Опубликовано: 17.01.2011 Автор: Admin Комментарии: 0

Вадим Макаренко, историк

 

     Трудно себе представить, что, если бы евреи жили компакто и были бы автохтонами на территории, которую все окружающие народы так или иначе признавали бы исторически принадлежащей им, и чтобы они при этом сотни лет не имели бы своего самостоятельного государства. А курды находятся именно в таком положении. Стоит задуматься, в чем причина этого. Тем более, что  то тут, то там народы, казалось бы имеющие, скажем, не больше прав на это, чем курды, обретают независимость.

     Особенно важно сделать это сейчас, когда курды Ирака уже почти двадцать лет живут практически самостоятельно, а в последние годы, безусловно, приобрели политический вес, которого у них давно не было. У курдов сегодня есть все: территория, признаваемая курдской, это – районы проживания курдов в Турции, Ираке,  Иране, которые везде называются Курдистаном, не важно что иракским, турецким или иранским, а важно то, что именно Курдистаном; курды имеют региональную государственность, хотя и в форме автономии на территории Иракского Курдистана, но которая обладает всеми государственными атрибутами – власть, право сбора налогов, армия, частичное международное признание, и которая доказала, что курды способны быть самостоятельным, состоявшимся  государством; есть многочисленное население, настроенное на обретение национальной независимости, фактически на всех исторических территориях курдов.

     Но чего-то, видимо, все же не хватает, поскольку курды по-прежнему остаются разделенным этносом, и даже в Ираке их самостотятельность и с трудом приобретенный суверенитет  постоянно находятся под угрозой. 

 

Чего же не хватает?

 

     У курдов нет одного, но, видимо, весьма важного качества: у них нет государствообразующего мифа, общей истории, которая бы не только связывала воедино все курдское население и обосновывало идею воссоздание исторического курдского государства, а также претензии этноса на независимость, но и была бы в той или иной мере признана в мире, от которого, в конце концов, зависит независимость и суверенность Курдистана.

     Евреи ведут отсчет своей истории Фары и Авраама, итальянцы – с Ромула и Рема, русские – с Рюрика, а от кого идет отсчет курдской истории? Можно сказать, что эти точки отсчета истории других народов условны, мифологичны, но они есть, и они способствовали кристаллизации этих этносов в устойчивые этнополитические общности. К сожалению, такой точки отсчета сегодня нет в головах у курдов.

     Как представляется сегодня история курдов? Никто не оспаривает, что курды автохтоны, т.е. коренные жители Армянского и Иранского нагорий. Так, Владимир Минорский (1877-1966) писал: «Как бы то ни было, за несколько веков до Р. X. интересующий нас народ сидел в горах Курдистана. Мы знаем, что по крайней мере по языку курды не только арийцы, но относятся и к вполне определенной иранской группе. Следовательно, родина их (или их языка) — с большой вероятностью на Востоке» (В.Ф. Минорский. История курдов). Но он же рисует историю курдов, как историю практически непрерывного подчинения их какой-то внешней силе: «Как многообразны были судьбы этих мест, покажет следующий сухой конспект, заимствованный мною у Шармуа: юго-восточная часть центрального Курдистана подчинялась последовательно армянской династии Хайкан, зависевшей от ахеменидов; Александру Великому; армянским аршакидам; Александру, сыну Марка Антония и Клеопатры, аршакидам-вассалам то парфян, то Рима; сасанидам Ардеширу и Шапуру; римским императорам от Галерия до Иовиана; вновь сасанидам; византийскому императору Феодосию; армянским аршакидам, зависевшим от сасанидов; опять византийцам; наконец, первым арабским завоевателям; армянским князьям Арцруни, бывшим арабскими вассалами, и первой самостоятельной курдской династии Мерванидов, процарствовавшей с 990 до 1096 г. Вслед за тем пошел опять целый ряд восточных завоевателей: в XI в. явились сельджуки, потом курдам пришлось бороться против монголов: сперва в XIII в. против Хулагу-Хана, а потом около 1400 г. против Тамерлана, которому один раз пришлось в Курдистане (под Амадией) очень плохо. Наконец, в XVI в., явились с запада новые завоеватели — османские турки, и с 1514 г. судьбы Курдистана были связаны с Турцией. Покоритель Курдистана Султан Селим поручил его устройство своему приближенному, историку Хаким-Идрису, родом битлисскому курду» (там же).

     Итак, считается, что на более чем две тысячи лет истории чуть больше ста лет приходится на независимое существование курдов под власть своей курдской династии. Этот обзор далек от полноты и его можно оспорить, но дело в том, что именно таково сейчас общее представление о курдской истории, хотя, конечно, непонятно, как в этом случае курдский этнос смог выжить, сохранить свою идентичность. История разорвала этническое поле курдов на части (См. Карту распространения языков), но они смогли сохранить за собой огромный и при этом компактный, т.е. практически целостный массив территории, где кудский язык является безусловно доминирующим. Более того, кудские хроники сообщают, что на этих территориях курды практически до XIX века жили своим строем под властью своих правителей, правда, лишившихся мирового блеска, каким обладали раньше обладали властители держав существовавших в этом районе. В «Шараф-наме» об этом говорится следующим образом: «Величайшие султаны и высокие потентаты никогда не посягали на их страну и земли, ограничиваясь получением подарков и довольствуясь видеть их преданность и послушание, насколько это нужно, чтобы пользоваться ими в качестве вспомогательных войск».

      Но так не бывает в истории, чтобы этнос более двух тысяч лет сохранял сообственную идентичность под властью других народов. И действительно, когда курды утратили свою независимость, и их земли оказались поделенными между Османской и Персидской империями, наступил период, когда само существование курдского этноса оказалось под вопросом. Это говорит о том, что дело не в самой курдской истории, не в отсутствии этой истории, а в том, что нынешняя история Ближнего Востока написана таким образом, что она лишила курдов государственной истории.

      Возможно, что сегодня действует сила инерции исторического знания, но ясно то, что, когда нынешняя версия истории Ближнего Востока еще только составлялась, она была написана с враждебной курдам точки зрения преднамеренно, чтобы уничтожить дух курдской государственности в этом районе, чтобы не допустить возрождения курдской государственности, поэтому историю курдов свели к истории языка и особенностям культуры, а не к фиксации и изучению государственных форм их исторического существования.

 

Неотложная задача – восстановить историю курдов

 

     Сегодня будет непросто восстановить курдскую историю, но это крайне необходимо для становления курдской государственности. Историкам придется по шагу прорываться вглубь веков, восстанавливая целые пласты истории, которые напрочь удалены из книги курдской и не только курдской истории, поэтому, обращаясь к поиску исторических корней, необходимо понимать, что нынешнее представление о курдском этносе является слишком узким, поскольку оно – результат деградации знаний о собственной истории, результат длительного уничтожения исторической памяти. Этническая составляющая курдов не передается одним только именем – курд. И это ложный путь пытаться свести курдов к одному из многочисленных племен, живших где-то на стыке нынешних Ирана и Турции. Предки курдов, образовавшие многочисленные субэтносы, в истории известны под разными именами, поскольку они были одним из основных двух-трех этнических первокомпонентов, из которых сформировалось нынешнее население не только Ближнего Востока, но и многих частей Евразии, но все они начинали свой исторический путь – направляясь на юг (как шумеры; скифы, доходившие до Египта), на восток, на север (как скифы) или на запад (как готы, гуны, вандалы) – из района Большого Курдистана. Курдская история тесно связана с скифской историей, историей мидийцев, готов, гуннов, парфян, вандалов,  татаро-монголов, многочисленых этносов, за которыми скрыта значительная часть курдской истории, но многие из этих этносов современная историческая наука даже не связывает с Ближневосточным регионом, где археологических артефактов на развалинах забытых царств нашли много больше, чем народов, к которым нынешние историки пытаются привязать эти находки. Большая часть этих заброшенных и забытых царств была создана предками курдов, даже если они называли себя другими именами (число курдских племенных имен почти бесконечно).

     С предками нынешних курдов связаны и страницы древней и средневековой русской истории, поскольку есть глубинные связи между нашими этносами, в языках которых так много общего (огромное количество общих корней), что это не может быть простой случайностью. На определенных этапах истории понятиями курд, езид, славянин и русский обозначались наши общие предки или те, кто ранее имел общих предков.

 

Последние независимые государства курдов

 

     Одна из самых близких к нам загадок – это природа двух последних независимых государств, которые были на территории Большого Курдистана. Это были Ак-Коюнлу и Кара-Коюнлу. Это ниточка клубка, за которую стоит потянуть. Она раскроет и курдско-русские связи. Территория этих государств почти полностью покрывает нынешнюю территорию расселения курдов – от Каспия на востоке до Черного моря на западе и Басры – на юге.

     Не стоит сразу отталкивать историю этих государств из-за того, что их называли «туркменскими». Здесь есть несколько причин. Одна это то, что курды до сих пор компактно проживают в Северном Иране (Хоросан), и то, что большая часть современного Туркменистана, а именно часть, когда-то заселенная курдами, была отделена от Персии только в конце XIX века. Кроме того, важно понять смысл этнонима, который сейчас используется для обозначения этноса, – курды. Слово «курд» означает «огнепоклонник», и в этом плане оно несет тот же смысл, что и этнонимы «таджик», «талыш»… и даже «эллин», «монгол», «турок или туркмен» ( оба последних от «торч/torch» = огонь, факел). 

     У курдов непростая конфессиональная история: здесь пересекались, сосуществовали и сталкивались в непримиримой вражде разные течения. История курдов – это, к сожалению, история междоусобиц, братоубийственой вражды. Вот и два последних независимых государства на территории Большого Курдистана враждовали друг с другом и настолько себя в этой междоусобице обессилии, что вскоре после падения Кара Коюнлу (со столицей в Тебризе) его  победитель Ак Коюнлу (со столицей в Диар Бакыре), а не уступавший по силе туркам-османам (мнение А. Мюлера), также сходит с исторической сцены. И территория этих держав оказывается разделенной между будущим сефевидским Ираном и османской Турцией, города курдского региона разграбляются, а их несметные сокровища вывозятся в столицы торжествующих соперников.

     Писать историю Курдистана – тяжелая, горькая работа, поскольку означает не только говорить о славе и победах, но вскрывать и обнажать упущения предков, которые не сохранили свою государственность. К счастью, история дала курдам новый шанс, которого лишены многие народы, чью историю уже некому восстанавливать,  – они на пороге воссоздания своей полноценной государствености, и любые, даже горькие уроки, извлеченные из прошлого, будут живительны и полезны, а главное они крайне необходимы для курдского возрождения.

 

http://kurdistan.ru/index.php?m=read&a=9335

 

Admin
Author: Admin

Оставить комментарий