибкой явился декрет Советской России о самостоятельности Турецкой Армении (1917 год), не имевший никаких положительных результатов, но восстановивший против себя все му­сульманское население не только Турции, но и Кавказа. Ибо Советская власть, узаконивая все вожделения армянского населения и умалчивая о таковых [у] мусульман, в глазах последних как бы становилась на сто­рону армянских шовинистов, врагов мусульман, против последних. … Я с маленькой группой армян-товарищей с первых же дней объявления декрета держался этого мнения на Кавказе. Исправить эту ошибку позд­но. Но необходимо немедленно же взять новый, более правильный курс по Армянскому вопросу.

Нужно признать:

 

а) что армянское националь­ное движение в результате своего диалектического развития из освобо­дительного превратилось в свою противоположность — реакционное, как ни смешно, завоевательное («империалистическое»] движение;

 

б) что идея о Турецкой Армении и вообще «Великой единой и независи­мой Армении» является вредной, преступной и реакционной химерой, против которой должна бороться наша партия;

 

в) что армянский вопрос больше не имеет былого исторического значения: он, лишившись самой главной части — вопроса о Турецкой Армении — перестает быть вопро­сом европейским, международным, а, ограничиваясь вопросом компакт­ной массы армян Кавказской Армении, [становится] специфическим российским вопросом, так же, как вопросы грузинский, азербайджан­ский и прочие.

 

8. По отношению же [к] остающимся на Кавказе турецко-армянским беженцам мы можем сделать только одно. Их возвращать на родину по­сле того, как установившаяся будущая Советская власть в нынешней (Кавказской) Армении не только на словах, но и на деле откажется от идеи Великой Армении, перестанет точить зубы на Турцию и раз [и] на­всегда положит конец политике травли мусульман в Армении и, завое­вав доверие мусульманских масс, сможет установить доброжелательное отношение с турецким народом и армянами и вернет этих последних в Турцию на их места жительства, что является вполне осуществимым, единственно возможным выходом из создавшегося положения.

9. Что же касается коммунистической работы среди турецких армян, ее должны вести не так называемая национал-коммунистическая партия Армении, стоящая за «единую» (Кавказскую и Турецкую) Армению и этим самым преподносящая под соусом коммунизма прикрытый армянский шовинизм, под борьбой за Советскую власть против контрреволюции — резню мусульман. Исходя из фактов существующих государственных форм и границ, ЦК нашей партии должен предложить всем честным армянам-коммунистам, желающим работать среди армян Турции, организоваться вместе с турецкими коммунистическими груп­пами в одну Коммунистическую Партию Турции, а если будет необходи­мо, составить особую армянскую секцию ее. ЦК должен поставить им на вид, что центром и основным вопросом, цементирующим началом ком­мунистической работы должно быть не установление тех или других государственных границ, [не] создание тех или других национальных государств, а развитие революционного движения, классовая солидар­ность трудящихся масс всех национальностей и их совместная борьба Против угнетателей за установление рабочей крестьянской власти. Только этим путем, путем срастания и тесного объединения революци­онного движения армян-рабочих и крестьян с мусульманами в Турции может быть ускорено политическое развитие этой несчастной страны. …

      В противном случае даже успешная коммунистическая [работа] сре­ди одних только армян при отсутствии таковой среди мусульман данной территории неизбежно примет армянский шовинистический характер и может привести к провокационным, по своим объективным результа­там, контрреволюционным явлениям.

 

Источник: Российский государственный архив социально-политической исто­рии (РГАСПИ). Ф.5. On. 1. Д.1202. Л. 8, 8 об., 9,9 об.

 

I

                                                                              ***

 

Нужна площадь, освобожденная от мусульман

 

(Из доклада начальника Генштаба дашнакской Армении полковника Зинкевича от 17 августа 1919 г.).

 

     «Цель независимости — стремление собрать весь армянский народ, чтобы уберечь его от рассеяния по всему свету, подобно евреям. Для этого нужна площадь, освобожденная от мусульман, и нужен покровитель, который защитил бы и поднял экономически будущую Армению. Россия, как страна людей, (…) равно относящихся ко всем нациям, не позволит армянам выселить татар. Что же касается экономической помощи, то она может быть оказана Россией только через 15 лет».

 

Цитируется по: Деникин А.И. Очерки русской смуты. Т.4. Берлин, 1925. С.174.

 

 

                                                                              ***

 

    

Турецкие армяне стали жертвами близорукой и авантюристской политики дашнаков…

 

(Доклад представителя Коммунистической партии Арме­нии на 1-ом Конгрессе III-го Коммунистического Интерна­ционала)

 

     Создавалась, однако, огромная опасность того, что буржуазные капиталистические партии, воспользовавшись лозунгами самоопределения, станут все больше усиливать свою губительную политику, все больше раздувать темные националистические страсти, и под предлогом самоопределения вся страна сделается ареной межнациональной распри….

     Коварная политика контрреволюции создала, в частности, особенно тяжелые условия в тех округах, которые были населены смешанным армяго-татарским населением. Армянская буржуазная партия Дашнакцутюн (с одной стороны), и партия мусульманских беков — мусаватистов с другой, открыто вели погромную агитацию. И подстрекаемые дьяволами армяне резали мусульман, мусульмане — армян. Брат против брата. …

     Дворцовые козни горько отражались на трудящихся массах. Пробуждающееся мусульманское крестьянство и стремящиеся в революционные ряды армянские трудящиеся массы одурманивались и превращались в слепое орудие в руках прикинувшихся их друзьями дьяволов.

     А дьяволы между тем, разделившись соответственно своим интересам на два непримиримых лагеря, сидели в разных залах и пировали, звеня стаканами с вином, как жрали кровь и плоть армянских и мусульманских трудящихся масс и с сатанинской усмешкой на устах, пьяные от крови, одновременно в разных местах, восклицали: «Разделяй и властвуй!». …

     И за эту подлую игру дашнакцаконов теперь, как и всегда, расплатилась армянская трудовая масса, дав 30000 жертв. Что это значило перед теми 300 000 и 500 000 жертв, которые понесли турецкие армяне в результате близорукой и авантюристской политики дашнакцаконов.

     Что за дело дашнакцаконам, что Армения очищалась от армян? Партия физического вырождения армян мечтала лишь о том, чтобы «свободные» рудники и богатства Армении принадлежали свободным армянским буржуа. Армения без армян-трудящихся… это не так уж озабочивало армянских буржуа, дашнакцаконов и армянофилствующих английских и американских империалистов. Капитал армянской буржуазии был слишком силен под покровительством европейских держав, а физическое существование армянских капиталистов, во всяком случае не подвергалось опасности.

     И чем сохраннее армянская буржуазия, чем туже набит ее кошелек, тем больше может Дашнакцутюн упиваться кровью армянских трудящихся масс. …

     Денежный мешок Погос Нубар-Паша, известный английский лакей и табачный фабрикант Энфианджанц с благословения всеармянского генерала чернорясников каталикоса … сегодня управляют Арменией через английских комендантов и кнутом английских генералов.

     Нет сомнения — блестящее английское золото может ослепить только блюдолизов.

     Но английский империализм способен отнять у армянских трудящихся масс последний кусок хлеба и предать армянский народ голоду и болезням. Это подтверждают последние достоверные сведения, почерпнутые из источников самих же националистов.

     Народы Армении десятками тысяч вымирают в когтях голода и эпидемий.

     Дети в Армении вырывают у собак обглоданные кости.

     Трупы умерших валяются на улицах, брошенные на произвол судьбы. Некому их убрать, некому похоронить.

      А «гуманные англичане», «славные союзники», притворяются ничего не слышащими, не видящими. …

 

1)Покровительство» гиен европейских держав превратилось в позорное ярмо народов Армении.

     Вследствие вмешательства разбойников-империалистов Армения окончательно лишается населения. Десятки тысяч трупов валяются не­погребенными на улицах городов и сел. Собаки пожирают трупы умирающихся от голода и болезней, а изголодавшиеся дети Армении вырывают у собак обглоданные кости. Миллионное население без надежд и без сил стоит перед призраком голодной смерти.

     Трудящиеся классы Армении, обескровленные мировым империализмом, решительно протестуют против всякого империалистического вмешательства в дела Армении. …

     Коммунистическая партия Армении объявляет борьбу на жизнь и на смерть англо-американским гиенам.

 

2) Поклоняющиеся Вильсоновской и Ллойд-Джорджовской Лиге Наций и заседающие на параллельной ей Бернской конференции желтого интернационала армянские «социалисты» вовсе не являются выразителями пролетариата и крестьянства Армении.

     Бернские «армянские социалисты» принадлежат к числу тех социал-предателей, которые бесстыдно обагрили свои руки в невинной крови тысяч трудящихся.

     Бернские «армянские социалисты» — покорные наемники англо-американских империалистов. …

 

3)«Республика Армения» — наглая подделка, фальсификация действительного самоопределения народов Армении.

      «Правительство» Армении — камарилья разбойников, шантажистов и палачей.

      «Министры Армении» — это подонки армянского народа, покори слуги англо-американского империализма, шакалы, жрущие человеческое мясо.

       Коммунистическая партия Армении поклялась именем ее народа стереть с лица земли этих псов.

 

Делегат Третьего Коммунистического Интернационала

Член Центрального комитета Коммунистической партии Армении: Айкуни.

 

РГАСПИ. Ф.488. Оп.1. Д.10. Л.12,12 об., 14—15,18, 25—28.

                                                                              ***

 

 

Из доклада дашнакского офицера, написанного им из но­вого Баязета — Ваарама в 1920 г.

 

     Я уничтожил татарское население в Бассар-Гечаре, не разбираясь ни в чем. Иногда жалеешь пули. Самое верное средство против этих собак — это после боя собрать всех уцелевших, переполнить ими колодцы и давить тяжелыми камнями, чтобы их не было больше на свете. Я … так и поступил: собрал всех мужчин, женщин и детей и покончил с  ними, набив камнями колодцы, в которые они до этого были мною брошены.

 

Источник: Лалаян А.А. Контрреволюционная роль партии Дашнакцутюн//Исторические записки. 1928. № 2. С. 101.

 

 

                                                                              ***

 

Действительная цель дашнаков — очистить Зангезур от му­сульман…

 

(Из протокола заседания Бюро Президиума ЦК Азербайд­жанской Коммунистической партии (большевиков)).

 

20 февраля 1920 г.

(…)

4. Доклад из Карабаха

Докладчик т. Арменак1 делит свой доклад на 2 части:

1) Организационная работа, партийная жизнь в Карабахе. 2) Готовящаяся авантюра со стороны дашнаков и меры, к которым решили прибегнуть Карабах товарищи для борьбы с Эриванскими эмиссарами. …

 

2) В уезд прибыл делегат Армении Арсен Тер-Ионнесян, который приехал для того, чтобы привести затеянную авантюру в исполнение. Дашнаки не пользуются доверием масс и поэтому заявляют, что приехали вести работу в целях защиты крестьянства. Действительная же их цель — это очистить Зангезур от мусульман. Свой удар он направляет на Минкенд2, а затем на Карабах. …

     Дашнаки готовят отряд конницы. Отряд будет человек в 100-150. Правительство готовится к обороне Карабаха и сосредотачивает войска в известных районах. Армяне находятся в Джеватском уезде под террором. На дашнаков гонений нет. Это усиливает агрессивные элементы мусульманства. Все это может вылиться в бойню. Все среда для мирного разрешения вопроса нами исчерпаны. Мы объявили гражданскую войну, говорит докладчик.

 

1Каракозов.

2Будущая столица Кавказского Курдистана.

 

Архив Азербайджанского филиала Института марксизма-лени ии| при ЦК КПСС. Ф.276. Оп.З. Д.192. Л.5—7. Цит. по: Борьба за победу col ской власти в Азербайджане 1918—1920. Документы и материалы. Б| Издательство АН Азербайджанской ССР, 1967. С.421.

 

 

                                                                            ***

 

     Политика резни мусульман внутри страны, кроме экономиче­ских целей преследовала, главным образом, политическую цель…

 

(Из доклада, представленного Армянской Коммунистиче­ской партией на II-ом Конгрессе III Интернационала, про­водившегося 19 июля — 17 августа 1920 г.)

 

     Организации буржуазного-национального государства сопутствовали непрерывные национальные войны, которые превратили целые районы, заселенные трудящимися массами армян и мусульман в развалины; Зангезур, Карабах, Акулис, Агбаба, Зангибасар являются живыми свидетелями кровавой империалистической политики «Дашнакцутюн» и родственной партии «Мусават» в Азербайджане.

     «Независимая и объединенная Армения от моря до моря» — эту заветную мечту армянской буржуазии ныне практически осуществляет контрреволюционное правительство Армении, очищая ее территорию от ненавистного ему мусульманского селения и деревни. …

     «Свободная и независимая Армения» в руках дашнаков превратил' страну «независимую» от рабочих и крестьян и «свободную» для спеку, тов, маузеристов (террористов), кулаков и деникинских офицеров. …

     Правительство, пугавшее раньше рабоче-крестьянские массы угрозой нашествия азербайджанцев, впоследствии, когда массам стал ясен империалистический характер затеваемых войн, воспользовалось американским хлебом1 и угрозой уморить крестьянство голодом, как очередным средством борьбы. Весь получаемый хлеб попадал в руки спекулянтов и деревенских кулаков. Среднее крестьянство, очутившись незначительными земельными участками, без хлеба, принуждено занимать хлеб у кулаков, уступая им право на пользование землей. …

     Земельный вопрос обостряется в Армении еще искусственным созданием помещичьего сословия из членов правительства и парламента, которым правительство предоставляет земли, отнимаемые у мусульманского крестьянства. Политика резни мусульман внутри страны, кроме экономических целей, т.е. обогащения членов правительства и парламента, преследовала, главным образом, политическую цель: районы, очищенные от мусульман, правительство заселяет турецко-армянскими беженцами для того, чтобы создать из них армянско-казацкое сословие, и чтобы с его помощью бороться против коренного, обнищавшего и, следовательно, революционного крестьянства. В руках же турецких армян сосредоточена почти вся торговля в Эривани. Правительство находится в полной зависимости от них. …

 

1Помощь, оказанная дашнакам в виде поставок муки Соединенными Штатами Америки.

 

РГАСПИ. Ф.64. On. 1. Д.137. Л.13—15.

 

 

                                                                          ***

 

В тылу у нас в районе Минкянд стоял с 500 курдов Султан-Бек, кото­рый держал вооруженный нейтралитет…

 

Занятие г. Нахичевани и первая встреча Красной армии с вой­сками Кемаль-паши1

 

     В средних числах июля 1920 года командование XI армии решило произвести смену 32 стрелковой дивизии, занимавшей район Шуша, Герусы и линию р. Базар-чай, 28-й стрелковой дивизией с ее кавалерий­ской бригадой. Линия р. Базар-чай, пограничной с Арменией, была по­ручена кавбригаде.

     По имевшимся у нас сведениям армянские части располагались так: С.Кущебеляк — 2 роты, 75 сабель, 2 орудия и 5 пулеметов под коман­дой Тарханова; Каранглуг — 800 штыков; Джуль — 1 рота и 2 пулемета; Кешишкянт — штаб Дро. В районе Катарских заводов находился пол­ковник Инжей с отрядом около 250 всадников. Базой этих отрядов был Новый Баязет.

     Ближайшие из перечисленных частей изредка проявляли активность и обстреливали наши части. От пробравшегося из-под Шахтахты турец­кого вахмистра было известно, что регулярные армянские части под командой ген. Шелковникова ведут бои с мусульманами-повстанцами Нахичеванского и Шарурского уездов у ст. Киврач.

     В тылу у нас в районе Минкянд стоял с 500 курдов Султан-Бек, кото­рый держал вооруженный нейтралитет и отношение которого к нам не было еще вполне определено. Вокруг Султан-Бека в короткий срок мог быть собрано несколько тысяч курдов. Части турецкой Баязетской дивизии находились в районе Диза.

     Пришло распоряжение приостановить смену и готовиться к дальнейшему движению. Мне лично предписывалось с одним кавполком и горной батареей провести к турецким войскам возвращавшегося из Мо­йвы в Турцию Халил-Пашу2 и секретариат нашей турецкой миссии.

     Первоначально предлагалось ожидать Халил-Пашу и налегке идти в Нахичевань, где установить прочную связь с турецкой армией Кемаль-Паши, но на следующий день пришло новое приказание, которым предписывалось немедленно выступить, не дожидаясь ни Халил-Паши, ни секретариата.

     Путь предстоял по узким долинам и крутым перевалам. Ряд горных массивов, изборожденных долинами многочисленных речек и оврагов, образовал много теснин и ущелий, давая возможность в широкой мере использовать их для засад. К тому же(,) поперек пути стояли два горных [кряжа: один — Учтопа — в 11695 футов (около 3½ версты], а другой — Кысырдаг — в 10194 фута (около 3 верст} высоты. Особенно трудным считался перевал у г. Пченак-даг. Состояние дорого было хорошо известно до р. Базар-чай; далее сведения имелись отрывочные (,) и эти сведения не радовали.

     Двигаться приходилось по местности, население которой имело са­мое превратное понятие о Красной армии. Оно не видело еще больше­виков и в панике бежало от нас, пряталось и угоняло в горы свой скот; Но каково же было удивление и радость этого закабаленного и угнетен­ного населения, когда оно случайно видело нас и узнавало, что Красная армия не угнетает. А борется за освобождение порабощенных народов и защищает права трудящихся.

     Так, например, однажды к вечеру в стороне от нашей походной ко­лонны показались люди, непохожие на наше охранение. От них отделя­ются два конных, приближаются к колонне и, приложив руку к голове, Что-то говорят. Переводчик-мусульманин переводит, что горные кочев­ники просят нас свернуть к ним для отдыха. Увидев наш отряд со своих высоких пастбищ и не найдя ничего страшного в красноармейцах, они приглашают теперь их к себе в свое кочевье. Хотя колонна уже прибли­жалась к месту ночлега и в нескольких верстах было видно селение — цель сегодняшнего перехода, но, желая ознакомиться с бытом кочевни­ков и их настроением, я вместе с комиссаром бригады и штабом свернул к кочевью, отряд же продолжал движение по заданию.

      Узнав о моем решении, один из всадников, лихо повернув свою не­большую статную лошадку, стрелой пустился к кочевью. Другой остался с нами и взял на себя роль проводника. Заметив, что за ним не вся колонна свернула, проводник спросил меня, почему я не хочу вести к ним всех. Долго пришлось объяснять, что всех вести нельзя, что «аскеры» (солдаты) будут ночевать в селении.

     Подъехали к кочевью — это ряд землянок и палаток.

     Первое время к нам присматривались и, видимо, дичились, но скоро завязалась оживленная беседа, и тут-то выяснилось то превратное понятие о красных, которое им старались внушить агенты ханов и беков, искажая события, порождая недоверие и боязнь. Они искренне верили, что большевики не знают чувства пощады.

      При посредстве переводчика тов. Л. указал им на задачи Красной Армии, разъяснил, что мы страшны только врагам трудового народа.

     Все сказанное, видимо, сильно их удивило. Радостные, взволнованна они засуетились. Как по волшебной палочке появился шатер, раскинуты ковры и мутаки (валообразная подушка], расставлено угощение.

      Стало быстро темнеть. Надо было думать об отъезде. Но гостеприимные хозяева не хотели нас отпускать, уговаривая остаться ночевать, ранее на Кавказе, я знал, что отказ от гостеприимства может нанести большую обиду. К тому же, надо было в корне вырвать предубеждения против Красной армии. Наш ночлег мог послужить сближению с туземным населением, а оказанное ему доверие — польстить. Мы осталис. Из отряда донесли, что отряд расположился на ночлег. Все было в порядке.

     Сейчас же из среды хозяев выделилось несколько человек для пастьбы и охраны наших лошадей. Каюсь, что, несмотря на радушие кочевников, принял меры к зоркому наблюдению за лошадьми и оружием простят мне те, кого это обижает, но то была осторожность на войне.

      На утро мне поднесли отличную карту Закавказья (пятиверстку). Какими судьбами эта карта попала к ним, я не знаю, но она была нужна, ибо в моем распоряжении была только десятиверстка. Тут заметил новые лица — это соседи приехали посмотреть на нас.

     С этого дня начинается триумфальное шествие Красной армии. С молниеносной быстротой разнеслась по горам весть о нашем движении. В каждом селении жители выбегали к околице и встречали нас приветствиями. В некоторых аулах у въезда в селение выстраивались мужчины и при нашем приближении старший ловким движением отрубал голову барану и эту голову бросал под ноги моего коня. Так население оказывало высший почет в моем лице всей Красной армии.

     Не надо говорить, что каждая такая остановка была использована в целях теснейшей связи с трудовой массой проходимых районов, Обыкновенно после митинга выбирался Ревком, ханы же и беки уходили в Персию.

      На третий день мы достигли Шахбуза, где узнали, что под Шахтахтами произошел неудачный для повстанцев бой и что Нахичевань оставлена жителями.

      К вечеру дойти до Нахичевани всем отрядом я не мог, т.к. убийственная дорога задерживала мою артиллерию, которую через Пченакдагский пришлось перетаскивать на руках, да и далее было не лучше: дорога местами была совершенно смыта горной речонкой, и при­сь идти по руслу реки, заваленному почтенной величины и веса камнями.

     Прибыв в Джагры, я узнал о печальном положении повстанцев и поголовном бегстве жителей-мусульман из Шарурского и Нахичеванского уездов. Победа армян грозила полным истреблением всего населения, не считаясь ни с полом, ни с возрастом. Вражда возникла на национальной почве.

      Две республики — Азербайджанская и Армянская граничились Зангезурским и Нахичеванским уездом. Первый, населенный армянами, тяготель к Армении, второй, с мусульманским населением, стремился к Азербайджану и взялся за оружие.

     В виду близости армянских регулярных войск и отрядов Дро, с которыми жители Джагры накануне вели перестрелку, были высланы разъезды, но было приказано первыми боевых действий не начинать, а войти в переговоры с армянской массой, разъяснив им идеи социализма, за которое борется Красная армия, и только при враждебности ответить тем же.

     28 июля отряд занял г. Нахичевань. Организовав Ревком и передав тов. Л. Административную и политическую часть, я совместно с командиром 1 полка произвел рекогносцировку окрестностей города и составил план действий, если дашнаки вздумают наступать. Кроме того, надо было связаться с 18 кавдивизией и выяснить точное нахождение турок.

     В штабе я узнал, что меня ждут два турецких офицера, приехавших для связи из Баязетского отряда. Обменявшись приветствиями, я, в свою очередь, командировал в Диза инструктора с предложением присылки в Нахичевань турецкой части.

     Вернувшиеся из Эривани парламентеры объявили ультимативные условия, предложенные армянским командованием повстанцам. Условия были невыполнимы, разорительны и унизительны и заканчивались угрозой предать огню и мечу Нахичевань.

     Взоры населения обратились к Красной армии. Тут же было составлено письмо ген. Шелковникову о занятии гор. Нахичевани красными восками и о недопущении предания его «огню и мечу». Во время, когда читалось составленное письмо, мимо окон прошла горная батарея. Это сразу подняло настроение. Громкое «ура» пронеслось в зале заседания, и Ревком составил ответ на ультиматум полным отказом.

     29-го, после полудня, показалась кавалькада — это был Халил-Паша с двумя адъютантами и генштабистом тов. Багировым. Нужно было слышать восторженные отзывы Халил-Паши о доблести Красной армии, о России, и, в частности, о Москве.

     До 31-го никаких особых событий не произошло, если не считать, что нам удалось вступить в общение с армянскими войсками. Солдаты армяне охотно беседовали с красноармейцами, что заметно не ноавилось командному составу, но враждебность он проявить не решался, быть может, потому, что официально Армения не вела с нами открытую войну.

      К вечеру 31-го из Дизы подошел к р. Араксу турецкий отряд в 500 штыков, 2 горн. орудия и пулеметной командой. Для встречи турок был назначен эскадрон, выстроившийся при въезде в город. Тут же собралось несколько сот возвратившихся городских и окрестных жителей. Показалась турецкая колонна. Раздались русские и турецкие команды, и мощно разнеслись по долине р. Аракса звуки «Интернационала». Турки продефилировали мимо недавних врагов империалистической войны, теперь же дружественных революционных союзников.

     Среди красноармейцев фурор произвела турецкая пулеметная команда, вьючная на коротких сереньких ишочках (осликах); вообще, опрятно одетый, с хорошо пригнанным снаряжением, турецкий отряд произвел отличное впечатление.

     Наш солдатский союз был заключен. Настроение было приподнятое.

     В тот же день к вечеру пришло известие, что связь с Энгеляюртом прервана, а жителям передавались разноречивые слухи. Одно было верно — дашнаки Дро налетом на Базаркянт и Энгеляюрт сбили наши части и порвали связь.

     Первой мыслью по получении этих сведений было, что ген. Шелковников перейдет в наступление, а потому были приняты на этот случай меры.

     Турки пришли вовремя. К тому же в окрестных селениях сорганизовались опять боевые ячейки, которые были сведены в районные полки, но оставались пока дома. В случае нужды их можно было бы использовать. Нашлось и одно горное орудие, уцелевшее после шахтахтинского боя, и до 200 снарядов.

      Хали-Паша и Вессель-бей предложили мне командование и над турецким отрядом, но я это предложение отклонил до окончательного  выяснения обстановки и позиции Армении по отношению к Советской России. Все же текущие вопросы обсуждались нами совместно.

      Прошло несколько дней — связи не было. На четвертый или пятый день прибыл из Герусы красноармеец и привез мне точные сведен случившемся, а, главное, мою дальнейшую задачу — оставаться в Нахичевани, и приказ о предстоящей операции 28 стрелковой дивизии. I

    К сожалению, я не помню фамилии этого храброго и сметливого товарища. Надо иметь немалую находчивость и недюжинную решимость, не зная ни языка, ни местности, пробраться через отряды Дро и район с враждебным нам населением.

     Видя пассивность ген. Шелковникова и полное затишье на Нахичеванском фронте, я решил сделать нажим на Энгеляюрт.

      Приблизительно на двенадцатый день нашего сиденья в Нахичевани эскадрон, усиленный пулеметами, после перестрелки на Пченакдагском перевале, вышел к Энгеляюрт, куда подходили пехотные части 28 стрельковой дивизии, разбив Дро и отняв у него обратно все захваченное имущество и одно орудие.

     Связь была восстановлена.

     Будучи отрезанной почти две недели, казалось бы, красноармейская масса должна была приуныть. Нестерпимая жара, комары и москиты по ночам и ужасающая Закавказская малярия могли бы навести грусть и тоску. К тому же, помимо нарядов и сторожевок, приходилось работать в поле не только для своей части, но и для населения, которое возвращалось из Персии, но боялось идти в свои селения. Оборванная, голодная, измученная и физически, и нравственно, с землистыми от истощения и малярии лицами, эта толпа беженцев поедала все, что попадало под руку. Стали развиваться болезни. Смертность увеличилась. Вглубь страны персы беженцев не пускали, возврата домой не предвиделось. Приход Красных войск вернул им если не дом, то родную страну. Он же дал им снятый своими руками хлеб.

     Красные бойцы уделили им и часть своих медикаментов, подбирали умирающих, хоронили трупы и избыток своей энергии обратили на трудовую помощь измученным, голодным и лишенным крова беднякам.

 

 

1Цель настоящей заметки — воспоминание о бескровной победе и завоевании дружбы народов, на покорение которых требовались десятки лет кровавой беспо­щадной бойни империалистической армии. — (Тархов В.)

2Халил (Кут) Паша, во время Сивасского конгресса был направлен Мустафой Кемалем в Москву с целью установить отношения между Советской Россией и Анатолий­ской революцией.

 

 

В. Тархов.

 

 

Источник: Тархов В. Занятие г. Нахичевани и первая встреча Красной армии войсками Кемаль-Паши// Военный вестник. 1922. 15 апреля. № 8. -35.

 

 

                                                                              ***

 

Дашнаки всю силу гнева направили против мусульман, русских…

 

 

Из телеграммы Кирова СМ. от 29 июня 1920 г.

Чичерину, Москва.

 

     Белый террор дашнаков не прекращается. После удушения зародившейся было советской власти в Карсской области и Александрополе дашнаки всю силу гнева направили против мусульман, русских. Из тридцати тысяч русского населения в Карсской области осталось пятнадцать, остальное или разбежалось в Турцию или в Россию, или погибло. По селениям расквартированы отряды маузеристов, грабящих население; крестьяне селения Новоселима за отказ нести подводную повинность по приказу командира четвертого полка поголовно высечены. Пятнадцать мусульманских селений Тухурцского района вырезаны и разбежались.

 

29 юня 1920.№94.

Киров.

 

РГАСПИ.Ф.5.0п.1.Д.2178.Л.1.

 

                                                                              ***

 

 

 

Дашнаками практикуется поголовное уничтожение всех мусульман смешанных сел пограничной полосы

 

(Из телеграммы с пометкой «Совершенно секретно», от­правленной 14 сентября 1920 года из Баку в Москву секре­тарем первой советской посольской делегации, посетив­шей Турцию, Упмалом).

 

     …Дашнаки, уверенные в пассивности турок, систематически производят налеты на села, поголовно вырезая турок. [В] Каракилис явились представители Сурмалинского и Кагизманского округа, просят защиты. В уезде на 105 сел осталось 35 горных деревушек. В августе из них вырезано еще 8 сел. Просят взять под защиту или переселить их семьи, чтобы затем всех мужчин бросить на любой фронт. Дашнаками практикуется поголовное уничтожение всех мусульман смешанных сел пограничной полосы, заселяемых затем армянами для будущих мирных переговоров. [В] Кагизманском районе последнее смешанного состава село Порин вырезано 20 августа. (…)

 

Упмал.

 

РГАСПИ. Ф. 64. Оп.1. Д.21. Л.118.

 

 

                                                                              ***

 

 

     В так называемой Турецкой Армении большинство принадлежит мусульманам

 

(Доклад, представленный в Политбюро ЦК РКП наркомом иностранных дел)

 

16 июля 1921 г.

В ПОЛИТБЮРО ЦК РКП

 

     Центральным Комитетом были делегированы в Ригу для переговоров с дашнаками товарищи Тер-Габриелян и Тер-Ваганян, к которым нейтральный Комитет присоединил тов. Иоффе1. Мы думали, что речь будет идти о предлагаемой дашнаками коалиции. Тов. Иоффе говорит, ЦК заранее не дал инструкции. Совершенно невозможно давать какие бы то ни было инструкции, когда нет ни малейшего указания на то, о чем будет идти речь. Когда же начались переговоры, делегаты не прислали нам ни единой строчки. Мы даже не знали, что переговоры уже начались, когда получилась первая и единственная телеграмма делегатов с сообщением о том, что проект соглашения выработан. Этот проект делегаты теперь предлагают Центральному Комитету утвердить. Мне приходится, к сожалению, в самой решительной форме заявить, что не только невозможно этот проект утвердить, но [и] что самый факт появления такого проекта может принести очень серьезный вред нашей политике. Обе стороны в Риге парафировали соглашение, изложенное виду обмена декларациями. Итак, в руках дашнаков остался парафированный нашими делегатами, т.е. снабженный их инициалами ответ  делегации ЦК РКП. Гвоздь этого ответа, приблизительно повторяющий предложения дашнаков, заключается в том, что, по заявлению делегатов ЦК РКП, для физического существования армянского народа и его свободного независимого политического бытия необходимо «территориальное объединение так называемой Русской Армении с так называемой Турецкой Арменией, т.е. присоединение к первой ранее населенное армянами турецкой территории, достаточной для свободного экономического и политического существования Армении».

     Итак, делегация нашего ЦК признает необходимым отнятие у Турции так называемой Турецкой Армении.

     Весь документ изложен так расплывчато, что вполне допускает толкование насильственного отнятия этой территории у Турции.

     Это есть уничтожение русско-турецкого Московского договора. Принятие этого проекта означало бы окончательную ссору с Турцией. Если дашнаки покажут туркам оставленный в их руках нашими делегатами документ, уже это одно может заставить турок переброситься к Антанте, которая как раз предлагает гораздо более мягкие условия, чем прежде. Дашнаки рассказывали, якобы Бекир-Сами2 говорил им, что если Армения будет не Советской, то турки отдадут ей Турецкую Армению. Это основано исключительно на сообщении дашнаков. Во всяком случае, что бы Бекир-Сами [ни] говорил по каким-либо затаенным сообра­жениям, можно считать абсолютно несомненным, что турецкое прави­тельство ни в коем случае без войны не отдаст Турецкую Армению, так как считает ее жизненно необходимой частью Турции. В так называемой Турецкой Армении большинство принадлежит мусульманам, и как раз в этих областях, в особенности в Карсской области, живет наиболее энергичное и сильное мусульманское население, которое, по мысли ту­рок, должно укрепить их военное могущество. Стратегическую позицию Карса турки считают безусловно необходимой для своей безопасности.

     Тов. Иоффе весьма странно мотивирует данное предложение: «Прав­да, может быть сделано возражение, что мы этим грозим испортить свои отношения с кемалистами, так как покушаемся на их территорию, но мы покушаемся не для себя, а для независимой Армении». Далее следует и другой его довод: «Консеквентная защита нами интересов ар­мян, как максимально угнетенного народа, поднимает доверие к нам и в среде мусульманских народных масс, как тоже угнетенных, даже и в Турции, а еще больше — в других государствах Востока, у нас в Турке­стане, в Афганистане, Персии, Индии». Все это рассуждение настолько наивно и свидетельствует о таком абсолютном незнании Востока, что я могу лишь выразить величайшее удивление, находя таковое в докладе, подписанном тов. Иоффе.

     В действительности «народная масса» Турции прекраснейшим об­разом участвовала и будет участвовать в избиении армян, и взаимная ненависть этих двух народностей нисколько не меньше в «народных массах», чем среди пашей и интеллигентов. Для турецкого же прави­тельства обладание Турецкой Арменией представляется такой элементарной необходимостью, что о ней и заикаться нельзя. Когда в 1920 году, в период первого собирания сил кемалистов, мы говорили о территори­альном перераспределении, этого было достаточно, чтобы в Великом Национальном Собрании были произведены враждебные демонстра­ции против нас.

      Если мы хоть сколько-нибудь заикнемся об уступке Турцией так называемой Турецкой Армении, где в действительности большинство мусульманское, вся Турция из этого выведет, что Московский договор для нас клочок бумаги. Среди турок далеко не исчезло недоверие к нам, и оно целиком на руку Антанте. Вся наша политика должна укрепить убеждение у турок, что Московский договор для нас не клочок бумаги, а окончательное размежевание между нами и Турцией. Все это опрокиды­вается, и громадное политическое значение Московского договора исче­зает, если мы заикнемся об отнятии у Турции так называемой Турецкой Армении. Это был бы крах всей нашей восточной политики. Самый факт оставления такого проекта в руках дашнаков может быть чреват для нас большими неприятностями. И придется, пожалуй, теперь же дать Али-Фуаду3 объяснения начистоту, самым решительным образом осудив этот проект. Это, впрочем, будет видно из дальнейшего хода этого дела.

     Итак, мы признаем необходимым категорически отвергнуть парафинированный в Риге проект соглашения с дашнаками.

     Другой документ, исходивший от делегации ЦК РКП, есть заявление, также предлагаемое ею на утверждение ЦК, о том, что ЦК РКП пред­ложит ЦК КП Армении легализовать Дашнакцутюн и вступить с ним в переговоры о совместной работе. Кроме того, тов. Тер-Габриелян устно передал мне, что если националистическим повстанцам Зангезура будет обещана армянским советским правительством амнистия, в таком слу­чае дашнаки предложат повстанцам сложить оружие. Эти вопросы, по нашему мнению, не могут быть решаемы помимо самих армянских ком­мунистов, и как раз в этот момент получилась телеграмма от секретаря ЦК Компартии Армении о том, что Зангезур совершенно ликвидирован и ведение переговоров с дашнаками ЦК Компартии Армении считает бесцельным и даже вредным; за границей дашнаки совершенно дискредитированы, а внутри страны «мы их окончательно добиваем». Вопрос об амнистии, о легализации Дашнакцутюна и о коалиции с ним следует рассматривать совершенно особо от рижских переговоров, исходя ис­ключительно из местных условий и принимая во внимание мнение армянских коммунистов, которого у нас еще нет. Мне лично кажется, что о коалиции с дашнаками ни в коем случае не может быть речи. Кроме разложения и провокации они ничего не внесут.

 

1Иоффе Адольф Абрамович (1883—1927) — член Заграничного бюро ЦК РСДРП(б) 11906—1908); кандидат в члены ЦК РСДРП(б) — РКП(б) (1917—1919); председатель мирной делегации на переговорах в Брест-Литовске, полпред Советской России В Германии (1918); член президиума делегации на Генуэзской конференции (1922); полпред в Китае и Японии (1922—1924); полпред в Австрии (1924—1925).

2Бекир Сами (Кундух) — первый министром иностранных дел Турецкой Республики (3 мая 1920 г.), глава первой турецкой делегации, направленной В Москву.

3Али Фуад — первый посол Турции в Москве.

 

НАРКОМИНДЕЛ

 

РГАСПИ. Ф.2, Оп. 2. Д.758. Л.1—4.

 

 

                                                                              ***

Требование об очищении Вана, Муша и Битлиса в пользу Ар­мении — империалистское глупое и провокационное требова­ние…

 

(Телеграмма Орджоникидзе Г.К., направленная в Кремль, и примечание, написанное на ней от руки Сталиным И.В).

 

Из Баку 9/11 —1921г.

Принята 11/11 — 1921 г.

 

Тов. Ленину

 

Москва, Кремль тов. Чичерину, Ленину, Троцкому, Сталину.

Шифр т. Сталина.

 

     Турецкая делегация выехала 6/11 с.г., задерживать их не надо. Нужно как можно скорее заключить договор. Положение в Турции по имею­щимся сведениям таково: требование Чичерина Муша-Вана-Битлиса сразу усилило сторонников Антанты, и Мустафа Кемаль стал искать пути сближения с Константинополем — Антантой. Этим был вызван приезд Иззет-паши /сообщение Умпала/. В настоящее время в Анатолии идет борьба двух групп: одна — за соглашение с нами /народники/, ругая — за Антанту. Последняя, не смея открыто выступать за Антан­ту, всячески провоцирует [ее] против нас, она сознательно выкидывает всевозможные эксцессы в Армении, распространяет всевозможные провокационные слухи против нас. Армянский вопрос является самым больным местом турецкой политики. Многолетняя ненависть к армя­нам несмотря на некоторые старания со стороны высшего командова­ния не в состоянии предотвратить ее эксцессы, которые очень сильно преувеличиваются и раздуваются товарищами армянами. В частях ар­мии противной нам группы ведется агитация, что будто бы мы из-за ар­мян уже прервали сношения с Ангорой, по этому поводу командованием Карабекира разослан приказ по армии, что все это ложь и провокация. Не могу умолчать, что многие товарищи армяне — сторонники войны с Турцией. Вся их информация получается ими в большинстве случаев от некоммунистов, которые горят желанием воевать с турками, не пони­мая, что в случае войны прежде всего пострадают именно армяне. Был такой случай: несколько армян-коммунистов из Александрополя с вин­товками попытались прорваться в Армению через расположение турец­ких частей и не имели никаких результатов, произошла перестрелка, и оказались убитые. Был случай ареста курьеров туркомандования даже с письмами Мдивани. Турки предъявили ультиматум. В общем, атмосфера [в] высшей степени сгущенная. Нет ни малейшего сближения меж­ду турками и армянами. Обоюдная ненависть в полной силе. По моему мнению, независимо от желания Ангорского правительства ориентиро­ваться на Россию или на Антанту пока оно принуждено ориентировать­ся на нас, ибо настроение у армии и населения требует этого. Вне всяко­го сомнения, требования Муша, Вана и Битлиса будут использовать для демонстрации нашего отношения с турками. Все подобного характера требования должны быть сняты, и должен быть заключен договор, ко­торый носил бы чисто агитационный характер, чтобы наши противни­ки сразу были лишены возможности провоцировать. В этом случае, если Ангора перекинется на сторону Антанты, Восточная Анатолия останет­ся с нами, а это для нас весьма важно. Армянский вопрос — это вопрос Восточной Анатолии. Из-за того что Антанта требовала передачи Муша, Вана, Битлиса и др. Армении, население Восточной Анатолии ненавидит Антанту. Александрополь турки очистят без особых уговоров, можно бу­дет их отодвинуть еще дальше, но Каре едва ли они очистят.

 

№59 Орджоникидзе

 

     Тов. Ленин! Я вчера только узнал, что Чичерин послал когда-то тур­кам дурацкое (и провокационное) требование об очищении Вана, Муша и Битлиса (турецкие провинции с громадным преобладанием турок) в пользу Армении. Это армянско-империалистское требование не может быть нашим требованием. Нужно запретить Чичерину посылку нот тур­кам под диктовку националистически настроенных армян.

12/02[1921] Сталин.

 

РГАСПИ. Ф.558. Оп.1. Д.5214. Л. 1, 1 об. [Подлинник];

РГАСПИ. Ф.558. Оп.11. Д.338. Л.4,4 об. [Заверенная копия).

 

                                                                              ***

 

                                Необходимо очистить Армению от всех неармян…

 

(Из статьи «Старая и новая Армения» одного из видных го­сударственных деятелей Советской Армении Мясникяна А.Ф.1, опубликованной 29 ноября 1921 г.).

 

     Армянская буржуазия, ее идеологи и eе партия Дашнакцутюн постоянно говорили и твердили, что без Европы, без господствующих буржуазных великих держав не может определить­ся судьба Армении. А между тем Армения для европейского капитала всегда была лишь ничтожной игрушкой. (…)

 

Национальная политика. Превыше всего — армянин, а поскольку господствует армянская буржуазия, то значит — ее карман и ее жизнь. Таков был исходный пункт дашнакской национальной политики. Следо­вательно, необходимо очистить Армению от всех неармян и в первую оче­редь от ненавистных татар2 и нелюдей — турок. Так думал и действовал Дашнакцутюн. Огнем и мечом уничтожались мусульманские и русские деревни в Армении, шли бои с Грузией, Турцией и Азербайджаном. …

Внутренняя организационная жизнь. В дашнакской Армении жизнь не была гарантирована, на дорогах хозяйничали разбойники и граби­тели, не было конца беззакониям, господствовали «маузеристы»3. Министры назначались специально из числа воров и бездарных людей, делегации составлялись из карьеристов и общественных грабителей. В настоящее время Агаронян4 в Париже стал владельцем виллы, Дастакян в Румынии расточает сотни тысяч франков, полученных якобы для покупки нефти. Члены парламента владели большими участками земли, делегат поневоле Врацян5 похитил и вывез из Армении милли­онное состояние в золотом исчислении, каждый Дали-Казар6 или дру­гой «хмбапет»7 владел огромными стадами коров и овец и т.д. Все это — результат дезорганизованности и общего грабительства дашнакской внутренней политики….

Военная сила. Один из армян-патриотов еще при господстве дашна­ков посоветовал им оформить свой государственный герб следующим образом —удирающий заяц с маузером на плече. Так выглядело дашнакское войско, во главе которого стояли дружины невежественных, над­менных «хмбапетов» с разбойничьей повадкой, начиная с Арама, Рубена и кончая Мартиросом и Пилосом. Дашнакцутюн не имел войска, его от­ряды постоянно были одержимы смертельным ужасом перед турецки­ми и другими войсками, зато они были отважны и смелы при расправах с безоружными мусульманами и при грабеже мирного населения. …

     Перечень вопросов велик. Наконец, отметим еще один из них. Буржу­азная Армения и дашнакский образ действий породили многочислен­ное армянское и мусульманское беженство — нищее, голое, голодное, жалкое до слез, больное, полумертвое, потерявшее человеческий облик, брошенное на произвол судьбы, гонимое беженство….

 

1Мясников (настоящая фамилия — Мясникян, псевдоним — Мартуни) Александр Федорович, советский государственный и партийный деятель, литератор.

Мясников А.Ф. // Большая советская энциклопедия. 3-е изд. Т.17. М., 1974. С.180.

2Здесь под словом «татары» подразумеваются азербайджанцы.

3Так называли дашнакские военные отряды.

4Агаронян Аветис — один из важнейших партийных и государственных руководителей дашнакской Армении, подписал от имени своего государства Севр­ский договор, а также принимал участие в Лозаннской конференции. См. АгаронянА. //Армянский вопрос. Энциклопедия. Ереван, 1991. С.9.

5Последний премьер-министр дашнакской Армении.

6Один из виднейших хмбапетов.

7Так называли командиров дашнакских добровольческих отрядов.

 

Источник: Мясникян А.Ф. Избранные произведения. Ереван: Айастан, 1965. С.363—366.

 

 

                                                                              ***

 

Европа использует нашу кровь ради своей политики нефти и копей…

 

(Из отправленного в Советскую Армению и датированного 1 декабря 1921 года письма ответственного лица париж­ской секции партии Гнчак доктора права Гургена Тахмазиана)

 

…Нечего ожидать от Европы, которая постоянно изменяла нашим интересам. Теперь больше, чем когда-либо, Европа использует нашу кровь ради своей политики нефти и копей. Необходимо достигнуть дружбы турок. Интересы всех азиатских народов едины. Все они долж­ны блокироваться против европейского капитализма. Эта необходи­мость нам тут виднее. …

 

Источник: Мясников А. Армянские политические партии за рубежом. Тифлис: Советский Кавказ, 1925. С. 82.

 

 

                                                               ***

 

           Откуда берут свое начало Плаксивость, «христорадничество» армянина. …

 

 (Из статьи Мясникяна А.Ф. «Значение Коммунистической партии Армении», опубликованной 25 января 1922 года).

 

     Армянский народ привык связывать свою судьбу с европейской ди­пломатией; свое спасение он мыслил как результат дипломатической игры европейских стран; вот почему так часто менялась ориентация Армении, то есть ее бывших хозяев: то в пользу Англии, то Франции, то Америки; вот откуда берут свое начало плаксивость, «христорадниче-ство» армянина. …

     Отказ от европейской дипломатии [в Советской Армении— Ред.] означал конец войнам с мусульманским миром, с Турцией. Интересы страны требуют того, чтобы мы жили в дружбе с народами Турции. …

 

Источник: Мясникян А.Ф. Избранные произведения. Ереван: Айастан, 1965. С.372.

 

 

                                                                    ***

Армяне страдают потому, что Антанта сделала из них свое орудие…

 

(Письмо наркома иностранных дел РСФСР Чичерина Г.В., от­правленное из Лозанны заместителю наркома иностран­ных дел Литвинову М.М.)

 

Лозанна, 24 декабря 1922 г. Уважаемый товарищ,

 

     Армянский вопрос достиг критического момента. Во вторник или в среду будет решающее заседание комиссии. Вчера у меня была деле­гация всемирной филармянской лиги. Их президиум состоит из швей­царцев; во главе его женевский профессор Навилль. Президиум из че­тырех человек был у меня, выражал горячую благодарность за то, что Советская Россия сделала у себя для армян, и настойчиво просил наше­го вмешательства в пользу создания для армян национального очага. Судьба армян вызывает живейшее сочувствие во всем мире: петиция о предоставлении им национального очага, представленная в Лозанне, собрала пять миллионов подписей во всех странах мира. Только Россия может спасти остальное армянское население своим вмешательством, ибо только Россия может добиться создания армянского национального очага. Я указал на то, что Россию отстранили от всех других вопросов кроме проливов1, так пусть те, которые заварили кашу, ее расхлебы­вают; армяне страдают потому, что Антанта сделала из них свое орудие, так пусть она расхлебывает это; до сих пор Англия вооружает дашна­ков в Керманшахе, в Тавризе и в горах Карадага против Советских Ре­спублик; так пусть Англия компенсирует тех, которых она использует. Филармяне со всем этим соглашались, но указывали, что другого выхода нет. Я сказал, что если не удастся создать национального очага, придет­ся распределить армянских беженцев и поселить их в разных странах.

     Россия сделала для армян, и перестали бороться против Советской вла­сти. Я повторил Нурандугияну, что в Москве мы рассмотрим вопрос о том, сколько и где можем поселить армянских беженцев. Он выразил сомнение, чтобы армянам удалось приспособиться в таком холодном климате.

     Армянский вопрос очень сильно волнует общественное мнение в Ан­глии и в Америке. Во Франции к нему абсолютно равнодушны. Как раз по этому вопросу произошли серьезные разногласия между Францией и Англией: Керзон в комиссии со свойственной ему грубостью ругал по этому вопросу турок; он сказал: «До войны в Турции было 3 миллиона армян; теперь их остается 150 тысяч; где остальные? Неужели они сами себя убили?». Произошел резкий инцидент, после которого «Тан» вы­ступил со статьей против Англии. На Керзона наседают всевозможные английские общества и федерированные церкви Америки. Исмет2 ни в коем случае не допустит создания армянского очага. Посмотрим, что из этого выйдет.

 

С коммунистическим приветом.

 

1На Лозаннской конференции Советской России было разрешено принимать уча­стие лишь в заседаниях по вопросам проливов. Она была отстранена от участия н других заседаниях.

2Исмет Инёню — глава турецкой делегации на Лозаннской мирной конференции. В 1923—1937 гг. премьер-министр Турецкой Республики. Второй президент Турецкой Республики (1938—1950 гг.).

 

РГАСПИ. Ф.5. Оп.1. Д.1985. С.97—98.

 

 

                                                                              ***

 

 

На этот раз место армян заняли курды…

 

(Из монографии государственного деятеля Советской Ар­мении Борьяна Б.А. «Армения, международная диплома­тия и СССР»).

 

     Армения была, как и раньше, предлогом и средством захвата им­периалистами всего Востока, а мандат на Армению был прикрытой формой империалистического завоевания важнейших пунктов коман­дования Черным, Каспийским и Средиземным морями и территории с богатейшими природными богатствами. Нефть, медь, железо, марганец, каменный уголь и т.д. действовали на умы американских капиталистов, как магнит, а мандат на «свободную Армению», и армяне мыслились как база и аргумент нравственно-политического обоснования американ­ского мандата на захват. …

     Если раньше армянский вопрос был предлогом, а армяне — сред­ством создания «общественного» мнения Европы для вмешательства в управление Оттоманской империи с целью «излечения больного чело­века». То на этот раз их место заняли курды, разумеется, путем подкупа главарей и организации восстания курдов в Турции, чтобы их именем совершить захват Хакияри — гнездо восстания шейха Сайда.

 

Источник: Борьян Б.А. Армения, международная дипломатия и СССР. Т.2. Москва-Ленинград: Государственное издательство, 1929. С.71,409—410.

  

                                                                           ***

 

Виноваты в этом западноевропейские империалисты и, в пер­вую очередь, их верный пес — кровавый Дашнакцутюн…

 

(Из опубликованной в 1928 году статьи одного из теорети­ков Советской Армении — Маренца

 

…Мы не будем разбирать здесь, кто виноват в том, что сотни тысяч трудящихся армян скитаются по белу свету, ибо для каждого честного труженика неоспоримой истиной является то, что не турецкий народ, как и не армянские трудящиеся виноваты были в этом. («Это их горе, но не вина», — говорил тов. Шаумян1), — виноваты в этом западноевро­пейские империалисты и, в первую очередь, их верный пес — кровавый Дашнакцутюн. (…)

 

1Шаумян Степан Георгиевич, один из армянских деятелей Коммуни­стической партии, один из руководителей революционного движения на Кавказе.

 

Источник: Маренц. Лицо армянского сменовеховства // Большевик Закавка­зья. 1928. № 3—4. С.94.

 

 

                                                                           ***

 

 

Дашнаки, курды и Англия

 

Дашнаки в течение десятилетий прививали трудящимся Армении ненависть к их братям — турецким, грузинским, курдским и др. Эта шовинистическая политика «Дашнакцутюна» красной нитью проходит через всего кровавого историю этой партии, выливалась в массовое истребление турок, татар и курдов.

     В 1914 году, когда началась империалистическая война, дашнаки энергично принимались за организацию так называемых добровольческих отрядов. Эти дружины повели в Турции массовое истребление курдов. …курды объявлялись заклятыми врагами армянского народа и всякая мысль о примирении с ними отвергалась как «изменническая»…

      «Курд не захотел вместе с нами драться против общего врага, во имя цели, которая будучи нашею, была и их целю. Сегодня он отдельно борется во имя цели, которая будучи их целю, является также и нашею. Курд не понял своей выгоды и препятствовал нам. Чтобы не повторит совершенной ими роковой ошибки, мы не должны последовать его политике» («Усабер», дашнакская газета). «Даже многие из нашей интеллигенции до сих пор не могут освободиться от горечи воспоминаний прошлого и с нужной смелостью и с серьезностью определить и оценить все те преимущества, которые представляет курдское движение для армянского вопроса («Айреник»). Армянская общественность и армянская интеллигенция не должны жалеть средств, чтобы морально и материально помочь своим руководящим органам повсюду укреплять армяно-курдскую дружбу и в максимальной степени использовать курдское движение в интересах Армении и независимости братского курдского народа («Айреник».

 

Газет «Заря Востока». № 158 (1824) от 10 июля 1928 г. Дашнаки, курды и Англия (Араб Шамилов)

 

 

                                                                           ***

 

 

Русские казаки о курдах…

 

ОГЛЯНЕМСЯ НАЗАД… КУРДЫ

 

  Стариннейший народ. Все кочевники. Многочисленные стада овец, немного рогатого скота, несколько верховых лошадей -это все их богатство. В своем внутреннем обиходе живут жизнью каменного века. Спят в своих хижинах-норах на полу, на разном тряпье. Нижнего белья у них нет. Примитивные костюмы мужчин и женщин изнашиваются на их телах без стирки. Все дети — в длинных балахончиках до пят, не застегивающихся, видны их худые тельца сверху донизу. Босые, стоят они в снегу, печально и боязливо смотрят на нас. Все жмутся в одну кучу вокруг старых женщин.

  Они мусульмане. Стройные рослые мужчины. Полных среди них совершенно нет. Все они, кроме дряхлых стариков, бреют бороды своими примитивными бритвами-ножами, оставляя густые черные усы. Гостеприимные, скромные, послушные и по-мусульмански терпеливые к велениям судьбы. Их женщины не закрывают своих лиц, как турчанки и персиянки. Курдинки не блещут красотой, но и не дурны.

  Всякий курд счастлив и обязан иметь какое-либо ружье. Они предпочитают патроны со свинцовой пулей. Такая пуля делает рваные раны, заражает их, и в большинстве случаев смертельный исход неизбежен. Курд-чабан всегда вооружен ружьем и ножом.

  Живут они древними своими обычаями. Турок недолюбливают. Мечетей у них нет, или они очень редки и примитивны – это просто сараи.

  В общем, курды народ хороший, и мы их даже полюбили. Из них получились бы отличные конные полки, наподобие казачьих. Да таковыми они и были в Турецкой армии – как иррегулярные конные части.

  И вот к такому народу в Турцию с началом войны пришли русские войска. Мы заняли их земли, разрушили их жилища “на топливо”, забрали все их зерно на корм многочисленной коннице, резали овец и коров себе на пропитание, почти ничего не платя за это. А главное – заняв достаточно обширную территорию, мы не дали им никакой местной администрации. Любой строевой начальник самого младшего ранга, остановившись в курдском селе или прибыв за фуражом, мог позволить “все” над населением. Любой рядовой воин, войдя в мрачную каменную пещеру курда, считал себя вправе делать все, что он захотел бы: отбирать у него последний лаваш, рыться в его тряпье, “ища оружие”, мог взять все, что ему понравилось, мог выгнать главу семьи из его норы и тут же приставать к его жене, сестре, дочерям…

  При таком положении побежденного даже европеец взялся бы за нож для защиты своей семьи, чести. А ведь курд был самый настоящий полудикарь, разбойник, воинственный человек, к тому же мусульманин. Вот почему он и стрелял в русского солдата при удобном случае…

  В один из снежных и морозных дней ноября 1914 года сотни Закаспийской казачьей бригады были брошены по всем курдским селам Баязетской долины, окружили их, выделили всех мужчин и отправили через русско-турецкую границу в Игдырь для работ по очистке дорог. Курды – не рабочие в европейском понимании этого слова. Они только кочевники. Я их потом видел на работах и вне работы. Никакой пользы от них и одно лишь озлобление против русских. Первобытный человек гораздо глубже любит свою родину, чем культурный человек. Но родина, своя семья, нажитое хозяйство — для всех дороги. И мы психологическое состояние курдов поняли остро лишь тогда, когда Красная Армия и советская власть пришли с севера в налги казачьи края и поступили с казаками так, как мы поступали с курдами…

 

Ф.И. Елисеев. Казаки на Кавказском фронте (1914-1917).

 

 

 

Подготовил Лятиф Маммад

www.kurdist.ru

 

 

Admin
Author: Admin

Оставить комментарий