Template Tools
You are here :  Главная
Todays is : Friday, 28 July 2017
В.Ф. Минорский. Курды. Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Administrator   
Monday, 18 August 2008
                                                      З а м е т к и  и  в п е ч а т л е н и я 
                                                                (с приложением карты)

                                                                          Петроград, 1915.

                 Image
 
                     (Отдельный оттиск из «Известия Министерства Иностранных дел», 1915, №3)







                                                       Оглавление

1. География и расселение курдов           1
2. История курдов                                     6
3. Быть, сословия, тип курдов                13
4. Язык, словесность, письменность     15
5. Религия                                                 21
6. Характер курдов                                   28
7. Положение женщин. Отношения с другими народностями.
Курдский вопрос                                     36
8. Курды в России                                    41

             (Первый результат нашего путешествия в 1914 г.)
  В сокращенном виде настоящая статья была прочитана в заседании Общества русских ориенталистов 15 мая 1915 г.

   
  I. География и расселения курдов
 
  Чтобы понять географию той части Азш, о которой у насъ будетъ идти речь, надо запомнить два исходных пункта: Арарат и Александреттский залив.
  На юг от, Арарата, болеe, чем на две тысячи верст, протянулись непрерывный горы; сперва они идут прямо с севера на юг, а затем образуют ряд цепей, сворачивающих на юго-востоке к персидскому заливу. Первая часть их называется просто «турецко-персидским пограничным хребтом» и разделяет два высоких плоскогорья с известными солеными озерами Ванским и Урмийским. Вто¬рая часть лишь своими западными ответвлениями подходит к границ Турци и Персии эти-то высокия горы и предгорья, стоящия между Иранским плоскогорьем и Месопотамской низменностью, и назы¬ваются древним термином Загрос (по-видимому, греческого происхождения), неизвестным восточным народам.
  От Арарата на запад тянется тот Агры-даг, который отделяет наше Закавказье от Армянского плоскогорья и в дальнейшем сливается с горными цепями этого последнего.
  Если теперь перейти къ Александретте, то на некотором расстоянии к северу от нее начинается Антитавр, составляющий водораздел рек Черного моря и Месопотамии. Общее направление Антитавра на cевepo-востоке: тремя разветвлениями (Северный, Сред-
1

ний и Южный Армянский Тавр) он, как бы , стремится в сторону Карса, Маку и Арарата1),
  В долинах, прилегающих к зтим разветвлениям Антитавра, находятся главные истоки Ефрата. Они состоять из двух рек: одна—«Мурад-чай» начинается почти под Араратом в Алашкертской долине, а другая—«Кара-су» или «Фурат»2) вытекает из-под Эрзерума. Между обоими реками на плоскогорье Бин-гель находятся истоки Аракса, текущего в противоположном направлении на север. Мурад-чай и Фурат текут сперва на юго-запад, причемъ Мурад-чай в одном месте подходить совсем близко к истокам Тигра. Ему не удается, однако, осилить этой узкой стены, и около Харпута судьба его решена: он сливается с Кара-су, чтобы в союзе с ним составит величайшую реку Передней Азии, Ефрат (2.670 верстъ), который, как бы, желая впасть в Средиземное море, продолжает стремиться на юго-запад, но наталкивается на Тавр и, отраженный от него, поворачивает, на восток к Персидскому заливу.
  Второй, хребет, возникающей на юго-востоке от Александретты, в сущности является продолжением северных сирийских гор. Он называется Тавром и тянется прямо на восток. Около Ванскаго озера один отрог его идет на север, а другой, опоясав озеро с юга и востока, примыкает к Персидской границе около Котура3). Этотъ последний отрог пускает на юг два новых ростка, кото¬рые, как гигантские лапы, охватывают бассейн верхнего Тигра, пробивающегося в юго-восточном направленни. Тигр до выхода на равнину пробегает гораздо меньше пространства, чем Ефрат, но зато, оправдывая древнее толкование своего имени, стрелой скаты¬вается с питающих его высокихъ гор4. На левом берегу Тигра высятся горы Джуди-даг, на которых, по восточным преданиям, остановился ковчег Ноя. Но еще выше громады Джуламеркских гор, стоящих) по левому притоку Тигра, Бол. Забу5); отдельные вер¬шины их достигаютъ 14.000 футъ 6.
_________________
1. Северный отрог приклеивается к Соганлугу, так хорошо известному по недавным боям; южный фактически сливается с Агры-дагом; a средний (Ала-даг) примыкает к потухшему вулкану Тандурек, стоящему у самой Персидском границы, недалеко от Маку (у Аваджика).
2. Корень «Фурат»—один с простонародным, русским словом «фарт, пофартило». На семитских языках (арабский и т. д.) он означает «изобилие».
3.На Востоке Ванского озера он отделяет бассейн этого озера от верховьев Бол. Заба. (см. ниже).
4.Вавилонское «Диглат» значит собственно «высокий берег», но греки думали что -это персидское слово (тигра—нов.-перс. тир, означающее «стрела».
5.Б. Заб не относится к верховьям Tигpa, а вливается в него аж в его среднем течении.
6.Б. Арарат около 17.000 ф.

2

  Если верховья Ефрата и окрестности Ванскаго озера (Древняя Армения) и явились территорией довольно раннего распространения курдов, то все же отроги южного Тавра и гористая страна левого берега Тигра (по Бохатану, Хабуру и Бол. Забу) были, повидимому, главным очагом курдов в историческое время. Наконец, на заре истории, родину курдов надо искать еще далеe на востоке и на югъ, и этим трем восходящим ступеням во времени соответствуют три района расселения курдов: высокое плоскогорье Армении, собственный турецкий Курдистанъ и западные персидские горы.
  Итак, в настоящее время курды живут широкой полосой вблизи турецко-персидской границы от городка Мендели1 до Арарата, заходя на севере в наше Закавказье. На всем армянском плоскогорье
они тесно перемешаны с армянами, но параллел Эрзерума является их северной границей в Турции. На юге курды спускаются до закраины Месопотамской равнины. На западе границею считается Ефрат (или вернее Кара-су), но курды проникают глубоко и в Малую Азию, и не только занимают район к юго-востоку от Сиваса, но отдельными группами отмечаются и около Коньи и въ Киликии, до¬ходя, таким образом, почти до Средиземного моря.
  В общем можно сказать, что курды и горы неразлучны; там, где начинаются равнины, курды уступают место арабамъ, туркам, а вокруг Ванского озера и армянам.
  Примечательно к существующим административным делениямъ, курды занимают:
  В России- прилегаюющие к Арарату части Эриванской губернии, некоторые местности в Ардаганском и Кагызманском округах Карсской области и, кроме того, живут въ уездахъ Зангезурском и Джеванширском2 Елисаветпольской губ. Эти последние курды по какой-то странной случайности не были последней переписью выделены в особую группу, а Эриванские и Карсские курды в 1910г. исчислялись в 125.000 душ, из которых было 25.000 езидийцев.
  В Персии курды занимают целиком большие генералъ-губернаторства Керманшах и Курдистан (иначе Сенне), окр Гяррус и части Азербайджана: 1) целый округ Соуч-булах к югу от Урмийского озера и на запад е от реки Татаву, и 2) беспрерывную полосу в 20—40 верст по турецкой границе на западе Урмии, Салмаса, Хоя н Маку3). На юге персидские курды исконное население и, быть может, занимая западную окраину страны древнихъ мидийцев, они являются одними из их прямых наследниковъ. И по языку, и отчасти по ре-
_________________
1. К востоку от Багдада.
2. Отчасти и на Арешском и Джсбраильском уездах.
3.Ханство Аваджик — единственное место, где тюрки (племя айрумлы), к тому же, позднейшие переселенцы, прерывают сплойшную полосу курдов.

3

лигии (шииты, али-аллахи) эти юго-восточные курды отличаются от главной массы своих соплеменников, хотя и сознают себя с ними одной народностью. Что касается севера Персии то, например, еще в начале нашей эры Салмас1 входил в ту пограничную и почти независимую область, которая у армян называлась Кортчея (т. е. Курдистан). Наоборот, к югу от Урмийского озера курды сравнительно поздно продвинулись так далеко; около Соуч-булаха до сих пор сохранилось немало тюркских названий мест2, а кроме того курд¬ская летопись прямо упоминает о появлении здесь племени мукри (родственного сулеймнийскому племени бабан) лишь при династиях Черно-и Бело-баранников, т. е, около XV в. Подобная поздняя переселения с запада на восток имели место неоднократно, и кое-где явственно видно, как один слой курдского покрывал другой.
  Помимо перечисленных сплошных районов, в Персии есть и отдельные курдские колонии, напримър, в Хорасане (шадыли), к северу от Казвина (амберлю) и около Шираза (около Кялун-Абду), куда курдов переводил Надыр-шах (1736—1747) и т. д.
  В Турции основные земли курдов в Мосульском вилаете, в гористой части которого они живут компактной массой. В вилаетах Ван и Битлис армяне составляют большинство 60 70% лишь вокруг Ванскаго озера на территории3) около 8.000 кв. верст; зато, как санджак Хеккяри, прилегающий к персидской границе, так и большая часть горных округов обоих вилайетов заселены по преимуществу курдами; лишь на юге Хеккяри (Джуламерк) не большим, но плотным оазисом живут аширетные несториане, составляющие до 90% и, вследствие этого, занимающее господствующее положение.
  В Диарбекирском и Харпутском вилаетахъ курды преобладают над остальными народностями. В Ддарбекирском вилайете на Тигре лежит городок Джезире в области Бохтан4, считаю¬щейся колыбелью курдской найди, откуда вышли и наиболее известные курдские движения. В Харпутском вилайете следует отметить сплоченное население округа Дерсим, лежащего в междуречье, образуемом обоими истоками Ефрата, где курды раз в 8 превышают остальное население (Линч). Курды эти говорять, однако, на наречии
_________________
1. Адонц, Армения в эпоху Юстиниана, стр. 418.
2.От которых так отличаются курдские названия: Бежуа, Долканъ, Кани-Cеманъ, Гыртык-спи, 3apкеу и т. д.
3. За вычетом водного пространства.
4. Область эта, обнимающая более широкие пределы, нежели бассейн Бохтан, есть деление административное и как выяснил М. Hartmann, и разделена между вилайетами.

4

заза ]) и исповедуют особую религию, в виду чего замечалась которая тенденция к выделению их из ряда остальныхъ курдов. Лично я думаю, что это не совсем правильно, так как все они параллельно говорят и на общекурдском языке, по быту сливаются с курдами, а религия их — али-аллахийство, к которому принадлежат и другие племена.
  В Алеппском вилайете Курды уступают место арабам, но, по новейшим сведениям (консул Циммерман), в числе 125.000 душ занимают около 1.000 деревень. В Сивасском вилайете курды — меншинство (консул Савинов): их всего — тысяч 30 (казы: Кангаль, Кочхисар, Зара и Дивриг).
  В Эрзерумском вилайете в его восточной части курды составляют значительное большинство относительно других националностей2.
  Отдельная колония курдов имеются в Сирии, где в гор. Дамаске целый квартал заселен курдами (М. Hartmarm). В Багдаде курдов до 5.000 (Anastase Marie), но вообще в Багдадском вилайету курды лишь вкраплены в общую арабскую массу; отдельные племена 3eнгене, Дело и т. д.) живут преимущественно к востоку от дороги, ведущей изъ Багдада в Персию (Ген. консул Орлов).
  Общее число турецких курдов доходит, как полагают, до 1.700.000 (Аверьяновъ). Если считать, что в Персии их около миллиона, то в общей сложности всех курдов (считая и русских подданных) может быть 21/.—3 миллионов.
  Единственной до сих пор попыткой дать общую этнографическую картину расселения курдов является карта полк. Карцева, оставшаяся, по-видимому, почти неизвестной на Западе3). По техническим причинам воспроизведение ее не представляется возможным, и для иллюстрации расселения курдов в Турции мы приведем схему,
 _________________
1.Заза, по-видимому, лишь кличка, которую дают непонятному языку окружающие. Hаречие это, по новейшим исследованиям (О. Mann), чисто иранское и относится к, той же группе диалектов, как напр., и гуранское (см. ниже). В нем много особенностей и архаизмов. Не надо добавлять, что легенда о сходстве его с армянским языком не имеет ни каких оснований.
2.Ген. консул Адамов: курдов 300.000, армян 200.000, турок 210.000. В Баязидском санджаке курды в 5 разъ многочисленнее других национальностей (Линч).
3.«Заметки о курдах» в Зяписках Кавк. От. И. Р. Геогр. Обш., 1897 г.(339—368). Там же литература о курдах. На карте не совсем точны районы преобладания армян, не показаны западные колонии курдов, неверно указан район персидских ала-аллахи, и название племен (нередко искаженные в транскрипции) не точно пришлись на места, но сама по себе карта большой и не утративший своего значения труд.

5
 
приложенную к работе члена английского парламента Марка Сайкса1, лучшего практического знатока курдской этнографии, поскольку речь идет о Турции.
  Большая часть доступных статистических материалов касательно численности армян, курдов и т.д. сжато сгруппированы в официальном издании Министерства Иностранных Дел «Реформы в Армении» (1915).


  II. История курдов


  Происхождение курдов, или вернее их первое появление в Курдистане, — очень спорный вопрос. Классические писатели2 упоминают в связи с территорией нынешнего Курдистана ряд названий, чрезвычайно похожих на современное имя: курд, и до последнего времени было принято говорить, что курды потомки кардухов, через страну которых в 401 г. до Р. X. отступали 10 000 греков под предводительством Ксенофонта. Взгляд этот за последнее время изменился. Среди народов, к которым относятся указанные сродные имена, некоторые ученые теперь различают две группы: за одною (именно за кардухами) они отвергают арийское происхождение3, но зато считают, что, κυρτιοι жившие восточнее кардухов, были именно предками курдов. Как бы то ни было, за несколько веков до Р. X. интересующий нас народ сидел в горах Курдистана. Мы знаем,
_________________
1.Tlie Kurdish tribes of the Ottoman Empire, J. R. Anthrop. S., XXXVIII, 1908 г., (451—486). Труд этот безусловно заслуживает переиздания в новой обработке с привлечением всей наличной литературы о курдах. Сама система карты исключи¬тельно практическая: племена чисто географически разделены на 5 районов (крупные буквы); в пределах каждого указано цифрами место нахождения отдельных племен, а их подразделения отмечеены мелкими буквами. Для пользования картой приложен подробнейший каталог племен. В нашем Приложении карта может служить лишь указателем месть, где можно найти курдов. Hecтopиaнe обозначены крестами, но расселение армян совершенно не указано, в этом отношении карта полк. Карцева имеет все преимущества. С М.Сайк не следует смешивать его одно¬фамильца (Т. М. Sykes), Ген. Консула в Мешеде, автора книги Теп thousand miles in Persia.
2Вопрос о том, упоминается ли имя курдов в клинописных памятннках, по-видимому, не решен. Прежнее имя Кур-ти-и тепер читают Кур-хи-и. (См. Hartmann, Bohtari, II, 92).
3.Акад. Н. Я. Марр считает,, что название «кардухи» по форме своей указывает на сродство этого народа с урартийцами (называвшими себя халдами); однако, древний язык кардухов коренным образом был впоследствии заменен новым индо-европейским. См. «Еще о слове: челеби», З.В.О. ХХ, стр. 139. Об отношении кюртиев к кардухам Н.Я. Марр затрудняется высказаться.

6

что по крайней мере по языку курды не только арийцы, но относятся и к вполне определенной иранской группе. Следовательно, родина их (или их языка) — с большой вероятностью на Востоке1.Первое возвышение арийцев относится приблизительно к началу VII века до Р. X., и можно предположить, что именно в ту эпоху, когда мидийцы со своими союзниками сокрушали Ассирию (607 до Р. X.), на запад продвинулась большая часть курдов. Для параллели следует напомнить, что ближайшие и многовековые соседи курдов — армяне, около тех же времен явились из Фригии и, заняв царство Урарту2 (народа совершенно другого происхождения), осели вокруг Ванского озера3. Таким образом, если корни армян на северо-западе, то корни курдов на востоке. Это, как бы, две противоположных волны, разбившихся у горной твердыни Тавра.

  В древне-персидской монархии курды не упоминаются отдельно: по-видимому, они входили в состав провинции Армения.
  Греческие географы начала нашей эры (Страбон, Птолемей и т. д.) хорошо знали область Кордуэну (Гордиэну), один из городов которой Пинака теперь отождествляют с нынешним местечком Финик на р. Тигре4. С этой Кордуной отчасти могла совпадать и упоминавшаяся выше Кортчея армянских аршакидов, которая от Салмаса тянулась через южный Хеккяри и далее на запад к Бохтану5.
  Как многообразны были судьбы этих мест, покажет следующий сухой конспект, заимствованный мною у Шармуа: юго-восточная часть центрального Курдистана подчинялась последовательно армянской династии Хайкан, зависевшей от ахеменидов; Александру Великому; армянским аршакидам; Александру, сыну Марка Антония и Клеопатры, аршакидам-воссалам то парфян, то Рима; сасанидам Ардеширу и Шапуру; римским императорам от Галерия до Иовиана; вновь сасанидам;.византийскому императору Феодосию; армянским аршакидам, зависевшим от сасанидов; опять византийцам; наконец, первым арабским завоевателям; армянским князьям
_________________
1.Общее заселение Ирана арийцами происходило, вероятно, с востока на запад. В. В. Бертольд, Истор.-геогр. Обзор. Ирана, 1903, стр. 3, 59.
2.Урартийцев или, как теперь говорять халдов, относят к особой алародийской группе народов (хетты, митанни, наири). Ср. П. Л. Тураев, Ист. Древ. Вост., II (1914), 46 и след.
3Впрочем, по д р у г и м теориям армяне сопоставляются и с хеттами, и с киммерийцами. См. Халатьянц, Очерк Истории Apении, 1910, 10-20.
4.Однако, если согласиться с тeopей о различии кардухов и кюртиев, то надо принять во внимание указание Страбона (16,747), который говорит, что современные ему Гсгли7№1 (в стране которых и лежала Пинака) в старые времена назывались кардухами (Hartmann, Bohtan).
5.Ср. Адонц, Армения при Юстиниане, 418.  

7

Арцруни, бывшим арабскими вассалами1, и первой самостоятельной курдской династии Мерванидов, процарствовавшей с 990 до 1096 г. Вслед за тем пошел опять целый ряд восточных завоевателей: в XI в. явились сельджуки, потом курдам пришлось бороться против монголов: сперва в XIII в. против Хулагу-Хана, а потом около 400 г. против Тамерлана, которому один раз пришлось в Курдистане (под Амадией) очень плохо.
  Наконец, в XVI в., явились с запада новые завоеватели — османские турки, и с 1514 г. судьбы Курдистана были связаны с Турцией.
  Покоритель Курдистана Султан Селим поручил его устройство своему приближенному, историку Хаким-Идрису, родом битлисскому курду2. Предполагали, что Идрис, из политический целей, содействовал продвижению курдов в населенные армянами районы, однако, вернее думать, что курды гораздо раньше распространились на север, отчасти естественно, как кочевники, а отчасти, как сторонники господствующего Ислама, теснившего христианство. Известно, например, что предки знаменитого Саладина, бывшие из племени Равенд, еще в X веке кочевали около Двина (в пределах Эриванской губ.3
  В курдской летописи говорится, что племя Рожеки отняло Битлис и Хазо у некоего грузинского князя Давида. Там же излагается предание, по которому водворение курдской династии в Битлисе относится к 837 г. Быть может, дату эту надо несколько увеличить, но возможно, что указанное событие произошло не позже X — XI веков4.
  Нет сомнения, что курды постепенно захватывали части армянского царства, окончившегося в XI в., и что во многих местах они сидят не на исконной своей территории. Однако, следует иметь в виду, что вопрос этот отнюдь не новый, а имеющий подчас многовековую давность, чем и объясняется превращение древней Армении в этнографическую Курдо-Армению наших дней. К концу XVI в. относится знаменитая курдская летопись Шереф-наме, которая запечатлела пеструю картину курдских княжеств,
_________________
1.Charmoy, Cheref-nameh, I, 344—2.
2.О нем срав. Cheref-nameh, III, 208, 531.
3.Cheref-nameh II (т.е., том I, часть 2), стр. 76.
4. Cheref-nameh (псревод) III, 34, 224, 239. Предание это доныне живет среди курдов (между Мушем и Кабильджосом), см. статью Caйксa. Charmoy (IV, 213) считал, что упоминаемый Давид был сыном Сенехерима из армянской династии Арцруни и взошли на трон в 1027 г. Но, с другой стороны, характерно, что летопись называет грузинского князя, a в качестве такового, как мне сообщают, мог бы подойти под обстановку Давид Куропалать, yмерший в 1001 г. Летопись вполне различает грузин. и армян. Например, в Битлисе, она упоминает древнюю армянскую церковь, превращенную в мечеть.

8
оставленных Султаном Селимом на вассальном положении. Левый берег Западного Евфрата и почти все течение Восточного Евфрата (МурадСу) были заняты курдскими владетельными князьками, возводившими свои роды ко времени после распространения Ислама. Едва ли не самым крупным княжеством был Битлис, князем которого был и сам автор летописи Шерефеддин Хан, описывающий в подробности все достопримечательности своего удела: его мечети, рынки, ученых людей и т. д. Летопись с чисто курдской родовой гордостью перечисляет длинные генеалогии, рисует войны, переселения племен, их постоянно неопределенное положение в борьбе между Турцией и Персией, продолжающееся до сего дня и т. д.
  О вольном существовании курдов так выражается Шереф-наме: «Величайшие султаны и высокие потентаты никогда не посягали на их страну и земли, ограничиваясь получением подарков и довольствуясь видеть их преданность и послушание, насколько это нужно, чтобы пользоваться ими в качестве вспомогательных войск»1. Лишь в XIX в. пришел этому конец. Великий турецкий реформатор Султан Махмуд II решил довершить дело Султана Селима и, так сказать, заново покорить Курдистан, что и было выполнено в 1834 г. Мухаммед Решид Пашою. С этого времени курды стали более или менее турецкими подданными, но и тут последовала реакция, в виде первого курдского движения в 1843—46 годах под начальством Бедр-Хана. Выразилась она, однако, лишь в виде резни и грабежа, но не армян, а несториан, среди которых появились в это время английские миссионеры. Против Бедр-Хана было послано войско; он был разбит и сослан на Крит.
  Во время Крымской войны возникло уже настоящее движение, под начальством Езданшера, племянника бывшего соперника Берд-Хана. Когда турецкие войска ушли на север, Езданшер поднял восстание в Хеккяри и Бохтане и в 1855 г. захватил Битлис, Мосул, а затем и все пространство от Вана до Багдада. Турецкие войска были разбиты у Сеэрда, все турецкие чиновники и гарнизоны вырезаны, но любопытно, что против христиан эксцессов не было, а наоборот, несториане и даже греки, проживавшие в Курдистане, встали под знамена повстанцев.
  Езданшер несколько раз посылал к русским своих людей, предлагая соединиться с нашими войсками, но взаимные письма не доходили и, прежде чем мы весною 1855 г. возобновили военные действия, Езданшер, сдавшись на обещания английского Консульского агента Нимруда Рассама2, был схвачен и увезен в Константинополь, после чего восстание само собою прекратилось. Между про-
_________________
1.Cheref-nameh, II, 34.
2.Местного уроженца, известного своими замечательными раскопками в Ассирии. См. Тураев, Истрия Древ. Востока, 1913, I,37.

9

чим, турецким войскам за подавление его была выдана особая медаль. Сам Езданшер сделался народным героем и, напр., в сборнике курдской словесности Социна имеются воспевающие его песни.
  Не успела кончиться война 1877—1878 годов, расшатавшая турецкий престиж, как опять восстали курды Хеккяри, Бехдинана1 и Бохтана. Во главе их встали представители все того же семейства, а именно сыновья Бедр-Хана, — из которых один был полковником турецкого Генерального Штаба. Целью своей они выставляли возвращение прежней независимости. Сперва опять был разбит турецкий отряд из Сеэрда, но затем главари были захвачены и восстание замерло.
  Несколько особый характер имеет движение 1880 г. Поднял его весьма чтимый в Курдистане представитель духовной власти Шейх Обейдулла, который во время войны 1878 г. оказывал туркам деятельное содействие. Целью вновь была поставлена независимость курдов, но осуществление ее должно было начаться на персидской территории. Большие силы курдов вторглись в заурмийский край, осадили Урмию, обошли Урмийское озеро с восточной стороны, взяли Бинаб и направлялись на Тавриз, где поднялось настоящее смятение: на улицах были построены особые ворота2, Консульство наше приготовилось вывозить архив. Однако, на освобождение Урмии двинулись макинцы, на нашей границе был сосредоточен особый Нахичеванский отряд под командою ген. Алхазова, персы оказали сопротивление под Марагой, и курды были, наконец, отбиты обратно. Идейное в начале движение выродилось в простой грабеж, и мне приходилось слышать на местах, что в конце концов курды возвратились вспять сами, не имея больше перевозочных средств для новых грабежей. Г. Аракелян, ездивший в то время в Азербайджан в качестве специального корреспондента газеты «Голос», отметил недавно3, что армяне от нашествия Обейдуллы не пострадали; однако, шиитов персов погибло и было ограблено громадное число. Персия громко протестовала. Шейх Обейдулла был отправлен в Константинополь, бежал вновь через Кавказ в Азербайджан, вновь был схвачен и сослан в Мекку, откуда после турецкой революции возвратился лишь его младший сын Шейх Абдуль-Кадыр, в настоящее время состоящий турецким сенатором4.
_________________
1.Иначе:Амадия.
2.Т.е.своего рода баарикады.
3.Изв.Кав.Отд.И.Р.Г.О., XVII, 1904, «Курды в Персии»; в общем крайне поверхностная заметка.
4. Много интересных исторических материалов о новой истории курдов собрано русскими военными писателями: Карцевым и, в особенности, П.И. Аверьяновым («курды в войнах России….в течение XIX столетия»). У них я и заимствовал большую часть фактов, дополненных моими личными сведениями. О восстании Обейдуллы имеется работа полк. Карцева и английская Синая Книга: Correspon

10

  Из новейшей курдской истории следует отметить печальные 90-е годы прошлого столетия, когда курды были избраны турками в качестве грубого орудия для противодействия армянскому национальному движению, возникшему около того же времени. В ответ на террористические акты некоторых революционеров начались ужасные погромы, в которых приняли ближайшее участие курды, тесные соседи армян, жившие с ними до тех пор в сносных отношениях, как это и теперь имеет место во многих патриархальных углах1. Замечательное выражение взглядов на практическую политику приписывается Шейху Обейдулле. Когда его сподвижники предлагали ему устроить христианскую резню, он, будто бы, ответил: «Мы, курды, нужны туркам лишь для противовеса христианам; не будет христиан, — и турки обратят свои преследования против нас».
  Около 1891 г. известный Шакир-Паша, впоследствии ставший Верховным Комиссаром по введению реформ в Анатолийских вилаетах, возымел мысль создать курдские иррегулярные полки наподобие казаков.
  Шакир-Паша преследовал цель постепенно втянуть курдов, не отбывавших до тех пор воинской повинности, в известное общение с турками, поставить их в рамки дисциплины и порядка. В 1892 г., действительно, в Константинополе и Багдаде были основаны особые «аширетные школы», имевшие целью внедрять в кочевников арабов и курдов начала привязанности к Турции. Школы эти просуществовали, однако, недолго. Осуществление самой реформы, задуманной Шакир-Пашой, было поручено Зеки-Паше, в руках которого оттенился, впрочем, чисто военный план — скоро и без особых расходов создать новые вооруженные силы. Насколько такая организация так наз. «хамидийских полков» была успешна с военной точки зрения, судить не нам2. Сами турки, в конце концов, пришли к сознанию необходимости превратить иррегулярных хамидийцев в регулярную легкую кавалерию («хафиф-сувари»).
  Султан Абдул-Хамид, пользуясь курдами, как и албанцами, для своих целей, снисходительно смотрел на все проявления их непокорности гражданскому порядку, но после конституции положение курдов в этом отношении значительно ухудшилось. Как известно, младотурецкое движение скоро превратилось в довольно грубый турецкий шовинизм, который под видом создания общего «османского отечества» проводил лишь отуречение. Было обращено внимание на ослабление власти родовых наследственных начальников; параллельно им, а затем прямо и на место их появились комитетские чинов-
_________________
1.Официальные лица не раз свидететельствовали, напр., о заслугах в этом отношении курда Муртулла-Аги, управителя Ванской волости Мюкюс и т.д.
2.О «Хамадие» имеется значительная военная литература. См. напр., Ф.Ф. Грязнов – Курды и курдская конница, в Изв. Шт. Кав. Воен.Окр.,1907,20.  

11

ники, не знавшие местных языков и условий и не имевшие административной опытности, но зато умевшие устраивать национальные праздники с трескучими речами, «добровольные» сборы на флот и т. д. Все это не могло нравиться курдам.
  Очерк истории будет неполон, если не упомянуть имен, которыми образованные курды всегда гордятся. Первый знаменитый курд был Салах-уд-дин, более известный всему миру, как Саладин, основатель династии эюбидов, просуществовавшей в Египте, Сирии и Месопотамии с 1169 г. до конца XIII века, покоритель христианского иерусалимского царства, успешный соперник Ричарда I английского и Филиппа Августа французского.
  В Персии с 1750 до 1779 г. царствовала династия, основанная курдом Керим-ханом Зенд, личное правление которого отличалось замечательной гуманностью.
  Но эти две исторические личности действовали в сущности вне пределов своей народности1. Что касается до чисто местных независимых династий, то к таковым причисляются: 1) упомянутые выше Мерваниды — в Диарбекире (990 — 1096) и 2) Хосневейхиды в юго-восточном Курдистане (959—1015 в Дейневере и Шехризуре). О более мелких зависимых князьях я уже говорил: Арделян, Сулеймание Бехдинан, Ревандуз, Хеккяри, Шемдинан, Бохтан, Баязид2 и т. д., дожили отчасти до наших времен. В сущности многие из современных начальников-аширетов занимают фактически такое же положение. Еще в начале нынешнего столетия на юге от Диарбекира (в Шехревиране) предводитель племени милли Ибрахим-паша был в лучшем случае турецким «вассалом». Он подчинил себе даже некоторые арабские племена, взимал подати («хува») и был хозяином положения.
  Таковы внешние исторические данные, касающиеся Курдистана и курдов. Их разрозненность и отсутствие единства объясняются в значительной мере географическими условиями. Долины, разъединенные труднопроходимыми цепями гор и бурными потоками, выработали раздробленность политической жизни и феодализм быта. Но тем сильнее чувства свободы и независимости, проникающие все существо
_________________
1.Сюда надо отнести и курдов Шеддадидов X-XII века, которые правили в южном Закавказье. Ими возведены были две мечети в Ани. Н.Я. Марр, цит. Сочин., 123. См. Л. Пуль, Мусульманские династии, добав. В.В. Бартольда, 295.
2.Заняв в 1828 г. Баязид, мы вывезли в Тифлис Бахлюль-Пашу, последнего курдского владетельного князья. Впоследствии он был восстановлен турками и внов в 1855 г. пленен нами.

 
12

курдов и находящие некоторое отражение в истории курдских движений. Нельзя упускать из вида и общего курдского влияния на раннюю культуру занимаемых ими мест. Статья академика Марра, на которую мы ссылались, носит знаменательный подзаголовок: «К вопросу о культурном значении курдской народности1 в истории Передней Азии», и несомненно, что курдской среде принадлежит, например, особое развитие некоторых религиозных идей, проникавших и в христианские, и в мусульманские секты2. Равным образом курдский язык до сих пор обнаруживает большое влияние на окружающие народности: если даже приписать курдскому гнету тот факт, что в некоторых местах Битлисского вилайета армяне, забыв свой язык, говорят лишь по курдски3, то как объяснить, что у горных айсоров «существует общий обычай петь курдские песни и рассказывать курдские сказки»?4


  III. Быт, сословия, тип курдов

  Всем известно, что курды разделяются на кочевых и оседлых. И те, и другие живут обычно смешанно. Наибольшее количество кочевников, по-видимому, на север от Месопотамии5. Кочевников не следует представлять себе также чем-то вроде наших цыган. Прежде всего, громадное число их уже перешло к полу оседлости: зимой они живут в долинах в глинобитных домах, весной засевают поля и, оставив часть людей сторожить их, поднимаются в горы со своими стадами. Часто летние шатры (называемые около Сулеймание «хавар») стоят в какой-нибудь версте над зимовником. В старые годы армяне мушские и др. имели чрезвычайно тяжелую и угнетающую повинность размещать у себя в деревнях на зиму спускающихся с гор кочевников. В настоящее время, по свидетельству самого выдающегося знатока Армении Линча, «кочевые курды на (Армянском) плоскогорье имеют все свои соб-
_________________
1.«Замолчанная историей народность»
2.Напр. почитание падшего духа, который никогда не будет восстановлен в своем достоинстве. Ср. ниже о езиди.
3.Факты засвидетельствован Маевским, Belck'ом и т.д.
4.Лалаян, Айсоры Ванского вилайета, Зап. Кав. Отд. И.Р.Г.О. XVIII, вып.4, 1914.
5.Наиболее полное перечисление курдов с классификацией их по роду жизни в статье Сайкс (см.выше). Сохранили значение и некоторые сведения майора Троттета (переведено под назв. «Мало-азиатские курды» в Изв. Кав. Отд. И.Р.Г.О. Т. VII, 1882-3. Приложение, стр. 1-14).

 
13
ственные деревни»1. Этим, быть может, и объясняется существование значительного числа курдских селений даже в таких местах, как Муш, считавшийся одним из исконных армянских округов. Там, где большие племена сохранили привычку далеких переходов, как, напр., племя Джаф, из Шехризура уходящее в Персию, — движения эти носят необыкновенную правильность: идут эшелонами, ночуют в строго определенных пунктах, на горных яйлаках занимают точнейше установленные столетиями участки.
  В сравнительно немногих местах курды превратились, так сказать, в «обывателей курдской национальности». Такое явление имеет место лишь где-нибудь на окраинах. В большинстве же случаев сохранилось деление курдов на племена — аширеты, имеющие два сословия: 1) воинов, к которым относятся начальники («ага»), владеющие землею, и их слуги; и 2) землепашцев («райет»2), занимающих полукрепостное положение. Умеряется оно, однако, чувствами родовой связи с «ага», чувствами подчас необыкновенно патриархальными, сильными и даже трогательными3.
Предполагают, что во многих местах «ага» являются завоевателями, а «райет» другой расой. Надо действительно сказать, что тип «ага» всегда настолько благороднее, что смешать его с крестьянами невозможно. Историческую верность этой теории приходилось устанавливать не раз, напр., в Котуре, Сомае и т. д., где позднейшие пришельцы шеккаки покорили старых обитателей. Вообще же курдский тип представляет такие разнообразия, что трудно опираться на одни антропологические признаки4. Среди курдов можно найти переход и к круглолицему армянскому типу, и к семитическому: арабскому5 или чаще несториано-христианскому. Там, однако, где, как в Сулеймание, курды жили далеко от других народностей, сохранился весьма благородный и гордый общеиранский тип.
_________________
1.Н. F. В, Lynch, Armenia, Travels and Studies, 1901, II, 423. Есть pyccкий перевод Джунковской, 1910.
2. Эти последние иногда называют «гуран». Таким образом слово это имеет два значения: 1) сословие земледельцев (не везде), 2) определенное племя Гуран, живущее к востоку от Зохаба. По свидительству Ролинсона племя гуран произошло от племени кельхурр, которое около 1639 г. вытеснили из зап. Зохаба курды баджиланы, приведенные Султаномъ Мурадом IV из Диярбекира. Этому как бы, противоречит наречие гуран (см. ниже), особое от языка кельхурров.
3.Во время оккупации пограничных персидских округов турки пытались улучшит положение «райетоов», однако, я сам не раз слышал от этих последних грустное восклицание: «не осталось у нас больше ага». Власть ага турки пытались подорвать.
4.До сих пор измерений курдов произведено очень немного. Литературу см. в заметке А. А. Инановского - Езиды, Русский Антропологический журнал, 1900, №3.

14

  Вот как описывает его армянский писатель Абовьян: «Курда можно отличить с первого взгляда по мужественной, важной и полной выразительности осанке, наводящей в то же время невольный страх; по его гигантскому росту, широкой груди, богатырским плечам. Кроме того отличительные черты курда: большие огненные глаза, густые брови, высокий лоб, длинный согнутый орлиный нос, твердая походка, словом, все принадлежности древних героев». Можно напомнить, что курды — самые западные иранцы, и, вместе с лурами, являются едва ли не единственными оставшимися кочевниками среди индоевропейских народов1.

   
  IV. Язык, словесность, письменность

  Язык курдов относится к группе иранских языков, состоящей, как известно, из языков персидского, афганского, балучского, осетинского и некоторых других древних и современных наречий. Курдский язык не есть «испорченный персидский», а вполне отдельный язык с особыми законами фонетики и особым синтаксисом, относящийся к персидскому, как сербский к русскому или вернее как ладинский язык швейцарских горцев относится к итальянскому. Предки персидского языка известны: это средне-персидский (пехлеви) и древ — персидский язык клинописных надписей, но курдский не восходит ни к тому, ни к другому. Не стоит он даже в непосредственной связи и со вторым языком древнего Ирана — авестийским, на котором написаны священные книги так наз. огнепоклонников (Авеста)2.
  Делались предположения, что курдский язык, как и многие современные наречия Персии, впитал в себя немало элементов исчезнувшего языка Мидии, т. е. той иранской монархии, которая предшествовала Древней Персии.
_________________
1.Конечно, иранство курдов доказуемо лишь в отношении языка; выяснить же доли nocтopoнних влияний в их кровь пока нет никакой возможности. О типе, быте, истории курдов и их культурной роли среди других народов Передней Aзии много интересных цитать и сведений собрано в статье акад. Н. Я. Марра «Еще о слове: челеби». Зап. Вост. ОТд. Арх. Общ., том ХХ, 1910. Вообще работа эта имеет весьма широкое содержание.
2Впрочем, в связи с открытиями новых средне-персидских текстов, находимых в значительном числе в Китайском и Туркестане, устанонленные пнятия подвергаются теперь значительной переоценке. Обнаруживается, что и в средне-персидском были сильно расходившиеся отдельные наречия. О. Мапп (Kurdisch-Ptrsische Forshungen I, 1909) ими объясняет многое в совремнных западно-иранских языках.

15
  Разделяется курдский язык на многие наречия, которые сводятся, 1) к южным: керманшахское, сеннейское и т. д., 2) восточным: язык Сулеймание и Соучбулаха и 3) западным, охватывающим почти всю главную территорию Курдистана1. Как восточные, так и западные курды называют свой язык «курманджи». На восточном наречии говорит меньше народу, но оно отличается большой правильностью, звучностью и чистотой2. Весьма характерным признаком отличия западного и восточного наречий является местоимение 1-го лица ед. числа: на востоке «я не знаю» будет «мын незаным», а на западе: «аз незаным». Обе формы ясны по своему сходству даже с славянскими корнями.
  У курдовъ очень богатая народная литература: масса сказок, народных преданий, песенъ. Есть и эпическая былины: особенной лю¬бовью пользуется сказаниее про осаду крепости Дымдымъ3 персидским Шахом Аббасом. В основе ее лежит истинное происшествие. Есть, наконец, у курдов и свой настоящий эпос «Мем-у-Зин», который то простой, то рифмованной прозой рассказывается по всему Курдистану: Мем и Зин влюблены друг в друга, но Мем не равен по происхождению своей возлюбленной. Брату Зин, правителю Бохтана, доносят про любовь молодых людей и, в гневе на дер¬зость Мема, он велит бросит его в тюрьму. Мем заболевает в заточении, и правитель, опасаясь, что произвол его может вызвать народное волнение, соглашается на брак, однако, слишком поздно. Мем умирает в объятиях Зин, вошедшей к нему с радостной вестью. Кончины его не переживает и Зин, которая перед своей смертью требует от своего брата, чтобы похороны ее были обставлены, как свадьба с Мемом. Рядом с ним и ее и хоронят, и из могил влюбленных выростают розовые кусты, переплетающееся ветвями, как бы в знак той любви, что сильнее смерти4.
  Довольно обширна и искусственная поэзия у курдов. Конечно, про¬изведения их поэтов не относятся к лучшим образцам мусульманской поэзии, но, может быть, правильной оценке их мешала не-
_________________
1.До сих пор (по крайней мере, относительно курдских наречиий Typции) нe выяснилась классификация проф. О. Манна, и для практических целей сохраняют значения указания консула Жабы (приведенные в заметках Лерxa, Melanges Asiatiques, S, Psb., 1859, т. III. 242—255); он разделяет наречия на ревенди (Эрзерумъ, Битлись, Баязид, Карс, Урмия), х е к к я р и (Бохтан, Диярбекир, Амадия, племя херки), с у р и (бильбасы, Сулеймание, мукри, зерзе) и, наконец, х о р о м е к и (заза).
2.Наречие мукри (Соуч-булахъ) может до известной степени считаться классическим среди существующих курдских наречий. Оно п разработано (О. Мапп) наиболеe подробно.
3.К югу от Урмии вблизи р. Барандуз.
4.Это сюжет А. Жабы на основе поэмы Ахмеда Хани. Есть и другие версии.

16

доступность их произведений в виду малой изученности курдского языка. Известны имена восьми старинных стихотворцевъ,1 из которых самый ранний жил, будто бы, в XI веке. Пока лишь произведения одного из них: Мелаи-Джизри были фототипически изданы в1904 г. в Германии (М. Hartmann); однако, для перевода не наш¬лось пока еще спецалиста. В новейшее времена, главным рассадником курдских поэтов стала, по-видимому, Сулеймание, где жил и весьма популярный курдский поэт Нали.
  Вот два маленьких образца курдской поэзии:
  I.
„Косы по стану твоему рассыпал я в беспорядке,
 И ими, словно СЕТЯМИ, опутала ты меня, влюбленного.
Как не плакать мне, когда сто раз ты сокру¬шила мне сердце.
Как не пролиться вину, когда сосуд его разбить на сто кусков.
  II
Голый я бедняк, но видит Бог, (как) я стрем¬люсь увидеть твою красоту;
Потому сирота и жаждет солнца, что его не греет его рубище2.

А вот отрывки из чисто народной поэзии:

«О, Лейла Эшана, высоки горы, не вижу я тебя.
«Рукой моей приласкал бы я тебя!
«Въ мире подобной тебе я не вижу.
«Сделаю я тамбурекъ о 14 струнахъ,
«И струнами будут мои страдания.
«Сделаю я тамбурек из кости воробушка,
«И струны натяну из кудрей невесты.
«О Лейла Эшана, мне и моему сердцу принадле¬жишь ты.
«Ты — только что распустившейся цвъток.
«Сжалятся над тобой и мной твои родители»3.
_________________
1.См. Notices et recits Kourdes par A.Jaba, consul de Russie d Erzeroum, S. Psb.1860, 7-11.
2.Оба отрывка были написаны мне одним соуч-булахским курдом. Кажется, автор их Нали.
3.Записано г.г. Прим. И Социн в Тур-Абдине (Мидиат).

17

  II
«Когда мне будут читать отходную,
«Пусть к изголовью моему придет Лейла
«И спросить меня: где у тебя болит, о глазок мой сладкий» ]).

  Пусть стропе критики, повторяя отзыв Пушкина об одной кав¬казской песне, и назовут в худшем случае наши курдские отрывки «восточной бессмыслицей, не лишенной некоторых поэтических достоинств»; однако, ясно, что курдская народная словесность не по¬хожа на тот грубый и неприличный вздор, который под видом «курдского гимна» появился недавно в некоторых газетах.
  Надо сказать, что в южном Курдистане, преимущественно персидском, роль литературного языка занимает наречие гурани,2 вряд ли относящееся к числу собственно курдских наречий и имеющее развитую письменность. По гурански переложены известные восточные легенды «Лейла и Меджнун», «Хосров и Ширин», «Хоршиди Хавер» и другие. Еще в начале прошлого века рукописи их были вывезены английским путешественникомъ Rich3, и хранятся теперь въ Британскомъ музеее. Я также приобрел в 1914 г. в районе Зохаба несколько новых списков этих и других поэм.
  Первая курдская газета, называвшаяся «Курдистан», появилась в 1898 г. в Каире, а затем печатание ее было перенесено в Же¬неву, причем издателем ее был Абдуррахман бей, один из сы¬новей Бедр-хана. Вторая газета была основана после турецкой революции Шейхом Абдуль Кадыром, но вскоре издание ее прекрати¬лось. Наконец, в 1913 г. группа курдов: софтъ, студентов и журналистов основала общество «Хивиа-курдъ» («курдское единение») и стала издавать ежемесячник «Рожа-курд» (курдский день)4, носивший ярко нацональный характер: на обложках красовались порт¬реты неизбежных Саладина и Керимъ-хана Зенда, курды призыва¬лись к сознание своей национальности, вырабатывался новый алфавитъ для курдскаго языка и т. д. В 1914 г. журнал изменил свое название на «Хатави-курдъ» (курдское солнце) и, по-видимому, получил довольно широкое распространение. Мне приходилось слышать о нем в далекой Сулеймании, где местных ханов и интеллигентов живо интересовали вновь поднятые национальные вопросы.
_________________
1.Из собрания О. Mann (наречие мукри). Построение и характер, таких песенок в 3 строчки весьма напоминает испанскую народную лирику.
2.Итак, помимо собственно курдских наречий, надо запомнит еще наречия заза (см.выше) и г у р а н и; говорящие на них параллельно говорят и по-курдски.
3Описаны Riеu в каталоге рукописей Британского музея.
4.О журнале этом есть заметка С. М. Шапшала в Восточ. Сборнике Об. Рус. «Оpиeнт., 1913, стр. 233.


18

  В Иранском Курдистане в Соуч-булахе (Мехабад), стали выпускать маленький журнал «Курдистан» 1, где также были нравоучительные статьи, отрывки народной поэзии (из книги О. Mann) и т. д.
  Изучению курдов и. главным образом, их языка посвящена уже большая литература, и, если русских путешественников по Курдистану было очень немного (по большей части должностные лица: бар. Боде, Чириков2, Ханыковъ3, В.Ф Маевский, П. А. Томилов, К. Смирнов4, Максимович-Васильковский5, и др.), то можно с гордостью сказать, что научная разработка данных о курдах была сосредоточена преимущественно в России. По повелению Имп. Екатерины Великой академик Паллас в 1787 г. составил «Сравнительные словари всех языков и наречий», где почти впервые были напечатаны и 276 курдских слов. Как, впрочем, весьма часто случается в истории наук, новый предметь начал одновременно и совершенно независимо обрабатываться в другом месте. Первая курдская грамматика появилась на итальянском языке в том же 1787 г. в Риме; автором ее был католический миссюнер Maurizio Garzoni, перед тем 18 лет проживший въ дебрях Амадии. Можно представить себе, с какими трудностями была 150 лет тому назад сопряжена жизнь в глуши Курдистана, с какими лишениями боролся отец Гарцони, который по своим заслугам и времени начала своих работ справедливо считается «отцом курдоведения».
  Лишь для специалистов может быть интересно, как развивалось в дальнейшем изучение курдов, но вот несколько исключительных случаев, двинувших вперед наши познания об этом народе.
Уже в XVIII в. (Herbelot) стало известно о существовании упомянутой выше летописи курдских племен, освещающей провинциальную жизнь очень запутанной эпохи.
  Английские путешественники с вели-
_________________
1.Имеющийся у меня № I помечень «nisan (т. е. апрель) 1914.
2.Путевой дневник русского комиссара по тур.-перс, разграничению 1849—52 гг. издан под редакцией Гамазова, Спб. 1875. Это замечательное coчинение стало уже библиографической редкостью. Проехав по многим маршрутам, описанным полк. Чириковым, я считаю долгом подтвердить необыкновенную точность и добросовестность этого путешественника, которым мы справедливо можем гордиться. Труд его до тех пор сохранил все свое значение.
3См. его Поездка в Персидский Курдистан, Вест. И. Геогр. Общ., 1852, ч. VI, отд. V (1 -18). В Записках Кав. Отд. И. Р. Г. О. 1852, кн.I помещена беглая заметкa о Сенне князя А. Гагарина.
4.К.Н. Смирнов – Поездка в Северный Курдистан, Изв. Кав. Отд. И.Р.Г.О., XVII, №4 (1904).
5.Ср.Поездка в Персию. Изв. Кав. Отд. И.Г.О. XVII, №4, и особый отчет о путешествии.

19

ким трудом достали несколько списков ее, но лучший из них был добыть русскими войсками. В 1828 г. во время войны с Персией ген. Сухтелен захватил город Ардебиль и, в качестве воен¬ной добычи, отправил в Петроград знаменитую библиотеку сефевидов. Среди прочих книг оказался и экземпляр летописи Шереф-наме, проверенный и подписанный самим автором в 1599 году. Важность рукописи была учтена нашими учеными, и сперва академик Велиаминов-3ерновъ издал подлинный персидский текст, а затем академик Шармуа напечатал четырехтомный французский перевод, которому посвятил почти всю свою жизнь1.
  Во время Крымской войны в Смоленской губернии оказались среди других турецких пленных и курды. Тотчас же Академией наук был командировать к ним г. Лерх, который и издал первые научно-проверенные курдские тексты2.  
  Изучали курдов и два русских магистра Березин и Диттель, командированные на Восток в 40-ых годах прошлого века, но еще больше, чем они, сделали два русских консула А. Ходьзко и Жаба. Первый из них, отличался чрезвычайной любознательностью, много путешествовал и писал: встретившись в Париже с однимъ образованным курдомъ, он затем по-французски (в Journal Asiatique, 1857) напечатал очерк Сулейманийского (восточного) наречия. Консул А. Жаба с 1848—66 г. провел в Эрзеруме, где и занялся западным курдским наречиемъ. Собрав вокруг себя группу образованных курдовъ, он c ихъ помощью составил курдскую xpecтоматию, курдско-французский словарь, книгу французско-курдских разговоров и, наконец, большой французско-русско-курдский словарь. Лишь две первый работы были изданы Академией Наук, а остальные две, имеющие громадную практическую важность, считались ужи затерянными, но по счастливой случайности мне удалось напасть на их след, и в 1913 г. наследники г. Жаба передали мне все рукописи своего деда. Я приложу все усилия, чтобы добиться их
  Наконецъ, в 70-х годах русских курдовъ Эриванской Губернии изучилъ проф. Егиазаров, который самъ с детства говорил по-курдски, а потому мог записать и узнать много интересного.3
  Ближайшее касательство России к изучению курдов было фактически признано заграницей: даже труды немецких ученых — Юста,
  _________________  
1.Начавъ заниматься рукописью в 30-х годах, Шармуа затем тяжело хворал 20 лет и лишь в 1868 г. мог выпустить первый том перевода. Четвертый томъ (т. е. II кн. 2) помечен 1875 г. 2. «Исследования об иранских курдах и их предках, северных халдеях», кн.1-3, СПб, 1856-1858.
3.Егиазаров С.А.Краткий очерк курдов Эриванской губернии, Тифлис, 1884.

20

 Прима и Социни, а затем и записи текстов австрийца Макаса били переданы для напечатания в нашу Академию Наук. Таким образом все существенное о курдах появилось у нас в Петрограде.
  Стоит отметить, что недавно в Германии была сделана серьезная попытка отнять у нас эту монополию: немецкий ученый Оскар Манн, получив субсидию от самого императора Вильгельма, 4 года пропутешествовал в Персии и Турции, изучая в особенности курдов. Не предвещал ли и этот поздно пробудившийся интерес к курдам желания выступить в курдском вопросе, как делались по¬пытки выступить среди армян через известного филантропа пастора Лencиyca?
  Самой последней новинкой (1913) является курдская грамматика англичанина Соана, интересная особенно по личности автора, который, перейдя тайно в мусульманство, долго жил в южномъ Курдистане, скрываясь одно время под видом персидского мирзы1.
  В настоящее время в Петроградском Университете к преподаванию курдского языка специально готовится г. Орбели, и будем надеяться, что его работы оживят и восстановят традицию русского руководства в деле курдоведения.

  V. Религия

  По религи громадное большинство курдов—мусульмане сунниты, что при соперничестве Персии и Турции в Курдистане давало большой шанс в руки туркам. Именно на это обстоятельство опира¬лись турки во время своего вторжения в Персии в 1905—1912 гг., причем турецкий комиссар Тахир-Паша открыто развивал теорию о принадлежности всех курдов Турции. В сущности, однако, не¬смотря на свое суннитство, курды принадлежать к другому толку: они шафииты, а турки ханифиты; общеизвестный факт, что именно такие мелочи могут вызывать непримиримые расколы.
  Есть и другое обстоятельство, могущее сыграть известную роль. Некоторые курдские роды производят себя (Cheref-nameh) от первых халифских династий омаййадов и аббасидов. По одному преданию в Бохтане хранится древнее знамя аббасидов. Так как права турецких султанов на халифат не бесспорны даже в мусульманском мире, то курды могут изыскать и независимые от Константинополя религиозные пути.
_________________
1. Он же написал увлекательную книгу приключений: То Mesopotamia and Kurdistan disguise by E. B. Soane. L. 1912. Соанъ не любит турок и тяготеет к Персии.
21

  В Персидском Курдистане сеть несколько шштских племен обычно сохранявших верность Персии. Mне приходилось встречать мелкие остатки племен, примкнувших к другим племенам и при этом переменивших свое исповедование1).
  Гораздо большее значение, нежели официальный ислам, имют1 курдские духовные шейхи, которые к правоверному суннитству стоят в разнообразных отношениях. Шейхи шемдинанские2) и шехризурские (деревни Тавила и Бияре в Авроман) принадлежать к ордену накшибенди и, по-видимому, придерживаются довольно строгой мусульманской точки зрения; главное заключается в святости их рода, почитание могил их предков, вере в их духовное могущество. Нам подобный мюридизм знаком по истории Шамиля. Я помню как к шейху Абдуль Кадыру (см. выше), турецкому сенатору, npиехавшему в свои поместья на границе, турецкий офицер привел взвод своих кавалеристов, и все они благоговейно прикладывались к руке этого святого. Особенно удивительно уважение, которым пользуются шейхи Шсхризура. В их текье, лежащее в глуши Кур¬дистана, стекаются и наши средне-азиатцы, а Соан описывает даже встречу свою с бессарабийским мусульманином, после Мекки и Баг¬дада, пробиравшимся к Шейху в Бияре.
  Более свободомыслящи другие шейхи, рассеянные, напр., и в Соуч-булахском районе3). С одним из них мне несколько раз пришлось встречаться и очень сблизиться. Он оказался дервишем суфием, исповедующим широкий пантеизм, приветливым и веселым человеком, чрезвычайно располагающей наружности и в довершение всего недурным поэтом. Бывшему моему товарищу по путешествию 1914 г. Д. Д. Беляеву удалось однажды попасть на радение у этого шейха. Выкрикивая нараспев «ля илаха илля-л-ла» (нет бога, кроме Бога), дервиши стали мирно раскачиваться, все ускоряя ритм под звуки громадных бубен и, наконец, пришли в необыкновенное возбуждение: стали прыгать, ударяться головами друг о друга и о колонны комнаты, вертеть телом так, что развевающиеся волосы стояли дыбом в воздухе. Курды, с истериче¬скими жестами, стали из толпы бросаться в круг. «Атмосфера безумия и экстаза невольно заражала зрителей4). Присутствовавшим
_________________
')Округь Дештеталь (около Бане), некоторый племена в Зохабе, и т. д.
2)Их «пир» Моулана Халид сулейманийский похоронен в Дамаске. В Неxpи (Неери) в Шемдмнане покоится Сеид Абдулла, дед знаменитого шейха Обейдуллы (см. выше).
3)О них см. мою «Поездку в Марагу и район pек Джагату и Татаву» въ Изв. Штаба Кавк. Воен. Округа, 1907, № 20 (нздание не секретное).
4) Д. Беляев. -Очеркъ с.-в. части Псрсидского Курдистана в Изв. Шт. Кавк. В. О., 1910, №№ 29.-и 30. Очень интересная статья, дающая не мало этнографических сведений.

22


европейцам стало прямо не по себе и один из них взмолился, чтобы шейх унял это бесновanиe. По сигналу его оно, действительно разом успокоилось.
  Уже дервишество представляет собою совершенно другое начало, нежели мусульманство, но религиозная жизнь курдов представляет змаечательное разнообразие, и на курдской почве сложились две крайне интресные религии.
  Из них первая — езидийство1), обнаруживающее следы каких-то весьма древних верований.
  Громадный интерес в последние годы вызвало открытие духовной литературы эзиди. О существовании у них книг было известно чуть не сто лет, но только в 1895 г. один английский миссионер (O. Parry) опубликовал найденный им арабский текст двух небольших книг «Китаби-джильве» (книга обнаружения) и «Масхафи-решъ» {черный список)2). В 1911 г. католический священник, араб Анастас Мари, напечатал не только apa6cкиe варианты, но и предпола¬гаемый «курдский подлинник» этих книг3). Оригинал хранился в особом ящике под полом святилища (в горах Синджар) и тщательно оберегался. Однако, А. Мари подкупил одного из сторожей, который тайно в течене двух лет через прозрачную бумагу снял точную копию с рукописей. Дело осложнялось тем, что курдский текст был, написан особым тайным шрифтом, который, однако, А. Мари сумел расшифровать. Теперь тексты эти научно переизданы и вполне изучены (М. Биттнером в Вене в 1913 г.).
  К сожалению, в Европе не отмечено одно очень лестное для нас, русских, обстоятельство. Еще въ 1884 г. русский консул в Мосуле Ю. С. Карцовъ4) написал работу о езиди, в которой говорит, что видел выписки из книги «Джелоа» (т. е. Китаби-
Джильве), и затем дает их перевод, не оставляющей никаких сомнений, что это был именно тот документ, чест окончательного опубликования которого принадлежит Анастасу Мари. Следующая лава у Карцова заключает близкий пересказ второй книги -езиди: «Масхафи-решъ».

_________________
1) Таково их простонародное название. В действительности же предполагается, что имя это происходит от старого иранского слова ззда, что значит Бог.
2) О. Н. Parry—Six months in a .Syrian Monastery, 1895. Второй вapиaнт, был напечатанъ неким восточным христианином Isya Joseph, Yezidi texts в Americ. Journ. of Semitic lang., 1909, XXV, №№ 2 и 3.
3) Журналъ «Anthropos», I9ll, том VI, тетрадь I.
4} He смешивать с полк. Карцевым. Работы Ю. С. Карцева и проф. Егазарова о езиди помещены в Зап. Кав. О. Геогр. О., XIII, выпуск 2. Ср. также Ю. Карцев «Семь лет на Ближ. Востокe», 1906, стр. 187-190. В качестве курьеза замечу, что в Алебче я видел сына того доктора Бронислава Хемпеля, который лечил Карцова. Сынъ русского поляка, с детства воспитанный в мусульманстве, оказался чистейшим курдом; его выдавали лишь светлый цвет волос.

23

  Мусульмане называют езиди «чертопоклонниками», но теперь особенно, после появления новых материалов, это бранное имя мало разъяснило бы дело.
  Езиди, действительно, сами заявляют, что Шейтан (Сатана) и есть их бог Мелек-Таус, однако оказывается, что он1) просто, одна из ипостасей Божества. Езидийство нередко представляли себе, как дуалистическую религию, но это не совсем верно. Добро и зло не являются исконными противоположными началами (Ормуздъ и Ариманъ), а, напротив, все творение истекает из одного источника. Правда, ипостасей всех 6 (или 7) (Абъ-Таусъ, Азраилъ, Исрафилъ, Тураиль и т. д.), но созданы oни так, как свет от света (т. е., как, напр., светильник зажигается от светильника). Через ипо¬стаси уже создан видимый мир (кроме светилъ, созданных непо¬средственно Богом). Зло - по представлениею езиди не есть сила природы, а лишь проявление свободной воли, отпавшей от Бога, «во всеобщем примирении с которым зло найдет свой конец». Изначально добрый и лишь временно отпавший от Бога Дух (Аб-Таусъ—Сатана) является у сектантов предметом культа и почитания2). Езиди верят в переселение душ, поклоняются светилам и свету, имеют не мало странных «табу» (запрещений): им не дозволяется есть салат-латук, бобы, рыбу, одеваться в синее и т. д.. У езидов имеется духовенство, правильно организованное в касты. Главное святилище их бывший христианский монастыр въ Лалише (около Мосула), где погребен некий Шейх-Ади3), по-видимому, счи¬таемый за восстановителя чистоты религии и за автора «Китаби-Джильве». Интересно, что это историческое лицо, жившее в XII в. по Р. X. мусульманские историки очень спокойно отзываются о нем, как бы не подозревая его в иноверии, но известно, что в 1415 г. мусуль¬манское население разрушило его гробницу. Впоследствии она была восстановлена, и ежегодно, 23 сентября, там происходить 7-дневное празднество. Из европейцев на нем удалось присутствовать лишь Лейарду, который описывает торжественные ночные моления при свете факелов и звуках флейт.
  Надо упомянуть в заключение, что «Мелек-Таус» значить бук¬вально «Ангелъ- Павлин, и изображение этой птицы играет у езиди
_________________
1. Bернее: «Абтаус», что буквально толкуется: «раб Тауса».
2.Подробные планы и фотографии святилища в книге W. Bachmanan, Kirchen und Moscheen in Armenien und Kurdistan, 1913, стр. 9-15.
3Относительно tpblb громадная литература имелась уже в 1856 г. См. Лерх 1, 47. О взгляде их на зло см. II. Я. Марр, 3. В. О., XX, 131 и след. По одной легенде Мелек-Таус отпал от Бога из гордости, не желая поклониться создание человеку.
24

ритуальную роль1). Некоторые ученые2) сопоставляют имя Таус с древне-вавилонским Тамузом, богомъ Солнца и летнего тепла. Намечается и в других отношениях связ езиди с языческими сектантами в древней Месопотамии. Как известно, еще в XI в. по Р.Х. в гор. Харране (около Урфы), совершались поклоненияя богу луны Сину, имя которого легко распознать в езидсском Шейхисин и т.д.3).
  Во всяком случае, езидийство — религия синкретическая, т. е. соединяющая и старающаяся примирить ряд отделных началъ; наиболее оригинален изложенный выше взгляд ее на происхождение и характер зла.
  Всех езиди считается да 100.000 в Турции (Синджар, Мосул Хеккяри), и у нас, на Кавказе, как упомянуто, 25.000 (в 1910 г.)4.
  Гораздо менее изучена другая, преимущественно курдская, религия, так называемое «али - аллaxийство»5). Непосвященные полагают обычно, что все дело в обожествлении четвертого халифа Али и повторяют мусульманские россказни о существующих, будто бы, у ceктантов ритуальных оргиях, вроде хлыстовских. Последний факт опровергается, однако, даже мусульманскими авторитетами6). Что касается характерных черт исповедания, то вот оно. Божество 7 раз являлось в мир во плоти, причем одним из воплощений был действительно и Али. Каждый раз Божество сопровождали четыре ангела, являющеся ипостасями отдельных свойства, Бога. Таким ангелом был и пророк Мухаммед в эпоху Али. Полное «раскрытие тайны» произошло, однако, не во времена Али, а при позд-
_________________
1)Фотография одного такого редкого нзображения (медная чеканная фигурка) приложена к стате А. Мари.
2) Впервые: проф. А. Хвольсонъ. На это возражают, что на летнюю пору (месяцъ Темуз — июль), у езидн не приходится никаких праздников, но, врядли это решающий аргумент.
3)Тураев, Ист. Древ. Вост., 1, 78. Возможно, что у езиди найдется нечто обшее и с нынешними саввейцами (напр., в обрядах очищения водой и купанья); см. о них книгу Ген. Консула в Эрзеруме А.А.Адамова, Ирак Арабский, 1912, стр. 224—260).
4.Надо заметить, что в старый времена езиди было гораздо больше. О знаменитых князьях Джезире Шереф-наме прямо говорить, что некогда они следовали «нравам и обычаям безбожной секты езиди» (перевод, II, 142). Племя сепики, с которым нам в 1853-6 г.г. пришлось встречаться у Баязида, состояло из езиди, принявших ислам (Аверьянов). В Пepcии, насколько я знаю, осталась лишь, одна езидская деревня в Макинском ханстве (селение Джеббарлу—25 домов). Cр мой «Отчет о поездке в Мак. ханство в 1905 г.», 23-24.
6)»Али-аллахи», сами себя называющие «люди истины», имеются и у нас в России, в Елизаветиопольской губ. и Карсской области. На Кавказе, однако, они в большинстве не курдскаго происхождения. В качестве особой религии, они показаны и на официальных картах, см. Зап. Кав. Отд. Геогр. Общ. 1897, кн. XIX и Кавказ. Календарь 1907 г.
7) Ср., напр. «Бостан-ес-сияхеть, стр. 371.

25

нейших халифах и последователей по отношению главнейшего из своих спутников1).
  Сектанты верят в переселение душ, говоря, что смерть это-подобие того, как «утка ныряет в воду»: в одном месте погрузится, а въ другом покажется внов. Интересен их обычай побратимства. Среди обрядов важную роль играет распределение между присут¬ствующими особого хлеба и особенным образом сваренного мяса, что даже дало повод к предположениям, будто сектанты древние христиане, сохранившие память о причастии. Это, конечно, неверно, так как секта по всему своему направлению ничего общего с христианством не имеет. С мусульманами али-аллахи живут во вражде. К числу секты надо отнести и загадочных кызыль-башей, занимающих в Турции целый округ Дерсим и известных своей непокорностью туркам2). Персидские сектанты прямо утверждают, что кызыл-баши их единоверцы, да и само имя это есть не что иное, как бранное название персов по-турецки, и в этом заключается косвенное подтверждение того, что секта в Малой Азии распространилась из Ирана.
  Стоить отметить одно чрезвычайно интересное повеpиe турецких кызыль-башей. Веруя в последовательный воплощения Божества, они считают, что „непобедимый воин-Али передал свой чудесный меч России, которая с помощью Англии, также имеющей от Али «зеленую грамоту», будет разить турок». Путешествовавший в 1913 г. в Сивасском вилаете русский ученый слышал от сектантов3), будто Али сказал, что придет в 30-ом году (т. е. 1330 г. Хиджры) и не оста¬нется па 32-ой год. «По случайному совпадению, которое на суевърный народ должно действовать устрашающе, как указание свыше, война начинается, как раз на исходе 30-го года» 4).
_________________
1)Ср. секту исмаилитов, у которых творцом является Малек-Азим («Великий Ангел», т. е. Всемирный Разум, а не само Божество, лишенное атрибутов. Последние целиком относятся к первой ипостаси (Великого Ангела).
2) Али-Аллахийство, как в Персии, так и в Турции, распространилось и среди других народностей. В Малой Азии его исповедует много так наз. туркменов, а в Персии много сектантов имеется и въ Азербайджане, где по преданно они размно¬жились при династии Черно-баранниковъ (XV в.), пригласивших из Турции глава¬рей секты. О «нечестии» названной династии см. В. Бартольдъ, Турция, ислам и христиан¬ство, Ежемес. Журнал, 1915 г., № 2.
3) Сходной легенды слышал и французский консул Гренаръ. Его заметки по-русски изданы П. И. Аверьяновымъ в Изв. Штаба Кавк. И. Окр. 1905, №№7 и 8 и 1907, № 19.
4) В. А. ГордлевскШ, «Рус. Ведом.», 23 Окт. 1914. Taм же (16 января 1915) на¬званный автор пометилъ статью «Из жизни курдов», заслуживающую особого внимания по своей сжатости, точности и богатству содержания.

26


  Впервые мне посчастливилось добыть и опубликовать одну такую рукопись книги «Серенджамъ»]).
  Во время последнего моего путешествия (1914) мне удалось, накнец, отыскать и пocетить пресловутое святилище сектантов Пер-диверъ (в Авромане), скрытое за неприступными скалами и реками, текущими в пропастях. С точки зрения живописности более интересен, однако, находящийся в Зап. Зохабе другой весьма почитае¬мый зияретъ Баба-Ядегаръ2), где ранее меня уже побывали два русских путешественника: бар. Боде3) и полк. Чириковъ.
  Благодаря моим рекомендациям от влиятельных сектантов, я мог осмотреть все сокровенные уголки Б. Ядегара. Здесь каждая пядь земли соединена с воспоминаниями. Мне рассказывали, например, что во время одного собрания сектантов некий дервиш в мистическом исступлении бросился с площадки гробницы в глубокое отвесное ущелье со словами: „я пришел, Баба Ядегар, прими меня». Молва превратила это падение в чудо, но беспристрастные сви¬детели, увы, уверяли, что дервиш тяжко разбился и скоро умерь.
  Мои проводники были так любезны, что разрешили мне даже взять на память светильник с гробницы и чашку из священного источника Каслан.
  От всей поездки у меня остались незабываемые впечатления, и я не могу не закончить главы выпиской из моего путевого дневника: «21. IV. 1914 было полнолуние, и ночью ярко были освещены: разва¬лины древних крепостей на соседних горах, все уединенное глу¬хое ущелье, поросшее прекрасным лиственным лесом, и группа темных кипарисов вокруг белого купола, похожего, по прекрасному сравнение Боде, на гигантское страусово яйцо в гнезде зеленого моха. Где-то глубоким грудным голосом ворковала горлинка, точно повторявшая дервишеские возглас: ху, ху; звенели колокольчики моихъ мулов, отведенных повыше на пастбище, да дежурный казак у лошадей изредка мурлыкал свою кубанскую песню... Мысль о том, что после двенадцати лет ожидания, случай привел меня в этот заветный уголок, не выходила из головы, и как то ближе и по¬нятнее становились чувства старых хранителей святилища, по наслед¬ству принявших свои обязанности, целую жизнь проживших в благоговейном служении своему святому и спокойно ожидающих часа, когда и их покроет резная мраморная плита в тени тех же кипарисов, видевших их дедов, видевших, быть может, самого таинственного Баба Ядегара......
_________________
1) В. Минорский. Материалы для изучения персидской (читай: иранской?) секты Люди Истины или Али-Илахи, М. 1911, часть I.
2) Фотография его (О. Манн) в lllustrirte Zeitung, 30. IV. 1908, № 3383.
3) Библиотека для чтения, 1854, т. 123, ч. III—«Путевые заметки ст. сов. барона К. Боде, члена Рус. Георг. Общ., бывшего первым секретарем Рос.Имп.Миссии в Тегеране.

27


  VI. Характер курдов

  Три главнейших причины влияли и влияют на склад курдского характера: средневековый быт мелких курдских владений1); пле¬менное устройство аширетов и, наконец, пользование курдами в целях грубой политической борьбы. Последнее относится исключи¬тельно к Турции.
  Все эти факторы мы и рассмотрим в дальнейшем.
  Абовьянъ2) называл курдов «рыцарями Востока». Определение это в значительной степени сохранило свое значение, особенно, если оговориться, что оно относится лишь к высшему классу курдов (предводители племен, помещики), и что практически его смысл преимущественно в указании на средневековость уклада жизни в Курдистане.
  Курдъ, конечно, не похожъ па Caballero de la triste figura, поспешающего к униженнымъ и оскорбленнымъ, но не типичнее ли, въ действительности, и для средних, вековъ какой-нибудь гордый своими предками баронъ, который кормить въ своемъ орлиномъ гнезде мно¬жество приближенных; любить песню и охоту; собираетъ пошлину со всего, что плыветъ или везется мимо него; не брезгаетъ въ темную ночь удалой потехой на большой дороге, а порою въ искреннемъ по¬рыве отправляется громить неверныхъ, не упуская случая, по дороге пограбить и слабую христианскую Византию.
  Указанная раздробленность Курдистана, неопределенность в отношении к сувереннымъ государствамъ (Турции и Персии), полное преобладание «благородного» сословия и, как бы крепостной, характер зависимости крестьян безусловно вырабатывали у курдов черты такого феодальнаго типа.
  Взять хотя бы необыкновенную гордость ихъ своимъ происхождениемъ. Я раскрою здесь маленький секреть, какъ приводить курдовъ въ доброе настроение. Во время путешествия я заранее составлял себе длинные генеалогии началниковъ племенъ и затемъ, при свида¬нии съ ними, начиналъ невзначай допытываться, двоюроднымъ или троюроднымъ братомъ приходился Бапиръ Aге какой-нибудь Баизъ Ага или Пиротъ Ага. Тутъ уже все co6paниe разом оживлялось, и
_________________
1)Вряд ли все они подходить под название «дере-бейлиги», которое относилось собственно къ владъльцамъ отдельных горных долин въ старой Турции. Между тем, такие владения, как Хеккярн, Бохтанъ, Сулеймание представляли собою целые княжества, выходившие далеко за свои первоначальные пределы. Интересно отметить, что, и в Персии правитель Курдистана (Арделана) носилъ высокий титулъ Вали, пользовался полной самостоятельностью, и, вместе съ Валиями Грузии, Луристана и Арабистана, участвовал въ инвеституре шаха на царство, держа одну изъ регалий (алмазные пeревязи).
2) Ниже приведена подлинная выписка из этого автора.

28

разъяснения сыпались без конца. В Курдистане нсредки неграмотные люди, знающие наизусть 10-15 поколений своихъ предковъ съ массой разветвлений.
  Можно подыскать такие же параллели и въ другихъ отношенияхъ. Какъ представитель широкой веселой жизни въ замкахъ, мне предста¬вляется мой приятель несчастный Сердаръ Мукри, въ декабре 1914 г. убитый при нашествии турокъ на Тавризъ.
  В'ь 1911 г. онъ настоял, чтобы мы заехали въ его поместье Бокан. При нашем приближении через каждый пять минуть къ нам присоединялись новые партии всадников, затемъ выехалъ съ приветствием сынъ Сердара, в деревне нас встретил сам oн и черезъ ряды пешей дворни и крестьян проводил в сад, где у бассейна был разбит ряд палаток. Тотчас начался длиннейший обед, потомъ чай, потомъ опять еда подъ звуки музыки и пенья; и это не только для насъ: для конвоя и слугъ былъ приготовленъ целый котелъ плова, нарочно пойманы въ речке два колоссальныхъ жирныхъ сома, и т. д. Хлебосольство въ конце концовъ разорило совершенно Сердара .Мукри. Подбиравшееся къ его имениям соседи изобрели оригинальный способъ доканать радушного хана: они громадными партиями от¬правлялись по неделям гостить у него, зная, что отказа ни в чем не будет. Я не думаю впрочем, чтобы широкие мукрийские нравы были приложим к большинству турецких курдов

  * * *
.
  Географическая и политическая раздробленность, кочеванье по строго определенным трактам, жизнь въ тесной племенной организации, не могли развить широких общественных чувств у курдов, которые редко собираются въ крупный селения и города. Чтобы понять душу курда, надо посмотреть на все съ точки зрения той единственной ячейки, из которой родится его представление о добре и зле. Ни человечество, ни братство на почве религии, ни более широ¬кое сознание национальности не доступны курдамъ, но тем сильнее в них чувство рода и племени. Где бы мы ни находились, мы надеемся, что за безопасностью нашей следить и установленный обычай и общество, и государство. Но на что положиться курдам, живущими фактически вне пределов досягаемости безсильныхъ турецкого и персидского правительств? Сила и самопомощь единственно, что ценно и осязательно для них. Как один человек, так и одно семейство не могут устоять въ борьбе за существование, и лишь за стеною племени курд находить первую и достаточную защиту. Отсюда культ племени, кровная месть и странный факт противоречия между поступками курдов во время прежних турецких войн сильными высокими подвигами мужества и самопожертвования в борьбе за свое племя.
29

  Собрано много материалов (ген. Аверьяновь), и большинство их не в пользу курдов, которые, встретив отпор, быстро обра¬щались въ бегство и грабили не только мирное население, но даже и турецкие войска при отступлении. Но надо имет в виду, что у курдов никогда и не было турецкого патриотизма: "Езданшер возставалъ какъ разъ во время Крымской кампании. Въ 1877 г. большинство курдовъ действовало вдали отъ своих округовъ и, какъ древний Атласъ, теряло силы вне соприкосновения съ своей родиной въ теснейшемъ смысле; вербовка курдовъ шла крайне неуспешно, несмотря на содействие духовных шейхов; командир ополчения Фаикъ-Паша (впоследствии преданный суду) приходил въ отчаяние отъ своих подчиненных!». Можно думать, что и въ нынешнюю войну курды не отожествляют своих интересов съ младотурецкими1).
  Въ виде противоположения можно привести сперва один старый рассказ французского путешественника Poujoulat2): «взятый въ плен во время похода Хафизъ Паши въ 1837 г. тридцатилетний Бей, отли¬чавшейся своей красотою, твердо отвергал все предлагаемый ему выгоды и почести за открытие численности и позиции своих восставших соплеменников. «Бывший беем курдским, я никогда не согла¬шусь быть начальником других людей», отвечал он гордо... Всевозможные муки, продолжавшаяся два дня, не заставили его изменить своим единомышленникам!»: он даже во время бастонады преспо¬койно курил трубку. На третий день жестокая паша велел его посадить в котел, наполненный кипятком, но мужественный курд остался твердым до смерти».
  Я позволю себе в подробности рассказать другой случай курд¬ской удали и смелости, прошедшей у меня на глазах.
  Лет 15 тому назад, в paйоне Чехрика (Салмас), жил пред¬водитель племени шеккак Джафаръ Ага3), совершенно не считавшейся с персидскими властями. С гор своих он частенько спускался в долины для грабежа, но я впоследствии убедился, что бедное население относилось к нему скорее добродушно, так как нередко, обобрав какого-нибудь богатея, он раздавал часть добычи беднякам.
  Правительство прибегло к старому испытанному средству, назначив Джафаръ Агу пограничным начальником. Сперва, гордый
_________________
1) Быть может, сопротивлением курдов будут руководить религиозные мотивы, но в гораздо большей степени они будут опасаться лишь утраты при новом порядке своих земель и пастбищ. Говоря о войне 1826—27 г.г., П. И. Аверьяновъ справед¬ливо говорить: «курды защищали не эриванскихъ сердаровъ, а свою собственную свободу и очаги».
2) См. Лерхъ, Исследования, I, 30.
3) Старший брат известного Симко.

30

своим официальным положением, он присмирел, но вскоре принялся за старое, и мне пришлось быть свидетелем письменной войны между Джафар Аги и представителями власти, которая велась в духе переписки Грознаго съ Курбскимъ. У Джафар Аги не было хорошего персидского секретаря, а потому онъ тайно ночью вызывал къ себе стараго перса-поэта, служившего письмоводителем у губер¬натора; этотъ мирза и сочинялъ изрядные ответы на им же самим поутру писанные губернаторские послания; на беду, старика во время одной такой ночной экскурсии захватили губернаторские люди, и въ потемках ему порядочно досталось.
  В конце концов пишкару Азербайджана клятвою на Коране удалось уговорить Джафар Агу явиться с повинной в Тавриз. Здесь мне лично пришлось видеть курдского предводителя и его восьмерых оруженосцев, увешанных рядами патронных поясов.
Курды, сохраняя внешнее спокойствие, не спускали глаз со своего господина и, окружая его тсным кольцом, держали на готове свои винтовки. Им не удалось уберечь Джафар Агу, который был предательски убить на лестнице у генерал-губернатора, вызвавшего его на прощальную ауденцию. Засада была подготовлена заранее, дом был окружен несколькими сотнями вооруженных. людей. Потеряв своего предводителя, убитого наповал в сердце, оруженосцы подняли стрельбу и, сохранив присутствие духа, бросились не вон со двора, а внутрь здания, рассеивая испуганную толпу губернаторской челяди. Несколько человек отбились и засели в подвал, где были энергично обстреляны; тем не менее, они вырвались и соединились с товарищами. В суматохе курды чуть не захватили генерал-губернатора, а затем заперлись в пустой комнате и до ночи вели перестрелку. Заметив, что высоко в стене имелось отверстие, куда зимой вставлялась труба железной печки, курды встали друг другу на плечи, разобрали кладку и, таща раненного товарища, пролезли через отверстие на кровлю; оттуда по другим соседним крышам и стенам, через сады и переулки, они дошли тайно от осаждавших и выбрались из громадного Тавриза. Утромъ за ними поскакала погоня, но курды, заметив, что преследователи спешились, искусно отвлекли их в сторону, а затем бросились к их коням и ускакали на них в свой Чехрикъ. Из восьми спаслось шестеро, а двое убитых, вместе с Джафаръ Агой, были замертво повышены на воротах губернаторского двора в назидание проходящим, и местная газетка напыщенными фразами восхваляла торжество мудрой политики.
  Рассказ не нуждается в комментариях; лет через пять после происшествия мне пришлось увидать в Котуре всех спасшихся и слышать от них подтверждение того, что я некогда записал в Тавризе. Если такова храбрость, на которую способны курды, то не …
31


и турки недаром повторяют арабское изречение «инналь-акрад таифатун миналь-аджинне», что значить: «курды — племя родом из джиннов — чертей». И как бы в подтверждение этого, они и при борьбе с курдами считают себя свободными от всяких сдерживающих начал. После восстания Шейха Обейдуллы персидский военачальник Эмир-Низамъ1), вызвав курдского предводителя Хамзе-Агу, поклялся на Коране, что, пока он жив будет на земле, он его не тронет; между тем он велел в палатке у себя вырыть яму и, когда Хамзе-Ага вошел, он скрылся в ней и дал сигнал: пули изрешетили палатку, и Хамзе-Ага был убить. Эмир-Низамъ объяснил затем, что клятва не была нарушена, так как она была действи¬тельна, пока он был ни земле, а он спустился под землю.
Подобным же обманным способом были перебиты в Миандоабе бильбасские предводители, приглашенные на праздник; так же был захвачен в Турции известный Езданшир, и, в конце концов, становится понятным, как вырабатывается у курдовъ недоверие ко всему, идущему извне, и почему курды не могли слиться с полити¬ческими организмами, части которых они составляют.
  Новейший и весьма близкий наблюдатель курдской жизни Соан справедливо говорить: «постоянная опасность создала у курда подо¬зрительность, смелость, чрезвычайное проворство и_высоко развитую наблюдательность». Последнее качество подтверждается и моими на¬блюдениями. Когда мне через три года пришлось посетить те же мест¬ности, меня спрашивали, куда девался мой старый конь, и припоминали такие его подробности, каких я и сам давно забыл. Конечно объясняется это малым количеством новых впечатлений, а, следовательно, и не притупленностью воспринимательной способности. У курдов есть манера как-то внимательно и пронзительно осматривать новых лиц, и у меня каждый раз оставалось впечатление, точно эти десятки глаз сфотографировали и закрепили меня навеки.
  Курды отнюдь не тупы; для развития образованности и грамотности просто не представляется случая2), а отчасти виноваты и предрассудок главарей, которые считают, что их сословию при¬личны одни лишь воинские упражнения; поэтому приходится видеть молодых людей, которые в день расстреливают штук по двести патронов3).
_________________
1) Сам курд из Гярруса. В Турции также был Исмаил Хаккы Паша, усмирявший непокорных курдов в 70-х годах прошлого столетия.
2) В старые времена курды дали мусульманству рядъ ученых (Абу-ль-Фида, Идриси), богословов и поэтов. Ср. Лерхъ и Марр в цит. сочинениях.
3) Этим они в стрельбе достигают прямой виртуозности; я видел, как известный Симко, иадев пустую гильзу патрона на качающийся ветви дерева, пpocтреливал ее, как раз по середине, шагов с 15.

32

  Если представится случаю, и курды делают быстрые успехи в ученье. Они хорошие лингвисты, и большинство их говорит по-турецки или по-персидски. Многие офицеры курды, заброшенные по многу лет в дикие пограничные углы, припоминали свою школьную французскую грамоту и старались сказать нам хоть несколько французских фраз. Когда Оскар Манн работал в Соуч-булахе, с ним занимался некий Мирза-Джевад, который быстро выучился болтать по-немецки; затем он перебрался в Берлин и стал зарабатывать деньги тем, что в разных учреждениях читал по-немецки популярные лекции о Курдистане. В том же Соуч-булахе я виделъ курда, кото¬рый, раза два побывав в Нижнем на ярмарке, замечательно хорошо усвоил русскую разговорную речь. Нечего говорить про курдов, учившихся в Константинополе или заграницей; они, конечно, ничем не отличаются от своих турецких коллег.
  Живость курдского ума проявляется и в любви к родной природе. Для географа Курдистан обетованная страна: нет камня, ложбинки, уединенного дерева, которому не было бы дано какого-нибудь имени, с которым не было бы связано какой-нибудь легенды. В 1914 г., пока мы были на юге, невероятных трудов стоило добиться у арабов и луров имени целых хребтов или речек, но только попали мы в Курдистан, как картина переменилась. Стоило набрести на какого-нибудь веселого парня, пасшего пестрое стадо коз и овец, и он без конца готов был рассказывать: на одном камне спаслась женщина от волков; другой камень раскололся по следующему поводу: когда здесь сошлись две враждебный армии, то начальники каждой из них послали вперед двух разведчиков, известных своим - «дурным глазом», чтобы сглазить врага. Случайно разведчики встретились и решили .помериться своими силами: один взглянул на камень, и глыба его треснула на двое; но тогда другой взглянул на своего соперника и у того лопнул глаз, и т. д., и.т.д.
  Курды любят шутки, любят узнавать новости, любят участие и похвалу своей свободной жизни. Ею они искренно гордятся и очень ценят признание ее привольности.
  До сих пор было мало спокойных изучателей курдского быта и жизни; большинство путешественников, видевших курдов лично, отмечали многое хорошее, что в них есть, но в общей литературе укрепилось о курдах исключительно отрицательное мнение, и покуда оно будет держаться на вере, не основанной на непосредственном знакомстве с предметом, его, как и всякий предрассудок, трудно будет изменить. Вопрос сводится к тому, чтобы видеть явление во всем его многообразии и сложности причин, но, конечно, жизни курдов.
33


  Курды очень горячего и вспыльчивого нрава: Соан рассказывает, как идя по дороге, несколько человек заспорили, с какой стороны должен появиться на небе Сириус1), и прежде, чем. яркая звезда рассеяла астрономические сомнения путников, двое, или трое из них уже лежали мертвыми.
  Другой пример: на обрывистом карнизе, между Келе-шином и Сидаканом мы наткнулись на странную картину. У дороги в печальном ожидании сидела женщина, а взволнованный курд, припав на корточки, закрывал руками глаза небольшому навьюченному бычку, лежавшему на откосе. Оказалось, что бык не хотел идти быстрее, и тогда разгневанный хозяин хватил его по лбу увесистым камнем и лишь потом спохватился и стал его отхаживать.
  Надо отметить мстительность и подчас непонятную жестокость курдов: въ Соуч-булаге один раз курды зарезали ни в чем не повинного миссионера лишь для того, чтобы скомпрометировать положение неугодного им губернатора — ответственного за безопасность европейцев. По-видимому, курду, как и во многом похожему на него албанцу, доставляет удовольствие испытать могущество своей пули2) и посмотреть, как одним движением курка можно ниспровергнуть сильного, здорового человека. В значительной степени этим может объясняться и печальный случай в турецко-персидской разграничи¬тельной комиссии 1914 г., когда без всякого повода на прогулке был тяжело раненъ английский секретарь г. Хоббардъ3).
  Говоря об убийствах и поранениях, часто случающихся в Курдистане, необходимо все же смотреть на дело с местной, а не нашей европейской точки зрения. Случаи эти вырастают не из порочности отдельных народностей, а из общих условий быта и из наличия южной горячей крови. Не ходя далеко за какой нибудь албанской или сицилианской статистикой, можно указать, что у нас в Закавказье ежегодно случается до полутора тысяч убийств и что в Елизаветопольской губернии их приходится 389 в годъ4), т. е. по одному в день! Однако, эту «массу» убийств никто не истолковывает, как
«массовые» убийства. Быть может, справедливо было бы такую же
_________________
1) По курдски Глявеж; появление его признак наступления жары и начала перекочевок выше в горы.
2)Ср. работы А. А. Башмакова об албанцах.
3)Ср. также известный случай поранения немецкого археолога В. Белькъ (1898 г.), который спасся лишь благодаря своему необычайному присутствие духа, несмотря на то, что въ него — безоружного курды стреляли на расстоянии нескольких шагов (Отчет Консула Маевского).
4) Кавказ. Календарь, 1910 г.

34

  Нельзя отрицать у многих курдских племен и той наклонности которую один автор остроумно охарактеризовал», как «коммунизм..., поскольку речь идет о чужой собственности». Один раз (1905) мне пришлось видеть издали дневной набег курдов на де¬ревню в Салмасе: отогнав крестьян выстрелами, курды бросились к стаду, и в бинокль было видно, как они его уводили в горы. О том, что при этом происходит в селении, я могу судить по другому своему впечатление (1911), когда при мне в дер. Кенгерлю (Салмас) поднялась тревога, к счастью оказавшаяся ложной. Мигом ребятишки бросились собирать скот, мужчины засели за прикрытие, женщины с плачем забегали по улице, и я представил себе, на¬сколько тяжелее была бы сцена в турецкой армянской деревне, отдан¬ной почти официально на «поток» курдам; там жители и не поду¬мали бы о сопротивлении1). Но, с другой стороны, все эти дерзкие дневные грабежи в большей мере служат к позору того государственного порядка, при котором такие факты возможны. Что было бы и на Кавказе, и в Туркмении, если бы убрать русские власти и организацию!
  Если противление злу и насильникам не вело, в особенности в турецком Курдистане, к добру, то практика выработала другие приемы самосохранения. Наиболее действительным является «заклад» иноверцев за какого-нибудь могущественного агу. Такой всегда нахо¬дится, и тогда нападете на его покровительствуемого грозит боль¬шими неприятностями для обидчика. Можно назвать много курдов, как бы включающих армян и несториан в свое племя2).
  Что касается покраж, то курды отлично умеют между собой находить их следы, и во многих случаях дело, ограничивается: уплатою похитителю обычного выкупа. И кража, и отыскание совер¬шаются подчас крайне наивно3).
_________________
1) Ср. тяжелые картины, нарисованный Конс. Маевским в его описании Ванского и Битлисского Вилаетов.
2) Напр., Бедер-ханъ-бег в Мергевере; вышеназванный Myртулла бег в Мукусе; Хусейн-Паша в Адыльджевазе (1895); каймакам Хаджи-Хан въ Нордузе (1898) и т. д. Ибрахимъ Паша (Шехриверан) не допустил в своих владениях резню армян и т. д.
3)Для параллели в характеристики общего нравственного уровня населения вблизи Курдистана приведу следующий разсказ официального русского представителя, касающегося мосульских христиан (около 1880 года): «бывало, пропадет что-нибудь со стола; вспомнив, что тут только что сидел такой-то, посылаю к нему каваса. вcкоре появляется виновный, несет на руке украденный предмет и, улыбаясь, заявляет: это взял у Вас я».

35



  В Пиждере наши погонщики повздорили с курдами, произошло побоище, и в конце концов курды, в отместку, увели ночью целый десяток наших мулов, из которых каждый стоил рублей по 200. Мы обратились к турецким властям, которые через курдов быстро узнали, где находятся украденный животные, и мы вскоре получили обратно 8 из 10 мулов1). Я думаю, что остальные два мула были удержаны, как своего рода выкуп за тот труд, который на себя приняли курды. В общем можно счи¬тать доказуемым парадокс, что в диких горах бесследно украсть что-нибудь труднее, чем в городе.

  VII. Положение женщин. Отношения к другим народностям. Курдский вопрос.

  Для характеристики народа крайне интересно положение женщин, и в этом отношеши курды, пожалуй, самый либеральный из мусульманских народов. Их жены и дочери, конечно, несут ряд тяжелых домашних обязанностей: грузят вьюки, носят воду, ходят высоко в горы доить скот и собирать топливо, и при этом всюду таскают грудных детей, которых привязывают к спине широким поясом2).
  Женщины, однако, не закрывают лиц; в толпе они смело сидят вперемежку с мужчинами и в общем разговор вставляют свои словечки. «Много раз в деревнях—говорит Соан - хозяйка дома принимала меня в отсутствии мужа, сидела и беседовала со мной, не разыгрывая ложной стыдливости или скромности турецких и персидских женщин, и с радостью делилась со мной запасами пищи и питья. Когда являлся муж, хозяйка из внимания к гостю не покидала его, пока муж не устроить свою лошадь и не выйдет сам в палатку». Ни о каком затворничества нет, конечно, и речи: молодежь отлично друг друга знает; браку предшествуете настоящее ухаживание, и романтические чувства широко царят в курдских
_________________
1) Я не мoгy в данном случае объяснить ycпех турецким влиянием. В этих округах властей почти нет и каймакам со своими немногочисленными жан¬дармами живет в Кала-дизе (Хамидие), как в осаде. Успешность розыска объяс¬нялась, вероятно, желанием главарей показать Комиссии свою влиятелность и непосред¬ственной просьбой, обращенной к ним турецким Комиссаром.
2) Генер. Консул Орлов дал интересное описание ловкости, с которой вели себя во время перекочевки женщины племени джаф; им надо было и гнать скот по узким тяжелым тропам, и поправлять постоянно сползающие вьюки и т. д.

36

сердцах. Лет двадцать назад около Мехабада имел место следующий странный случай: одна европейская девушка влюбилась в курда, стала мусульманкой и, несмотря на все увещевания консула и родителей, осталась со своим мужем1).
  Очень легок у курдов развод. Курды в пылу спора иногда клянутся, что, если что-нибудь не сбудется, то они разведутся, и, действительно, это случается. Потом раскаяние начинает мучить мужа, он рад бы вновь принять в дом свою бывшую жену, но по закону это невозможно, если только жена в промежутка не выйдет за дру¬гого, а затем не разведется с ним. В городах есть даже особые профессионалы, соглашающие за деньги разыграть такую процедуру, чтобы уничтожить последствия первого развода. При этом случается обычно ряд qui pro quo, которым посвящено много курдских анекдотов. Все это относится, однако, преимущественно к городам, а у кочевников, конечно, правы гораздо проще и строже.
  У курдов есть особая пляска «чопи, род хоровода с подпрыгиваньем. Предводитель его в одной руке держит свитый платок, а другой ведет кругом танцоров, сплетшихся руками в одну стену. Один раз танцы эти были устроены в мою честь у богатого курдского помещика, и стоило заиграть зурне с аккомпанементом барабана, как все деревенская женщины в пять минут облачились в новые ферязи, надели на голову что то вроде капоров, насурьмились, встали вперемежку с мужчинами и до самого вечера оттапты¬вали с увлечением свои тяжелые па.
  Женщина у курдов безусловно имеет свою индивидуальность. Недаром, напр., если мать отличается умом или красотою, имя ее прибавляется к имени ее сына, и какой-нибудь «Бапири-Шашан» (т. е. Бапир, сынъ Шашаны) разносить всюду известность своей матери. Можно привести много примеров, когда женщины становились во главе племени, всецело подчинявшихся им. Известно, например, что, при окончательном занятии Хеккяри турками, округ этотъ управлялся женщиной (Hartinann). В маленьком городе Алебче (около Сулеймание) нам самим в 1914 г. пришлось видеть знаменитую Аделе-ханум, вдову Осман-Паши Джафа. Еще несколько лет тому назад она фактически была управительницей, всего округа, номинально порученного турками ее мужу, который почти всегда находился в отсутствии. Соан под видом персидского купца прожил некоторое время при ее маленьком дворе и удивительно интересно описал, как она судила и рядила своих подданных, не забывая и женские дела, в виде закупки всяких материй и ведения домашнего хозяйства. Теперь младотурецкое правительство прислало в Алебче настоящего турецкого чиновника, и Аделе-ханум живет в некоторой опале
_________________
1) Ср. Wilson, Persian life and customs, N. Y., 1899, и цит. статью Д. Д. Беляев.
37


Но, отстраненная от дел, она держалась, однако, с большим достоинством. Она нас посетила в нашем лагере в сопровождении целой свиты родственниц и служанок и охотно согласилась фотографироваться. Зa подарки ее сыну она благодарила письмом на французском языке, которое, как оказалось, написал один молодой курд, обучавшийся в гор. Сенне у католических миссионеров. Вероятно, тому обстоятельству, что Аделе-ханум держит высоко престиж женского имени, надо приписать факт, что единственная европейская дама нашей экспедиции стала предметом крайнего внимания со стороны обитательниц Алебче. Много их выходило навстречу нам, чтобы посмотреть на приезжую ханум, а потом отбоя не было от посетительниц, партиями осаждавших пашу палатку и приносивших приветственные дары в виде кислого молока, тутовых ягод, яиц и т. д. Удивительно при этом было благонравие наших гостей: не было ни грубых вопросов, ни неловких хихиканий; все с интересом смотрели на новый уклад жизни, принимали угощение и с полным доверием рассказывали свои дела.
  Курды вообще очень чадолюбивы, и около каждого главаря толпится любимец замарашка – какой-нибудь десятый пли двенадцатый по счету сын. Нередко в горах видишь бравого курда, держащего на руках надежду своей старости. Мне припоминается одна сцена из моих прежних путешествий. Раз нам пришлось ползти с караваном по узкой дорожке над обрывом, как вдруг из-за горы над нами по какой-то козьей тропе вышли две фигуры: впереди легко одетый курд, очевидно, бедный крестьянин, нес закутанного в тряпье больного ребенка; следом шла жена с добрым и опечаленным лицом и, чтобы облегчить мужа, несла его кинжал. Ока¬залось, ребенок упал с крыши и был в обмороке. Родители спешили показать его знахарю, жившему но соседству. Увидев европейцев, которые на Востоке слывут докторами, мать ухватилась за стремя, бросилась целовать ноги, умоляя спасти ее ребенка; во всей этой сцене было много искренности и живого горя, и, как антитеза, мне припомнилось общее презренииe курдов к опасности и смерти и слова одного курдского начальника: умереть позорно лишь па своей постели, а если меня поразить пуля, и меня принесут-!, домой, все будут радо¬ваться, что я умер, как следует». Может быть, это суровая философия и разделяется курдскими матерями, но горе бедной женщины убедительно свидетельствовало и о более мягких струнах их сердец.
  Невозможно, конечно, дать полное и исчерпывающее представление о характере народа, разбитого на много племен, живущего в разнообразных географических условиях, не подстриженного под гребенку уравнительной культуры, наконец, народа почти еще не изученного. Ко всему, что было сказано, быть может, позво¬лительно добавить о некоторой разнице в характере курдов.
38
  Одинаковые условия быта, вырабатывается некоторое подобие порядка даже при полном отсутствии государственной власти1); сами курды в таких районах как Сулеймание, Соуч-булагъ и т. д. ка¬жутся более симпатичными.
  Жизнь с менеe воинственными элементами (как азербайджанские тюрки-шииты или армяне), безусловно развращает курдов. Выра¬батываются две морали: одна для тех, кто на удар может отве¬тить ударом, а другая по отношение тех, чья слабость лишь искушает, соблазняет легкостью насилиям добычи. Представление о том, что сила должна быть великодушна, есть, продукт долгой и утончен¬ной цивилизации, а фактически на тех низших степенях ее, где еще человек человеку является волком, слабость не только пагубна для ее носителей, но развращающее действует и на сильных. Только крепкая государственная власть, стоящая надъ мелкими интересами, могла бы уравновесить и упорядочить отношения между курдами и другими народностями, но Персия слишком слаба, чтобы охранить от курдов своих мирных мусульман, а в Турции курды системати¬чески науськивались на армян, и сочетание этой грубой политиче¬ской интриги с перспективой безнаказанного обогащения было соблазном, перед которым не устояли бы и многие гораздо более курдов цивилизованные народы....

  ________________________

  Таким образом, мы подошли к «курдскому вопросу», который в сущности слагается из трех отдельных проблем. Первая и главнейшая касается устройства в будущем совместного сожитель¬ства курдов и армян. Напомним, что армяне находятся в абсолютном большинстве лишь в ближайшем соседстве Ванского озера. Безусловно, они, как гораздо более развитой элемент, имеющий опытных руководителей, в виде своей интеллигенции, при справедливом режиме приобретут все заслуженное культурное преобладание, но нельзя представлять себе, чтобы армянские крестьяне всюду слиш¬ком превосходили своим уровнем оседлых курдов. Выше уже указывалось, что в диких округах есть армянские общины, гово¬рящая исключительно по-курдски. Самый обиход в армянских селениях - порою от разорений, порою от страха представить соблазн для соседей - беднее, чем у мусульман2).
_________________
1)Один раз в маленком курдском городке Саккыз я быль особенно поражен горячей жизнью на улицах и базарах при полном отсутствии представителей правительства.
2) Ср. напр. К. М. Смирнов, Поездка и т. д., где, как и у многих других военных авторов, указывается, что в смысле материальной культуры наиболее пере¬довой элемент на Армянском плоскогорье — выселившиеся с Кавказа мусульмане горцы.

39

  Если удалить нынешнее турецкое безвластие и бесправие, то нет причин, почему армяне и курды — многовековые соседи — не могли бы между собой выработать modus vivendi так, чтобы курдское скотоводство дополняло армянские промыслы и земледелие. Нужен лишь контроль и благожелательное посредничество высшей силы, без которых является опасность столкновения слишком обостренных пока национальных страстей.
Заметим, что в Хеккяри, где курды перемешаны с несторианами, с 40-х годов прошлого столетия не случалось ничего подобного армянской резне1).
  По-видимому, и с армянами в старое время отношения курдов были гораздо ровнее, и крайне знаменателен отзыв о них армянского писателя Абовяна, писавшего въ 1846 г. следующее: «воин¬ственность, прямодушие, честность и беспредельная преданность своим князьям, строгое исполнение данного слова и гостеприимство, месть за кровь и родовая вражда даже между ближайшими родственниками, страсть к грабежу и разбою и безграничное уважение к женщинам —вот добродетели и качества общая всему народу»2). Что харак¬теристика эта - очень сочувственная, ясно с первого взгляда. Неко-торые ее части даже сильно преувеличены, и я не решился бы под¬писаться, напр., под курдской верностью3) и прямодушием, но все это особенно знаменательно, как показатель отсутствие вражды к курдам со стороны «Отца новой армянской литературы»4).
  Вторая сторона курдского вопроса, что несомненное существование национального движения среди курдов, значительный массы которых живут на юге изолированно от других народностей. Во что и как выльется это движете, во главе которого, по-видимому, постараются встать предводители главнейших курдских племен, сказать трудно. Но, поскольку речь идет о сохранении курдов от поглощения турками, и политическая соображения, и самая простая справедливость за то, чтобы арийцам-курдамъ5) была дана полная
_________________
1) Мы говорим не об области аширетных несториан, где христиане занимают господствующее положение, а об отдельных деревнях на севере и па востоке.
2)В связи с этим Абовян и называет курдов «рыцарями». См. Лерх, Исследования. I, 28.
3) И тут приходится припомнить такие случаи, как возвращение курдом Муса-беем долга, на который кредиторы, yеxaвшие в Poccию, не имели никакого документа (Маевский), или историю перехода в руки армянских купцов курдских имений по просроченным платежам в Азербайджане.
4)См. Тер-Саргсянцъ, из «Раны Армении» X. Абовяна, Восточный Сборник в честь А. Н. Веселовского. М. 1914.
5) Такое название имеет за собою во всяком случай не меньше прав, чем, например, причисление болгар к славянам.

40

свобода.
  Курды отнюдь не являются расой с пониженной умственной организацией, вроде каких-нибудь первобытных полинезийцев. Напротив, в их мозгу видимо нет' никаких препятствий к усвоению культурного мышления. Множество курдов прошло турецкую, особенно военные, школы, и отсутствие развитой курд¬ской письменности возмещалось до сих пор возможностью читать писать на турецком языке, вполне способном к выражению каких угодно понятий. Из курдов вышел ряд выдающихся деятелей в Турщи, и в Персии1). Сами курды считают, что в турецких войсках имеется не менее тысячи офицеров их соотечественников преимущественного сулейманийцев.
  Есть, наконец, и третий взгляд на значение курдов. Расселены они полосой, окаймляющей северную Месопотамии. Несомненно, эко¬номическое развитие и политическое значение этой последней, как арены многих влияний: тут будет и Багдадская дорога, в чьих бы руках она ни оказалась, и европейская торговая конкуренция и турецкие традиции, и возможный арабский сепаратизм, и, наконец наше мирное проникновение с севера. При стремлениях закрепит все эти влияния курдский вопрос встанет во всей широте. Но курд не только стена между севером и югом; они сами тянутся далеко на восток в пределы Персии и через все армянское плоскогорье вплоть до нынешних наших пределов. Хорошо дренировать все эти разливы и ввести все 3 миллиона курдов в законные рамки спокойного существования – вот одна из крупнейших проблем будущей политики в Передней Азии.

VII. Курды в России.

  Особый вопрос нашей внутренней политики составляют курды, живущие в Pocсии. Впервые они появились в русских пределах после Гюлистанского договора с Персией в 1813 году2), когда мы прюбрели территорию нынешней Елизаветпольской губернии. В результате Туркманчайского трактата 1828 г., от Персии к нам отошли эриванские курды и, наконец, в 1878 г. число представителей этой народности в России увеличилось их карсскими и ардаганскими соплеменниками3).
_________________
1) Напр. Bеликий Везир Саид-Паша, выдающийся политический деятель Исмаил Бабан-заде, известный Эмир-Низам (Ген. Губернатор Азербайджана) и т. д.
2)Фактически после побед Цицианова 1804-5 г.г. (Аверышовъ).
3) О числе и расселении их см. выше глава I.

41
 
  В последствий обращали особое внимание на установление с ними мирных отношений, что в значительной мере и удавалось, в особенности, когда этим делом заведовал полковник (и будущий граф) Лорисъ Меликов(1858—6 г.).
  Еще в 1829 г. во время войны против Турции на нашей сто¬роне действовало 4 мусульманских полка, и из них один1) исклю¬чительно курдский (400 всадников).
  В Крымскую войну у нас было два курдских полка: один Карский, а другой Эриванский; последним командовал майор Джафар Ага, впоследствии дослужившийся до генеральского чина и оказывали нам очень большие услуги своим влиянием на зарубежных курдов. Все потомки его до сих пор получают пенсию от Русского Правительства, а один из них Али-Ашреф-Ага Шамшадинов, считающейся теперь главою русских курдовъ, иметь чин генерал-майopa2).
  В 1877-8 г.г. на нашей стороне1 действовал ряд курдских милиционных организаций, всего до 13 сотен.
  Особого боевого значения войска эти не имели, но о поведении их есть целый ряд одобрительных отзывов со стороны высших начальников, и во всяком случае, милиция эта приносила очень боль¬шую пользу в тылу, включая в наш контроль те элементы, кото¬рые могли бы иначе создавать для нас ряд беспокойств3).
  По свидетельству компетентных лиц, современное положение русских, курдов неважное. Главным образом безземелье заставило многих из них переселиться в Турцию, поощрявшую их к тому и зачислением в офицеры ополчения «хамидие». Между тем, как турецкие и персидские курды раз по 6 в год меняют места кочеваний, нашим курдам хватает их пастбищ лишь, на два летних месяца.
  У нас нередко представляют, что оседание кочевников является неоспоримым прогрессом, но помимо того, что скотоводство является необходимым дополнением земледию4), в отношении
_________________
1) Командовал pycкий офицер, помощником, которого был курдский бек; кроме того, при полке был pycкий адъютант, 15 драгун-ижегородцев., мулла и мирза-письмоводитель.
2) Джафар Ага умер в 1876 г. Kpoме Шемшадиновых, вторая знатная фамилия курдов в России: Фатибековы.
3) Большинство документов об этих ополченцев опубликовано в Актах Кавказской Археографической Комиссии.
4)Один вдумчивый наблюдатель курдской жизни так формулировал этот вопрос: «для чего хорошего пастуха обращать в плохого земледельца?». Надо, однако, заметить, что среди курдов, живущих на левом берегу Аракса, есть и вполне оседлые земледельцы. О быте, верованиях, языках эриванских курдов имеется чрезвычайно вдумчивое исследование проф. Егазарова в Зап. Кав. О. И. Р. Г. О. XIII, вып. 2 (1891). Статистические его данные, впрочем, устарели.

42

курдов следует напомнит, что с другой стороны жить летом в болотистых низинах с массой мошкары прямо тяжело.
  Давно указывалась также необходимость устроить особый орган (приставство) для объединения управления курдами1), как это у нас сделано в отношении ставропольских «трухменъ». Наши порядки курдам непонятны; они часто не знают, у кого из многочисленных чиновников разных ведомств им следует искать управы. В осо¬бенности тягостны и недоступны курдам приемы нашего правосудия с его сложными формальностями: им нужно было бы власть более скорую в действиях, осязательную и сосредоточенную.
  Необходимы курдам и школы2), по возможности казенные, так как сами они, как сказано, народ бедный. Для знатных родов, изнывающих от постепенной и естественной утраты влияния, желателен доступ к более высокому образованно. В настоящее время имеется уже один студент-курд (в Харькове) и один кадет (в Киеве). Надо полагать, что расширение возможности поступать на военную службу было бы особенно но сердцу курдам.
_________________
1)Мысль эта впервые была высказана таким знатоком курдов, как Лорись-Меликов, составившим в 1855 г. «Правила для управления куртинскими племенами» по приказу ген.-ад. Муравьева. Он предполагал при русском начальнике курдов сохранит двух курдов-помощников: карсского н эриванского.
2)Сейчась у эриванских курдов имеются две школы в Зоре; в Миракском обществе. Для полноты можно упомянуть, что в гор. Хое (Персия) под руководством русского консула действовала некоторое время небольшая школа для курдских детей.

43

Старая Русса, 30.V.1915.






                                   
опубликовано
Добавить новыйПоискRSS
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joomlao.com

Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved.

Последнее обновление ( Monday, 18 August 2008 )
 
< Пред.   След. >

Авторизация

Вход / Регистрация

Кто на сайте?

Сейчас на сайте:
пользователей - 1
  • FenixuDib

Последние комментарии

Другие Статьи

                                               

Всего пользователей

109255 зарегистрированных
38 сегодня
277 на этой неделе
1295 в этом месяце
новенький: ElenkaDR