Опубликовано: 10.08.2009 Автор: Admin Комментарии: 0
      Русский дипломат барон Боде во время поездки из Тегерана в Курдистан в 1837 г. по следам своего путешествия составил Записку*1 , в которой рассказал о жизни, обычаях, быте курдского народа. Проезжая по городам западного Ирана, он побывал и в Керманшахе. 

     В его окрестностях проживали курды. Барон Боде заинтересовался историей этого древнего народа, поскольку на его пути ему встретились памятники курдской культуры, о которых ничего не было известно в России. В своих Записках о Керманшахе он описывает некоторые встретившиеся ему священные места поклонения живших там племен, записывает связанные с ними легенды. Так, ему удалось побывать в популярном в то время у местных курдов священном месте, называемом Иодегором и Дуахане-Дауде. 
     Иодегор, как известно, был одним из авторитетных софийских шейхов, который имел немало приверженцев. Барон Воде описывает храм Иодегора, который ему удалось посетить. Приводим его описание, сохраняя грамматические и пунктуационные особенности оригинала.
     Он пишет буквально следующее: «Иодегор лежит в горах между деревнями Раджабом и Зохабом, в местах почти неприступных. Предание гласит, что одному праведному человеку — последователю Нусейра*2 и жившему в Индии — снилось однажды, будто бы Бог повелел ему склеить большой сундук (вроде тех сундуков, которые обыкновенно ставят персы на могилы их Имамов-заде), навьючить им верблюда и отправить в Персию. Там где верблюд по собственному влечению остановиться отдыхать (к западу от гор Керманшаха), там должно сложить сундук над гробом, в коем покоятся останки Иодегора, человека, обратившего на себя милость Бога праведного своей жизнью. Набожный нусериец, проснувшись, поспешил исполнить волю Всевышнего, изъявленную им во сне, и отправил в Иранское царство верблюда с сундуком. Вышедши из местечка Керинда на запад от Керамашаха, верблюд прямо пошел с ношею своею по крутым горам к тому месту, где ныне сооружен храм в память Иодегора.
  Храм построен на крутой скале в роде тех Имамов-заде, которые встречаются часто в Чешме-Али, то есть здание конусообразное; вымазанное снаружи гянджем. Внутри стоит тонкой резной работы деревянный сундук, занимающий почти все пространство комнаты. От потолка, который оканчивается острием, висят вниз шнурки с нанизанными на них тряпками разных цветов, также жестяные украшения и плошки, приносимые туда набожными гуранами в виде жертвоприношений. На гробу или сундуке лежат несколько стеклянных и фарфоровых птиц, но я не мог дознаться, какую эмблему они изображают, – не то ли, что у христиан голубица? Гураны верят в бессмертие души и даже в переход душ из одного состояния в другое (мотампсихосис).
     Храм Иодегора обнесен оградой, внутри и вне которой встречается несколько опрятных строений оттененных огромными ореховыми деревьями. В них живут гураны, сеиды и многие дервиши».
     Другим священным местом для курдов был Духане-Дауд. Барон Боде отмечал, что это пещера, выдолбленная в гранитной горе в Кальхурском урочище. «Отверстие в ней невелико, — писал далее барон Боде, — Подъемы круты и кажется, невозможно добраться до пещеры, и есть курды, которые добираются туда, и внутренность грота. Пещера эта стоит из довольно обширной комнаты, выдолбленной в скале, посередине которой есть бассейн, но без воды. На сглаженной скале… находится какой-то барельеф, изображающий человека во весь рост, малого размера, но очень грубой работы. Такого же рода пещеры встречал я в Сахне за две станции до Керманшаха по дороге в Гамадан и близ Ровенсара в горах Курдистанских, и думаю, что это должны быть остатки еще древних языческих времен.
  Подле Духане-Дауда стоит отдельно в поле большой белый камень странного вида. У гуранов существует поверие, будто бы одна скупая старуха дала однажды обет пожертвовать пророку Давуду (который считается у гуранов наместником Алия) кусок масла, но когда она подошла со своим приношением к Духане-Дауду, то не захотела выполнить своего обещания. В наказание пророк превратил ее масло в камень». 
     Таким образом, в Восточном Курдистане в первой трети ХIХ века находились памятники курдской культуры, представляющие большой исторический интерес. Это были места поклонения сторонников неортодоксальных религиозных верований, широко распространенных у населения этого района, в частности, среди гуранов. Это последователи секты ахле-хакк — “люди истины”.
     История этой секты и ее философия вызывает интерес многих современных курдоведов, которые изучают эти проблемы*3. Стоит также отметить, что последователи секты ахле-хакк и в настоящее время проживают в обозначенных бароном Боде районах Сахне, Керманшахе, у ирано-иракской границы и т.д. Поэтому описание русским путешественником священных мест в определенной степени расширит представление о курдской культуре, как специалистов-историков, так и широкого читателя.
 
Сноски:
 
*1АВП РИ, ф.144, Персидский стол, 1835 г., оп. 488, 2302, 395, 1 №1, лл. 305об-307об.  
*2Нусейрийцами называют последователей Алиевой секты ахле-хакк.
*3Brunessen M.Van. Religion in Kurdistan. – in Kurdish Times. vol.4, N182. Summer-Fall, 1991.
   Ph. G. Kreyenboek. On the study of some heterodox sects in Kurdistan.-in islam des Kurdes. Paris, 1998.
 
О. И. Жигалина, Доктор историеских наук
 
Журнал Дружба. №10. СС. 41-42. 2000 г. Москва.

Admin
Author: Admin

Оставить комментарий