Опубликовано: 12.08.2009 Автор: Admin Комментарии: 0
К.И. Мирзоев, академик Международной Академии наук высшей школы,
доктор филологических наук, профессор
 
 
     Основы русского курдоведения были заложены в XIX в. Отдельные русские восто¬коведы и этнографы еще тогда проявляли глубокий интерес к жизни курдов, к их обычаям и традициям, истории и быту. Например, труд П.И. Лерха "Исследования об иранских курдах и их предках" является наиболее значительным в русском курдоведении.

     В первой половине XIX в. в русской литературе появился целый ряд публикаций, в частности, в газете "Кавказ", в "Известиях Кавказского отдела Русского Географического общества", "Записках русского Географического общества", "Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа", "Библиотеке для чтения" и др. о проблемах истории и культуры курдов.
     Известный русский путешественник и ученый-востоковед прошлого века В. Диттель писал: "…Я никак не ожидал, чтобы языки племени курдов, так мало исследованные ориенталистами, могли иметь, кроме устной литературы, столь обширную письменность… У курдов есть своя литература. … В ней находим мы множество имен, прославившихся в поэзии и истории".
     Российский консул в Эрзруме А. Жаба собрал большие количество рукописей по курдской литературе (он сделал пересказ поэмы "Мам и Зин" А. Хани (1651 —1706) на французский язык). В настоящее время рукописный материал, собранный А. Жабой, частично хранится в Ленинградском отделении Института востоковедения Российской Академии наук.
  В.Ф Минорский Большой интерес проявлял к истории курдов В.Ф Минорский. Видного востоковеда особенно интересовали проблемы истории курдской литературы, этногенез курдов. В.Ф. Минорский длительное время занимался собиранием образцов классической курдской литературы, переводами и изданиями их на русском языке. В 1911 г. он перевел образцы поэзии Али-Илахи и книгу «Люди Истины» и вел поиски данных об истории возникновения этой секты курдов. Значительная работа В.Ф. Минорского по курдоведению – книга "Курды. Заметки и впечатления" — была опубликована в 1915 г.
     Глубокий интерес к истории и культуре курдского народа проявил Н.Я. Марр. который не раз бывал в местах заселения курдов в Курдистане (в том числе в Закавказье). Он собрал обширный фоль¬клорный материал, познакомился с жизнью и бытом курдов. Помимо ряда заметок и статей ученый написал специальное исследование "Еще о слове "челеби". В этом историкоэтнографическом труде обстоятельно рассматриваются этническое происхождение курдов, их связи с народами Ближнего Востока, это – важный исто¬рический материал.
    В.А. Гордлевский Известный тюрколог, академик В.А. Гордлевский, написал целый ряд интересных статей по истории курдского народа. Его статьи "Из истории курдов" и "Курды и война" богаты фактическим материалом и не потеряли своего научного значения и поныне.
     В истории русского курдоведения следует отметить научную деятельность И.А. Орбели. Ученик Н.Я. Марра, Орбели по окончании Петербургского университета был командирован Российской Академией наук в Турцию, где он изучил курдский язык. После Турции И.А. Орбели работает над курдским фольклором и одновременно по поручению Российской Академии наук разрабатывает французско-курдский словарь, а также составляет русско-курдский словарь, в основу которого был положен диалект Мокс.
     Для русского курдоведения XIX в. характерны широта и многогранность научных интересов. История курдскою народа, это этническое происхождение и особенности языка, фольклор и художественное творчество – все входило в орбиту изучения новой отрасли востоковедения.
  Академика И.А. Орбели (1887 — 1961) можно назвать И.А. Орбели основоположником современного курдоведения. Добившийся успехов в изучении курдского языка и литературы, он заботился о публи¬кации материалов но курдскому языку и фольклору. И.А. Орбели писал о классической поэме "Мам и Зин" Ахмеда Хани (XVII в.) и курдской версии "Юсуфа и Зелихи". Он высоко оценил творчество Ахмеда Хани: "Когда думаешь о народности поэта, о слиянии поэта с взрастившим его народом, невольно напрашивается сравнение трех великих поэтов Востока: иранца Фердоуси… грузиинa Руставели… и курда Ахмеда Хани, всеми, кроме курдов, забытого, вернее, всем, кроме курдов, неизвестного, но в среде своего народа… бесспорно, добывшего право на определение народный". Немалые заслуги принадлежат И.А. Орбели и в развитии курдской культуры Новый курдский алфавит тоже его инициатива. В 1928 г. он организовал отправку из Еревана в Ленинградский институт восточных языков для обучения группу курдской молодежи. И.А. Орбели создатель научного центра курдоведения. По его инициативе при ленинградском отделении Института востоковедения АН СССР в 1959 г. начал работать специальный кабинет курдоведения, членами его явились курдоведы, в основном подготовленные И.А. Орбели. Кабинет стал первым в мире центром курдоведения. Видный представитель курдской литературы и литературоведения Канат Курдоев, имеющие большие заслуги в курдоведении Маргарита Руденко, Исаак Цукерман н другие известные курдоведы были воспитанниками ленинградского курдского кабинета.
     И.А. Орбели был непримирим к тем, кто отрицал существование народа, имеющего древнюю историю и традиции, он разоблачал фальсификаторов на основе научных данных. Ученый напо¬минал, что курды, как и целый ряд других народов, внесли в общекавказскую и в частности, общевосточную культуру свой вклад. Курды жили совместно с народами Кавказа, Ближнего и Среднего Востока, подвергались и ассимиляции. Народ этот утерял много своих сыновей, которые под иранскими, турецкими, арабскими, армянскими именами стали известными поэтами, певцами, военачальниками, обогатив историю других наций. Задача современной науки — восстановить истинную историю курдского народа.
     Одной из ценных и интересных работ И.А. Орбели является статья "Восток и Запад в XII—XIII веках", где впервые затронуты проблемы курдо-русских, курдо-европейских литературно-культурных связей.
     В 1961 г. Этнографический институт им. Н.Н. Миклухо-Маклая АН СССР издал отдельной книгой работу О.Л. Вильчевского "Курды. Введение в этническую историю курдского народа". Работа ценна серьезной разработкой как этнографического материала об этногенезе курдов, живущих в Северной Месопотамии, так и этнического происхождения курдского народа.
     Следует выделить историческое и этнографическое исследование В.П. Никитина "Курды", вышедшее вначале на французском языке, а потом. 1964 г. изданное на русском языке. Дипломат и этнограф В.П. Никитин длительное время жил среди курдов, непосредственно наблюдал за их жизнью, прекрасно изучил курдский язык. Социальное развитие курдов, живущих в Советском Союзе изучалось глубоко и полно. Среди поколений ученых курдоведов, ведущих интенсивные исследования, Татьяна Федоровна Аристова. Книга "Курды Закавказья", вышедшая в 1966 г. является своеобразным итогом ее плодотворных изысканий в этой области. Автор успешно обобщает материал и создает общую картину жизни закавказских курдов, живущих в Абаране, Аштараке, Басаркечаре (ныне Варденис), Дилижане, Эчмиадзине,. Ереване, в районах Азербайджана — Зангилане, Кельбеджере, Кубатлы, Лачине: в Грузии – в основном в Тбилиси.
     В 60-е гг. появляются обобщающие работы по курдской литературе. Можно указать на обстоятельную научную статью Л. И. Климовича "Курды и курдская литература", которая сначала появилась в журнале "Дружба народов", а потом вошла в книгу автора "Наследие и современность".
  Будучи в 60-е гг. в Иракском Курдистане, Л.И. Климович интересовался их жизнью и бытом, культурой, о чем и сообщает в своей статье. Он пишет о своем знакомстве с литературным памятником древних курдов о городе Сулеймания – это "Плач о разорении арабами Курдистана", Приводится пример из этого произведения, написанного на пергаменте арамейскими письменами VII в. на курдском языке:
 
Храмы разрушены, огни погашены. 
Великие из великих спрятались.
Угнетатели арабы разрушили
Крестьянские деревни до Шахрезура.
Женщины и девушки попали в плен.
Храбрые мужи лежат в крови.

     Одной из прекрасных черт курдской литературы Л. И. Климович считает связь ее с народной борьбой, художественное изображение этой борьбы. "Очень ярко это отражено в народно-поэтическом творчестве и письменной литературе курдов. Знакомясь с произведением курдского художественного слова, невольно вспоминаешь Герцена, писавшего: "У народа, лишенного общественной свободы, литература — единственная трибуна, с высоты которой он заставляет услышать крик своего возмущения и своей совести".
     Характерно, что автор обстоятельно останавливается на анализе курдского эпоса "Дым-дым", "Маме и Айше", "Зембильфрош", а также на поэмах "Хадже и Сиабанд", "Хаме Мусе", объясняет особенности художественного мышления народа, обусловленное своеобразием его жизни, духовным миром, характером.
     Основная часть очерка Л. Климовича посвящена классической курдской литературе. Он обстоятельно анализирует творчество Ахмеде Хани (XVII в.) и его значительную поэму "Мам и Зин", арабо-курдский словарь "Нубар", написанный стихами. Л, Климович считает, что поэма "Мам и Зин", принесшая славу Ахмеду Хани, явилась началом курдской литературы.
     "Славя мужество, великодушие, доблесть, храбрость и неустрашимость курдов — пишет ученый, — Ахмеде Хани вместе с тем осуждает их за возникающие среди племен междоусобицы, за то, что "постоянно они во вражде и распрях". Призыв курдских племен к единству – одна из подлинно народных черт поэмы. И сейчас призыв поэта остается жизненным".
     С именем Ахмеде Хани связан взлет курдской национальной литературы, в ней усиливается реалистическое начало. Этот процесс Л. Климович прослеживает в продолжателях поэтической школы А. Хани, в творечестве Ахмед бека Хамдини (1878— 1936), Абдуллы Горана (1904—1962), Абдул Рахман Хажара( 1920—1993), Гадрижана и других прогрессивных курдских поэтов, в прозе Ахмеда Холедана, в творчестве Маруф Барзынчи. Л. Климович пишет, что "у Хажара и других прогрессивных поэтов современного Курдис¬тана все четче и четче становится сознание того, что курды в своей борьбе не одиноки, что их борьба — часть освободительного движения всех угнетенных народов мира, на стороне которых все прогрессивное человечество. "Кто сказал. – спрашивает Хажар, – что курд одинок"? Все свободолюбивые люди мира – доброжелатели страны Курдистан и сочувствуют курдам".
     Свой очерк Л. Климович завершает следующим образом: "Даже краткий обзор прогрессивной курдской прозы и поэзии показывает, что эта литература является подлинной общественной трибу¬ной борющегося народа, искусственно лишенного государствен¬ности, но героически отстаивающего свое право на родную землю, на достойную человека жизнь. Курдская литература поднимает вопросы, имеющие жизненное значение дня народа, будит лучшие чувства, призывает к миру и дружбе между всеми народами. Своей идейностью и оптимизмом прогрессивная курдская литература тесно связана с передовой литературой мира, она питается живительными родниками народной поэзии".
Руденко М. Б. Новый этап в развитии курдоведения начинается после Великой Отечественной войны, когда курдоведение превращается в самостоятельный раздел востоковедения. Рядом с исследователями старшего поколения растет и работает новое поколение ученых, разрабатывающих актуальные проблемы социального и духовного прогресса курдского народа. Следует отметить литературно-научную деятельность доктора филологических наук Маргариты Борисовны Руденко (1926-1977).
     Поэма А. Хани "Мам и Зин" в 1962 г. была опубликована на русском языке в серии "Литературные памятники народов Восто¬ка", критический текст которой подготовила М.Б. Руденко. Свой перевод она сопроводила обстоятельным вступительным словом.
     В 1961 г. М. Руденко обнаружила семь неизвестных ранее газелей и касыд А. Хани, перевела и опубликовала их вместе с оригиналами.
  М. Руденко нашла немало рукописей курдской литературы в различных библиотеках Востока и Европы. Ей мы обязаны микрофильмом рукописи поэмы А. Хани "Мам и Зин", хранящейся в Британском музее.
     Велики ее заслуги и в деле подготовки критических текстов и переводов на русский язык памятников классической курдской литературы ("Лейли и Меджнун" Хариса Битлиси и "Шейх Санания" Факие Тейрана).
     В курдском фольклоре имеется пять версий поэмы "Лейли и Меджнун" их в разное время собирали С. Айкуни, Аджие Джнди, Амине Авдал и М. Руденко – они получили распространение в основном среди курдов, живущих в Закавказье и в Туркменистане.
  Факие Тейран (1302—1375) — народный певец, видный лири¬ческий поэт, мастер поэтического слова, о котором сложены легенды. В представлении народа Тейран – поэт, наделенный сверхчеловеческими качествами, умеющий понимать язык птиц, зверей, язык живой и неживой природы. Само имя поэта означает "ученик птиц".
  На основе четырех рукописей поэмы "Шейх Санания" народного певца М. Руденко подготовила критический текст, перевела его на русский язык и издала с предисловием и примечаниями. Среди классических поэтов, изученных ею, важное место занимает и Селим Сулейман. Она обнаружила еще одну рукопись поэта "Юсиф и Зелиха", написала отдельную статью о стиле и языке произведе¬ния. Ученый обнаружила и опубликовала курдскую фольклорную версию о Шейх Сан'ане, стихи неизвестного курдского поэта XVIII в. Джафаркули.
     Записанный из уст туркменских курдов и подстрочно переведенный на русский язык сорок один рубай свидетельствуют о таланте Джафаркули.
  В 1955 г. она обнаружила рукописи нескольких других курдских поэтов: газели малоизвестных поэтов Мурад хан Баязиди, Дурфишани. Мела Максуд Асами и Рамазана. И оригиналы, и подстрочные переводы этих газелей изданы. М.Б. Руденко напоминает, что стихи могут дать возможность будущим исследователям осветить творчество поэтов, ибо это интересный материал для изучения курдского стихосложения.
     Большое внимание уделяла М. Руденко курдским обрядовым песням. В книге "Курдская обрядовая песня" даны 129 древних похоронных плачей, а также 65 плачей, записанных по устным рассказам курдов, живущих в Армении и Тбилиси.
  М. Руденко не ограничивалась сбором или публикацией образцов курдской письменности и устной литературы, она плодотворно работала над их переводом на русский язык. Еше в 1958 г. она представила русским читателям стихи поэта Шехмуса Джегархуна "Мы и волки", "Огонь", впоследствии она перевела "Курдские сказки", "Курдские пословицы и поговорки", "Курдские народные сказки". Среди ее переводов есть "Плач о разорении Курдистана арабами", книга Моллы Махмуда Баязиди "Обычаи и традиции курдов".
     Следует отметить ряд принципиальных моментов. Во-первых, закавказские литературно-культурные деятели часто корректировали свою курдскую "ориентацию" согласно традициям и опыту, накопленному в русском курдоведении. Во-вторых, рост культурно-литературного самосознания самих курдов связан с непосредственным влиянием русского курдоведения и русской литературы.
      Еще русская классика интересовалась судьбой и литературой курдского народа (Н.М. Карамзин. А.С. Пушкин. Л.Н. Толстой. И.А. Бунин).
  Во время своего путешествия в Эрзрум в 1829 г. одним из народов, о которых пишет Пушкин, были курды. В "Путешествии в Эрзрум" имеется отдельный раздел о принятии русского подданства курдами, живущими на склонах Арарата, где изображены встречи с правителями курдских племен, быт езидских курдов. Написанное А.С. Пушкиным о курдах не ограничивается страницами очерка. Есть малоизвестный факт, оставшийся вне внимания курдоведов. А.С. Пушкину принадлежит и статья "Заметки о езидских сектах", написанная им на французском языке как приложение к "Путешествию в Эрзрум", где автор со знанием дела повествует об этнических особенностях, обычаях и традициях курдов.
     Курдские поэты и писатели, в свою очередь, тоже переводили на курдский язык лучшие произведения литератур братских народов.

Дружба (Dostani). №1. 1997. Москва. СС.30-32.

Admin
Author: Admin

Оставить комментарий