Template Tools
You are here :  Главная arrow Гостевая
Todays is : Thursday, 23 November 2017
Езидский мистицизм. Снятие завесы. Часть II. Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Administrator   
Sunday, 24 March 2013

Теймураз Авдоев

 

Qewlê Mezin*  -  Гимн о Великом

                                                  (Продолжение)

 

 

II. Эзотерический перевод

 

Кавл является формой выражения Божественного откровения, дает возможность познания сотворенного Богом мира, вплоть до полного единения личности с Ним. Однако, как уже заметил читатель,  экзотерический перевод не раскрывает заложенной в гимне основы, и в этом нет ничего удивительного, ведь его составили мистики. Чтобы постичь тайны мироздания и собственное место в нём, они, посредством чувственного опыта, разработали экстатический путь познания, сформировали особый язык, в котором общепринятые слова наполнены совершенно иным значением, непонятным для непосвящённых. За внешней формой таятся окутанные символизмом и иносказанием глубинные смыслы.

 

 

 

С. 1.

1 Me êk divêt pê bizanî,                                           

2 Bipirsit li hale min heyranî,                       

3 Ka kû bû qeseta Mi’awî û Siltanî?            

Мы искали человека сведущего,

Чтобы спросить его об изумившем нас случае,

Как и где состоялась встреча Муавии и Султана?

 

С. 2

1 Me êk divêt biket hikyatê,                         

2 Şêro Xwedanê itqatê,                                            

3 Ka çawa Siltanî Ėzî dahir bû ruwê kinyatê?         

Человека, который поведал бы нам,

О храбреце - заступнике веры,

О том, как Султан Ези явился взору вселенной? 

             

С. 3.

1 Heke Siltanê bedena makê peyda bû,                   

2 Sur il- Mi’awî peyda bû,                                        

3 Mi’awî ji heybeta bizdiya bû.                                 

Когда Султан Ези понесен был матерью,

Предзнаменование открылась Муавии,

И его стали обуревать страхи.

 

 

            Здесь уместно вспомнить предысторию кавла, которая приведена в священном писании «Масхафе Раш»[1]: «Муавия находился на услужении у Пророка. Однажды, по просьбе Мухаммеда, он брил ему голову и по неосторожности порезал. Чтобы капли крови не упали на землю, Муавия их слизал. Мухаммад спросил его: «Что ты делаешь Муавия?» Тот, чувствуя вину, признался. Тогда Пророк изрек: «Ты согрешил, Муавия! Ты увлечешь за собою, народ и будешь соперничать с моею общиною». Муавия оторопел: «В таком случае я не вступлю в мир и не женюсь!»

            Прошло время, Муавия стал халифом и правил в славном граде Дамаске. Бог наслал на него скорпионов, которые ужалили его и яд распространился по всему лицу. Лекари долго совещались и нашли только один способ излечения - познать женщину, и чтобы Муавия не принял мученическую смерть, побуждали его жениться. Поставленный в оное положение, Муавия дал согласие. Тогда привели ему женщину восьмидесяти лет, в предположении, что от такого брака не будет детей. Мувия, познал свою жену, а на утро, по могуществу великого Бога, она предстала пред ним двадцатипятилетнею женщиною и зачала от него».

             Когда весть о том, что Муавия привел в дом жену, дошла до судей и знати Шама, они взбунтовались и потребовали исполнения данного Мухаммаду слова: или остаться халифом, но избавиться от жены или оставить жену и покинь трон? Муавия сделал свой выбор.

 

            Sur (арабск.) - дословно тайна, глубинное сознание; сокровенная тайна в человеке, которая связана с миром божественных тайн и предвечных сущностей; «самость» человека. Нами дан перевод – предзнаменование.

            С.3:3 И его стал одолевать страх. В курдском языке слову страх соответствует tirs, трс. Арабск. heybet имеет более ёмкое значение, отражает одно из двух (наряду с унс) мистических состояний hal, халь, используется в значении почтительный страх, благоговейный трепет пред величием Бога.  Состояние heybet стимулирует одновременно чувства боязни, уважения, придает душе чувство беспокойства и даже испуга от того, что Бог совсем рядом, т. е.: Потерял душевный покой.

 

С. 4.

1 Mi’awî vê yekê nedihate bere,                              

2 Bi Dimeşqê kir sefere ,                                          

3 Maka Siltan Ėzî ji Şamê dikete dere.                    

Муавия лишился покоя,

В Дамаске принимает решение,

И повелевает  матери Султана Ези покинуть Шам.

 

Подстрочный перевод строки С.4:2 никак не корригирует с идей кавла. В мистицизме sefer, путешествие - символ изменения или развития, связанное с физическими и моральными испытаниями, поиски своего места в жизни, переход от одной стадии жизни к другой. С учетом этого: Совершил поездку в Дамаск, обретает следующий смысл: Муавия в Дамаске принимает решение (расстаться с женой и будущим ребенком).

 

С. 5.

1 Maka Siltanê Ėzî vê deng hilînî,                            

2 Heçiyê ji we xûnekê bibînî,                        

3 Inşella ewê ji dest xûna xwe gazinî.                      

Мать Султана Ези взмолилась:

Если кто-либо из вас прольет кровь,

Божьей волею он расплещет свою кровь.

 

Inşellaмусульманское выражение: «Как будет угодно Богу».

 

С. 6.

1 Maka Siltanê Ėzî we det xebere,                           

2 Ya Mi’awî em dê ji bacêrê we çîne dere,               

3 Kes nemiriye bê meferê.                                        

Мать Султана Ези возвестила:

О, Муавия, мы покидаем ваш город,

До сих пор никто не умер без прибежища!

 

С. 7.

1 Miawî kiribû kût û karî,                                       

2 Maka Siltanê Ėzî derkir ji wî şarî.             

3 Şikir li wan ranehî bû, bû tarî.                              

Муавия настоял и исполнил, 

И выслал Мать Султана Ези из того города.

Милостью Божьей они пребывали в царствии Добра, наступило царствие Зла.

 

С.7:3 Милостью Божьей им было светло, стало темно. Свет и тьма составляют единство противоположностей - царства Добра и Зла, тогда строка будет означать: Милостью Божьей они пребывали в царствии Добра, наступило царствие Зла.

 

С. 8.

1 Şikir ji wan tariye,                                     

2 Dê zanîbû wê çiye,                                     

3 Sebeb Maka Siltanî Ėziye.                         

Слава Богу за ниспосланную им темноту,

И можно было догадаться,

Причина – мать Султана Ези.

 

С. 9.

1 Maka Siltanî Ėzî ji Şamê bi rê bû,             

2 Sûra Siltanî Ėzî bi vê bû,                           

3 Ew ço, berê wî li Besrê bû.                        

Мать Султана Ези вышла  из Шама,

Тайна Султана была с ней,

Она направилась в сторону Басры.

 

С. 10.

1 Ew ço, berê wê li Besraye,                         

2 Temam bû qewl û we’daye,                                   

3 Dahir bû Ėzîdî meye.                                             

По пути к Басре,

Свершилось пророчество и в срок,

Появился [на свет] наш Езид.

 

С. 11.

1 Dahir bû Ėzîdê mine,                                             

2 Ew neyî piçûke, yî mezine,                         

3 Çend ûsfet wê jê diçine.                                        

И явился мой Езид,

Не по годам рассудительный,

Многими достоинствами был украшен.

 

            С.11.2 Не младенцем, а  взрослым, в значении: Не по годам рассудительный.

 

С. 12.

1 Çend jê çobûn usfete,                                            

2 Zerib петаbûn keramete,                                                                                                

3 'Amî êxistibû heybete.                                           

Он был само совершенство,

Благодаря его чудотворному дару не осталось [мест] притеснению,

Он повергал всех в изумление.

 

            С.12:2 Не осталось место изъянам, благодаря его чудотворому дару следует понимать как: Благодаря его чудотворному дару не осталось [мест] притеснению.

Keramet, карамат (арабск.) - чудотворный дар; чудо, совершаемое святым (аулия, суфийским шейхом) с Божьего соизволения. Чудеса, которые являли пророки, обозначаются другим словом - му‘джизат (ед. ч. му‘джиза). Значит, в соответствии с кавлом, Султан Ези - святой, подтверждение находим ниже по тексту, строка С.37:3. 

 

С. 13.

1 Bila Besraya xeber ço nike,                       

2 Rizqê wan xelat dike,                                            

3 Hermetê wan cot cot man dike.                             

По Басре распространилась молва,

Он [своих приверженцев] вознаграждает  благодатью,

Приумножает их благосостояние.

 

С. 14.

1 Siltan Ėzî ji Maka xwe dipirsiye:                          

2 Tu bi wî key Ilahiye,                                              

3 Navê babê min çîye?                                             

Султан Ези спросил у своей матери:

Заклинаю тебя именем Аллаха,

Как зовут моего отца?

 

            Ilahiye (арабск.) – Бог, божество.

 

С. 15.

1 Lawo, babê te Padşaye,                                        

2 Ser text û mîriya xwe rawestaye,                          

3 Dimeşq bi navê wîye avaye.                                  

О, сынок, твой отец Повелитель,

Восседает на троне в своем царстве.

И Дамаск при нем процветает.

 

            Строка С.15:2 Восседает на троне в своем эмиратстве, никак не отражает исторической действительности по времени. В период правления Муавии (661-680 гг.) Дамаск являлся столицей Арабского халифата, а статус эмиратства получил позднее, в правление династии Аббасидов, когда столица была перенесена в Багдад, поэтому выбран нейтральный перевод:  Восседает на троне в своем царстве.

 

С. 16.

1 Lawo, babê te Padşa bû,                           

2 Ser text û mîriya xwe westabû,                               

3 Dimeşq bi navê wîye ava bû.                                 

О, сынок, твой отец был Повелителем,

Он на троне своего царства восседал,

И Дамаск при нем процветал.

 

С. 17.

1 Ez jî xatûnek bûm, ji xatûnêt Dimeşqiya.             

2 Ėkî ji wan bi xewna xwe diye,                              

3 Pisekî min dahir biye,                                              

4 Xof û tirsa wan ji destê wîye.                                

А я была госпожой, [одной] из почтеннейших дам Дамаска.

Некто из его приближенных увидел во сне,

[Что] у меня появится сын, 

Якобы источник всех их бед и страхов.

 

С. 18.

1 Ewan kire dilsarî,                                      

2 Ez derêxistim ji wî sari.                                         

3 Şikir li wan ronahî bû, bû tarî!                              

Это ожесточило их сердца,

И [они] изгнали меня из того города.

Милостью Бога свет у них сменился темнотой!

 

С. 19.

1 Dayê, ez jî dê rojekê herime,                                 

2 Cêşekî zav bi xoro beme,                          

3 Tu li min birêne, dê çî bi serê qazî  û ekabirêt Şamê keme.                                             

Матушка, в один день я соберусь,

Огромное войско поведу за собой,

И сама увидишь, как я поступлю с (шариатским) судьей и знатью Шама.

 

С. 20.

1 Lawo, babê te mezitire ji min û teye,                    

2 Ew nebe, vê carê çu ligel nekeye.                          

Сынок, твой отец могучее меня и тебя,

Этому не бывать, даже не пытайся (в этот раз).

 

С. 21.

1 Siltan Ėzî sura wî pêda,                                         

2 Wé sor diket wekî pête,                                         

3 Ew kí yî koreye, Siltanê Ėzî nevête!                      

Султан Ези стал арифом,

Постиг внеопытные знания (Ирфан) и обрел право наставничества.

Только слепец мог не признать Султана Ези.

 

            С.21:1 Султан Ези тайну [Господа] постиг, т. е.: Султан Ези стал арифом, обрел познание, связанное с миром божественных тайн и предвечных сущностей, которые приобретаются не через священные писания, а непосредственно от духовного общения с Творцом.

            С.21:2 И от нее становился красным как пламя, в исламской символике красный цвет указывает на связь с Ирфаном – внеопытным знанием, гнозисом, марифой. Суфий, достигший Ирфана, имел право учить молодых. Данную строку можно сформулировать так: Постиг внеопытные знания (Ирфан)  и обрел право наставничества.

            Султан - исламский титул с несколькими историческими значениями. Титул несёт моральный груз и религиозную власть. Поскольку роль правителя была определена в Коране, Султан мог являться как светским правителем, так и религиозным наставником и религиозным главой. Согласно историческим хроникам, первым, кто принял царский титул Султан, был сельджукид Торгут-бек в 1055 г. Поскольку правление Муавии приходится на вторую половину VII века, Султан, применительно к Езиду – духовный наставник, тот, кто понимает особенности души ученика и неповторимость его земной миссии. 

            Koro, слепец, метафора – невежда.

 

С. 22.

1 Siltan Ezî hajowa bacêré Babilé,                          

2 Tê heyne dikanêt zorî zav lê,                                 

3 Tékda bideye û dav lê.                                           

Султан Ези отправился в город Вавилон,

В нем несметное количество лавок,

Там идет оживленная торговля.

 

С. 23.

1 Siltanê Ėzî hajowa bacêré Babilo nave,                

2 Tê heyne dikanêt zorî zave,                                   

3 Têkda bideye û dave.                                             

Султан Ези прибыл в город, под названием Вавилон,

Там расположено множество лавок,

В них совершают торги.

 

            В этих двух стихах, под метафорой лавок и торгов, подразумевается, что Вавилон был городом, где уживались представители многих конфессий, и каждый имел возможность избрать себе то или иное религиозное учение.

 

С. 24.

1 Siltan Ėzî derê bacêrê Şamê vedinî,                    

2 Qasidekî dû Mi'awî vedişînî.                                   

3 Ya Mi'awî, tû were bi miskînî,                               

4 Şêrê siwarek dervey bacêrî te divînî.                    

Султан Ези стучится во врата Шама,

Отправляет гонца за Муавией.

О, Муавия, приходи с подобающей благочестью и добродетелью.

Заступник истинной веры за городской стеной ожидает тебя.

 

            Miskîn (суфийский термин) – убогий, нищий, не имеющий собственности, пребывающий в бедности, заботящийся только о «богатстве души», стал образцом благочестивой, добродетельной и отшельнической жизни.

            С.24:3 О, Муавия, приходи как убогий, означает: О, Муавия, приходи с подобающей благочестью и добродетелью.

            Şêr, лев – метафора, образ великой и ужасающей силы. Льва характеризуют: власть, отвага, храбрость, мудрость, справедливость, покровительство, защита.

            Siwar – всадник, метафора арифа (совершенного суфия, познавшего).

            С.24:4 Отважный всадник за городской стеной ожидает тебя, означает: Заступник истинной веры за городской стеной ожидает тебя.

 

С. 25.

1 Siltan Ėzî derê bacêrê Şamê vediweste,                

2 Qasidek şande dû Mi'awî dest bi deste:                

3 Ya Mi'awî, tû keremke, şêrê siwarekî derê bacêrî, te dixweste.   

Султан Ези стучится во врата Шама,

И спешно посылает гонца к Муавии:

О, Муавия, будь милостив, заступник истинной веры у городских ворот дожидается тебя.

 

С. 26.

1 Gava Mi'awî qasid dît û tirsabû,                           

2 Heyirî û dama bû,                                      

3 Çend ray û tegbîrêt kirîn, hemû liber hinda bû.    

Как только Муавия увидел гонца, страх объял его,

[Он] надолго лишился покоя, 

Ему давали много советов, строили планы, все было тщетно.

 

С. 27.

1 Gava Mi'awî li qasid fikirî,                        

2 Damabû, heyirî,                                         

3 Got: sed xozma wî eve sed salayî mirî.                 

Когда Муавия размышлял о гонце,

Был печален и растерян,

Произнес: лучше, если бы он и не родился.

 

            С.27:3 Произнес: во сто крат было бы лучше, если бы он умер сто лет тому назад – в значении: Произнес: лучше, если бы он и не родился.

 

С. 28.

1 Mi'awî ji qasid diket pisyare:                                

2 Qasido, tû bi wî key nav Cebare,                          

3 Eve çî lewne siware,                                              

4 Tu bi qasidî ser meda dihinare?                            

Муавия стал расспрашивать посыльного:

О, гонец, заклинаю тебя именем Могущественного,

Кто этот юный всадник,

Что отправил тебя с посланием к нам?

 

            Cebar, Могущественный -10 имя Аллаха

 

С. 29.

1 Mi'awî ji qasid diket istexbêre:                             

2 Tu bi wî key nav Cebêre,                           

3 Ev çî lewne mêre,                                      

4 Tu bi qasidî, bi ser meda dihinêre?            

Муавия стал допытывать посыльного:

Молю тебя именем  Всесильного,

Кто этот мужественный юноша,

Отправивший тебя с посланием к нам?

 

С. 30.

1 Qasid li me'niya vediweste:                                   

2 Ya Mi'awî, eve siwarekî hoyî meste,                      

3 Libsê sore, rime keske.                                          

Гонец принялся пояснять:

Муавия, он познавший и истинно упоенный,

Руководствуясь сокровенными знаниями (Ирфан), борется за единство Ислама.

 

            Mest – суфийский термин, указывает на состояние опъяненности (упоенности), выражается в форме смятенности и ослепленности, которые присущи путнику, наделенному духозрением, при созерцании красоты Возлюбленной (Бога).

            С.30:2 Муавия, он всадник истинно опьяненный, в значении: Муавия, он познавший и истинно упоенный,

С.30:3 Одежда цвета красного, а копье — зеленого означает: Руководствуясь сокровенными знаниями (Ирфан), борется за единство Ислама.

 

С. 31.

1 Qasid li me'niya vewestaye                                   

2 Ya Mi'awî, eve siwarekî hoyî xoyaye.                    

3 Li giyanê Mi'awî keftibû taye,                               

4 Ber hinda bû çiqas tegbîr û raye.                           

Гонец дал пояснение:

О, Муавия, этот всадник истинный заступник.

Душу Муавии обуяло смятение,

Пред ним рушились все советы и планы.

                                                                      

С. 32.

1 Mi'awî dibêjit ji male:                                           

2 Ez (tu) naçim bale,                                    

3 Ezê mîrserêt xwe şînime bale.                               

Муавия сказал придворным:

Я сам не пойду к нему,

Я отправлю к нему своих старших эмиров.

 

С. 33.

1 Mi'awî şande bal dû mîrsere,                                

2 Wextê dîtin ew nedere,                                          

3 Siltanî Ėzî du’a lê dikir, kirine bere.                      

Муавия послал к нему двух своих старших эмиров,

И те узрели его сыфат.

Султан Ези воздал за них молитву и обратил в своих адептов.

 

            Neder, надар – образ, внешний вид, наружность. В данном контексте neder, это  - проявленный аспект, атрибуты, признаки, т. е. сыфат, качества Бога, которые проявляются у святых. Согласно суфийским представлениям, есть сущность Бога, а есть его атрибуты — сыфаты. Сущность Бога недоступна нашему пониманию. Мы можем лишь подойти к пониманию божественных атрибутов. Поэтому С.33:2 И те увидели его божественный образ, означает: И те узрели его сыфат.

            Согласно содержанию кавла, Султан Ези вовсе не злой гений или колдун, его цель вернуть все течения к истоку в единое русло, восстановить целостность и первозданность Ислама. Он сам не прибегал, и других не призывал к насилию, действовал только методами убеждения, сопровождая их караматами.

            В мистицизме камень символизирует постоянство, прочность, надежность, честность, прямоту, стабильность. Здесь уместна аналогия с библейским сюжетом, когда Иисус нарек своего апостола Симона именем Кифа (по-арамейски – камень, в греческом переводе – Петр). Христос сказал: «Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах».

            Интересную версию значению термина «камень» приводит бывший католический священник Давид Кельдани в книге «Мухаммад в Библии». Прекрасно владея сиро-халдейским языком, он доказывает, что суфизм ведет происхождение с древнейших времен и свое название получил от семитского слова «сафа», то есть «камень». На основании изложенного  С.33:3 Султан Ези воздал за них молитву и превратил их в камни нельзя воспринимать в буквальном смысле, а как Султан Ези воздал за них молитву и обратил в своих адептов или посвятил в суфии.  В пользу данной версии говорят последующие три стиха С.34-С.36.

 

 

С. 34.

1 Mi'awî dû mîrseret dişandine bale,            

2 Wekî dîtin ew dîndare,                                          

3 Siltanî Ėzî du'a li wan jî kir, kirine hicare.            

Муавия двух старших эмиров отправлял к нему, 

Чтобы  увидели тот образ,

Султан Ези помолился за них, и те стали его паломниками.

 

С. 35.

1 Ėkî bo Mi'awî dina xebere:                                 

2 Ya Mi'awî eve siwarêkî hoyî bi nedere,                 

3 Herdu mêrserêt te, wê dikirîne bere.                     

Один донес до Муавии весть:

О, Муавия, этот всадник действительно божественный,

Обоих твоих старших эмиров превратил в камни.

 

С. 36.

1 Ėkî bo Mi'awî di-îna haware:                                

2 Ya Mi'awî, eve siwarêkî hoyî diyare,                     

3 Herdu mêrserêt te, wê dikirîne hicare.                  

Другой, сообщил Муавии тревожную весть:

О, Муавия, этот всадник прославленный,

Обоих твоих старших эмиров превратил в паломников.

 

С. 37.

1 Miawî digo: gelî qadiya!                           

2 Ya min digote we, we bawer ne dikir,                   

3 De dahir bitin Siltanekî bukir,                                 

4 Navê wî dinê û welata dê bite dikir.                      

Муавия произнес: Эй, судьи!

Когда я вам говорил, вы не поверили,

Что явится один святой Султан,

Имя его прославится по миру и странам.

 

            Строка С.37:3 Что явится один святой Султан  - входит в явное противоречие с езидской концепцией о Султане Езиде - Боге, поскольку святым может быть служитель – ангел, пророк, праведник, но никак не объект поклонения - Бог.

С. 38.

1 Heke Mi'awî ji mal bi der çû,                                

2 Qadî û ekabir ber çû,                                            

3 Saf û heybet bi ser çû.                                           

Как только Муавия покинул двор,

Судьи и знать устремились [на встречу] к нему (Ези),

Ясность и благоговение осенили их.

                                                          

С. 39.

1 Her bi safe, her bi heybete:                                   

2 Siwaro, tu bi wî key nav mihbete,               

3 Ka bêje: te çî xilmête?                                          

В ясности и благоговении [вопрошали]:

Всадник, ради того, чье имя Добротолюбие,

Скажи на милость: чем тебе услужить?

 

            Арабское слова mihbet - любовь в данном контексте означает чувство, которое возникает между Творцом и творением, Богом и человеком - взаимное проявление любви и доброты. В обиходе для выражения любви, возникающей между людьми, езиды используют курдское слово hiz, hêz, поэтому mihbet следует переводить как добротолюбие, соответственно С.39:2 будет: Всадник, ради того, чье имя Добротолюбие.                                           

С. 40.

1 Siltanî Ėzî we dikeye:                                            

2 Ya Mi'awî, eve şoleke çû neye,                              

3 Sehle, nîveka min û teye.                           

Султан Ези объясняет:

О, Муавия, дело это прошлое,

Касается только тебя и меня.

 

С. 41.

1 Mi'awî we det beyane:                                           

2 Siwaro, tu bi wî key Rehmane,                                

3 Tu dê li min biye mêvane.                          

Муавия воскликнул:

Всадник, призываю именем Милостивого,

Будь моим гостем.

 

            Rehman, Милостивый – 2-ое имя Аллаха;

 

С. 42.

1 Siltanî Ėzî deng dihilînî:                                        

2 Ez peya nabim ser vî zînî,                          

3 Ma tu bişîniye Besra maka min bînî?        

Султан Ези произнес сердито:

Я не сойду с этого седла,

Пока из Басры с посыльными не доставишь мою мать?

 

С. 43.

1 Mi'awî we cewab daye:                                         

2 Siwaro min şande pê maka te înaye!                     

3 Te çî nave, xwezî min zanîbaye?                           

Муавия ему ответил так:

Всадник, я отправлю посыльных за твоей матерью!

Хотел бы я узнать твой лакаб?

 

            С.43:3 «Как тебя звать, хотел бы я знать?» Согласно средневековой арабской традиции, за время своей жизни человек мог обладать несколькими именами. Первое имя давалось в младенчестве (при рождении или обрезании), к нему добавлялось имя отца; потом он мог получить титул, соответствующий его социальному положению, или прозвища, отражающие его личные качества или описывающие его наружность, мог именоваться по названию той страны (местности), где родился или откуда приехал. Название религиозной секты, к которой он принадлежал, тоже могло входить в состав его имени, равно как и название профессии, должности, титул сановника и т. д. В данном контексте Муавию интересовало духовное имя, т. е. лакаб Ези.

 

С. 44.

1 Çî sibeyekî se’îde!                                      

2 Navê mine şîrîn Siltan Ėzîde,                                

3 Ezim îtqata çendî mirîda.                          

Какое счастливое пробуждение!

Мой блаженный сан (лакаб) наставник Езид,

Я внутренняя вера для многих мюридов.

 

            Подстрочный перевод стиха С.44 никак не отражает заложенной в кавле идеи. Так, строка С.44:1 Çî sibeyekî  se’îde - для непосвященного восхищение временем суток (рассветом) - Какое утро счастливое, а для мистиков  слово sibe, утро означает время духовного пробуждения после ночи неведения, т. е. в значении: Какое счастливое пробуждение.  

            С.44:2 Navê mine şîrîn Siltan Ėzîde.  В суфийской метафорике şîrîn, сладость относят к благам духовным, соответственно - Мое благое (сладостное) имя Султан Езид, будет означать: Мой блаженный сан (лакаб) наставник Езид.           .          

Ítqat (арабск.) – вера, доверие, надежда, уверенность, убеждение. Вера бывает внешняя и внутренняя. Внешняя – это церкви, религии и учения, а внутренняя – это то, чем на самом деле руководствуется человек. Султан Ези не строил мечети и не возводил храмы, поэтому, здесь следует акцентировать внимание на  термин - внутренняя вера.

             Mirîd, мюрид (арабск.)  - «желающий», ученик, послушник, последователь духовного руководителя, идущий по суфийскому пути Богопознания, подчиняющийся наставнику. Мюридизм, как религиозно-мистическое течение в исламе сложился в 11-14 вв. Последователи мюридизма известны под именами дервишей, факиров, каландаров,  разделяются на ряд братств, общин, орденив. Это дает нам основание относить время написание кавла не ранне 11 века. Повидимому, в этом и кроется причина указания Шама в качестве эмиратства. Строка С.44:3 Я вероубеждение для многих мюридов, примет форму: Я внутренняя вера для многих мюридов.

 

С. 45.

1 Dibêjin: Ėzîdê kurê Mi'awî,                                   

2 Xwedanê libsê keskê semawî.                    

3 Ez hatime ligel qadî û êkabirêt, Şamê bikem dawî!         

Называют: Езид сын Муавии,

Постиг тайны божественного бытия. 

Я пришел разбираться с судьей и знатью Шама! 

 

            С.45:2 Обладатель небесного зеленного одеяния - зеленый цвет в сознании мусульман ассоциируется с райскими красотами и дарами. В Коране о нем сказано: «А за то, что они проявили терпение, Он воздаст им райскими садами и шелками. На них будут зеленые одеяния из атласа и парчи» (76:12;21). В суфизме считалось, что одежда несет в себе благодать владельца - его бараку, а зелёный яркий цвет символизирует постижение Высшей Истины. Приобретение зеленного цвета указывает, что суфий достиг вершин духовного совершенства - теперь он может общаться с Ангелами и постигать тайны божественных имён, т. е.: Постиг тайны божественного бытия. 

С. 46.

1 Mi'awî diket gotinê:                                              

2 Ev Padşayê hoyî mezine,                           

3 Ew bêt û xwe dikete pisê mine,                             

4 Eve tiştekî zêdey dewleta mine.                             

Муавия стал рассуждать:

Он истинно Повелитель величайший,

Прибыл и моим сыном объявил себя,

Что нежелательно в государстве моем.

 

С. 47.

1 Mi'awî dibêjit: wî kem li sema,                             

2 Çend zêr û mal min heye,                          

3 Ez hemuwa li oxira Siltan Ėzîd deme?                  

Муавия произнес: Клянусь тем, кто на небесах,

У меня много злата и имущества,

И все это я должен буду отдать в служение Султана Ези?

 

С. 48.

1 Mi'awî dibêjit: ez bi kem nabit finê,                      

2 Çend zêr û mal min heye li vê dinê,                      

3 Ez hemuwê dê li oxîra Siltan Ėzîd dem bi tinê.     

Муавия принял решение: Я исполню это, это не уловка,

Все свои богатства в этом мире,

Я готов поставить на служение Султану Ези.

 

С. 49.

1 Ew wê dikim tegbîr û raye!                       

2 Qasid şande Besraye,                                            

3 Maka Siltan Ėzîd înaye.                                        

Я делаю это, обдуманно и взвесив!

Отправил посыльного в Басру,

И доставил мать Султана Ези.

           

С. 50.

1 Ína, dibirine male.                                     

2 Qadî û êkabir çone bale,                           

3 Wê bora bêjin hal û hewale.                                  

Привели и пригласили ее в дом.

Судьи и знать навестили ее, 

Чтобы приветствовать и осведомиться о здравии.

 

С. 51.

1 Nav qadiya û babê,                                   

2 Vên saxlem biken vê cewabê,                               

3 Siltan Ėzî bi‘ilmîne ‘ilmê kitabê?                           

В присутствии судей и отца,

Вы поднимите этот вопрос:

Опирается ли ученость Султана Ези на знания из Книг?

 

С. 52.

1 Maka Ėzî we det beyane:                          

2 Ėzîdê min bi xwe Siltane,                          

3 Ew ney muhtacî ‘ilmê Qur’ane!                             

Мать Султана Ези дала объяснение:

Мой Езид сам по себе наставник,

И он не нуждается в знании Корана!

 

            Поскольку титул Султана-правителя жаловался самим Халифом, столь дерзкое заявление С.52:2 Мой Езид сам по себе Султан, могло навлечь гнев Муавии и неотвратимое наказание. Мать указывает на его духовный сан, т. е.: Мой Езид сам по себе наставник.  

Строка С.52:3, И он не нуждается в знании Корана! - не означает отрицание им священного Корана, а свидетельствует о том, что Ези, обладая духовидением,  получает знания непосредственно от источника – Бога.

С. 53.

1 Ewan qadiya ‘ilmê xwe digotin,                            

2 Ėt qadiya me’nî cot-bi-cotin,                                

3 Siltan Ėzîd çar-çar me’nî vêkra digotin.               

Те судьи излагали свои знания,

Но, их изречения были расплывчатые, двусмысленные,

Султан Ези показал знания универсальной внутренней сути всех религий.

 

            Çar-çar me’nî всех четырех смыслов, не что иное, как четыре богословско-правовые школы в Исламе, называемые мазхабами: маликитский, шафиитский, ханафитский и ханбалитский. Все четыре школы признают правомерность друг друга, поэтому мусульманин может выбрать любую из этих школ и следовать той, с которой соглашается. Тогда строка С.53:3 Султан Ези показал знания всех четырех смыслов, будет означать: Султан Ези показал знания универсальной внутренней сути всех религий.

С. 54.

1 Qadiya got: sibhana melekê Celîl!            

2 Çend borî sal û bedîl,                                            

3 Kesekî nedîtiye, tefal bit ev ‘ilmê li bîr!                 

Судьи произнесли: Хвала Архангелу Прославленному!

Много лет и эпох минуло,

И никто не видал владетеля столь глубоких познаний!

 

С. 55.

1 Qadiya got: sibhana melekê Celal!                       

2 Çend borîn bedîl û sal,                                          

3 Kesekî nedîtiye, tefal bit ev ‘ilme li bal!                

Судьи произнесли: Хвала Архангелу Величественному!

Много эпох и лет кануло,

И никто не видел подобного ему выдающегося ученого!

 

            «Sibhana melekê Celîl», «sibhana melekê Celal» – исламские приветствия.

 

С. 56.

1 Siltan Ėzî we dengiye:                                           

2 Qedeh û badiya lêk didiye,                          

3 Gelî yare, vexon ye layiqî weye!                            

Султан Ези обратился к ним:

Сердца свои раскройте,

Эй, друзья, вы достойны истинных знаний!

 

            Описываемые события между Султаном Ези, Муавией и шариатскими судьями происходили в исламском государстве, поэтому призыв: «Эй, друзья, пейте, что достойно вас!» в прямой передаче, противоречит мусульманским канонам, и был бы воспринят как оскорбление устоев Ислама. Здесь имеет место метафора - «чаши и кубки», это устремленные к духовной пище сердца искателей,  которые даруются исключительно Божьей милостью.  Строку С.56:2 следует читать: Сердца свои раскройте, взамен: Чаши и кубки наполните, а строку С.56:3 соответственно: Эй, друзья, вы достойны истинных знаний!

 

С. 57.

1 Dirûnên wê vedixone,                                           

2 Qedeh û badiye lêk dene,                           

3 Gelî yara, vexon layiqî weye!                                

Рассаживаются для медитации,

Сердца наполнены добротолюбием,

Эй, друзья, постигайте, что достойно вас!

 

Пьющие алкоголь, как было признано, становятся восприимчивыми к божественному откровению. Они могут действительно видеть чашу как таковую, иногда духозрительно, а в иное время воспринимают эту чашу в смысле познания. Поэтому стих С.57 подразумевает:

С.57:1 Рассаживаются для питья, в значении: Рассаживаются для медитации.

            С.57:2 Чаши и кубки наполнены, в значении: Сердца наполнены  добротолюбием.

            С.57:3 Эй, друзья, пейте, что достойно вас, - Эй, друзья, постигайте, что достойно вас.

 

С. 58.

1 Ewan xasa dîwana Siltan Ėzî,                               

2 Dibûne şûşe û burqêt zêrî.  

3 Ù kasa şerab il-tihûr, nob li êk û du digêrî nob li êk û du digêrî.                                    

Эти избранные окружения Султана Ези,

Постигли Истину и обрели Иман.

А опяняющее чувство Добротолюбия, передавалось от одного к другому.

 

            Xas (арабск.) - в мистицизме особая элита, избранные. Кто они, те немногие преданные, которые являются избранными – это является тайной провидения.

            С.58:2 Становились чистыми как стекло, и блестящими как золото, в значении: Постигли Истину и обрели Иман (веру, свет, убеждение) - связь с желтым, золотым цветом. Суфийская система латаиф (органы восприятия) связывала желтый цвет с сердцем (калб) – вместилищем глубинного сознания.

            Şerab il-tihûr - чистое вино, – символ любви, которая чиста от пороков несовершенства, независима и от радости единения, и от горести разделённости, это образ чистого, беспримесного блаженства, отдаляющего суфия от эгоистичного отождествления с «я» и «моё».

            С.58.3: И чаши чистого вина наполнялись одна за другой, означает: А опяняющее чувство Добротолюбия, передавалось от одного к другому.

 

С. 59.

1 Qadiye dît ew borî,                                    

2 Bo Mi’awîve horî,                                      

3 Go: vê yekê nabit ye seyidî.                                   

Судьи увидев такое застолье,

Направились к Муавии, 

И заявили: это не путь к благочестию.

 

С. 60.

1 Qadî û mala û seiyda,                                            

2 Ewan digo: xwezî ewan mêra nedîta,                   

3 Roja lê dahir bî Siltan Ėzîda.                                 

Судьи, муллы и знать,

Восклицали: лучше бы все остались в неведении,

О дне, когда появился Султан Езид.

 

С. 61.

1 Vê yekê nabit ye we bî,                                          

2 Tu Padşayî ser kursiye xwe bî,                              

3 Pis bit yî mey vexorî.                                            

Так, ему не достичь твоего сана,

Ты Повелитель, оставайся на своем троне,

Раз сын пристрастился к вину.

 

С. 62.

1 Vê yekê nabit ya seyidî,                                         

2 Tu Padşayî ser kursiye bilindî,                              

3 Pis bit hoyî lewend bî.                                           

Таким способом не становятся Владыками,

Ты Повелитель на царском троне,

А сын твой беспутный. 

 

С. 63.

1 Ew wê dibene ber Mi’awî şikyate,             

2 Wê bora dibêjin hikyate:                           

3 Wê ji destê Siltan Ėzîd xirab bin welate.               

Они жаловались Муавии,

И высказывались о последствиях:

Страна будет повержена от рук Султана Ези.

 

            Шариатские судьи, руководствуясь предписаниями мусульманской религии, настаивали на незыблемости канонов и точного их исполнения, пресекая любое нововведение, как нежелательное. 

 

С. 64.

1 Mi’awî dibêjit: gelî qadiya, ewin hind hene,         

2 Ba Siltan Ėzî ve herine,                                         

3 Şireta hal  pê bikene.                                            

Муавия сказал: О, судьи, те, кто присутствуют здесь,

Пойдите к Султану Ези

И наставьте его на путь истины.

 

С. 65.

1 Siltan Ėzîd got: gelî yara hûn rabin,                     

2 Hûn qenc tebabin,                                     

3 Çû carêt dî bûna ho çê nabit.                                

Султан Ези ответил: Эй, друзья встаньте,

Вы же стойкие,

И в другой раз не впадайте в подобное состояние.

 

С. 66.

1 Siltan Ėzî yarê xwe dibirî,                         

2 Li mala sebaxî êwirî.                                             

3 Sebaxî ezeteke çak ezet kirî.                               

Султан Ези сопроводил своих друзей,

И в доме красильщика расположился.

Красильщик оказал ему радушие и  гостеприимство.

 

            Sebax, красильщик – метафора, последователь монизма-таухида, учения, согласно которому кажущиеся различными виды бытия или субстанции, в конечном счете, сводятся к единому началу, общему закону устройства мироздания, принципа единства бытия, единобожия, единения с Богом, ставшей основополагающей концепций Ислама и суфизма. Красильщик - искатель Истины у внешнего проявления, Султан Езид – мистик, стремящийся постичь тайну, сокрытую за внешним проявлением.

 

С. 67.

1 Sebaxo serê singî,                                      

2 Tu hilîne pengî,                                                      

3 Ji Siltan Ėzîd bixwaze hezar û êk rengî.                

Красильщик на верхушку колышка,

Ты закрепи катушку нитей,

Попроси у Султана Ези тысячу и один цвет.

 

С. 68.

1 Sebaxo lingo ser darê çendî linga,            

2 Tu tê hilîne penga,                         

3 Ji Siltan Ėzîd bixwaze hezar û êk renga.               

О, красильщик, крона у дерева ветвистая,

Ты закрепи на ней катушки,

Попроси у Султана Ези тысячу и один цвет.

 

С. 69.

1 Denge û hezar renge!                                            

2 Heke sebaxî tê hilîne penge,                                  

3 Sebaxî zû li xwe kire denge.                                  

Глас один, и тысяча оттенков!

Как только красильщик окунул катушки,

Красильщик (сам) от изумления воскликнул.

 

            В строке С.69 deng, глас  - олицетворяет источник познания,  и указывают на Творца-Бога. Цвета и тембры (оттенки)  голоса – формы восприятия божественного Имени, и каждый ощущает или чувствует их по-своему. Они едины в Творце, но различны относительно нас, в нашем восприятии. От этой Истины берут начало распростространенные в езидизме изречения:

          Сосуд с красителем один, цветов - тысячи;

          Глас один, и тысяча оттенков;

          Бог один, а врат к нему тысячи;

          Один дворец и тысяча основ;

          Один город и тысяча лавок;

          Одна голова и тысяча языков;

          Тысяча и одно имен Бога;

 

С. 70.

1 Siltan Ėzîd go: sebaxo!                                          

2 Nebit te sura bang bidêrî,                          

3 Çî ji xora hilgirî, çî ji xora veşêrî,             

4 Heta se’eta ruhê dê spêrî.                          

Султан Ези предупредил: О, Красильщик!

Нельзя оглашать тайну,

То, что ты узнал, то и прячь в себе,

До часа, когда вверишь [свою] душу.

 

            Наставники тарикатского Пути сознавали, что мистическое учение как индивидуальный опыт, не может быть выражено языком рационализма, таит в себе глубинную сущность и вместе с тем грозную опасность, поэтому не подлежит открытому распространению.

 

С. 71.

1 Sebaxî go: e’zîzê min çi bikare?                           

2 Heke sure heqî hote diyare,                                   

3 Min ne dikarî, min surê xwe bangî nekire!            

Красильщик ответил: Возлюбленный мой, что я могу поделать?

Если тайна Истины раскрылась!

Я не смог удержаться, чтобы не возвестить о своей тайне!

 

            Во всех тарикатских орденах (братствах) существует непреложное правило: сокровенные знания и опыт мистической практики должны передаваться только при личном общении с учителем, причём ученик (мюрид) ни под какам предлогом не должен  разглашать полученные знания непосвящённым.

 

С. 72.

1 Siltan Ėzî mabû li wêye.                                        

2 Rojeke, û duwa, û sêye,                                         

3 Ėkî xeber gehande babêye.                        

Султан Ези оставался там (в доме красильщика).

День, два и три,

Пока [об этом] не донесли его отцу.

 

С. 73.

1 Ėkî bo Miawî dibir xebere,                                  

2 Mi’awî ser sebaxî kire lêzim û fere:                      

3 Siltan Ėzîd ji mala xwe bike dere.             

Кто-то сообщил об этом Mуавии,

Mуавия тут же потребовал от красильщика:

Выдвори Султана Езида из своего дома.

 

С. 74.

1 Sebaxî go: ya Mi’awî!                                           

2 Ewe Padşê minî dinê û axiretê,                 

3 Ez dikêşime ber sicude û i’bedetê,             

4 Ez dê çawa bêjime Siltan Ėzîd, betal ke suhbetê?                                               

Красильщик  взмолился: О, Mуавия!

Он Повелитель мой в этом мире, и в царствие небесном,

Я поклоняюсь и молюсь ему,

Как же я осмелюсь сказать Султану Езиду - завершим нашу беседу?                       

 

            Ibade, иба'да (арабск.) -  поклонение, под которым понимаются все явные и скрытые слова и деяния, которые угодны всевышнему Аллаху. К поклонению относятся намаз, пост, жертвоприношение, мольба, обет и т.п. В более широком смысле поклонением считается любое благодеяние, которое совершается во имя Бога.

            Суфийский кодекс suhbet, сухбат (содружество) имеет глубокое воздействие на личность человека, его нрав и поведение, ведь человек по своей природе общителен, не остаётся в этой жизни один и не может обходиться без друзей и близких. Сухбат утвердился в езидизме и приобрел силу канона и предписаний под названием «Фарзе хакикате»[2].

 

С. 75.

1 Mi’awî go: sebaxo nebêje negote mine.                

2 Ez dê mersûmeke we keme,                                  

3 Ciyê te ne li e’rd hebit û ne li sema.                      

Mуавия пригрозил: Красильщик, потом не говори, что тебя не предупредили.

Я издам такой указ,

Что тебе не найдется место ни на земле, ни на небесах.

 

С. 76.

1 Sebax hate mal xulkî kirî,                         

2 Siltan Ėzî li sebaxî fikirî,                           

3 Zanî çî li dilê sebaxî sêwirî.                       

Красильщик вернулся домой раздосадованный,

Султан Ези при виде красильщика задумался,

Знал, что происходило на сердце красильщика.

 

С. 77.

1 Sebax hate mal xulik têkre,                                  

2 Gote Siltan Ėzîd: hil û ji mala min here,               

3 Ez nikarim bime dijmin bi bobê te re.                     

Красильщик вошел в дом в подавленном состоянии,

Сказал Султану Езиду: встань, и покинь мой дом,

Я не могу стать врагом твоему отцу. 

 

С. 78.

1 Siltan Ėzîd digot: Sebax ya min û we hinde,         

2 Tu dibînî bacêrê Şamêyî çende,                             

3 Ez dê hêlim, bixûnit têde kunde.                           

Султан Ези ответил: Красильщик, это затронет нас всех,

Ты видишь, как велик град Шама,

Уйду я, и в нем будут проповедовать только совы.

 

            Kund, сова – метафора, люди мрака, символизируют факихов, исламских богословов-формалистов, экспертов, по проблемам исламского права и по толкованию шариата.

 

С. 79.

1 Sebaxo ez nûrim, esilê min ji nûre,                      

2 Kasê digêrim şerab il-tehûre,                                

3 We’de wê hatî, dê li bacêrê Şamê betal kem xet û kitêb û defter û mişûre.                    

Красильщик, я есть сияние, и сущность моя из света,

Храню в сердце любовь и верность Богу,

Пробил час я и очищу град Шама от священного письма, книг, тетрадей и прославлений.

 

            С.79:1 Красильщик, я есть сияние, и сущность моя из света. Султан Езид дает понять, что достиг состояния бака[3]  (пребывание в Боге после растворения в нем), поэтому в нём Всевышний познаёт себя во всей своей полноте и он стал его самосознанием, образом божьим. Эти слова, воспринятые в буквальном смысле, послужили поводом для отождествления Султана Езида с Богом. Ошибочно, образ Бога был принят за самого Бога.

            С.79:2 Храню чашу чистого вина, - Храню в сердце любовь и верность Богу.

            С.79:3 Пробил час я и очищу град Шама от священного письма, книг, тетрадей и прославлений. Не отрицая значения логического познания, основанного на человеческом умозаключении и установлении истины, мистики утверждали, что оно ограничено, ибо ему доступны лишь признаки, свойства, качества, или, — как они говорили, атрибуты, а не субстанция, не суть.

 

С. 80.

1 Siltan Ėzîd ji male Sebaxî derkeft, henek û yarî:                                                 

2 Ez pêve nabim vî nehrî,                                         

3 Ma sergerdanî kem vî şari.                        

Султан Ези вышел из дома красильщика в веселом и бодром настроении:

Я не отвернусь от  этого истока (вероучения),

Пока в этом городе мало уверовавших.

 

            Sergerdan - бедняк, нищий, нуждающийся (в смысле нуждающийся в милости божьей), синоним слову мiskîn.

С. 81.

1 Siltan Ėzîd ji mala Sebaxî derço,                          

2 Şaz û mûxenî li ber ço,                                          

3 Nûra alemî ser ço.                                    

Султан Ези покинул феноменальный мир,

Святые и ангелы шествовали пред ним,

Он обрел истинную сущность через духовное растворение в Боге.

 

            Стих С.81 таит  в себе глубинный смысл. Так, строка С.81:1 Султан Ези покинул дом красильщика, означает: Султан Ези покинул феноменальный мир. Музыканты и певцы метафора - святые и ангелы, а строка С.81:3 Свет Вселенной озарял его - означает: Он обрел истинную сущность через духовное растворение в Боге.

 

С. 82.

1 Şaz û muxenî xweş muxenîne,                               

2 Oxler sad û bîst û çar hezar weter û têlîne,          

3 Hemû ber nav û dikarê Siltan Ėzîd distirêne.       

Святые и пророки одаренные.

Пророки - сто двадцать четыре тысячи струн и нитей,

Все восславляют имя и деяния Султана Езида.

 

С.82:1 Музыканты и певцы талантливы, т. е.: Святые и пророки одаренные.

В С.82:2 Пророки - сто двадцать четыре тысячи струн и нитей, соответствует  приводимому в хадисах числу пророков посланных Всевышним Аллахом к человечеству. Сказано: каждый раз, когда люди отклонялись от Истины, от прямого пути, к ним посылался очередной Пророк, который «очищал» религию от наслоений, возвращал людей на Истинный путь, предписанный Создателем.

            С.82:3 Все восславляют имя и деяния Султана Езида. Со смертью пророка Мухаммеда эра пророков закончилась, однако знания, которыми обладал святой человек - Султан Ези, были столь глубоки, что их относили  пророческими.

 

С. 83.

1 Siltan Ėzî dest havête ûşîyê tirî,                            

2 Ço ser derê kaniyê danabû li bin berî.                  

3 Bi qudretê bacêrê Şamê li mey xeyirî.       

Султан Ези создал тарикатский орден,

И волею Всевышнего  организовал обитель,

Чудотворной силою, град Шама наполнился любовью.

 

            Подстрочный перевод С.83 маскирует заложенную в стихе идею. Строка С.83:1 Султан Ези сорвал гроздь винограда; сорвал метафора – создал;  виноград - символ духовной жизни и возрождения,  гроздь винограда – есть связь суфийского наставника-шейха и его учеников-мюридов, где все виноградины-адепты питаются соком (получают знания) от одного живительного источника-наставника, что может означать: Султан Ези создал тарикатский орден.

            С.83:2 Пошел к истоку родника и положил ее под камень; исток родника – Всевышний; пошел к истоку родника – обратился к Богу; камень, утес - тот, кто явился причиной начала обучения; положил ее под - побежденные страсти и эгоистические желания, в совокупности означают: Волею Всевышнего  организовал обитель.

              С.83:3 Своим  могуществом превратил в вино воды града Шама;  qudret, мощь – чудотворная сила; mey, вино – символ всепоглощающей власти любви, а также - потоки божественного откровения, Истина; xeyir - благо, означает: Чудотворной силою, град Шама наполнился любовью (или потоками божественного откровения).

 

С. 84.

1 Çî bû, çî ciriya?                                         

2 Bacêr têk hijiya,                                        

3 (Nehra) Şamê li mey geriya.                                  

Что же произошло, что же случилось?

Весь город сотрясало,

(Вероучение) Шама наполнилось потоками божественного откровения.

 

            Nehr, река - источник жизни, метафора – вероучение

            С.84:3 (Река), Шама наполнилась вином, означает: (Вероучение) Шама наполнилось потоками божественного откровения.

 

С. 85.

1 Çi meyeke dest bi deste!                                        

2 Heçî muxliqê pê kiribû qeste,                                

3 Hêş jê venexwarî, pê dibû meste.                          

Какое великое знание!

Все живое тянулось к нему,

И каждый постигший его, проникался добротолюбием.

 

            С. 85:1  Какое же превосходное вино приобретает значение: Какое великое знание!

            Термин  mest, опьянение отсылает к мистическому состоянию, в котором все индивидуальное бытие влюбленного пронизано любовью. Соответственно строка С. 85.3 И каждый испивший, тут же пянел, будет означать: И каждый постигший его, проникался добротолюбием.

 

С. 86.

1 Çî meyeke weye?                                       

2 Heçî muxliqê nuxtekê jê vedixoye,            

3 Ser û malê xwe lê deye.                                         

Зачем вам это познание?

Каждый человек обретший  духовидение,

Свою жизнь и имущество отдавал за него.

 

            С. 86:1 Зачем вам это вино? - Зачем вам это познание?

Арабское слово nuxt, это капля чернил, стекающая с божественного калама, в одно и то же время несет в себе космогоническое, космологическое и эсхатологическое значение; в ней сосредоточены еще непроявленные буквы арабского алфавита, и из которых появилось затем все мирозданье. Тогда строке С.86:2 Каждый человек, испивший хотя бы капельку, соответствует: Каждый человек обретший  духовидение.

 

С. 87.

1 Çî meyeke wete!                                        

2 Heçî muxliqê nuxtekê jê vedixote,                        

3 Ser û male xwe lê dete,                                         

4 Ev dinya ber çavê wî dibite dawete.                     

Какое бесподобное наслаждение!

Каждый человек обретший  духовидение,

Готов пожертвовать за нее свою жизнь и имущество,

А этот мир для него превращается в праздник.

 

            Meyeke wete,  крепкое вино - означает чистое наслаждение, отвлеченное от всего материального, т. е. С.87:1 Какое крепкое вино подразумевает: Какое бесподобное наслаждение!

 

С. 88.

1 Wey li qadiye!                                                        

2 Ew narênite ciyê xwe û dojeye,                                                                                                     

3 Gava ço dîwana Siltan Ėzî,                              

4 Rênî kase û badeye û meye,                                   

5 Lew bi Siltan Ėzî nadet şadeye.                             

Горе шариатскому судье!

Он не задумывается о своем положении и дальнейшей участи (об Аде).

Придя на собрание Султана Ези,

Разглядел только внешние проявления.

Оттого он и не верует в Султана Ези.

 

            Qadî, кади - шариатский судья, не проникся вероучением Султана Ези.

            С.88:4 Видел чаши, кубки и вино, в значении: Разглядел только внешние проявления.

           

С. 89.

1 Wey li qadî xafila haware,                         

2 Xwe bi mal ve dibire,                     

3 Gava ço dîwana Siltan Ėzî,                                   

4 Rênî kase û badeye û meye lê hundire.                  

Только беда от помощи невежественного судьи,

Он привязан к материальным благам,

Когда пошел на собрание Султана Ези,

Видел только внешние проявления.

 

            С.89:4 Видел только чаши и кубки, наполненные вином. Шариатский судья не обладает духозрением и за видимым блаженством тела и души, не мог представить, что мистикам открылось сокровенное знание, т. е. Видел только внешние проявления.

 

С. 90.

1 Qazî û ekabire û beqala,                                       

2 Gava çone dîwana Siltanê Ėzî,                             

3 Rênî kiçikêt wan yêt bukir, helal il-bale,               

4 Vedigeriyane mal, dirênîn li male.             

Судьи, знать и бакалейщики,

Когда пошли на собрание Султана Ези,

Зрят у него своих непорочных и добронравных дочерей,

Возвратившись домой, видят что, они дома.

 

Судьи, знать и бакалейщики,  – те, кто паразитирует на простом люде.

 

С. 91.

1 Qazî E’sker dişînite mala xwe bi sere,                  

2 Ma çî hukmek hatiye ji wera.                    

3 We divêt: hûn Ėzidî bin bi keçik û kure.                

Судья  Аскар, торопясь, направился домой,

И  узнал, что за повеление поступило к нему.

Вам сказано: Вместе с сыновьями и дочерями станьте Езидами.

 

С. 92.

1 Wey, li xatûna dote mîre!                          

2 Got: Gelî qazî û mela û seiyda,                             

3 Hûn ji îmane xwe nebin be’îde,                             

4 Me şade daye bi navê Siltan Ėzîde.                       

О, горе, госпоже, дочери правителя!

Она сказала: О, судьи, муллы и благородные,

Вы не преступайте обет своей веры,

Мы же свидетельствовали вере с именем Султана Ези.

 

            Be’îd, бай’ат (арабск.) - присяга на верность.

            Строки С.91:3 Вам сказано: Вместе с сыновьями и дочерьми станьте Езидами. и С.92:3 Мы же свидетельствовали вере с именем Султана Ези, кардинально меняют наше представление о езидизме, как чисто курдском (курманджийском) феномене, сформировавшемся на более ранних народных верованиях. То, что езидизм приобретенное вероучение дополняет такой факт: Шехади, и Султан Ези святые, и звенья одной цепи в езидизме, причем, Султан Ези творил ранее Шехади. С учетом этого строку из кавла «Şêxadî û Mêra»: Шейх Ади пришел из Шама, – не следует упрощать до значения перемены места жительства, поскольку следующая строка: На Востоке совершал деяния - раскрывает ее цели. Находясь в зените славы, Шехади оправляется из Шама в восточные земли с целью, распространить учение Султана Езида. 

 

С. 93.

1 Qazî E’sker bi sukada çiye,                       

2 Yarê xwe didîte, ji yare xwe dipirsiye:                  

3 Halê we di destê Siltan Ėzîd da çîye?                    

Судья Аскер пошел в мечеть,

Встретился со своим другом и спросил у него:

Каково вам от власти Султана Ези?

 

            Нам представляется, слово sukрынок, базар в данном контексте метафорой  меджлис или мечеть - место сбора мусульман для молитв и обсуждения вопросов религии. На эту мысль наводят последующие строки С.95:2;3, поскольку вопросы такого плана не обсуждают на рыночных площадях. Соответственно: Судья Аскер пошел не на рынок, а в мечеть.

С. 94.

1 Qazî Esker dibêjîte yare xoye:                             

2 Revîn ye bê fayideye,                                             

3 Siltan Ėzî heta mal û mezelêt me, li me kirine meye.                                           

Судья Аскер предупреждает своего друга:

Бегство бесполезно,

Султан Ези пришел в наши семьи и дома, и одурманил нас.

 

С. 95.

1 Wey li qaziyê buxtanî,                                           

2 Ço derê dîwanê, li xwe dirand pêsîra kirasî kitanî,                                             

3 Go: dad û bê dad ji destê wî Siltanî.                     

Горе судье – клеветнику,

Пошел к порогу царского трона, разорвав на себе рубаху,

Произнес: справедливость и произвол от рук этого Султана.

 

С. 96.

1 Mi’awî go: gelî qaziya hûn hind hene,       

2 Rabin rayekê bikene,                                             

3 Siltanê Ėzî bigirin û hinda kene.                            

Mуавия сказал: О, судьи, вас много,

Соберитесь и придумайте способ,

Чтоб схватить и извести Султана Ези.

 

С. 97.

1 Ewê diken tegbîr û ray,                                         

2 Li zavî, li cemay,                                        

3 Terefa behrê day.                                      

Они долго совещались и обсуждали,

И единогласно приняли решение,

Склонились в сторону духовного познания.

 

            Behr, море метафора – духовные познания, Высшая Реальность, тогда С.97:3 Утопить его в море, означает: Склонились в сторону духовного познания.

С. 98.

1 Siltan Ėzîd yarêt xwe hilane,                                 

2 Li qela Dingizê li nivêka behrê dana,                    

3 Xivet vegirt, teref kêşane,                         

4 Şaz û muxanî li navda danana.                             

Султан Ези отвел своих последователей,

И разместил их в крепости «Светлой Веры», посреди моря,

Разложил шатер, растянул в стороны [канаты],

С ними присутствовали святые и ангелы.

 

            Qela Dingizê, крепость «Светлой Веры» - метафора, на территории Шама крепости под таким названием в исторических хрониках не упоминается.

            Строки С.98:1;3 аллюзия на события из жизни Мухаммеда, когда преданные ему сподвижники жили под навесом мечети в Медине. Они рассматриваются как образец аскетизма и праведности, и почитаются за самых ранних представителей суфизма.

            С.98:4 Музыкантов и певцов разместил в нем, т. е.: С ними присутствовали святые и ангелы.

 

С. 99.

1 Şaz û muxenî xweş muxenîne,                               

2 Oẍler sad û bîst û çar hezar weter lêne,                

3 Hemû li ber nav û dikarêt Siltan Ėzîd disitirêne.  

Святые и ангелы праведные,

Пророки - сто двадцать четыре тысячи струн,

Все воспевают имя и деяния Султана Ези.   

                       

С. 100.

1 Mi’awî dibêjîte wan ji hale:                                  

2 Me êk divêt biçite bale,                                         

3 Siltan Ėzî şîrêt biket bizare?                                  

Mуавия, оценив положение, промолвил:

Может, стоит нам пойти к нему,

И нижайше упросить Султана Ези?

 

С. 101.

1 Qazî Şîro rabû ji dîwanê,                           

2 Ya Miawî ez dê bi xwe girim vê damanê,             

3 Dê çim Siltan Ėzî bo te înime ser deftera îmanê.  

Судья Широ выступил на собрании:

О, Муавия, я большой [знаток] в этом вопросе,

Пойду к Султану Ези и ради тебя верну его в лоно Веры.

 

            Как нам представляется в гимне имена судей Аскер и Широ не случайны. Аскер - солдат, воин Ислама, Широ – ироническая форма от шариа, а применены, чтобы подчеркнуть,  Муавия не пользовался популярностью в народе, удерживал власть силою армии и шариатского суда.

 

С. 102.

1 Qazî Şîro ji dîwanê radibite,                      

2 Ber bi çadirê ve diherite,                           

3 Silav li Siltanê Ėzî dikete.                          

Судья Широ покидает собрание,

Отправляется к шатру,

И приветствует Султана Ези.

 

С. 103.

1 Qazî Şîro ji dîwanê hilweste,                                 

2 Ber bi çadirê kiribû qeste,                         

3 Silav li Siltanê Ėzîd kir dest bi deste.                    

Судья Широ, оставив собрание,

Направился к шатру,

И приветствовал Султана Езида поклонами.

 

С. 104.

1 Selam û e’lêkim ya Siltanî!                        

2 Tu mîrekî pisê Padşanî,                                         

3 Eve çî meye, te serê xwe tê danî?                         

Мира и здравия тебе о Султан!

Ты Правитель, сын Повелителя,

Что это за познание, в которое ты погрузился с головой?

 

            С.104:3 Что это за вино, в которое ты окунулся головой,  в значении: Что это за познание, в которое ты погрузился с головой?

 

С. 105.

1 Siltanê Ėzî go: li min û te şehde bin ev civet û cema,                              

2 Ez dê nuxtekê ser neynûka xwe ji vê şerabê bi te deme,                                     

3 Heger te gote min: vexo, ez dê vexome,               

4 Heger te gote min: venexo, ez venaxome.            

Султан Ези ответил: Это собрание и община — нам  свидетели,

Я раскрою тебе только толику этого познания,                      

Если после этого ты скажешь мне: проповедуй, тогда я буду проповедовать,

Если ты скажешь мне: не проповедуй, я прекращу.

 

            С.105:2 Я дам тебе капельку этого вина на своем ногте, [чтобы ты попробовал]            означает: Я раскрою тебе только толику этого познания. Как логическое продолжение, строки С.105:3 и С.105:2 приобретают соответствующие смыслы.

 

С. 106.

1 Siltanê Ėzî êk nuxte ser neynûka xwe dana Qazî Şîro vedixwere,                                              

2 Qazî Şîro wê diket gazî û heware:             

3 Gelî bira vexwen, ye helale,                                  

4 Bi dil ye şirîne, bi zar ye tale!                                

Только Султан Ези поставил Судью Широ на мистический путь,

Судья Широ тут же стал заклинать и призывать:

О, братья, изучайте, это каноническое,

Произносить непотребно, но для сердца – бальзам!

 

Стих С. 106. Скрывает следующее значение:

С.106:1  Султан Ези одну капельку на своем ногте дал судье Широ глотнуть, - Только Султан Ези поставил Судью Широ на мистический путь;

С.106:3 О, братья пейте, это дозволено,- О, братья изучайте это каноническое;

С.106:4 На языке горько, но для сердца сладко, - Произносить непотребно, но для сердца – бальзам!

            Helal, халяль (арабск.) - канонически дозволеное для мусульман, а также разрешенные нововведения.

                       

С. 107.

1 Siltanê Ėzî kas li qazî Şîro xeyirand,                     

2 Bi renga xemiland,                                    

3 Binê behra seyirand.                                             

Султан Ези открыл сердце судьи Широ,

Наполнил его прекраснейшими именами Всевышнего,

И погрузил в глубины духовных знаний.

 

            С.107:1  Султан Ези благословил чашу судьи Шир, в значении: Султан Ези открыл сердце судьи Широ,

            С.107:2  Окрасил ее в цвета - Наполнил его прекраснейшими именами Всевышнего,

Seyir, сайр - путь, странствование; в суфизме отход от невежества и переход к высокой нравственности и морали, процесс обучения и прохождения пути.           

            С.107:3 И отправил [его] в путешествие на дно моря означает: И погрузил в глубины духовных знаний.

 

С. 108.

1 Wey li qazî kore!                                        

2 Behra ber jore,                                                      

3 Hinciyê dirênî, libsê Siltanê Ėzî têkda nûre.          

Горе слепцу - судье шариата!

Море вверху,

А когда он обращался за знаниями к Султану Ези, всегда ощущал присутствие божественной Истины.

 

            С.108:3 А когда смотришь [сквозь него] видишь, что облачения Султана Ези сотканы из света, метафора: А когда он обращался за знаниями к Султану Ези, всегда ощущал присутствие божественной Истины.

 

С. 109.

1 Qazî Şîro kaxez hemû dibirîn,                               

2 Hemû terik kirin, hemû kir bi ker kirin                 

3 Hemû bi nava behrê werkirin.                               

Судья Широ порвал в клочья все бумаги,

Отстранился от всего, прекратил все дела,

И весь погрузился в духовные познания.

 

            С.109:3 И все забросил в море – И весь погрузился в духовные познания.

 

С. 110.

1 Qazî Şîro nema bixûnit kaxedê,                            

2 Buwe nedîmê suhbetê,                                           

3 Buwe reqasê dawetê.                                            

Судья Широ перестал читать бумаги,

Стал приближенным собеседником,

Прошел инициацию и стал участвовать в коллективных  радениях.

                                              

            Reqas, ракас - танцы, у суфиев, исполняемые во время сэма.

            С. 110:3 Стал танцором на торжествах - Прошел инициацию и стал участвовать в коллективных  радениях. 

 

С. 111.

1 Buwe reqas û reqisî,                                              

2 Buwe xewas û xawisî,                                           

3 Qazî Şîro bi we surê newisî.                                   

Стал посвященным и сам стал проповедовать,

Стал наилучшим и просветленным,

Судья Широ от этой тайны стал просвященным.

 

            С. 111:1 Стал танцором и танцевал - Стал посвященным и сам стал проповедовать,

 

С. 112.

1 Herî bi xof û herî bi neder,                        

2 Mal wî dibînin tembûr û muxenî û oẍler,              

3 Dil li Qazî Şîro buwe ker bi ker.                            

Со страхом и с ясным образом,

Домочадцы видят его с бубном, певцами,

А сердце судьи Широ было разорвано в клочья.

 

            Xof, хоф от арабск.  хауф (страх) - приступ ужаса, сознание греховности и неспособности даже в малейшей мере выполнять свои обязанности перед Богом.

            С.112:1 Со страхом и с ясным образом, указывает, что на пути духовного познания: судья Широ прошел первую стоянку (макаму)  - раскаяние (тауба), и достиг второй - богобоязненности (вара).

 

С. 113

1 Suxmetî wê kasê,                                       

2 Qazî Şîro wê diket hawar û gazî,                          

3 Qazî Şîro li wêder mabû yî rûsî tazî.                      

На пути духовного просветления,

Судья Широ прошел стоянку терпение,

И с того времени судья Широ стал безгрешным и свободным.

            С.113:1 От привязанности к этой чаше  означает: На пути духовного просветления

            С.113:2 Судья Широ сам стал объектом жалоб - Судья Широ прошел стоянку терпение,

            Rûsî, tazî, нагота – символ  невинности, свободы, уязвимости, правды. Тогда С.113:3 С этого времени судья Широ остался нагим и голым, примет значение: И с того времени судья Широ стал безгрешным и свободным.

С. 114

1 Qazî Şîro wê deng hiltînî:                          

2 Ya Mi’awî tu were bi miskînî,                                

3 Min çu cara Siltan Ėzî nebînî.                               

Вот судья Широ призвал:

О, Муавия, приходи с подобающей благочестью и добродетелью,

Я в жизни не встречал подобного Султану Ези.

 

Косвенным подтверждением отхода судьи Широ от ортодоксального Ислама явлются с одной стороны его призывы к простолюдинам  С.106.3:  О, братья, изучайте, это каноническое. Шариатский судья, как представитель высшего сословия,  никогда чернь не считал себе ровней. И с другой стороны вызывающее обращение к своему правителю -  строка С.114.2: О, Муавия, приходи с подобающей благочестью и добродетелью.

 

С. 115.

1 Miawî hat, ew şaş li stoyê xwe kir,                      

2 Go: hey Ėziyê minî bukir,                          

3 Tu bihêle nehrê Şamê bi sukir,                  

4 Min bacêrê Şamê milkanî te kir.                            

Муавия пришел, признался в своем заблуждении,

Сказал: мой пречистый Ези,

Сохрани реку Шама в благославлении, 

Я отдал град Шам тебе во владение.

 

            С.115:1 Муавия пришел, эту ошибку повесил себе на шею,  в значении: Муавия пришел, признался в своем заблуждении.

 

С. 116.

1 Ji qewlê Xwedê û nebî,                                          

2 Tu bihêle nehrê Şamê ciyê xwe bî,            

3 Bacêrê Şamê milkanî te bî.                        

Велением Бога и своей милостью,

Сохрани  реку Шама в своем русле,

И град Шама будет твоей вотчиной.

 

С. 117.

1 Li bane min kurê wî Siltanî,                                  

2 Ço ser derê me’enî, û ûşiyê tirî ji bin berî deranî.                        

3 Nehra Şamê vegeriya bi qeweta Rehmanî,           

4 Ėzî bacêrê Şamê sitand milkanî!                            

Моим призывом его сын по имени Султан,

Достиг врат предвечности и вывел своих последователей из обители [распространенять учение по миру].           

Река Шама возвратилось в свое русло силою Милостивого,

Ези принял град Шама во владение!

 

            В строке С.117:2 положение: извлек гроздь винограда из-под камня, следует понимать: вывел своих последователей из обители [распространенять учение по миру].

 Как следует из содержания гимна, Султан Езид не помышлял свергнуть Муавию и не претендовал на царскую власть в Дамаске (см. С.19). Значит, С.117:4 Ези принял град Шама во владение, подразумевает, что Султан Ези наследовал не светскую власть Муавии, а духовную, став преемником Мухаммеда, т. е.  возвел свою силсилу (цепь духовной преемственности) от самого Пророка.

Temametiye vî qewlî li Şîxadî û Xwedanî.                

Венчают этот гимн Шехади и Владетель!

 

 

 

 

                        Краткое заключение:

1.      О названии: «Qewlê Mezin» указывает на его особое место в духовной поэзии езидов:

·        qewl – священный гимн, доступный только посвященым;

·        Mezin – Великий, Главный, Основопологающий.

2.      Фабула: Конфликт между представителями исламской ортодоксии, в лице правителя Шама Муавии и шариатских судей с Султаном Езидом.

3.      Место действия: город Дамаск, эмиратство Шам.

4.      Время действия: С одной стороны Муавия, историческая личность, правил Арабским халифатом 661-680 гг., первый халиф из династии Омейядов. С другой, строка стиха С.44:3 Я внутренняя вера для многих мюридов, предпологает корректировку по времени написания гимна - не ранее XI века.

5.      Пп. 2-4 дают основание считать, что религия Езидизм (этноконфессиональной общины курдов), не находится в связи с древними народными верованиями. Как явствует из гимна езидизм – относительно молодое вероучение, получившее название в честь его основателя  – Султана Езида (по устоявшейся традиции тарикатских братств), зародилось на территории Шама – современной Сирии (С.С. 91-92;117), откуда получило дальнейшее распространение на другие территории.

6.      В соответствии с кавлом Султан Езид - человек, святой (С.37:3).

7.      Вероучение Султана Езида, судя по  приведеным ниже терминам, имеет связь:

·        Inşella, heybet, hal, keramet, rizq, neder, mihbet, îtqat, îbade, helal, nuxt, xof – с Исламом;

·        sur, reqas, hal, miskîn, mirîd, хas, suhbet, sergerdan, be’îd, behr – с тасаввуфом (исламским мистицизм);

·        mest, sukir, ûşîyê tirî, mey, şerab il-tihûr – с нишапурской школой тасаввуфа.

8.  Если Султан Ези не бог, то кто из святых мог послужить ему прототипом?   

a)      Согласно генеалогического древа династии Омейядов, Муавии наследовал его сын Язид (680-683гг.), у которого титул был халиф, с лакабом Султан нигде не упоминается. Так же достоверно извесно, что он не занимался реформой религии, а значит, причисление общины езидов к его последователям беспочвенны.

b)     Тасауф появился гораздо позднее правления халифа Язида, следовательно,

приведенные в кавле имена Муавия и Султан Езид, подобно именам кади Аскер и кади Широ нарицательные.

c)   Не исключено, что Султан Язид историческая личность, а не собирательный культовый образ, тогда наиболее схожим с ним можно отметить Баязида Бистами,  и вот почему:

·        Абу Язид аль Бистами (804–874 гг.)  имеет лакаб Султан аль Арифин – наставник

познавших и заслуженно считается  основателем нишапурской школы тасаввуфа.

·        Сокращенная форма его имени  Султан Язид, как и гимне.

·        Его учение содержало положение «фана» об исчезновении своего «Я» человека, растворившегося в Божестве.

·        Пантеизм Баязида, вызывал резкую реакцию мусульманской ортодоксии, которая обвиняла его в приверженности к идее боговоплощения (хулул), что тоже имеет место в гимне. 

·        Баязид был тем, чья привлеченность к Богу доходила до духовного опьянения, а любовь – до растворения в любви, и кому было свойственно говорить вслух о таухиде, что так же нашло свое отражение в даном гимне.

·        Он первым сформулировал пантеистический принцип «Ты это я, а я это Ты», раскрыв, что погружённая и растворённая в Боге личность приобретает его атрибуты.

·        Абу Язид единственный из святых, кто совершил духовный мирадж.

·        Около тридцати лет своей жизни Баязид провел в разных районах Сирии, где обрел огромную популярность. Там он получал знания и занимался воспитанием своего нафса, прошел через духовное воспитание «увейси» Джафара Садыка, создал ильм-таухид и ильм-хакикат.  

·        Умер он в 874 году, по одной из версий похоронен в Дамаске.

 

***

 

Заканчивая, критический анализ «Qewlê Mezin»  подчеркнем, дилемму чему верить: священному гимну или утверждениям ряда представителей духовенства о том, что Султан  Езид одно из 3003 имен Бога, каждый адепт должен решить сам, поскольку на то она и Вера, что не требует доказательств!

 

 

            Источники:

 

1.         Philip G. Kreyenbroek, Khalil Jindy Rashow «God and Sheikh Adi are Perfect»

2.         Ordîxanê Celîl û Celîlê  Celîl  Zargotina K'urda  P'ara II

3.         Devil Worship. The Sacred Books and Traditions of the Yezidiz by Isya Joseph   [1919] pp. 42-43

4.         Коран  пер. Кулиева

5.         Шихаб-ад-дин Сухраварди  Язык Муравьёв

6.         Абдуль Ахад Дауд (Д.Б. Кельдани)  Мухаммад в Библии

7.         А. Али-заде  Исламский энциклопедический словарь Ансар, 2007 г.

8.         Джавад Нурбахш,  "Суфийская символика вина, винопития и пира"

9.         Джавад Нурбахш  Психология суфизма

10.       Словарь суфийской тайнописи  http://sokrnarmira.ru/index/0-3748

11.       Шейх Мухаммад Амин аль-Курди аль-Эрбили   Книга вечных даров пер. И.Р. Насырова

12.       Суфийский словарь из перевода И. Насырова «Книга мудростей»  Ибн Ата Аллах аль Искандари.

13.       Теймураз Авдоев  Историко-теософский аспект езидизма.

14.       Тресиддер Джек  Словарь Символов

15.       Символы, знаки, эмблемы: Энциклопедия / под общ. ред. В.Л. Телицына. М.: ЛОКИД-ПРЕСС, 2005.

16.       И.В. Карасев  Хромология. Толкование цвета

17.       Umîd Demîrhan   Ferhenga Destî kurdî bi kurdî

18.       К.К. Курдоев  Курдско-русский словарь

19.       Ч.Х. Бакаев  Курдско-русский словарь

20.       И.А. Орбели  т. II Курдско-русский словарь

21.       А.В. Смирнов  Арабско-русский словарь средневековой арабской философской лексики.

 



[1] Devil Worship. The Sacred Books and Traditions of the Yezidiz by Isya Joseph   [1919] http://www.sacred-texts.com/asia/sby/sby45.htm  pp. 42-43

[2] См. Авдоев Т. В. Историко-теософский аспект езидизма 

[3] Бака – следующий за состоянием фана уровень в Богопознании, когда «исчезнувший» в состоянии фана от собственного бытия и бытия всего тварного возвращается, но уже на другом уровне. В каждом сотворенном он видит божественное начало, проявление могущества Бога.

 

 

 

Перевод: Авдоев Т. В.

Редактор: Бруки Л.М.

Титульная картина: Омран Шехмус

 

 

Начало — I часть см.

http://www.kurdist.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1160&Itemid=1

 

 

www.kurdist.ru

 

 

 

 

опубликовано
Добавить новыйПоискRSS
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joomlao.com

Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved.

Последнее обновление ( Sunday, 24 March 2013 )
 
< Пред.   След. >

Авторизация

Вход / Регистрация

Кто на сайте?

Последние комментарии

Другие Статьи

                                               

Всего пользователей

114217 зарегистрированных
28 сегодня
256 на этой неделе
1071 в этом месяце
новенький: Viktorchash