Template Tools
You are here :  Главная
Todays is : Saturday, 21 October 2017
ШАРАФ-НАМЕ 17 Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Sipki   
Friday, 02 May 2008

Ч.5 934-969 гг.

Год 934 (1527-28)

В этом году весной и зимой повелитель мира султан Сулайман-хан Гази со спокойным сердцем и свободной от забот душой провел [украшенное] счастливыми часами время в радости и веселье, наслаждении и беспечности в стольном городе Константинополе. Основной своей целью он почитал благосостояние владений и процветание страны.

В среду 19... этого года шах Тахмасб выехал из зимних становищ Казвина в летовья Харракана. В летовьях Фируз-куха находился Зайнал-хан шамлу, который принадлежал к великим кызылбашским эмирам и управлял Казвином, Гератом и Астарабадом. На него напал Зинаш-бахадур узбек и убил [его], правителя Себзевара Джигарге-султана шамлу и правителя Саве Мустафа-султана афшара.

Когда это известие достигло славного слуха государя, /174/ он поспешно направился в Хорасан. Чуха-султан напал на Зинаш-бахадура с тыла, из Султан-Майдани [в] Дамгане, в Дамганской крепости его схватил, убил, а голову отослал государю. Государевы знамена направились в Хорасан, и августейшая армия остановилась лагерем в степях области Джам 334.

14 рамазана того же года Зулфикар-бек б. 'Али-бек, в то время управлявший Калхористаном (Область, населенная калхорами) и известный под [именем] Нахуд-султана, напал на своего дядю Ибрахим-хана, правителя обители мира — Багдада. Преисполненный величия [Ибрахим-хан] и около десяти тысяч отважных туркменских конников, [искусно] владеющих кинжалом, находились тогда в долине Махидашт. В полдень, когда от сильной жары люди почивали на ложе отдохновения в своих шатрах и палатках, [Зулфикар-бек] набросился на них с тремястами конников и убил Ибрахим-хана [176] и нескольких его приверженцев, взялся за дела управления и вознес до апогея солнца и луны знамя могущества.

Племянники [Зулфикар-бека], каждый из которых управлял одним из округов Багдада, со всею поспешностью бросились из долины Махидашт в Багдадскую крепость, будучи не в силах оказать ему сопротивление. Зулфикар, захватив власть и завладев имуществами дяди и племянников, со всей решимостью остановился под Багдадской крепостью и осадил племянников.

После сорокадневной осады вступились примирители и было решено, что Зулфикар не покусится на жизнь своих племянников, а они [ему] передадут крепость. /175/ Главарь осажденных Султан Ma'cyм-бек б. Амир-хан и племянники [Зулфикар-бека] оставили крепость и при встрече с Зульфикаром передали крепость ему.

В тот же день он оставил в доме нескольких своих верных нукеров при [полном] вооружении и стал посылать в тот дом племянников по одному — якобы для облачения в [почетный] халат. Слуги их передушили, и таким образом было из них убито около двадцати человек. Ни один не узнал о судьбе другого.

[Зулфикар-бек] уничтожил (Букв. «исторг дым») их семейство. Из мужчин [семьи] Килабилу в живых не осталось никого, кроме некоего юного Малик Касима, который заменил своего отца в должности мухрдара, и десятилетнего Мухаммади-бека из сыновей Амир-хана. [Мухаммади-бек] приходился шаху Тахмасбу молочным братом и со своей матерью был при государе. Из потомков мужского пола остались лишь двое [этих] юношей.

 

Год 935 (1528-29)

1 джумада-л-аввала этого года король Германии и Австрии выступил с намерением завоевать Венгрию и захватил Буду. Из Стамбула в Венгрию выехал султан Сулайман-хан для его разгрома и, достигнув желаемого, изволил возвратиться в обитель славы и достоинства.

В этом же году 'Убайдаллах-хан и другие узбекские султаны направились на войну с шахом Тахмасбом и завоевание областей Хорасаяа и Мавераннахра. Шах Тахмасб тоже выехал в Хорасан, желая с ними сразиться. Когда он подъехал к вилайету Джам, в субботу 11 мухаррама упомянутого года противники встретились в деревне Омарабад. Оба, подобно горе, построили друг перед другом /176/ [свои] ряды. [177]

Вначале правый и левый фланги кызылбашей были разбиты. Чуха-султан и эмиры [племени] афшар покинули пола брани и пустились бежать. Узбеки [кинулись] вслед за ними, а 'Убайдаллах-хан со считанным [числом воинов] остался на поле битвы.

Когда пыль, [поднятая] отважной армией, улеглась, кы-зылбаши увидели, что узбеки уехали догонять [шахское] войско, а 'Убайд-хан с незначительным отрядом стоит перед многочисленным сборищем кызылбашей. Храбрецы-кызылбаши разом напали и заставили 'Убайд-хана отступить. Один из государевых курчи настиг 'Убайд-хана и ударил его кинжалом по шлему, но не признал [его] и проехал мимо. Остальные курчи преследовали узбекское сборище до Сафид-куха и возвратились. Но 'Убайд-хана Дин Килидж-бахадур и другие мулазимы и узбекские ханы увезли с поля битвы и до Мерва нигде не остановились.

После этой славной победы шах Тахмасб изволил месяц находиться на пастбищах в Шакабад-и Джам, известных под [названием] Сарукамиш, а оттуда выехал в Ирак. Зиму этого года он изволил провести в городе Куме.

В начале весны [шах Тахмасб] направился в Багдад, дабы устранить Зулфикара, который дошел до [открытого] бунта и претендовал на правление. Ко времени прибытия победоносных знамен кызылбаши [уже] окружили Багдадскую крепость. После нескольких дней осады кызылбашскую армию стала беспокоить жара. Эмиры и столпы шахской державы предпочли уехать, нежели оставаться, и решили /177/ отложить осаду до осени и зимы, оставить крепость и уехать на летовья.

Тем временем некий 'Али-бек из внуков Суфи Халила — он принадлежал к вельможам и доверенным людям Зулфикара и в ту ночь с двумястами своими приверженцами охранял Зулфикара — сговорился со своим братом Ахмад-беком, захватил Зулфикара, когда тот спал сном беспечности, отрубил ему голову и распахнул ворота Багдадской крепости.

Он прибыл к шаху Тахмасбу на службу, и остальные туркменские племена тоже покорились. Небольшая группа родственников Зулфикара бежала из [города], и управление [Багдадом] препоручили Мухаммад-хану такалу Шарафаддин-оглы. Возвращаясь, на пастбищах Фарсачин [в] Абхаре Иракском [государь] казнил 'Али-бека б. Малик-бека Хойи, который был известен под [именем] Шатир 'Али. Эмират передали внуку Суфи Халила ['Али-беку] и поименовали его 'Али-султан Зулфикар-куш (Убивший Зулфикара). [178]

Год 936 (1529-30)

В этом году султан Сулайман-хан Гази силой и натиском покорил крепость Буду и Батак-хисари и повернул в сторону Венской крепости. Король Вены 335, который был из бачей (Австрийцев), покинул свою резиденцию. Охранять Венскую крепость, свою столипу, он оставил несколько человек, а сам уехал в один из районов (Букв. «сторон») страны.

Поскольку осада Венской крепости представляла большую трудность,— [крепость], наподобие рва, окружала большая река, [разлившаяся] на два рукава, и [там! находилось [еще] несколько цитаделей, одна внутри другой,— после пятнадцати дней, проведенных у крепости, нигде не было видно признаков  победы /178/ и завоевания той крепости. Победоносная армия стала испытывать затруднения от нападений презренных кафиров. Показались знамена войск холода и зимы. Султан Гази был вынужден прекратить осаду, приказал некоему Касим-воеводе с 12 тысячами конников из румийских сипахи и акынджи 336 разграбить и разорить Венскую область, а сам изволил счастливо возвратиться в свой стольный город.

Кафиры устремили все, свои помыслы на разгром Касим-воеводы, на победоносное войско не напал ни один. О Касим-воеводе [же] и его товарищах ничего не известно.

В этом же году по просьбе Чуха-султана в Шарафабаде Казвинском удостоились чести лобызать порог шаха Тахмасба эмиры [племени] устаджлу: Бадр-хан шарафлу, Манташа-султан шайхлар и Хамза-султан, известный под [именем] Казак-Хамзы, которые предпочли было служить Султан Музаффару в Гилян-и Бийе Пас. Каждому оказали внимание сообразно [его] положению и назначили улка и должность.

Умер эмир Кавамаддин Хусайн садр Ширнаки-Астарабади, и должность государева садра препоручили эмиру Гийасаддину Мансуру, дабы он исполнял ту обязанность (Букв. «дело») совместно с эмиром Ниматаллахом. Шахские знамена направились в Хорасан для разгрома узбеков. Узбекские султаны, собравшиеся было в Мерве, были сразу же разбиты и ушли в Мавераннахр.

Управление Гератом препоручили Бахрам-мирзе (Брату шаха Тахмасба), Гази-хана такалу [назначили] его опекуном, и шахское войско возвратилось через Табас.

Зиму [государь] провел в Исфахане. [179]

Год 937 (1530-31)

В начале этого года /179/ султан Сулайман выехал из Стамбула  с намерением завоевать Австрию и остановился в Халкалу-Бикаре.

В этом же году в Тебризё Улама такалу собрал 7 тысяч человек и пожелал явиться на службу к шаху Тахмасбу и вместо Чуха-султана занять высокий пост великого везира. Шах Тахмасб узнал о его самонадеянных [замыслах] и выступил против него.

Улама, прослышав о выступлении шаха, бежал в Ван и засвидетельствовал покорность порогу султана Сулайман-хана, как уже подробно изъяснялось в четвертом разделе [при описании] обстоятельств правителя [Бидлиса] эмира Шарафа.

В конце этого года умер Мирза Бабур б. Мирза 'Умар-шайх б. Мирза Султан Абу Са'ид Гурган, суверенный государь Индии, Газны, Кабула и Кандагара, и на трон царствования восшествовал его благородный сын Мирза Хумайун.

Год 938 (1531-32)

В этом году султан Гази Сулайман пожаловал Бидлисский вилайет на правах беглербегства Уламе, и, как уже освещалось ранее лучами раздумий, Улама с амир ал-умара' Мараша и Диарбекира подошли к Бидлисской крепости и [ее] осадили. Здешний правитель Шараф-хан обратился за помощью ко двору шаха Тахмасба, и упомянутый государь, руководимый своим к нему расположением, подошел к Ахлату. Амир ал-умара' Диарбекира и сардар армии [султана! фил Йа'куб и Улама оставили крепость и бежали, а шахское войско (Букв. «знамя») прибыло в Тебриз. Там [государь] провел зиму.

В конце года государь прослышал, что Бахрам-мирза осажден в городе Герате 'Убайд-ханом узбеком, и пошел на Хорасан.

/180/ Год 939 (1532-33)

В начале этого года султан Сулайман-хан Гази остановился у крепости Косег 337, и победоносное войско заполнило [окружавший] ту крепость ров деревьями. Жители крепости запросили пощады и передали цитадель наместникам султана. [180]

В этом же году добровольно подчинились султану крепости Каполна 338, Папоче 339, Беловар 340, Берзендже 341, Эрсек 312, Балашкирд 343, Нашарвар, Шиклош 344 и крепость Капорнак 345. Земли Австрии и Хорватии были разграблены и разорены, города и местечки в тех областях — преданы сожжению. Привезли бесчисленное множество рабов и красивых, периликих рабынь. Войска с могуществом небес захватили много богатств и сокровищ, имуществ и денег, скота и фуража — [все] без счета.

Когда возвращались назад, прибыли посланцы короля Германии и Австрии и обещали в течение трех лет выплачивать джизью и харадж. Их просьбу удовлетворили.

Везир Ахмад-паша с 70 галерами и кораблями отправился в морской поход, покорил расположенную в Морее крепость Корон, которую осадили на кораблях франки, и возвратился, достигнув желаемого.

Во вторник 4 ша'бана этого же года Камаш-углан узбек напал через Йартавли (?) на Рейскую область и разграбил лагерь Мухаммад-хана Зулкадр-оглы, который был правителем Астарабада и в то время находился на пастбищах Чохур [в] Соуджбулаге (В тексте: Джохур-и Соухбулаг). Мухаммад-хан полуживым спасся из того побоища, вскочив на неоседланного коня.

В этом же году шах Тахмасб пожаловал своему брату Алкас-мирзе управление /181/ Ширваном, а Бадр-ханаустаджлу назначил его опекуном. Хранитель печати Махмуд-бек зулкадр упал с коня на площади Сахибабад в Тебризе при метании тыквы (Вид конной игры) и сломал шею. Должность хранителя печати пожаловали Шах Кули-халифе зулкадру, управление Тебризом и охрану Азербайджана [государь] препоручил Муса-султану мусуллу и со [всею] поспешностью выступил в Хорасан для разгрома узбеков. Узбеки ушли в Мавераннахр, и зимовать государю пришлось в Герате.

Весной того же года [шах Тахмасб] около сорока дней находился в Уланг-и Кахдастан с намерением идти на Мавёраннахр, пока однажды ночью тот чистый помыслами государь не увидел во сне его святость эмира правоверных 'Али б. Абу Талиба — да будет доволен им господь! Говорит [Али]: «Не ходи по ту сторону реки, тебе предстоит важное дело на этом берегу. Покаявшись в грехах, почти Хак-вирди туркимана, что принадлежит к сыновьям Шайх Джунайда». [181]

Пробудившись ото сна, [шах Тахмасб] направился к прес-ветлой благоуханной усыпальнице Имам Ризы — над ним приветствие и восхваление [господне]!— и удостоился поклонения достохвальной гробнице того благородного. Он покаялся во всех прегрешениях и столь [строго] стал пресекать греховные развлечения, что приказал повесить с кубком на шее начальника курчи Хаджа Шах-Кули, [одного] из заслуженных [вельмож] при том дворе, и Махмуд-бека ишык-агаси туркимана Анук-оглы [тоже].

Управление Гератом [шах] препоручил своему брату Сам-мирзе, приставив к нему опекуном Агзивар-султана б. Дамри-султана шамлу, сместил Хамза-султана с управления Ширазом и пожаловал [пост правителя] Гази-хану, /182/ брату Султан  Халила зулкадра.

Год 940 (1538-34)

В этом году был убит правитель Бидлиса Шараф-хан, и Улама такалу сообщил об этом в Стамбул. По наущению Ула-мы султан Сулайман-хан поставил великого везира Ибрахим-пашу во главе армии и послал на завоевание Азербайджана. Ибрахим-паша дошел до Алеппо и там изволил перезимовать.

В этом же году, еще находясь в пресветлом благословенном Мешхеде, шах Тахмасб прослышал о гибели Шараф-хана, о прибытии в Азербайджан Уламы и Ибрахим-паши и поэтому незамедлительно выехал в Ирак и Азербайджан.

Год 941 (1534-35)

В этом году султан Сулайман Гази направился из Стамбула в Азербайджан на помощь везиру Ибрахим-паше, который слал вести — одну за другой — о том, что шах Тахмасб возвратился из Хорасана и направляется в Азербайджан. 29 раби' ал-аввала этого же года, когда минуло 120 дней со времени его отъезда, [султан] остановился в летовье Уджан в Азербайджане. Порог [государя] удостоился лобызать везир Ибрахим-паша со столпами [державы] и знатью, в частности с правителем Гилян-и Бийе Пас Султан Музаффаром, который в то время в Тебризе примкнул к султанскому войску [во главе! около 5 тысяч конных и пеших.

Шах Тахмасб поручил Мухаммад-Кули-халифе шамлу, известному под [именем] Углан-халифе, и Манташа-султану устаджлу передовые отряды армии и отправил в Азербайджан, а через двадцать один день сам приехал вслед за ними в Гёк-Гумбади. [182]

/183/ Он пробыл там несколько дней, поскольку лошади устали, а в Азербайджан [с] передовыми отрядами послал Алкас-мирзу, Бахрам-мирзу, Хусайн-хана шамлу, Гази-хана такалу, Амир-султана, Сулайман-султана румлу и Малик-бека Хойи. [Затем шах] оставил обоз в Казвине, двинулся за ними вслед и остановился в казвинском [округе] Абхаре.

Туда от эмиров передовых отрядов пришло сообщение, что султан Гази следом за Ибрахим-пашой прибыл в Тебриз, и шах Тахмасб оттуда выехал в Султанийе. В то время при шахском стремени было не более 7 тысяч кызылбашей. Сосчитали [пригодных] для боя (Букв. «для дела») коней — в лагере шаха оказалось 3 тысячи коней, которые [хоть] в какой-то степени могли служить для верховой езды.

Султан Гази Сулайман-хан пошел из Тебриза на Султанийе. [Пока они находились] в пути, солнце начало перемещаться к [созвездию] Скорпиона, и наступил лютый мороз. Выпало столько снега, что коням, верблюдам и многим слугам грозила гибель от сильного холода и снега, от недостатка провианта и сил, от больших морозов, голода и грязи. В результате победоносное войско немного притомилось, и [султан] через Даргузин и Хамадан выехал в Багдад. Охрану и защиту, охранение /184/ и оберегание Азербайджана он препоручил вместе с Уламой и амир ал-умара' Диарбекира правителю Тарума и Халхала Мухаммад-хану Зулкадр-оглы, который тогда изменил шаху Тахмасбу вместе с Кайа-султаном зулкадром, Хусайн-султаном такалу б. Бурун-султаном и 3 тысячами кызылбашей и удостоился в окрестностях Султанийе лобызать [султанский] порог.

[Государь] самолично направился в Багдад. Мухаммад-хан Шарафаддин-оглы по указанию шаха Тахмасба оставил Багдад и выехал с семьей и своими приверженцами в Шуштер. Обитель мира была покорена султаном Сулайман-ханом без войны и препирательств. Здешние вельможи выразили покорность и удостоились лобызания [государева] порога.

По прибытии в Багдад Сулайманова войска хранители тех областей доставили к султанскому_двору ключи от крепостей Шахрабан, Харунийе, Дакук 346, крепостей Киркук и Хилле. Вступив в город — обитель мира, победоносный султан и ха-кан — покоритель Вселенной в первый [же] день удостоился посетить гробницу руководителя народов и величайшего имама АбуХанифыКуфи, а затем направился поклониться (Букв. «обойти кругом») пресветлой могиле. [Стихотворение:] [183]

Квинтэссенции семейства избранного (Эпитет Мухаммеда),
Киблы приверженцев 'Ала,

Нанизывателя жемчужин моря любви (к всевышнему],
Доказательства Аллаха — Мусы Казима.

Он удостоился посетить ту святыню и, оделив нуждающихся подношениями и пожертвованиями, провел .там зиму.

Тем временем, сочтя момент благоприятным и не заботясь о действиях внешнего врага, шах Тахмасб казнил Хусайн-хана, который затаил на него злобу, и двинулся в Тебриз на Уламу. Когда [шах выступил] в поход, Гази-хан такалу, убоявшись государева гнева, бежал из августейшего войска в Тебриз к Уламе и сообщил о выступлении шаха Тахмасба.

Улама, услышав эти известия и не имея [иного] выхода, оставил восстановленную было крепость Шамб-и Газан, направился в крепость Ван и там /185/ засел. Через двадцать дней из Тебриза пошел на Ван шах Тахмасб и осадил Уламу. Осада продолжалась до конца зимы. Дошло до того, что крепость вот-вот должна была сдаться, как вдруг из Ирака и Фарса прибыло известие о восстании Сам-мирзы. [Сам-мирза] изъявил покорность султану Гази, и султан пожаловал ему, именуя своим сыном, [звание] государя Ирана. В результате этих событий среди кызылбашских племен начались брожения, шах Тахмасб был вынужден оставить Ванскую крепость и выехать в Ирак.

В конце этого же года султан Гази покинул зимние становища Багдада и направился в Азербайджан. В это время Гази-хан такалу удостоился чести лобызать [монарший] порог. Султану подчинились и покорились Луристан, Калхористан, арабы Myшa'шa', Джезире и Басит и украсили хутбу и монеты славными титулами его величества. Находясь в пути, [султан] казнил правителя Сорана за то, что он был связан с кызыл-, башами, и оттуда через Алтун-Кепри выехал в Тебриз.

Год 942 (1535-36)

1 мухаррама этого года султан Сулайман-хан Гази вступил. в стольный город Тебриз. Прибыл посланник от шаха Тахмасба и запросил мира. Султан Сулайман Гази, не обращая на это внимания, выехал в сторону Арджиша и Ахлата. Когда шаху Тахмасбу стало известно, что султан Гази выехал из Тебриза в Рум, [шах] прибыл в Маранд, а [затем в] Хой и оттуда в погоню за победоносным султаном послал под руководством [184]   Бахрам-мирзы Манташа-султана, Амир-бека румлу, /186/ Шах Кули-халифе мухрдара, Будак-хана каджара, Садраддина устаджлу и Мухаммада Амин-бека туркимана суфрачи (Стольника).

Сам [шах Тахмасб] выехал в Каранкударе 347 и занялся рыбной ловлей. В тот же день стало известно, что Улама находится в Ване, и потому [шах] направился оттуда в поход. Тем временем он почувствовал небольшой жар и, чтобы устранить недомогание (Букв. «жар») либо из осторожности и осмотрительности, ненадолго остановился возле странноприимного дома Мулла Хасана.

Он послал на разведку Кайапа-бека каджара и Шир Хасана Имура с тридцатью отважными конниками. Они сообщили, что Улама оставил Ван и ушел. На следующий день [шах Тахмасб] выехал оттуда и остановился под Ваном. Тут же прибыло известие, что выехавшие вперед с Бахрам-мирзой эмиры столкнулись с Хаджжи-бекомдумбули, который следовал за султанской армией, и убили 25 человек из его [отряда]. Сам [Хаджжи-бек] с тысячей огорчений [и] трудностей выбрался на берег из той кровожадной пучины и спасся.

Султан Гази послал в Арджиш против Бахрам-мирзы великого везира Ибрахим-пашу и около 30 тысяч конников, но паша возвратился назад, не вступая в войну и сражение. Затем султан Гази направил амир ал-умара' Диарбекира Мухаммад-пашу с Уламой для охраны и оберегания крепости Вана. Шах Тахмасб, прослышав об их приезде, выступил в направлении Кеваша и Ахтамара, чтобы оказать им отпор. Улама узнал и с Мухаммад-пашой бежал к Даре-Кисан.

В лощине Кеваш, которая с того дня известна под [названием] Кошун-киран (Букв. «соединение армий»), их нагнали /187/ туркиманские курчи, [возглавлявшие] передовой отряд шахского войска: 'Усман Шах-Кули йузбаши. Кара Исма'ил и Кур Шахсуар. Часть пригодных к делу людей они убили, [других] захватили в плен. Улама и Мухаммад-паша с разорванными поводьями и сломанным седлом нагнали султанскую армию в деревне Татван, [относящейся к] Бидлису, и [к ней] присоединились, когда монарший кортеж выехал из Ахлата и направлялся через Муш в Диарбекир.

Султан Гази отобрал управление Бидлисом у здешнего правителя эмира Шамсаддина, взамен ему пожаловал управление Малатьей, а управление Бидлисом изволил утвердить за Уламой. Из Диарбекира [султан] направился в стольный город Константинополь и там провел зиму. [185]

Шах Тахмасб захватил округа Арджиш и Ван и назначил комендантом Ванской крепости Ахмад-султана устаджлу Суфи-оглы. Правителя Кухгилуйе Алванд-хана афшара, который начал проявлять непослушание и своеволие, казнил [здешний] шихне. Его область и кошун [государь] изволил препоручить Му-хаммади-беку, сыну Хасан-султана, внуку Афшара Мансура, поименовал его Шахрух-ханом, [затем] возвратился в Тебриз и там провел зиму.

Кази Джихан Казвини-Хусайни, которого годами держали в заточении в Рештском Гиляне, прибыл ко двору шаха, был отмечен и вознесен монаршими милостями и получил славную должность везира государева дивана. Схватили и привезли в Тебриз правителя Гилян-и Бийе Пас Султан Музаффара, которого именовали Амире Дубаджем,— он бежал было в Ширван, опасаясь всесокрушающего монаршего гнева. Согласно [государеву] повелению его /188/ посадили в деревянную клетку,  повесили [клетку] на минарете соборной мечети Музаффарийе, облили нефтью и подожгли.

В рамазане того же года [был убит] великий везир султана Ибрахим-паша, во время иранского похода поименованный Султан Ибрахим-пашой. Его обуяли тщеславие (Букв. «в крепости его носа водворился запах тщеславия») и разного рода желания. Например, он возжаждал, чтобы его имя стояло рядом с именем монарха на монетах и в молитве.

Однажды ночью его, как обычно, задержали в покоях роскошного Сулайманова дворца — он и в другие дни еженощно, запьянев от вина, почивал в монаршем дворце в собственной ночной одежде государя. Внезапно на него, [спящего] беспечным [сном], накинулись султан Гази и бустанджи-баши, его убили, а тело спрятали в саду, и никто о нем [ничего] не знал.

Год 943 (1536-37)

В этом году султан Сулайман-хан Гази [выехал] из стольного города Стамбула и направился в Албанию проучить албанцев, приведя в движение палатки, что [служат] основанием небесной сферы, и упирающийся в небеса балдахин. Лутфи-пашу вазира и Хайраддин-пашу капудана он послал на завоевание некоторых островов, которые принадлежали королю Испании.

В этом же году шах Тахмасб прибыл через Азербайджанский Уджан в Казвин, чтобы идти на Хорасан. Маулана Рук-наддин Табиб Казируни навлек на себя гнев и немилость [шаха],  [186] а сейиды Аску (?) вознеслись. Должность садра препоручили эмиру Шамсаддину Асадаллаху Шуштари. Умер Мирак Шарафаддин Кирмани, долгое время занимавший должность секретаря при государе, и должность секретаря пожаловали Мухаммад-беку, /189/ брату эмира Закарийа вазира.

В этом же году умер правитель Гилян-и Бийе Пиш Султан Хасан, и управление Гиляном перешло к Бахрам-мирзе. [Бахрам-мирза] перезимовал в Казвине и к концу года направился в Гилян. Сын Султан Хасана, Хан Ахмад, был малолетним. Кара Мухаммад, эмир 'Аббас и Сарафраз-султан Лаште-Нишайи, известный под [именем] Хабаке-банда, его отвезли в горы Ашгавара 348, недоступнее которых в Гиляне места нет, и убрали головы из ошейника повиновения государю. Остальные вельможи Гиляна проявили покорность. Бахрам-мирза несколько дней находился в Лахиджане и приступил к делам правления.

Год 944 (1537-38)

В этом году султан Сулайман-хан разграбил Албанию и изволил возвратиться в Стамбул. Везир Лутфи-паша завоевал и покорил в стране испанского короля около тридцати 349 крепостей, разрушил [их], поскольку охранять и оберегать те крепости было невозможно, и возвратился невредим и с добычей.

В этом же году шах Тахмасб выехал в Тегеран с намерением [идти] на Хорасан, схватил эмира Кавамаддина Нурбахши, казнил его, следуя закону гражданского законодательства, и возвратился оттуда в Казвин. В середине зимы он направился в Тебриз.

Хваджа Калан Малик-заде Хвафи, вскормленный монаршей милостью, избрал путь мятежа и непослушания, [направляемый] ветром гордости и тщеславия, и засел в цитадели деревни Устад, относящейся к области Бахарз 350. Та крепость находилась на горе высотой 2—3 тысячи гезов, и, кроме одной пешеходной тропинки, из /190/ других мест дороги туда нет. Путешественники, [объехавшие] мир по суше и морю, [другой] такой могучей крепости не упоминают.

Шах, прослышав о его мятеже, послал туда Устада Шайхи тубчи («Пушкаря». В тексте; тубхи) его образумить. Единственной стрелой (Букв. «ударом стрелы») [Калан] поверг Устада Шайхи во прах смерти, и эмиры Хорасана начали осаду той крепости. Одиннадцать месяцев продолжалась осада. [187] После того с восточной стороны на крепость взобрался один курд из племени чигини и по веревочной лестнице поднял наверх [весь] отряд. То сборище разом кинулось в атаку и обратило в бегство отряд нукеров Хваджа Калана, который охранял крепостные ворота. Хваджа Калана схватили, связали и привезли в Тебриз к государю. По приказу [шаха] его повесили за одну ногу на минарете Насирийе [-йи] Сахибабад, [и он висел], пока не вручил душу ангелу смерти.

Население Гиляна с Кара Мухаммадом и [его] братьями восстало против Бахрам-мирзы и хотело было осадить Мирзу в Лахиджане. Мирза выехал из Лахиджана в Дайламан 351, там тоже не стад задерживаться и приехал в Казвин.

В это время в Хорасане появился 'Убайдаллах-хан узбек, казнил в крепости Абдалабад, [относящейся к] Нишапуру, правителя Герата Суфйан-халифе румлу и осадил город Герат. Когда это известие достигло высочайшего шахского слуха, [государь] направился в Хорасан, желая с ним сразиться. Ко времени прибытия шахской армий (Букв. «знамени») в Дамган 'Убайдаллах-хан снял осаду и возвратился в Мавераннахр. [Шах Тахмасб] лишил Сам-мирзу управления Хорасаном и [препоручил] своему сыну Султан Мухаммад-мирзе. Его опекуном назначили Мухаммад-хана Шарафаддин-/191/оглы такалу.

Зимой этого же года шахские войска (Букв. «знамена») направились в Нису и Абиверд и весьма пострадали от холодной зимы и сильного мороза. К хранимым богом государевым владениям присоединили Кандагар и Замин-Давар 352, а управление ими препоручили Будак-хану каджару. И [шах] поспешно возвратился в Ирак.

Год 945 (1538-39)

В этом году султан Сулайман-хан направился для [усмирения] мятежа короля Молдавии, который в сговоре с правителями Франции и Германии — [да падет] на них гнев и огонь [господний]! — вознамерился учинить обиду областям мусульман и уклонился от уплаты джизъи. [Султан] покорил относящуюся к Молдавии крепость Седжав 353, а неправедный король, будучи не в силах оказать сопротивление, покинул страну и бежал.

Население страны выразило покорность, поставило себе правителя и обязалось выплачивать джизъю и харадж — [188] посылать в государеву казну ежегодно сумму 80 тысяч курушей. Покоритель мира — султан возвратился в Стамбул, [сопутствуемый] счастьем и удачей.

В этом же году шах Тахмасб послал Алкас-мирзу на правителя Ширвана Шахруха б. Фарруха Йасара. Тот засел в крепости Бигурд, что принадлежит к числу могущественных цитаделей Ширвана. Следом за Алкас-мирзой направился в Ширван шах Тахмасб и покорил Бигурд без войны. Безжалостными мечами кызылбашей было убито около шестисот человек из осажденных в крепости. Даже шах Тахмасб самолично убил [некоторых] вельмож Ширвана, мстя за кровь своего деда Султан Хайдара. Область Ширван.он передал Алкас-мирзе, возвратился в Тебриз и там провел зиму.

В этом же году в Астарабаде /192/ Мухаммад-Салих, внук Хваджа Музаффара Битикчи (См. выше, стр. 163, прим), принялся бунтовать против здешнего правителя Садраддин-хана и его из Астарабада прогнал. Садраддин-хан неожиданно на него напал, схватил и отослал ко двору государя. По приказу [шаха] его сбросили с минарета Насирийе в Тебризе. С ним закончился род Битикчи.

Год 946 (1539-40)

В этом году султан Сулайман-хан направил через Оманское море 354 Сулайман-пашу вазира, желая завоевать Индию.

Хайраддин-паша столкнулся в море с неким Андреа Дориа 355, из франкских капитанов, и между ними произошло большое сражение. Андреа Дориа завладел крепостью Нова (?) и поручил кафирам охранять ее. Хайраддин снова пошел на ту крепость, силой и натиском ее покорил, убил неверных, какие там были, и охранять ее назначил мусульман.

В этом же году в Бухаре умер 'Убайд-хан узбек, и после него независимым государем Мавераннахра и Туркестана стал 'Абдаллах-хан б. Кучкунджи (В тексте: Кучунджи)-хан б. Абу-л-Хайр-хан. Прослышав о смерти 'Убайд-хана, шах Тахмасб выразил радость и удовлетворение, раздал милостыни и пожертвования нуждающимся.

В [шахской] ставке умер правитель Шираза Гази-хан, и его должность пожаловали Ибрахим-хану б. Каджал-беку зул-кадру. В Тебризе была эпидемия чумы и погибло много народу..  [189]

Год 947 (1540-41)

В этом году султан Сулайман Гази выехал из Стамбула для усмирения /193/ немецкого короля, которого именовали  Фаранду 356 — он выступил с намерением захватить Венгрию и осадил крепость Буду (В тексте: Будун).

Выше упоминалось, что управление Будой после ее завоевания пожаловали пану Трансильвании 357. После его смерти [государь] поручил управлять теми областями пану Стефану, а король Фарандуш пошел на пана Стефана [войной]. На помощь пану Стефану еще до прибытия Сулайманова войска направился с войском Румелии везир Мухаммад-паша.

В этом же году изменил двору победоносного султана Гази-хан такалу и с 6 тысячами конников в летовье Сурлук лобызал шахский порог. Ему пожаловали часть Ширванского вилайета: [округа] Сальян, Махмудабад, Баку. Шах Тахмасб самолично устроил набег на Грузию, разграбил область Тифлиса, которая принадлежала Луарсабу Гурджи, захватил много пленников и богатую добычу и изволил зимовать в Тебризе.

Год 948 (1541-42)

В этом году везир Мухаммад-паша подошел к Буде — он направился туда до прибытия султанской армии, и король Фарандуш снял осаду и выбрал место для сражения. То место окружили рвом, с краю [навалили] телег и бревен — с пушками и артиллерией оно превратилось в могущественное и прочное укрепление. [Кафиры] приготовились там к битве и сражению. На их языке такое место называют табором (В тексте: «истабур»).

Мухаммад-паша вступил в битву с презренными кафирами, и король Фарандуш был разбит. Он покинул табор, и большой отряд /194/ конников-кафиров стал добычей меча победоносных   борцов за веру.

В этом же году была покорена крепость Пеште 358, и его величество султан Гази возвратился в стольный город Константинополь.

В этом же году правитель Шеки Мухаммад-хан с Алкас-мирзой прибыли на службу к шаху в летовье [на] Саханде и, снискав благосклонное внимание государя, получили разрешение на отъезд. Зиму шах провел в Тебризе. [190]

Умер 'Абдаллах-хан б, Кучкунджи-хан, ставший после смерти 'Убайд-хана государем Мавераввахра, и знамя правления там вознес сын 'Убайд-хана — 'Абдал'азиз-хан.

Год 949 (1542-43)

В этом году зимой и весной султан Сулайман Рази проводил [украшенное] счастливыми часами время в стольном городе Константинополе — в покое и благоденствии, в радости и наслаждении.

В этом же году узбекские султаны направили к шаху [двух] посланников: правитель Балха Кистан (?) Кара-султан б. Джанибек-хан — Джан Чихре-бахадура и правитель Бухары 'Абдад'азиз-хан б. 'Убайд-хан — Худай-Бирди-бахадура. Шах Тахмасб приставил к ним Хаджжи-агу михмандара (Ответственный за прием и содержание гостей) и пожаловал разрешение на отъезд, удовлетворив [их] пожелания.

Осенью [шах] пошел на Хузистан и захватил Дизфуль, Шуштер и остальные [округа] Хузистана. Управление Дизфулем и Шуштером он препоручил Абу-л-Фатх-беку афшару, [потом] возвратился в Ирак и зимовал в Куме.

Год 950 (1543-44)

В этом году султан Сулайман Гази, желая завоевать Венскую  область и свергнуть /195/ здешнего правителя, повязал стан упорства поясом решимости. Из Стамбула вывезли возвышающийся до небесного свода шатер [султана], и вознес он вершину до [звезды] Капеллы. Упирающийся в небеса [султанский] портик воздвигся подобно могучим цитаделям. Стихотворение:

Когда двинулся из города шатер государя,
Сводом дворца ему стал лунный круг.

Первыми были покорены крепости Валпо 359 и Шиклош — те славные крепости поистине составляли [предмет] гордости страны неверных. Были завоеваны также крепости Эстергон 360, Вишеград 361, Сазва 362, Печуи 363, Тата 364 и крепость Истолни Белград 365, которая принадлежала к старинным сооружениям и напоминала дворец Шаддада и могущественные башни [племени] ад. Охранять те крепости Он назначил отряд из эмиров и янычар. Храмы и места поклонения идолам согласно законам [191] его святости благодетеля рода человеческого — мир над ним! — стали мечетями и медресе для всех мусульман. Стихотворение:

Благодаря [силе] его меча на месте креста и церкви
В стране неверных мечеть, михраб и минбар (Ниша и кафедра в мечети).

В этом же году шах Тахмасб из зимних становищ Кума направился в летовья Сарбанд-и Хамадан. В окрестностях Нехавенда его славное здоровье расстроилось, и он неожиданно заболел. Искусные лекари и врачеватели приготовили [ему] соответствующую еду и питье, и через несколько дней появились признаки выздоровления. Эмиры и кызылбашская знать, впавшие было в беспокойство, возблагодарили господа за милость и раздали нуждающимся милостыню и пожертвования.

Правитель Хамадана 'Абдаллах-хан устаджлу и Шах 'Али-султан устроили набег на область, улусы и ахшамы калхоров, те районы разграбили /196/ и разорили и возвратились невредимыми и с добычей. В Ширване был казнен по приказу шаха вместе с братьями Гази-хан такалу, не раз проявлявший признаки вражды и несогласия. Зимовал шах в Казвине.

Год 951 (1544-45)

В этом году государь Рума и Сулайман той страны находился в Стамбуле при счастье и могуществе.

Подобным же образом и персидский государь выехал из Казвина в летовья Азербайджана. В это время в Ирак и Азербайджан для встречи с шахом Тахмасбом направился Мирза Хумайун б. Мирза Бабур б. Мирза 'Умар-шайх б. Мирза Султан Абу Са'ид б. Мирза Султан Мухаммад б. Мирза Мираншах б. эмир Тимур Гурган. Он покинул (Букв. «отвратил взоры») области Индии из-за враждебности эмиров и столпов [державы] и особенно из-за (учиняемых] его братом Мирза Камраном и вали Хиндустана Шир-ханом распрей — оказать им сопротивление он был не в силах.

Он встретился с шахом на лугах Абхара и преподнес достойные государя дары и приношения. Так, [он подарил шаху] алмаз весом в четыре мискаля и четыре данга, равного которому не созерцало око судьбы на протяжении веков и столетий и ухо времени не слышало о подобном. Шах Тахмасб тоже постарался [оказать] ему почет и уважение и несколько дней в летовье [192] Сурлук устраивал достойные государя пиры и празднества. Устроили облавную охоту. По странной случайности стрела поразила Абу-л-Касима-хулафа-йи каджара, и с тем он умер.

Шах Тахмасб несколько раз /197/ замышлял [убить] Мирза Хумайуна, но в конце концов благодаря стараниям своей сестры Султанум оставил это дело и, возымев к нему сострадание, направил с Мирза Хумайуном в Индию около 6 тысяч кызылбашей во главе с Будак-ханом каджаром. Мирза Хумайун победил Шир-хана и снова утвердился .на царствование в той стране. За помощь шаха Тахмасба он подарил ему область Кандагар, и с того времени до наших дней область Кандагар, с которой [в казну] ежегодно поступает сумма в 40 тысяч туманов, принадлежит кызылбашскому монарху.

Год 952 (1545-46)

В этом году государь Рума — миропокоритель султан Сулайман-хан спокойно занимался в Адрианополе и Стамбуле охотой и не встретил ни одного недостойного поступка, который вызвал бы недовольство в августейшем сердце.

Шах Тахмасб из-за эпидемии чумы в Тебризе изволил отбыть в Ирак. Он доехал до Хораеанской границы, до местечка под названием Али-Булаги, [затем] возвратился в Казвин и провел там зиму. До государева слуха дошло известие о восстании Алкас-мирзы, [которое произошло] из-за подстрекательства нескольких кызылбашских смутьянов и населения Ширвана.

Год 953 (1546-47)

В начале этого года в Манисе умер царевич Султан Мухаммад-хан б. султан Сулайман-хан. Его тело перевезли в Стамбул и возле его гробницы построили высокую мечеть. Амир ал-умара' Багдада покорил Басру, Джувазир и Васит, и они отошли к хранимым богом владениям султана. Высоким двором были назначены беглербег и эмиры оберегать те места.

Шах Тахмасб покинул зимние квартиры /198/ Казвина и выехал в Азербайджан. В летовье Уджан ради усмирения Алкас-мирзы он удостоил лобызания [монаршего] порога мать Алкас-мирзы, Ханбиги-ханум, и его сына, Султан Ахмад-мирзу, и перечеркнул их проступки каламом снисхождения. [Шax] направил в Ширван с его родительницей кызылбашских вельмож и эмиров: Саййид-бека Камуне, Бадр-хана устаджлу, хранителя печати Шах Кули-халифе зулкадра, Сундук-бека [193] курчи-баши афшара, Ма'сум-бека Суфи и Мирза Ибрахима кази-му'аскара (Войсковой судья), дабы они успокоили Алкас-мирзу и взяли с него клятву волю государя не преступать и с пути послушания и покорности не сходить.

Сам [государь] собственной персоной отправился на священную войну с неверными Грузии, а Алкас-мирзу послал через Ширванское ущелье против черкесов. Шах Тахмасб изволил пройти через округ Шургил и Паник и прибыл в Грузию. Большую часть той зимы он был занят покорением той страны и усмирением злодеев-кафиров. Оттуда он возвратился в Арранский Карабаг, 11 зу-л-хиджжа в Коюн Олуми переправился через реку Куру, вступил в Ширванскую область и оттуда выехал в Али-Чубан.

Год 955 (1548-49)

В этом году султан Сулайман-хан [поддался] уговорам Алкас-мирзы, который постоянно заявлял государю (Букв. «доводил до достойнейшего внимания»): «Стоит помыслу (Букв. «браздам помысла») победоносного султана обратиться к Ирану, и вся кызылбашская знать оставит моего брата Тахмасба и присоединится к августейшей армии государя». Поэтому султан Гази выехал из стольного города Константинополя в Азербайджан /199/ и (Букв. «пока») прибыл в стольный город Тебриз.

Султанское войско не встретил ни один кызылбаш. Даже мулазимы Алкас[-мирзы], что уехали было с ним из Ширвана в Рум, ему изменили и отправились к шаху. Поэтому победоносный султан находился в Тебризе [лишь] четыре дня и отдыхал. При этом [его] воины не смели и соломинки силой отобрать у кого-либо из раийятов и жителей города Тебриза и его окрестностей.

Базарный люд и население области, как обычно, открывали двери лавок и шла торговля, когда победоносное войско султана Гази возвратилось в Ван. Ту подобную Сатурну крепость окружили и разрушили ударами пушек, осадных орудий и баллист. Шах 'Али Хусайни, что находился в крепости, запросил пощады и сдал крепость наместникам султана. Ван, Востан, Арджиш и Адилджуваз перешли к столпам победоносной державы. Когда сиятельнейший помысел султана освободился от принятия мер по охране [и] защите крепости, (государь] отбыл к зимним квартирам Алеппо и через Банд-и Махи направился в сторону Арджиша и Хнуса. [194]

Шах Тахмасб находился в Пасине и Авнике. Осведомители ему донесли: «Султан Гази решил напасть на вас и идет на тебя войной. Он бежал, бежал в направлении Эрзинджана» (Смысл этой фразы переводчику остался неясным). Султану доложили: «Шах Тахмасб двинулся в путь и желает нанести урон мусульманскому войску». Султан решил не ехать  тем путем, /200/ прибыл из Арджиша в Муш, оттуда выехал в Бидлис и через [Бидлисское] ущелье — в Диарбекир и в Алеппо.

Шах Тахмасб прибыл вслед за ним в Бидлис и сжег Муш и Хойт. Кызылбашское войско дошло до Бидлисского Гёк-Мейдана и причинило большие разрушения. Оттуда (шах] пошел на. Ванскую крепость и [ее] осадил.

Победоносный султан послал Алкас-мирзу к Багдаду и Шахризуру опустошить область Ирака и приказал ему там зимовать. Весной этого года султан Гази прибыл из зимних квартир Алеппо в Диарбекир, желая сразиться с шахом Тахмасбом, [затем] выехал в летовье Алмаку и несколько дней [там] находился.

В это время шахским наместникам стало известно о прибытии Алкас-мирзы из Багдада в Ирак, об ограблении им в Хамадане лагеря его брата Бахрам-мирзы и Чираг-султана устаджлу, о захвате в плен их жен и детей, о выступлении [Алкас-мирзы] оттуда на Кум, Кашан и. Исфахан и что знать и население Иракского вилайета встретили Алкас-мирзу с покорностью. [Шах Тахмасб] послал е Бахрам-мирзой в Ирак несколько эмиров в качестве посланников, а сам оставил крепость Вана и выехал на зиму в Карабаг. От берега реки Куры он повернул назад и через Ардебиль и Халхал направился в Казвин.

До прибытия шахской армии [шах Тахмасб] послал эмиров и знать охранять лагерь и семьи кызылбашей, что рассеялись по [всему] Иракскому вилайету. Когда Алкас-мирза просиы-шал в Исфахане о выступлении шаха, он пошел на Хузистан,   захватил крепость /201/ Яздихваст 366 и учинил поголовное истребление. Оттуда [Алкас-мирза] выехал в Шуштер и Дизфуль, осадил крепость Шуштер, но, сколько ни старался ее взять, ничего не вышло.

Благодаря заботам сыновей эмира Шамсаддина Асадаллаха — эмира Зайнаддина Саййид Али и Ваджихаддина 'Абдалвахаба, что длд жителей той страны служат прибежищем и приютом, его усилия ни к чему не привели — на какое место и крепость румийцы ни нападали, [братья] бросались со [всей] самоотверженностью и отбивали удары того сборища. Потерпев [195] неудачу и разочарование, [Алкас-мирза] уехал в Дизфуль. Там он тоже ничеге не добился и через Баят направился в Багдад.

Год 956 (1549)

В начале этого года Сулайман Гази назначил великого везира Ахмад-пашу сардаром я послал из летовья Алмаку в Грузию против шаха Тахмасба. Хотя двух противников разделяло расстояние [всего] в одну стоянку, [Ахмад-паша] не рискнул сражаться и, завладев несколькими крепостями в вилайете Шушад, возвратился к Войску победоносного султана, [что] обошло [весь] мир. За те несколько дней султан Гази возвратился в обиталище достоинства и славы-[Стамбул].

Шах Тахмасб провел зиму в Казвине и оттуда выехал в летовье Харракан. Там ему доложили, что Алкас-мирза по причине некоторых недостойных поступков, пояснение-которых [было бы] долгим, утратил расположение султана и везир [того] времени Рустам-паша возымел к нему вражду и неприязнь. Поэтому Алкас прибыл в Шахризур и пожелал помириться с братом.

Шах Тахмасб, обрадованный этим известием, тут же направился в Курдистан и послал эмира. /202/ 'Абдал'азима, попечителя  усыпальницы Имам Ризы — [да будет] над ним молитва и восхваление! — Алкас-мирзу обласкать и ободрить. Мирза не мог решиться ответить шаху, как вдруг на него напало румское войско и его лагерь разграбило и разорило. Мирза со считанным [числом людей] двинулся в горные районы правителя: Арделана Сурхаб-бека.

Шах Тахмасб послал Сундук-бека курчи-баши с отрядом курчи и осадил крепость. Государю (Букв. «у подножия шахского трона») изъяснили истинное положение его дел, и шах Тахмасб направил эмира Ниматал-лаха ас-Сани увещать Алкас-мирзу. [Наматаллах] лаской и убеждением привел его с двадцатью мулазимами ко двору государя, а через два дня [Алкас-мирзу] взяли под стражу и отослали в крепость Кахкахе. Он пробыл в заточении до Конца жизни. Его сбросили с крепости, умертвив таким образом, чтобы не было нарушено слово, [данное государем].

15 рамазана этого же года умер в положенный природой срок младший брат шаха Тахмасба — Бахрам-мирза. После него остались три малолетних сына: Султан Хусайн-мирза, Ибрахим-мирза и Бади-азаман-мирза. [196]

В конце этого года появился некий Бурхан, из внуков ширванских султанов, и завладел большей частью вилайета Ширван. Шах Тахмасб передал управление Ширваном 'Абдаллах-хану устаджлу и послал против [Бурхана]. Когда [Абдалдах-хан] перешел через воды Куры, по странной случайности Бурхан умер от врожденной болезни, и жители Ширвана поставили [своим правителем] вместо него некоего Михраба. 'Абдаллах-хан пошел на Михраба, тот, будучи /203/ не в силах оказать сопротивление, бежал, и Ширванская область снова перешла во владение к кызылбашам.

Год 957 (1550)

В этом году султан Сулайман-хан основал в Стамбуле высокую мечеть и за восемь лет [ее] завершил. Называется она Сулайманийе. Вторая (по величине мечеть] — соборная мечеть Бани Умайя и третья — мечеть Айя-София.

В этом же году шах Тахмасб направился из Казвина на летние кочевья Султанийе, а оттуда выехал в Азербайджан. Войско и обозы он отослал в Ирак и зимовал в Арранском Карабаге.

Год 958 (1551)

В этом году Сулайман Гази назначил великого везира Ахмад-пашу сарадаром и с неисчислимым войском, янычарами, придворными и амир ал-умара' Румелии послал (Букв. «поручил»,) на завоевание крепости Темешвар 367. Та крепость была цитаделью, расположенной вблизи и по соседству с хранимыми [богом областями] мусульман, и находилась во владении у одного неверного, по имени Лусандже 368. Прочностью и неприступностью она соперничала с небесной крепостью и достигала вершин Сатурна. Ее правитель Лусандже постоянно беспокоил и обижал жителей мусульманских областей.

Ахмад-паша пошел на ту крепость без промедления и [ее] осадил. От рева войск, [подобных] кипящему морю, от грохота пушек и громогласных ружей, казалось, наступил день Страшного суда. После многочисленных схваток и сражений над головами язычников показалось облако бедствия и ураган судьбы. Крепость Темешвар, Солнок-хисар 369 и еще девять крепостей из относящихся и прилегающих к ней [районов] были покорены благородной десницей везира и вошли в хранимые [197] богом владения султана. [Ахмад-паша] назначил мир-и миран, санджак-беков и кази оберегать /204/ и защищать ту область и  возвратился в хранимую [богом] столицу.

В этом же году шах Тахмасб, неоднократно наблюдавший со [стороны] правителя Шеки Дарвиш Мухаммад-хана признаки неповиновения и мятежа, послал на него войско и силой и натиском покорил крепость Шеки. Дарвиш Мухаммад-хан бежал, переодетый в другое платье, и попал к Кусе Пир-Кули Хариде, мулазиму Чарандаб-султана шамлу. Тот его убил, не признав.

В этом же году [шах Тахмасб] сместил Шах Кули-султана устаджлу с управления священным Мешхедом. Ему было передано управление Чохур-Саадом, а управление Мешхедом пожаловали 'Али-султану зулкадру Тати-оглы. В конце этого же года к шаху через Хормоз приехал посланец короля Испании, а затем ко двору шаха Тахмасба прибыл некий Кули-Мухаммад-бахадур, из мулазимов правителя Хорезма Дин Мухаммад-хана узбека. На обратном пути по прибытии в Себзевар стало известно о смерти Дин Мухаммада. Ночью [Кули-Мухаммад-бахадур] оставил Кази 'Ата-аллаха, брата Кази Мухаммада Рази, которого послали его сопровождать, и бежал к Мерву.

В этом же году в кызылбашской армии началась чума. Шах Тахмасб распустил свое войско и зимовал в Карабаге Арранском.

Год 959 (1551-52)

В этом году султан Сулайман-хан воздвиг на благословенной скале в славном Иерусалиме высокий купол, обращенный в сторону киблы, и украсил его снаружи и внутри изразцами. В местечке Гёк-Мейдан, [близ] города Дамаска, которое [еще] известно /205/ под [названием] Каср-и Аблак, он основал высокую славную соборную мечеть и просторный благородный странноприимный дом и за короткое время завершил [строительство]. Утром и вечером для странников [там] было готово необходимое пропитание.

В месяце рамазане этого же года шах Тахмасб выступил с намерением завоевать Ванский вилайет. Он осадил крепость Ахлат. Поскольку крепость была построена на мягком грунте (Букв. «камне»), к ней подступили подкопщики и принялись рыть подземный ход. Осажденные запросили пощады, и просьба их была [198] удовлетворена. В тот же день они оставили крепость. Шах Тахмасб послал с ними человека и отправил с миром в Бидлис, а крепость разрушил.

Оттуда [шах] пошел на Арджиш и приказал осадить крепость. Кызылбаши заняли окрестности крепости и, повинуясь приказу, приступили к ее захвату. Поскольку осада затянулась на четыре месяца, наступила суровая зима и выпало много осадков. Среди снега и дождя, с палатками и шатрами, шах стоял упорно и непреклонно и с каждым днем все теснее сжимал [кольцо] осады.

Внутри крепости случайно оказались несколько [человек] из племен бохти: эмир Ибрахим Гургили и еще несколько [бохтинцев]. Румийская часть населения крепости согласилась сдать крепость, бохтинцы отказались и не согласились на это. Под конец румийцы тайно заявили о покорности [шаху] и с помощью веревок помогли части кызылбашей подняться на крепостную стену. Поражая стрелой и [из] ружья, они прогнали бохтинцев куда-то за крепость, а крепость сдали мулазимам шаха. Бохтинцев, что остались в живых, шах Тахмасб схватил  /206/ и [приказал] оскальпировать. Был убит мирлива Арджиша племянник Алкас»мирзы — Бади-аззаман б. 'Али-бек туркиман-джалилу.

Год 960 (1552-53)

В начале этого года султан Сулайман Гази выехал из стольного города Стамбула, желая покорить Иран. Когда в местечке Эрегли 370 разбили шатры и славные палатки, из Амасьи о большим войском прибыл для лобызания [султанского] ковра его старший сын царевич Султан Мустафа. Великий везир Рустам-паша, опасаясь его (Султан Мустафы.) могущества, при посредничестве правителя Хаккари Саййид Мухаммада сочинил поддельное послание от лица шаха Тахмасба и представил на августейшее рассмотрение султана. От содержания письма помутился у победоносного султана рассудок. В тот же день царевича схватили и задушили. Один из одаренных составил [такую] хронограмму этого события: макр-и Рустам («Хитрость Рустама».). Его тело перевезли в Брусу и похоронили. Зиму государь провел в Алеппо.

В этом же году под сень божественной милости был принят шихзаде Джихангир. Его тело перевезли в Стамбул, на возвышенном месте воале его могилы основали и построили соборную мечеть. В начале счастливой весны [султан] выехал из зимних [199] квартир Алеппо в Нахчеван, и под Нахчеваном были разбиты шатры победоносного войска. Шах Тахмасб, будучи не в силах оказать ему сопротивление, отбыл на летние кочевья Нахчевана. Поскольку подошла зима и в зерцале султанского разума воссияла возможность похода шаха Тахмасба на Рум и разрушения городов той страны, [Сулайман] возвратился из Нахчевана /207/ в Амасью.

Год 961 (1553-54)

В этом году победоносный, султан казнил великого везира Ахмад-пашу и на высокодостойную должность великого везира вознес Рустам-пашу, к которому [государь] был привязан ка к. зятю и которого было сместил во время нахчеванского рохода из-за гибели Султан Мустафы.

Щах Тахмасб приехал осенью в Тебриз, женил своего сына Исма'ил-мирзу на дочери Шах Ниматаллаха, [одного] из внуков эмира Ни'маталлаха Кухистани,— шаху она доводилась племянницей — и устроил великий пир.

Год 962 (1554-55)

В этом году правитель Хиндустана Мирза Хумайун свалился с крыши построенного им в Дели дворца (на закате солнца он, опираясь на трость, любовался вечерней зарей) и вручил душу творцу. Вместо отца на престол царствования счастливо восшествовал его старший сын в возрасте... Постепенно он завоевал и захватил большинство областей Хиндустана. Ко времени написания [этих строк] вот уже сорок пять лет тот правосудный совершенный государь владеет и управляет областями Хнндустана, слух о его справедливости и слава о его благодеяниях достигли отдаленнейшего из царств мира.

На немощный ум приходит включить в это жалкое сочинение описание событий дней правления того правосудного государя но, поскольку области Хинд[устана] не относятся к Ирану и Турану, пришлось воздержаться от многословия и [ограничиться] беглым упоминанием (Букв. «взглядом».). И Маулана Касим Кахи составил такого рода хронограмму смерти Мирза Хумайуна. /208/ Стихотворение:

Был Хумайун, государь царства, —
Никто не помнит ему подобного шахиншаха.

С крыши своего дворца упал он нежданно,
И с тем его славная жизнь пошла на ветер. [200]

Чтобы получить хронограмму того [события], Кахи начертал:
Хумайун-падшах aз бам уфтад («Хумайун-падшах упал с крыши». Хронограмма при прочтения дает 962 г. х.).

Год 963 (1555-56)

В этом году султан Сулайман-хан проводил [украшенное] счастливыми часами время в стольном городе Константинополе, [предаваясь] радости и отдохновению.

В этом же году шах Тахмасб пожаловал управление Гератом своему второму сыну, Исмаил-мирзе, направил его туда в сопровождении 'Али-султана такалу, а его опекуном назначил Мухаммад-хана Шарафаддин-оглы, с тем чтобы, препоручив Исма'ил-мирзу [Мухаммад-хану, 'Али-султан] доставил к государю Султан Мухаммад-мирзу. Согласно приказу 'Али-султан привез Султан Мухаммад-мирзу в летовье Дарйавак [близ] Казвина для служения шаху.

Когда 'Али-султан приехал, сопровождая Исма'ил-мирзу, в Герат, он сговорился с Татар-султаном и 'Али-беком, сыновьями Мухаммад-хана, и с некоторыми из сыновей эмиров [племени] текелу, например с Шарафаддин-беком, сыном Увайс-султана [и] племянником Хан Мухаммада. Они нанесли Мухаммад-хану Лале несколько оскорблений и обид и даже решили его убить.

Мухаммад-хан [по отъезде] 'Али-султана подробно изъяснил недостойные деяния того сборища у подножия шахского престола. Через несколько дней [после того], как 'Али-султан удостоился чести лобызать государев ковер, его схватили на лугах Соуджбулага, согласно заявлению Мухаммад-хана, в он умер в передней дивана, [сраженный] ударами сыновей Кил-бада Гурджи.

/209/ В этом же году шах Тахмасб отдал свою дочь Гаухарсул-тан-ханум в жены своему племяннику Султан Ибрахим-мирзе б. Бахрам-мирзе, пожаловал ему управление Мешхедом [и] Тусом и направил в Хорасан.

В конце этого же года по приказу шаха все эмиры, знать и курчи отказались от всевозможных смут и мятежей и [со всей] искренностью дали обет [верности]. Один из одаренных [так1 говорит относительно времени [принесения] обета. Стихотворение: [201]

Государь страны веры справедливый шах Тахмасб
Заставил воинство веры дать клятву и обет [верности].

Хронограммой принесения обета стали [слова]: тубам насухан («Раскаяние чистосердечно»).
[Обет] дан [именем] бога, не отвергай его.

Год 964 (1556-57)

В этом году и летом и зимой повелитель мира, герой апохи, второй Александр [Македонский своего] времени — султан Гази Сулайман-хан проводил славное время в хранимом [бегом] Адрианополе, занимаясь охотой.

В этом же году по причине недостойных деяний, совершенных Исма'ил-мирзой в городе Герате, шах Тахмасб сместил его с управления теми местами, снова препоручил управление Гератом Султан Мухаммад-мирзе и послал [его в Герат]. Султан Мухаммад-мирза поехал вместе с Сундук-беком курчи-баши афшаром доставить Исма'ил-мирзу к шаху. Когда государь прослышал, что курчи-баши и [Исма'ил]-мирза возвратились в Саве, он послал им навстречу Ма'сум-бека Сафави амир-и дивана. Исмаи'л-мирзу там заковали в цепи, отослали в крепость Кахкахе и заточили. Шах Тахмасб выехал на летние кочевья Саханда.

Кази /210/ Мухаммад б. Кази Мусафир, назначенный несколько лет [назад] для охраны и оберегания Азербайджана и города Тебриза, столь ревностно те места оберегал, что вызвал зависть у [себе] подобных и равных. В конце концов по причине злобы и зависти недоброжелателей он с Хайдар-беком Анисом, сыном Устада Шайхи тубчи, впал в немилость. [Их] схватили, при помощи бесконечных пыток и истязаний отобрали много зелота и обоих заточили в крепости Аламут. Там они скончались.

В конце этого же года умер правитель Герата Мухаммад-хан Шарафаддин-оглы.

Зиму шах провел в Казвине, а пост великого везира препоручили эмиру Такиаддину Мухаммаду б. эмиру Му'иззаддину Мухаммаду Исфахани.

Год 965 (1557-58)

В этом году, как и в прежние годы, султан Сулайман-хан провел славное время в стольном городе Стамбуле, [предаваясь] радости и отдохновению.

Шах Тахмасб поставил во главе армии Шах-Кули-халифе мухрдара и Бадр-хана устаджлу и с правителем Астарабада [202] Ибрахим-ханом зулкадром, правителем Кухгилуйе Рустам-ханом афшаром, с эмирами Ирака и 15 (Букв. «около пятнадцати») тысячами отважных конников послал на туркменские племена йаке, ахшамы карайлу и племя уклу, поскольку из года в год то сборище причиняло вилайету Астарабада и Хорасана большой ущерб. [Племена] обратились за помощью к брату Дин Мухаммада 'Али-султану узбеку, который вместо брата стал правителем Ургенча.

Шах Тахмасб вслед за эмирами выехал в летовья Харра-кана, чтобы, в случае если понадобится помощь и поддержка, выступить в Хорасан следом за эмирами. [А] случилось так. Когда /211/ эмиры и воины подъехали к Астарабаду, Абай туркиман, прослышав о них, бежал к берегу реки Атрак 371, Кызылбашские эмиры двинулись за ними вслед. В пустыне Атрак у  Шах-Кули-халифе началась резь в животе, и от недостатка воды и сильной жары он умер. Они не нашли никаких следов Абая туркимана и ограбили некоторые из туркменских улусов и ахшамов.

Неожиданно 'Али-султан узбек и около 3 тысяч конников из Ургенча за сорок дней пересекли пустыню по берегу реки Атрак и присоединились к туркменам. Обеим армиям оставалось около дня пути, чтобы встретиться. 'Али-султан, получив сведения о многочисленности кызылбашского войска, выбрал защищенное место на берегу реки, чтобы там остановиться. По [обеим] сторонам своего лагеря он вырыл ров, тыл повернул к реке, флангами укрепился на берегу рва и приготовился к битве и сражению.

На него напали исполненные спеси и самонадеянности кызылбашские эмиры и начали сражение. 'Али-султан тоже сел на коня и с проворными стрелками из лука приблизился к краю рва. Абая туркимана с тысячей конников он послал [зайти] в тыл кызылбашскому войску, а сам начал военные действия с противоположной стороны.

После мужественных усилий и борьбы кызылбашская армия была разбита. Бадр-хана устаджлу, что [возглавлял] передовые отряды того войска, схватили, правителя Астарабада Ибрахим-хана и правителя Кухгилуйе Рустам-хана афшара убили. Были захвачены в плен правитель Саве Йадгар Мухаммад-бек мусуллу, правитель Динавера Хассан-султан Файдж-оглы, 'Аббас 'Али-/212/султан б. Чарандаб шамлу и Шах-Кули-султан б. Качал Шахвирди устаджлу. Остальных воинов поглотило в водах Атрака море смерти. [203]

В летовьях Харракана эту страшную весть услышал государь. Он совершенно растерялся, назначил: на их место новых эмиров, возвратился в Казвин и там изволил зимовать.

Весной этого же года произошло большое наводнение, сильно разрушившее Казвин. Было разрушено 2—3 тысячи домов, и погибли люди. Имущества, провиант и утварь — без счета — остались под глиной и илом и пропали. Некоторое время спустя их вытаскивали из-под ила.

Год 966 (1558-59)

В этом году султан Сулайман Гази приказал переменить резиденции высокодостойных принцев: Султан Салим-хана отвезли в Амасью, а Султан Байазида — в Конью, на его место. Поскольку Султан Байазид был вспыльчивого нрава и от природы безрассуден, этот приказ он приписал замыслу и стараниям великого везира Рустам-паши: «Он женат на старшей сестре Султан Салим-хана и хочет, чтобы мой брат находился недалеко от столицы. Меня же, самого старшего из сыновей [султана], он отсылает в отдаленное место, дабы в случае смерти моего отца Султан Салим был поблизости и восшествовад на султанский престол». Однако не ведал он о содержаний такого [двустишия]. Стихотворение:

Все, что пожелало твое сердце, того не будет,
Все, что пожелал господь, сбудется.

Недостаток разума и див самомнения побудили его собрать под своим знаменем многочисленный отряд из подонков и черни и /213/ пойти на город Копью против своего брата. Мужественные  усилия он приложил, но ничего не добился и возвратился в Анкару.

Когда победоносный султан узнал об этом, он назначил в помощь Султан Салим-хану большое войско из придворных и янычар, амир-ал-умара' Анатолии, Карамана, Марата, Сиваса и Диарбекира. Султан Байазид прослышал про гнев и возмущение отца, про выступление знати и войска и двинулся к Эрзеруму. Хотя он раскаялся, послал ко двору отца человека и принес извинения, [его извинения] не были приняты. Отчаявшись снискать прощение Милостивого родителя, [Султан Байазид] поспешно в течение двух-трех дней выехал в Эрзерум. Здешний амир ал-умара' Айаз-паша принял его с почтением и сказал: «[Тебе] следует побыть несколько дней здесь, дабы [мы] изъяснили истинное положение твоих дел у подножия [204] султанского трона — прибежища счастья и испросили твоему проступку прощение». Он утешил его благоразумными речами и мудрыми доводами, а не последовал этому бейту. Стихотворение:

Каждого просителя, какого увидишь,
Лучше не принимать, ибо (тогда] увидишь [его] снова.

В это время на [Султан Байазида] напал Султан Салим-хан с неисчислимыми войсками. Султан Байазид, будучи не в силах оставаться, поспешил к кызылбашской границе, послал человека к правителю Чохур-Саада Шах Кули-султану устаджлу и заявил о чистоте [своих] намерений. Когда эти известия достигли в Казвине славного и достойного слуха государя, тот послал [ему] навстречу Хасан-бека йузбаши устаджлу. Он с почетом и уважением доставил [Султан Байазида] в Казвин к государю.

Год /214/ 967 (1559-60)

В понедельник 13 раби' ал-ахира этого года Султан Байазид-хан при полном блеске и великолепии направился в [сопровождении] около 12 тысяч конников в Казвин. Его встретили большинство кызылбашских эмиров и вельмож и поместили в старинной шахской резиденции. Через три дня в Казвине на новой площади, построенной государем, приготовили место для празднества и устроили великий пир. Обязанности гостеприимства исполнили с почтением и уважением, а на почетные одеяния и подарки ему, его сыновьям и его вельможам пожаловали и даровали около 10 тысяч туманов. Большинстве эмиров и столпов державы [Султан Байазида] были отосланы к правителям и эмирам, [охранявшим] границы богом хранимых шахских владений, дабы они там провели зиму и, принятые со вниманием, в начале весны отовсюду собрались под знаменем Султан Байазида.

[Эмиры Султан Байазида] обдумали свои дела и возымели в отношении шаха Тахмасба неуверенность и страх. Они ясно видели, что шах Тахмасб Султан Байазиду не окажет такого покровительства, на какое тот рассчитывает, ив конце концов поступит [с ним] соответственно пожеланию повелителя (Т. е. султана Сулаймана). Дилу Кадуз, Синан Чалаби дафтардар, Амир ахур-баши, Лале-паша, Фаррух-бек, 'Иса чашнагир-баши, сановники и вельможи [205] [Султан Байазида], посовещались друг с другом и решили при удобном случае устроить на шаха Тахмасба покушение и уехать в сторону Багдада или Ширвана и Грузии.

Несколько приставленных к Султан Байазиду [лиц]: араб Мухаммад, черкес Махмуд, Мустафа Чалаби нишанджи и Кара Угурлу — доложили через Хасан-/215/бека йузбаши про   их хитрость и коварство у шахского престола. Когда Султан Байазид узнал, что сговор того сборища раскрыт, он немедленно вызвал араба Мухаммада и соучастников и всех четырех убил.

Назавтра, когда это дошло до славного шахского слуха, на зерцале государева [разума] показалась пыль досады, и [шах Тахмасб] почувствовал себя оскорбленным. Простонародье и другие подонки и чернь Казвина напали на жилища Султан Байазида, принялись бросать камни и браниться. Узнав об этом, столпы шахской державы послали человека разогнать сборище и усмирить простонародье.

На следующий день решили согласно обычаю привести Султан Байазида в диван-хане, устроить пир и угощение, загладить грубость простонародья и его успокоить. [Султан Байазида] со славными сыновьями и именитыми вельможами ввели с почестями в диван-хане и тут же лишили свободы. Сам государь собственной персоной поднялся на возвышение [в] диван-хане и приказал кызылбашам схватить и заковать [в цепи] его сыновей, эмиров, вельмож и мулазимов. В мгновение ока с улиц и кварталов [Казвина] было доставлено в диван около 10 тысяч человек со связанными руками и шеей, в оковах и под охраной. Из них 5 тысяч человек из аширатов и племен, [а] с (ними] Пир Хусайн-бек Тургуд-оглы, Ахмад-бек зулкадр шахинджи-баши, 'Абдалгани чауш Сиваси, Дилу Сайфаддин Карамани и 'Али-ака секбан-баши 372 были освобождены и /216/ назначены на службу шаху, великим шахским сыновьям и   благородным эмирам. Остальные войска: гуламы, сыновья гуламов, янычары и другие подразделения — были перебиты, а их имущества конфискованы в пользу благородной государевой казны. Никто не спасся из той пучины, за исключением нескольких человек.

В этом же году правитель Загама, сын Лаванда Гурджи, по имени 'Иса 373, удостоился [принятия] ислама и возвысился до истинной веры. Шахский диван препоручил ему управление вилайетом Шеки, и был он поименован 'Иса-ханом.

В этом году один за другим умерли. Хасан-бек йузбаши и Хусайн-бек устаджлу, туркиманский курчи, которые служили оплотом могущества той высокой династии. Поскольку Хусайн-бек [206] притеснял людей и был: насильником по природе, остряки [того] времени составили [такую] хронограмму его смерти: фир'аун-и сани («Второй фараон»).

Год 968 (1560-61)

В этом году в Казвин с многочисленными дарами и приношениями приехали за Султан Байазидом в качестве посланников победоносного султана амир ал-умара' Мараша 'Али-паша, известный под [именем] Кайлун, с Хасан-ака капуджи-баши и около трехсот человек — [знатных] ага и слуг. Его встретили эмиры и столпы кызылбашской державы и с почетом и уважением доставили в город. Удостоившись счастья лобызать [шахский] порог и выполнив миссию посланцев [султана], они подарили (Букв. «провели») [шаху] несколько девяток 374 коней с попонами из парчи, бархата и разноцветного дамасского шелка, у некоторых седло и уздечка (были украшены] драгоценными камнями. [К этому] прибавили пояс с мечом, расшитую золотом фараджу с пуговицами из бадахшанского рубина, из которых каждая весила больше мискаля, и другие румские и европейские диковинки и [редкостные] ткани. Они снискали монаршие милости и  /217/ беспредельную благосклонность государя.

По соблюдении обычаев празднества и церемоний гостеприимства [шах Тахмасб поручил] Джафар-беку кангурлу-устаджлу сопровождать посланцев и пожаловал разрешение на отъезд. Когда посланцы пришли прощаться с государем, шах Тахмасб, отпуская их, изволил сказать: «За эти услуги, ибо Султан Байазид и (его] сыновья были схвачены единственно ради удовлетворения и благосклонности властелина (Т. е. султана), я [тоже] жду внимания и благодеяний». С помощью таких предисловий (шах] испросил для своего сына, по имени Султан Хайдар-мирза, обитель мира — Багдад — в управление.

В этом же году в [положенный] природой срок умер великий везир Рустам-паша. Среди имущества, оставшегося после его смерти, было 30 тысяч собольих шкурок, по чему можно представить число других богатств (Букв. «товаров»), денег и драгоценных камней. Должность везира препоручили Мухаммад-паше Буснави. [207]

Год 969 (1561-62)

В этом году шах Тахмасб выехал из Казвина в Тарум, желая прогуляться и поохотиться. Несколько дней он находился, в окрестностях Харзавила, где соединяются реки Сафид-руд и Шах-руд, занимался рыбной ловлей и возвратился [затем] в Казвин.

Его старшая сестра Махин-бану, которая была известна под [именем] Султанум, ответствовала судьбе: «Слушаюсь» (Т.е. умерла). Без всякого преувеличения и подобия лести (Букв. «старания хвастовства») (можно утверждать, что] она превзошла знатных женщин [своего] времени всевозможными добродетелями и благочестивыми деяниями. Зодчий ее великодушия воздвиг тридцать угодных богу сооружений — ханекахов, странноприимных домов и мостов. Облагодетельствованные благодеяниями от ее щедрот, радовались и благоденствовали все сословия народов, из мужчин и женщин. С малолетнего возраста она отказалась от замужества, жила с братом и /218/ весьма преуспела в укреплении основ шахской власти и устоев царствования. Она отбыла из теснин обители тщеславия в мир радости. Шах Тахмасб проводил покойницу до пресветлого мазара — гробницы Хусайна, а оттуда [ее] перевезли к могиле Имам Ризы — [да будет] над ним молитва и приветствие [господне]!

Умерли еще несколько знатных кызылбашей: Сундук курчи-баши, которому было более ста лет, Йадгар Мухаммад туркиман-тархан, эмир Фазлаллах кази-му'аскар, Кази'Имад, смотритель [богоугодных] домов, Мирза Кафи Урдубади, из которых каждый в [своей] области не имел себе в [ту] эпоху равных.

В конце этого же года в Казвин с Вали-беком устаджлу йаса-ул-баши, который выехал было в Рум в качестве посланника, прибыли за Султан Байазидом и его сыновьями амир ал-умара' Вана Хусрав-паша, Синан-бек чашнагир-баши и 'Али-ага чауш-баши и в Баг-и Саадатабад удостоились служения шаху. [Им] было приказано вручить (Букв. «они представили») [шаху] около 400 тысяч флоринов червонного [золота] от владыки (Султана Сулаймана) и 100 тысяч флоринов от полновластного царевича Султан Салим-хана, что вкупе составит 30 тысяч туманов, какими пользуются в Ираке, несколько подношений и румских и европейских драгоценностей, [а также] сорок арабских коней с седлом и панцирем из золота, драгоценных камней и парчи. Для шахских сыновей и дочерей от (Букв. «от языка») великих [208] шахзаде привезли в дар инкрустированные драгоценными камнями украшения (Букв. «предметы»), оценить которые не могли проницательные ценители. Деньги по приказу Сулаймана хранились в Эрзеруме, дабы, как только Султан Байазида с сыновьями передадут слугам государя, деньги /219/ вручили доверенным шаха.

Достойною рукою (Букв. «почерком») победоносного султана и шахзаде Султан Салим-хана [было написано] послание, состоявшее из заверений и обещаний, скрепленных анафемой (В адрес нарушителей): «Если Байазида с сыновьями передадут нашим представителям, никогда мы и счастливые дети наши не будем враждовать с родом Сефевидских государей и не причиним вреда их стране. (Пусть] устои мира и благоразумия будут неизменно прочными, да не будет проявлена вами и детьми вашими несправедливость и несогласие, что несовместимы с дружбой и единством, да не допустим [этого] мы и паши дети также!»

Когда шах Тахмасб удостоился познакомиться с посланием и постиг его исполненное красноречия содержание, он передал Султан Байазида с сыновьями Хусрав-паше и его сообщникам. Оли тайно убили Султан Байазида и сыновей на конном ристалище в Казвине. Из происшествий и убийств [того] времени [упомянем, что] на том же самом месте, где был убит Султан Байазид с сыновьями, вскоре шах Исма'ил [II] казнил сыновей шаха Тахмасба.

Их (Султан Байазида и сыновей) тела положили в гроб и на телеге отвезли в Ван. Оттуда их хотели перевезти в Стамбул и похоронить там, как вдруг вышел приказ победоносного султана хоронить их в Сивасе и в Стамбул не привозить. Согласно приказу их похоронили возле Сиваса, к западу от города, возле дороги.

(пер. Е. И. Васильевой)
Текст воспроизведен по изданию: Шараф-хан Бидлиси. Шараф-наме. Т. 2. М. Наука. 1976

© текст -Васильева Е. И. 1976
© сетевая версия - Тhietmar. 2003
© OCR - Грачев. А. 2003
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1976
опубликовано
Добавить новыйПоискRSS
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joomlao.com

Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved.

 
< Пред.   След. >

Авторизация

Вход / Регистрация

Кто на сайте?

Сейчас на сайте:
Гостей - 1
и пользователей - 1
  • roma.bedredinovEa

Последние комментарии

Другие Статьи

                                               

Всего пользователей

112647 зарегистрированных
16 сегодня
278 на этой неделе
844 в этом месяце
новенький: Josephkig