Template Tools
You are here :  Главная arrow Контакт
Todays is : Wednesday, 20 September 2017
Эта история заслуживает, чтобы ее записали в церковный архив… Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Administrator   
Monday, 04 May 2009
  Князь   
Image  Салахов Князь Рашидович родился в 1942 г. в селе Тайтан (ныне Ванашен) в Араратском районе Армении. В результате обострений межнациональных отношений ему пришлось бросить обжитые места и вместе с семьей выехать в Россию. С 1988 г. живет в станице Платнировская Кореновского района Краснодарского края. 
Князь Рашидович с 1955 г. по 1972 г. работал на молочно-товарной ферме пастухом, где и подружился с заведующим фермой Вазгеном Тароевичем Арутюнян. Эта дружба продолжалась и после смены места работы Князя Рашидовича. 


  Когда Вазген Тароевич учился в г. Казани,он влюбился в местную красавицу Флору. Родители влюбленных сыграли пышную свадьбу: и татарскую и армянскую. Флора Фаизовна в сельской школе с. Тайтан устроилась учительницей русского языка. У них родились две дочки и два сына. Эта многодетная семья до 1988 г. жила в Армении. Но проклятая война «за самостийность», экономическая разруха и социальная напряженность и эту семью подвели к мысли пытаться искать счастье за пределами Армении. А последним толчком принятия решения об отъезде послужили как-то в порыве гнева брошенные отцом Вазгена необдуманные слова о том, что «и в жилах детей Вазгена также течет проклятая тюркская кровь…». Турецкая резня 1915 г. — одна из самых черных страниц в истории армянского народа, оставила у каждого армянина огромный шрам в душе. Но Вазген не смог простить старику эти слова в адрес родных внуков и семья переехала в благодатный Сухуми. Но долгожданной мирной жизни и здесь не получилось: началась война между Абхазией и Грузией. Пришлось оставить на произвол судьбы свой двухэтажный дом почти у самого моря и опять взять в руки поклажу горемычного беженца. Им удалось разместиться в Удмуртии, городе Ижевске. Деловая смекалка, золотые руки и огромное желание работать помогли Вазгену Тароевичу открыть мастерскую по пошиву обуви и небольшой обувной магазин. Обувь армянских мастеров ценилась и в советское время далеко за пределами Армении.
  Вазген Image  В срок выполненный заказ, сравнительно доступные цены, искреннее и доброе отношение к клиентам способствовали тому, что за короткий срок Вазген Тароевич наладил производство и продажу качественной обуви и приобрел свою клиентуру. Стабильный доход обеспечивал семье сносные условия жизни. Вроде все налаживалось, жизнь начала входить в нормальное русло. Но, не так-то было. Вазгена Тароевича стало подводить здоровье и он тяжело заболел. На семейном совете решили, что Вазгену Тароевичу вместе с Флорой Фаизовной и внучкой для улучшения здоровья надо ехать на море, благо у них в Сухуми дом имеется, и заодно его продать. Но им судьбой было заготовано другое. По приезду в Сухуми, спустя несколько дней, при содействии своих же ближайших соседей по дому, Вазген Тароевич, его жена и внучка были взяты в заложники и за них потребовали 10 тысяч долларов. Через три дня Марат, старший сын Вазгена, собрав требуемую сумму денег, срочно вылетел в Сухуми и выкупил у похитителей своих близких. От нервного потрясения Флора Фаизовна долго находилась в шоковом состоянии. Этот дикий случай окончательно подорвал здоровье Вазгена Тароевича и он по настоянию дочери, которая вместе с семьей жила в Москве, едет к ней. 
  В столице диагноз врачей был неутешителен. Обострившаяся болезнь требует оперативного лечения и Вазген Тароевич переносит две сложных операции.  
  Семье Вазгена Тароевича врачи деликатно дают понять, что шансы на выздоровление крайне ничтожны, так как у него обнаружен рак, и очередное хирургическое вмешательстве только ускорит летальный исход.
  Но надежда всегда умирает последней. И здесь Вазген Тароевич вспоминает о своем давнем друге Князе Рашидовиче. В июне 2002 г. Вазген во время телефонного разговора с Князем проговорил о своем намерении встретиться с ним, несказанно обрадовав своего друга. Во время разговора Вазген также осведомляется о курдском шейхе Абдульманафе Шейх Али и просит Князя, чтобы тот отправил ему и для его жены благословление того духовного лица (армяне также с почтением относятся к курдским духовным лицам, как и курды всем святым местам других конфессий). Князь с этой просьбой поехал к шейху, который, внимательно выслушав его, ответил, что «Вазген не его больной» (т.е. он ему не сможет помочь), а «его жене я смогу помочь, так как ее нынешнее состояние результат психологического потрясения».
  Во время очередного телефонного разговора Князь передал Вазгену, что нежелательно отправить письменное благословление почтой и будет лучше, если он сам привезет их в Москву. Но, через два дня Вазген позвонил в Краснодар своему другу и предупредил его о своем намерении приехать к нему в гости, подчеркивая при этом, что, «для них будет желательным личная встреча с шейхом». 
  И раньше Вазген периодически встречался с Князем. Последняя такая встреча состоялась в 2000 г. Он вместе с Князем поехали в Краснодар, где он договорился о покупке земельного участка для строительства дома, оставил и залог, но так и не приехал. Видать, не суждено было.  
Долгожданная встреча состоялась в Краснодарском аэропорте 5 июня 2002 г. Но, по приезду домой к Князу, Вазген через два часа лег в постель и в таком тяжелом состоянии пролежал почти 20 дней. Ни друзья, ни его близкие жена и его сын, день и ночь не отходили от его постели.
Постоянно Марату звонила из Москвы его сестра с настоятельной просьбой «привези отца в Москву». Когда ему купили авиабилет до Москвы, Вазген порвал его и сказал, что «ему лучше умирать здесь в доме у своего брата Князя, чем на чужбине». И в дальнейшем Вазген Тароевич всегда отказывался от поездки словами: «у меня Москве никого нет, кто бы мог меня похоронить по-людски. А здесь все меня знают. В Армению не хочу. Князь мне ближе всех моих родственников».
 26 июня он приобрел вечный покой в доме своего друга, как и того желал. В момент смерти рядом с ним были жена Флора и дочь Лилия. Его сыновья Марат, Гамлет и зять Арарат приехали на исходе 27 июня.
 Image Перед смертью Вазген сказал Князю: Прощание... «Мне все равно, на каком кладбище меня похоронят мусульманском или христианском. Для меня самое главное уверенность в том, что я умираю среди подлинных друзей».
Князь всем сказал, что хоть мы и исповедуем ислам, но мой друг будет предан земле соблюдением всех христианских атрибутов похоронной процессии. 
Князь пригласил православного станичного священника, который отпевал Вазгена, и тот был похоронен на христианском кладбище. А на седьмой день Марат поехал в г. Краснодар и пригласил армянского священника, так как армяне придерживаются христианства григорианской ветви. Были разбиты палатки, народу набралось свыше 200 человек. Поминальный обед, как того пожелал Князь, был в лучших традициях курдской и армянской кухни. Принимая во внимания поминальный обряд у христиан, на столах были даже спиртные напитки. 
Когда армянский священнослужитель вошел в палатку, все как один в знак уважения поднялись с мест и сели, после того, как священник занял ранее уготованное для него почетное место. На его приветствие все ответили на армянском языке, так как все курды-выходцы из Армении свободно владеют армянским языком.
Священнослужитель родился и вырос в г. Краснодаре и кроме родного армянского и русского языков, других языков не знал. Поэтому он, после того как прочитал заупокойную молитву, слегка насторожившись, стал прислушиваться приглушенной и чуждой ему речи окружавших его людей. Священник, ни слова не поняв, с удивлением обратился к рядом сидящему мужчине, а это был Исмаиле Усьв, на сестре которого и был женат Князь, имея ввиду армянский язык, тихо спросил: «Нерецек, инч барбаровег хосум?! («Извините, пожалуйста, на каком наречии эти люди разговаривают?!»). 
  Слегка смущенный Исмаил Усьв ответил: «Кырдерен!» («По-курдски!»). 
  После этого, Исмаиле Усьв вкратце рассказал изумленному священнику историю двух друзей. По дороге на кладбище сын Вазгена Марат подробно поведал священнику историю и обстоятельства смерти отца. 
  Image Удивлению священника не было границ. Он и во время предания тела земле и за поминальным обедом неоднократно повторял, что: «Мне уже шестой десяток и впервые я слышу, а также стал свидетелем проявления такой подлинной дружбы. И того, что несколько сот курдов-мусульман хоронят одного армянина с соблюдением всех правил армянского и христианского погребального обряда. Воистину, этот случай заслуживает, того, чтобы об этом было написано в армянский церковный архив!». В последний путь...
Мы не знаем, исполнил ли свое обещание армянский священнослужитель. Но мы решили рассказать эту простую историю о дружбе представителей соседствующих более две с половиной тысяч лет народов. 

Лятиф Маммад
Краснодар, 2002 г. 
опубликовано
Добавить новыйПоискRSS
E.M. KAŞAXÎ   | 82.138.58.2 | 2009-10-27 13:07:06
Очень трогательная история... Дай Бог, чтобы отношения между нашими народами урегулировались и на государственном-политическом уровне...
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joomlao.com

Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved.

Последнее обновление ( Tuesday, 26 May 2009 )
 
< Пред.   След. >

Авторизация

Вход / Регистрация

Кто на сайте?

Последние комментарии

Другие Статьи

                                               

Всего пользователей

111262 зарегистрированных
23 сегодня
167 на этой неделе
827 в этом месяце
новенький: JustineFlora